Агнонимия как языковое явление

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

АГНОНИМИЯ КАК ЯЗЫКОВОЕ ЯВЛЕНИЕ
Последнее десятилетие характеризуется бурными изменениями, связанными с процессами, происходящими на лексическом уровне языковых явлений. В современном русском языке наблюдается активизация большого количества заимствований, в лексикон обычного носителя языка проникают слова, которые недавно относились к группе историзмов. Одновременно в пассивный запас лексики уходят слова, обозначающие уходящие или ушедшие бытовые реалии. Все эти языковые процессы так или иначе связаны с проблемой понимания и правильной интерпретации языковых единиц.
Многие носители русского языка в силу разных причин не справляются с возрастающим потоком слов, значение которых им непонятно или не совсем понятно. При общении люди зачастую испытывают трудности, не всегда правильно воспринимая доносимую до них информацию. Подобное языковое явление лингвисты называют агнонимией, которая сегодня активно изучается, а объектом изучения стали так называемые слова-агнонимы. С подобным языковым явлением сталкиваются многие, когда впервые слышат слово и пытаются понять, что оно значит.
Термины «агноним» и «агнонимия» введены в лингвистическую науку в конце прошлого столетия учеными-языковедами В. В. Морковкиным и А. В. Морковкиной. Современные лингвисты, занимающиеся изучением и функционированием данной языковой единицы, как правило, традиционно ссылаются в своих исследованиях на определение, данное В. В. Морковкиным: агноним (от др. -греч. а — не, yvmaiq — знание и ovojua, ow/ua — имя) — это совмещенная единица лексической системы, представляющая собой совокупность лексических и фразеологических единиц родного языка, которые неизвестны, непонятны или малопонятны многим его носителям [2, с. 106].
Н. В. Самчелкина, учитель средней общеобразовательной школы № 2009 (г. Москва)
Данный термин представляется очень удачным в терминологическом плане. Он удачно передает, с одной стороны, «индивидуально-личностный характер незаполненных ячеек в лексиконе носителя языка, а с другой — позволяет выявить типичные для современной языковой личности зоны агнонимической активности» [4].
В так называемых зонах агнонимической активности, свидетельствующих об усилении агнонимических тенденций в языке, оказываются многие историзмы и архаизмы.
Высокой степенью агнонимичности отмечены слова, принадлежащие к заимствованной лексике, например: инаугурация, инклюзивный, консенсус, китч, листинг, оффшор, промоутер, репринт и т. д. Иногда заимствованные слова в том или ином контексте употребляются ошибочно из-за недостаточного их понимания, искаженного восприятия.
Слова-профессионализмы, слова-термины, имеющие отношение к информационно-компьютерным технологиям, также можно рассматривать как зону аг-нонимической активности, например: байт (единица измерения информации) — винчестер (жесткий диск) — стример (устройство резервного копирования) и т. д.
В силу того что происходит расширение зон аг-нонимической активности, современный языковой носитель оказывается в сложном положении, так как возрастает поток слов, значение которых ему непонятно или не совсем понятно, и, как следствие, он может попасть в ситуации, когда его коммуникативное намерение будет не осуществлено или осуществлено не полностью. В качестве причины неудачного коммуникативного намерения в этом случае можно рассматривать явление агнонимии.
Причем если коммуникативное намерение будет осуществлено не полностью, то правомерно говорить о явлении частичной агнонимии.
Интересен тот факт, что коммуникативное намерение может быть осуществлено полностью даже при наличии слов-агнонимов. Например, в предложении «Мы ели ананасы, бананы и дуриан» не каждому понятно значение слова дуриан, но коммуникативное намерение будет осуществлено полностью, так как это слово стоит в одном смысловом ряду со словами ананасы и бананы. Здесь срабатывает, на мой взгляд, принцип линии упреждающего синтеза, когда «человек, произнося одно слово, уже как бы берет на себя определенные „обязательства“ по высказыванию других. Другими словами, последующие слова упреждающе синтезированы уже в момент произнесения человеком каждого предыдущего слова» [1].
Другое дело, когда-то же самое слово появляется в предложении «В Малайзии наибольшее впечатление на нас произвел дуриан». Коммуникативное намерение без дальнейших пояснений не будет осуществлено, так как непонятно, что именно произвело впечатление. В данном случае правомерно будет говорить о коммуникативной неудаче. Но ведь в том и другом случае налицо было слово-агноним дуриан. Но в первом случае мы поняли, что речь идет о чем-то съестном, скорее всего о каком-то фрукте, а во втором случае слово дуриан могло обозначать все что угодно. Значит, на наш взгляд, имеет смысл говорить о возникновении ситуации (условно ее можно назвать агнонимической, поскольку речь идет о наличии слов-агнонимов), отличительным свойством которой будет непонимание языковым носителем смысла сказанного адресантом при отдельно взятом речевом контакте. Выход из данной ситуации может быть как положительным, так и отрицательным.
Таким образом, можно констатировать коммуникативную неудачу при наличии слов-агнонимов, если возникает агнонимическая ситуация, которая характеризуется полным или частичным непониманием высказывания партнером по коммуникации. В последнем случае можно говорить об отрицательном результате коммуникации. Но из приведенных примеров видно, что коммуникация как процесс не всегда означает коммуникативную неудачу даже при наличии слов-агнонимов.
Кроме того, на возникновение агнонимической ситуации влияет и степень агнонимичности одного и того же слова в зависимости от условий, в которых оно находится. Приведем несколько примеров.
1. Мы отдыхали в Малайзии. Нам понравилось многое, но наибольшее впечатление произвел дуриан. Степень агнонимичности слова дуриан для среднестатистического языкового носителя, не бывавшего в Малайзии, очень высокая. В дан-
ном контексте дуриан — полный агноним. Агнонимическая ситуация налицо.
2. В Малайзии мы пробовали ликеры, разные фрукты, но больше всего нам понравился дуриан. По сравнению с предыдущим контекстом степень агнонимичности данного слова уменьшается. Нам понятно, что дуриан обозначает нечто, что можно употреблять в пищу. Уменьшается и степень агнонимичности ситуации в целом.
3. В Малайзии мы ели ананасы, бананы, папайю и дуриан. Из предложения понятно, что дуриан — это, с большой долей вероятности, фрукт. Степень агнонимичности слова приближается к нулевой и соответственно не возникает агнонимической ситуации.
Таким образом, можно констатировать зависимость возникновения агнонимической ситуации от степени агнонимичности слова-агнонима для отдельно взятой языковой личности, когда возникает явление частичной агнонимии.
Подводя итог, можно сказать, что языковое явление агнонимии имеет глубокое психолингвистическое основание: в агнонимах отражается отношение говорящего человека к своему лексикону, способ существования лексических элементов в сознании языкового носителя. Кроме того, агнонимы, являясь определенной чертой индивидуального лексикона, не только определяют речевой портрет отдельной языковой личности, но в то же время характеризуют и речевой портрет общества. В высшей степени актуальным становится исследование активного словаря личности, обеспечивающего ее повседневное языковое существование.
Все это позволяет говорить об агнонимии как языковом явлении, исследование которого является актуальной научной задачей.
Литература
1. Зимняя И. А. Речевая деятельность и психология речи // Основы теории речевой деятельности: коллектив. моногр. / отв. ред. А. А. Леонтьев. М.: Наука, 1974. C. 64−72.
2. Морковкин В. В., Морковкина А. В. Русские агнонимы (слова, которые мы не знаем). М., 1997.
3. Самчелкина Н. В. Агнонимия в читаемом тексте: диагностика и преодоление: выпускная квали-фикац. работа. М.: МГПИ, 2011.
4. Черняк В. Д. Агнонимы в лексиконе языковой личности как источник коммуникативных неудач // Русский язык сегодня: сб. ст. М.: Азбуковник, 2003. Вып. 2.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой