Аграрный протекционизм как эффективный инструмент государственной политики

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

и промыслов занятость увеличивается еще на четверть. При доведении продукции до прилавка будет достигнута максимальная степень использования трудовых ресурсов — в 2,0−2,5 раза больше, чем при узкой зерновой специализации. По мере нарастания многопро-фильности предприятия (естественно, включая интегрированные и кооперированные формирования), будут созданы новые рабочие места, что позволит не только увеличить конкурентоспособность и прибыльность, но и сезонную занятость, снизить социальную напряженность сельского социума, сохранить исконную среду обитания.
Реальной возможностью снизить остроту сезонной безработицы является организация откорма скота на личных подворьях в межсезонный период. Для этого требуется оказать трудоспособному населению помощь в заготовке и приобретении кормов, покупке вы-
сокопродуктивного породистого молодняка скота, научно-консультационную и ветеринарную помощь в получении качественной продукции, а главное — в реализации произведенной продукции. У сельчан впервые за новейшую историю имеется возможность воспользоваться кредитами, выделяемыми на развитие малых форм хозяйствования в рамках реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».
Впервые за последние годы в области начался рост поголовья скота и его продуктивности. По мере увеличения роста поголовья скота на личных подворьях, встала проблема реализации произведенной продукции. Для её решения в области был разработан комплекс мероприятий, включая предоставление гарантированных мест на городских рынках, организации снабженческо-сбытовых кооперативов. Намечено строительство убойных цехов на перераба-
Проблема
тывающих предприятиях, а также убойных пунктов и холодильников в отдаленных районах.
Все эти меры в большей степени должны способствовать улучшению экономических показателей отдельных сельских территорий, что, несомненно, даст синергетический эффект, который заключается в улучшении социальнобытовой обстановки, демографической ситуации в сельской местности, а также снижении уровня безработицы, которой, по определению, в сельской местности вообще не должно быть. Для этого необходима разработка комплекса мероприятий, в том числе в рамках реализации государственных федеральных и областных программ социальноэкономического развития села. Будем надеяться, что провозглашенная государственная политика в области сельского хозяйства решит все проблемы аграрного сектора.
Источники информации
1. Материалы федеральной службы государственной статистики по Саратовской области.
2. Материалы государственных органов государственного управления АПК по Саратовской области, Саратовского Областного Комитета профсоюза работников АПК.
АГРАРНЫЙ ПРОТЕКЦИОНИЗМ КАК ЭФФЕКТИВНЫЙ ИНСТРУМЕНТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ
И.Н. БУЗДАЛОВ, академик РАСХН
Ключевые слова: аграрный протекционизм, защита отечественного сельхозтоваропроизводителя, государственная политика, государственная поддержка, лоббирование интересов.
Как особый инструмент государственного регулирования, аграрный протекционизм представляет собой совокупность научно обоснованных правовых, социально-экономических и организационных мер государства, направленных на активное содействие прогрессу в развитии отечественного сельского хозяйства- целевые функции этих мер базируются на объективно обусловленных спецификой воспроизводственного процесса в отрасли методологических принципах. На практике эти принципы часто искусственно деформируются или заведомо извращаются, что обусловливается влиянием как «воплощенных» в жизнь абстрактных теоретических представлений, так и волевых, непрофессиональных практических решений соответствующих «директивных» органов и институтов государства, что неизбежно ведет к негативным или заведомо разрушительным социально-экономическим последствиям в деревне. На протяжении многих веков такие последствия
неоднократно испытывали на себе сельское хозяйство, крестьянство России, а, следовательно, российское общество в целом.
В рыночной экономике основная целевая функция политики аграрного протекционизма по существу в основном сводится к поддержанию необходимой доходности сельхозпредприятий. По умозрительной конструкции физиократов и их вольных или невольных последователей в практике, особенно советской, предполагалось, что прибавочная стоимость, благодаря даровым силам природы, создается только в сельском хозяйстве, а потому «логично», вместо государственной поддержки доходов занятых в этой отрасли, наоборот, «справедливо» изымать из нее прибавочную стоимость (практически прибыль), а то и часть средств, объективно необходимых для нормального воспроизводства рабочей силы. По сути, эту конструкцию в форме известной «дани», в период военного коммунизма сначала распространили на тру-
долюбивых, рачительных хозяев (обозвав их кулаками), а потом, особенно после насильственной коллективизации, на все крестьянство, которое в силу этого и несло на себе основные тяготы «социалистического» государственного крепостного права.
С середины 50-х годов XX в. некоторые признаки аграрного протекционизма начали возрождаться, но реализовывались они в заведомо ресурсорасточительных формах, с приоритетом поддержки так называемых отстающих, слабых, т. е. той же бедноты, только «коллективной», а не «культурных хозяев» — эффективных сельских товаропроизводителей. В лучшем случае действовал принцип: «всем сестрам по серьгам». Помимо этого огромные средства государства шли на сооружение гигантских, экологически вредных жи-
Agrarian protectionism, protection of a domestic rural commodity producer, state policy, the state support, lobbying of interests.
вотноводческих комплексов, создание показательных колхозов-«маяков» и т. д. Миллиарды народных средств в «плановом порядке» закапывали в землю мелиораторы. С началом нынешних реформ аграрный протекционизм в общих декларациях государства получил свое признание, но ни масштабы, ни механизмы его осуществления совершенно не отвечают потребностям развития эффективного, конкурентоспособного, социально защищенного сельского хозяйства.
Обобщая различные, противоречивые или прямо противоположные научные и практические государственные подходы к проблеме, можно утверждать, что во многом, если не в основном, волевые решения в протекционистской политике по отношению к сельским товаропроизводителям связаны с отсутствием всесторонне обоснованной и законодательно закрепленной научной концепции этой политики, равно как и общей концепции государственного регулирования АПК и адекватных механизмов ее реализации, рационального сочетания прямых и косвенных форм поддержки или защиты отечественных производителей, в том числе от внешней экспансии на национальном агро-продовольственном рынке. Имеющиеся, в том числе взаимоисключающие, взгляды на вопросы оказания и размеры прямой бюджетной поддержки субъектов этого рынка, прежде всего сельских товаропроизводителей, являются прямым следствием недооценки или прямого игнорирования объективной общественно-политической необходимости аграрного протекционизма и отставанием в разработке самих его научных основ с учетом современных переходных условий развития сельского хозяйства.
Между тем эта необходимость совершенно очевидна, безальтернативна и обусловлена, по меньшей мере, двумя базовыми предпосылками. Во-первых, речь идет о производстве пищевых продуктов, этого, по определению классика, «самого первого условия существования непосредственных производителей и всякого производства вообще», к которому Ф. Энгельс сделал существенное «житейское» добавление: «когда заговорит желудок — всякие аргументы теряют силу». Во-вторых, аграрное производство вследствие действия стихийных сил природы сопряжено с особым риском, снижающим инвестиционную привлекательность для владельцев частного капитала. В этих условиях именно государство, чтобы содействовать нормальному динамичному развитию сельского хозяйства и всей агропродовольственной системы и обеспечить тем самым продовольственную независимость страны, объективно вынуждено взять на себя функции формирования и целенаправленного осуществления политики аграрного протекционизма. Неспособность реализовать эти функции — прямое свидетельство экономической и политической
ущербности правительства и власти вообще.
Соблюдение отмеченных основополагающих предпосылок объективной общественной необходимости аграрного протекционизма позволяет реализовать его определяющую социально-экономическую функцию, т. е. обеспечить нормально функционирующим хозяйствующим субъектам сельского хозяйства уровень доходности, необходимый для социального прогресса и поддержания производства в объемах, адекватных общественному спросу, реальной емкости агропродовольственного рынка. При этом под «нормальностью» такого функционирования понимается «качество» хозяйствования, по меньшей мере, соответствующее среднеотраслевым достижениям степени и эффективности используемых ресурсов.
По имеющимся, неоднократно публиковавшимся, расчетам, чтобы осуществлять планомерный, основанный на самофинансировании воспроизводственный процесс в особых условиях ведения сельского хозяйства и свести размеры ресурсной протекционистской бюджетной поддержки предприятий отрасли к необходимому минимуму, оптимальный уровень рентабельности должен составлять не менее 20−25% с дифференциацией по отраслям, связанной со значимостью и качеством соответствующей продукции, спросом на нее на внутреннем и внешнем рынках. Фактическая рентабельность в сельском хозяйстве при явно заниженной оплате труда его работников с учетом мизерных по размерам протекционистских дотаций и компенсаций за 2002−2005 гг. в среднем не превышала 7%, причем с хозяйств экономически и социально неправомерно взимались заведомо обременительные налоги. В этом главная причина сохраняющихся деформаций экономического механизма, прежде всего, ценового диспаритета, поставивших сельское хозяйство в крайне неблагоприятные по сравнению с другими отраслями народного хозяйства условия воспроизводства.
Ценовые и общие стоимостные диспропорции в АПК и экономике в целом вызвали разрушительные последствия в состоянии материально-технической базы сельского хозяйства, привели к неустойчивому или кризисному финансовому положению большинства сельхозпроизводителей, образованию их колоссальной кредитной задолженности, к деградации социально-трудовой сферы села, занявшее, по сути, первое место в стране по уровню бедности. Все это стало следствием отсутствия действенной системы государственного регулирования рыночных процессов и, прежде всего, отсутствия действенной, научно обоснованной политики аграрного протекционизма. Из этого следует, что без радикальных взаимосвязанных изменений в самом рыночном экономическом механизме, в системе государ-
Проблема
ственного регулирования АПК и его протекционистской подсистеме обеспечить устойчивое финансовое и общее экономическое состояние сельхозпредприятий практически невозможно.
При этом особое внимание необходимо обратить, во-первых, на ресурсное обеспечение механизма аграрного протекционизма и, во-вторых, учитывать, что, исходя из закономерностей рыночной экономики, предопределяющей реальную хозяйственную самостоятельность товаропроизводителей и их прямую ответственность за результаты своей работы, доминирующее значение, стимулирующее эффективное хозяйствование и исключающее социальное иждивенчество, имеют государственные экономические регуляторы и конкретные протекционистские меры, ориентирующие субъектов рынка на реализацию принципа самофинансирования. Рынок не может, а государство не обязано покрывать убытки, связанные с бесхозяйственностью субъектов рыночных отношений.
Н. Д. Кондратьев, будучи активным сторонником аграрного протекционизма, категорически выступал против «филантропии в отношении немощных хозяйств и бесхозяйственных кооперативов» [1].
Исторически по отношению к среднеотраслевым показателям уровня хозяйствования и доходности (уровня рентабельности) в укрупненной группировке сельхозпредприятий всегда выделялись, выделяются и, очевидно, будут выделяться три группы: 1) хозяйствующие на среднем уровне, 2) более эффективно хозяйствующие и 3) характеризующиеся той или иной степенью бесхозяйственности. «Человеческий фактор» последних по большевистской аграрной теории составляла так называемая беднота, по сути, — маргинальная «опора» новой власти. Первая группа сельских хозяйств относилась к «середнякам» (т.е. нормально хозяйствующим), а вторая — к «кулакам», по сути, (если отбросить идеологические клички и ярлыки) к «культурно», эффективно хозяйствующим.
Трезво мыслящие экономисты и хозяйственники даже в годы «насаждения» официальной сталинской антипротекци-онистской, антикрестьянской аграрной политики, особенно по отношению ко второй группе хозяйств указывали, с одной стороны, на очевидную порочность этой политики и на разорительность для государства протекционистской филантропии в отношении не желающих и неспособных эффективно хозяйствовать, с охотой вступавших в колхозы (по-Ленину — в «богадельни») бедноты — с другой.
«Все, — писал в 1927 г. Сталину в «совершенно секретной» докладной записке член коллегии НКЗ РСФСР К.Д. Сав-ченко, — хотят опекать бедноту. Опека бедноты стало модным делом, особенно когда запахнет отпуском денег… Распределяя полученные средства, часто
в образе доброго барина, раздают подачки в погоне за дешевой популярностью и дают больше тем, кто громче закричит и за себя и за раздающего. Говорить об этом горько, но необходимо. Средства эти часто раздают пройдохам — люмпен-бедноте, которые остаются вечно беднотой, сколько им не помогай, вечно будут клянчить. А всякого умеющего работать и имеющего кусок хлеба, клеймят славной кличкой «кулака», то есть, отмечает далее автор записки, «идет самая отъявленная, самая омерзительная, беззастенчивая травля способнейших творцов сельского хозяйства, хотя на деле именно им, дающим хлеб стране, нужна государственная поддержка…».
Естественно, этот, как и другие голоса разума, оказались гласом вопиющего в пустыне, причем идеология поддержки государством «коллективных» бедняков, отличавшихся своей бесхозяйственностью, культивировалась на протяжении всего периода господства советской власти. Это, как и общая несостоятельность аграрной политики ВКП (б) — КПСС, и вело к заведомому, масштабному расточительству народных средств и явилось одной из существенных причин аграрного и общего системного экономического кризиса в стране.
Многие — как экономисты-аграрники, так и надеющиеся только на государство практики — к сожалению, не отрешились от этой идеологии до сих пор. Рыночная система экономических отношений принципиально и «социально справедливо» меняет ориентиры и приоритеты аграрного протекционизма в общем направлении их органической увязки с более высокой эффективностью использования имеющихся ограниченных ресурсов, с принципом самофинансирования. Это не означает, что бесхозяйственно ведущие производство, нерадивые, а потому бедные, слабые, заведомо нерентабельные, настроенные «вечно клянчить» исключаются из системы мер государственного протекционизма и должны быть брошены на произвол судьбы. Но к ним должны быть применены особые принципы и правила, процедуры банкротства, осуществляться «адекватные», селективные меры по финансово-экономическому оздоровлению.
Для большинства предприятий этой группы в рамках специальных программ помимо реструктуризации задолженности, процедуры банкротства, целесообразно проведение структурной реорганизации (в частности, присоединение ряда их к эффективно работающим предприятиям) — создание новых кооперативов, в том числе владельцев приусадебных семейных хозяйств- переориентация на развитие промыслов и других видов несельскохозяйственной деятельности. Однако обязательной и для этой группы должна быть активная целевая бюджетная поддержка социальной сферы. Прямая адресная поддержка до-
ходов независимо от уровня хозяйствования оправдана и необходима по отношению к физическим лицам, нетрудоспособным по состоянию здоровья, многодетным семьям. В этом и заключается важнейший принцип концепции социального (или социально ориентированного) хозяйствования.
Иные, также дифференцированные, подходы к осуществлению мер аграрного протекционизма как особой подсистемы государственного регулирования, следует применять к «середнякам» и «передовикам». Если ценовой механизм, кредитная и налоговая системы построены так, что при реализации продукции в нормально (т.е. на среднеотраслевом уровне) работающих предприятиях после уплаты налогов, процентов по кредитам и т. д. остается определенная, направляемая на развитие производства и социальной сферы, прибыль, то здесь достаточно умеренных, или даже минимальных, «корректирующих» мер прямой бюджетной поддержки, использования разного рода субсидий на приоритетных, всесторонне обоснованных и также реализуемых в рамках специальных целевых программ, направлениях с целью получения наибольшего экономического эффекта и общего выхода на качественно новый уровень хозяйствования и технологии.
С народнохозяйственной точки зрения, бесспорным приоритетом (и это подтверждается мировой практикой) является концентрация субсидий в более эффективно хозяйствующих группах хозяйств, дающих и поставляющих на рынок наибольшую с единицы земельной площади массу более дешевой продукции. В советское время такие хозяйства, в том числе в целях поддержки «отстающих», обременялись дополнительными плановыми и сверхплановыми заданиями и обязательствами, что подрывало стимулы их дальнейшего эффективного развития. В рыночной экономике, в условиях экономической свободы, здоровой конкуренции, настоящего предпринимательства такой подход к государственному регулированию, как абсолютно несостоятельный не только в экономическом, но и социальном отношении, исключается.
Отмеченные различные подходы к сочетанию аграрного протекционизма с самофинансированием хозяйствующих субъектов необходимо было бы более предметно отразить в «Законе о сельском хозяйстве». Отмененный ныне «Закон о государственном регулировании развития агропромышленного комплекса», важные нормы которого, прежде всего в части бюджетной поддержки сельскохозяйственных производителей, такой подход отражали. Но они не находили последовательного применения на практике, а потому в целом не выполняли тех функций, которые присущи аграрному протекционизму и особенностям применения его механизма в кризисных условиях. Новый Закон на этот счет
Проблема
имеет общие декларативные записи, без финансового «наполнения» в прилагаемой к нему Государственной программе. Он останется очередным намерением государства на деле повернуться лицом к крестьянину. Национальный проект «Развитие АПК» лишь на 1/5 удовлетворяет необходимое финансовое обеспечение реальной политики аграрного протекционизма.
Критика действующей протекционистской политики в отношении сельского хозяйства обычно сводится к явно недостаточным масштабам государственной поддержки отрасли и в этом смысле они справедливы (правда, без конструктивных обоснований действительно необходимых его размеров с учетом реальных и возможных дополнительных бюджетных возможностей, а главное, отдачи, окупаемости). Но при фактическом отсутствии всесторонне отлаженного механизма селективной протекционистской поддержки сельского хозяйства значительная часть тех скудных бюджетных средств до села, непосредственно до крестьянина, не доходит. А это значит, что если долю этой поддержки довести даже до необходимых 300 350 млрд рублей в год, то без радикальных изменений в указанном механизме и они в основном, очевидно, пойдут по тем же сомнительным потокам. Это станет очередным и опасным для всей финансовой системы государства ре-су рсо расточите л ьством. Бесспорно, нужно изыскивать источники увеличения аграрной части государственного бюджета, но одновременно необходима предварительная разработка эффективного механизма распределения средств протекционистской поддержки сельского хозяйства и всей агропродоволь-ственной системы.
Определенные элементы такого механизма в общих положениях были отражены в упомянутом законе о государственном регулировании АПК, в других правовых и нормативных актах, в многочисленных целевых федеральных и региональных программах социально-экономического развития отрасли и АПК. Однако эти положения и конкретные нормы противоречивы, не согласованы, т. е. не образуют единой системы, не просчитаны с точки зрения ресурсного обеспечения и эффективности, а главное, не предусматривают жесткой адресной ответственности за выполнение принятых законов федерального и регионального уровней, а также целевых программ. В итоге вся политика аграрного протекционизма с крайне урезанными размерами бюджетной поддержки пока, к сожалению, несмотря на принятый, «урезанный» в своей сути «Закон о сельском хозяйстве», носит больше или, в основном, декларативный характер.
Анализ реального положения к тому же показывает, что выделение утверждаемых парламентом бюджетных назначений для нужд сельского хозяйства и
всего АПК за все годы реформ в полном объеме является редким исключением. Правилом является недофинансирование, невыполнение других обязательств государства в осуществлении мер прямой и косвенной протекционистской поддержки сельского хозяйства, стремление переложить эти обязательства на внебюджетные источники, часто явно нереальные. Так, в 2003 г. правительством была утверждена разработанная федеральная целевая программа «Социальное развитие села на период до 2010 года» с предполагаемым финансовым обеспечением в сумме 178,7 млрд рублей, в том числе лишь 18,7 млрд руб. намечено выделить за счет госбюджета, от которого и эти мизерные средства село сполна не получает.
Что касается самих принципов и ме-
тодов определения размеров бюджетной поддержки сельского хозяйства, то серьезных научных обоснований и по этому вопросу вообще пока нет. Ссылки на ЕС, другие страны Запада, а тем более на Израиль или Японию, на то, что дотации государства там в расчете на 1 гектар пашни в 5−10 и более раз больше, чем в России, без указания, на конкретный опыт какой страны надо ориентироваться, являются не столько научным аргументом таких обоснований, сколько общей популистской декларацией якобы «заботы» об отечественном сельском хозяйстве. Не совсем понятно, почему в расчет должны приниматься только размеры бюджетных дотаций в расчете на единицу земельной площади, а не на объем полученной валовой продукции. И вообще, в Австралии, на-
Проблема. Аграрное право
пример, на 1 гектар пашни бюджетная поддержка фермерских хозяйств примерно такая же, как в России, а на равный объем валовой продукции в 1,3 раза меньше. Тем не менее, сельское хозяйство страны устойчиво и эффективно. Не учитывается также и то, что во многих западных странах много средств бюджетного финансирования сельского хозяйства идет на сдерживание роста, даже на поддержание «спада» производства, в том числе за счет сокращения посевных площадей. У нас же по поводу такого сокращения поднимается непонятная шумиха о якобы угрозе продовольственной безопасности России, которая по некоторым компетентным экспертным оценкам при наличии на каждого жителя страны около 0,9 га пашни вообще находится «вне опасности».
Продолжение следует
Литература
1. Кондратьев Н. Д. Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции. — М. Наука, 1992, — С. 79.
2. Известия Ц К КПСС. — 1989. — № 8. — С. 206, 207.
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ТОВАРОПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ ПРИ ПРОЦЕДУРАХ БАНКРОТСТВА Е.А. ГРИШЕНКОВА,
старший преподаватель, Уральская ГСХА
Ключевые слова: банкротство, юридическая защита прав, право собственности, арбитражные управляющие.
Одной из наиболее актуальных проблем современного правового регулирования является вопрос о защите прав и законных интересов сельскохозяйственных товаропроизводителей при банкротстве.
Российское законодательство о несостоятельности (банкротстве) включает в себя два аспекта защиты: защиту прав и законных интересов кредитора и защиту прав и законных интересов должника. Современная ситуация в сельском хозяйстве Российской Федерации складывается таким образом, что сельхозтоваропроизводители в преобладающем большинстве случаев выступают в роли должников при процедуре банкротства.
Процедура банкротства является одной из форм работы по оздоровлению финансово-экономического положения сельскохозяйственных товаропроизводителей. Сельское хозяйство является одной из приоритетных отраслей экономики Российской Федерации, обеспечивающей население страны экологически чистыми продуктами питания. Именно поэтому Федеральным законом от 26. 10. 2002 года «О несостоятельности
(банкротстве)» [1] с целью сохранения сельскохозяйственного производства предусмотрен особый порядок банкротства сельскохозяйственных организаций и крестьянских (фермерских) хозяйств.
Во-первых, в соответствии со ст. 178 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» при процедуре наблюдения установлена необходимость учёта сезонности сельскохозяйственного производства и его зависимости от природно-климатических условий, а финансовое оздоровление и внешнее управление сельскохозяйственной организацией вводятся на срок до окончания соответствующего периода сельскохозяйственных работ с учетом времени, необходимого для реализации произведенной или произведенной и переработанной сельскохозяйственной продукции, и могут быть продлены на год в случае, если имели место спад и ухудшение финансового состояния сельскохозяйственной организации в связи со стихийными бедствиями, с эпизоотиями и другими обстоятельствами, носящими чрезвычайный характер. Во-вторых, согласно ст. 179 Федераль-
ного закона «О несостоятельности (банкротстве)» на первых торгах арбитражный управляющий должен выставить на продажу предприятие должника. В-третьих, преимущественное право покупки имущества банкрота имеют лица, занимающиеся производством или производством и переработкой сельскохозяйственной продукции и владеющие земельным участком, непосредственно прилегающим к земельному участку должника по оценочной стоимости, установленной в ходе проведения независимой оценки стоимости имущества и имущественных прав должника.
Анализ практики проведения процедур банкротства сельскохозяйственных товаропроизводителей показал, что нередки случаи действий (бездействия) арбитражных управляющих вопреки интересам должника. По справедливому замечанию Артепалихиной М. В., судьба находящегося в стадии банкротства юридического лица фактически целиком и полностью зависит от воли арбитражного управляющего,
Bankruptcy, legal protection of the rights, the property right, arbitration managing directors.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой