Патронат, как одна из форм заботы о беспризорных и безнадзорных детях в годы Великой отчественной войны (1941-1945 гг.) в Алтайском крае

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ликта, в котором неспособность достигнуть решающих успехов на поле боя приводит к длительной войне на истощение" [6, с. 19]. В качестве главных особенностей этого процесса Линн называет: 1) нерешительный характер ведения сражений и осад, 2) низкий темп ведения боевых действий, 3) широкое распространение практики ведения войны на истощение, 4) необходимость проводить войны так, чтобы это было экономически выгодно, 5) большое влияние дипломатии [6, с. 32]. При этом понятие «войны — как — процесса» не полагается Линном как устоявшееся и спокойно распространяется им не только на войны Людовика XIV, но и на войны Наполеона Бонапарта. Правда, наполеоновские «войны — как — процесс» являются при этом полными антиподами войнам Людовика XIV: для Наполеона были характерны скорость, относительно малые затраты и потери, а также стремление диктовать условия мира с позиции безусловного победителя.
Участие в войнах нескольких государств, зачастую обладающих владениями в различных частях Европы, приводило к войне на нескольких театрах, что также не способствовало повышению интенсивности боевых действий: любую дыру можно было залатать перебросив войска с других фронтов. Даже значительный успех был при такой ситуации почти бесполезен и вёл скорее к повышению потерь и, соответственно, новым тратам на восстановление армии. Поэтому «Людовик мог отменить планы по осаде крепости просто потому, что это выходило слишком дорого» [6, с. 34].
Говоря о французской армии, Линн подчёркивает в первую очередь её возросшую численность: если при Ришелье она составляла 125 000 человек, то Людовику XIV удавалось доводить её до 440 000 человек (377 000 для Войны за Испанское наследство). Данные официальной статистики вызывают у автора некоторые сомнения, и он склонен ограничивать максимальную
Библиографический список
численность цифрой в 350 000 человек, но даже это количество солдат было огромным для XVII — н. XVIII веков. И что самое главное, армия состояла из «…королевских полков, старатель -но набранных, оснащённых и выученных» [6, с. 28]. Государство полностью контролировало свою армию, отодвинув в сторону владельцев полков, была введена единая униформа, устаревшие мушкеты и пики были заменены кремниевыми ружьями со штыками. Но при этом государство старалось заботиться о своих солдатах, так как плохо одетые и голодающие солдаты либо дезертировали, либо начинали мародёрствовать чем разлагали дисциплину в армии. Вкупе с возросшей численностью армий резко возросло значение своевременного снабжения армий. В связи с этим небывало широкое распространение получила практика взимания денежных и продовольственных контрибуций с городов и деревень, лежащих в прифронтовой полосе. Линн даже использует по отношению к армиям того времени термин «хищнические» (predatory armies), указывая, что: «Армейская нужда в снабжении в зоне боевых действий могла сделать жизни проживающих там гражданских трагедией насилия, потерь и страданий» [6, с. 80]. При этом командующие были вынуждены тонко балансировать между необходимостью обеспечения своих войск и чрезмерными репрессиями местного населения, которое могло просто разбежаться, оставив армию без снабжения. Из этого происходила стратегия «выжженной земли», которая признаётся Линном одной из наиболее действенных на то время: наиболее простым способом остановить наступление врага было разорить полосу земли на его пути.
Таким образом, британская историография Войны за испанское наследство представлена различными активно развивающимися направлениями от истории военного искусства до вопросов природы войны.
1. Соколов, Б. В. Сто великих войн / Б. В. Соколов. — М., 2007.
2. Barnett, Correlli Marlborough. Wordsworth Editions Limited, 1999- Chandler, David G Marlborough as Military Commander. Spellmount Ltd, 2003- Coxe, William Memoirs of the Duke of Marlborougр London, 1847- Hibbert, Christopher The Marlboroughs. Penguin Books Ltd., 2001- Jones, J. R Marlborough. Cambridge University Press., 1993
3. The Cambridge History of Warfare, edited by Geoffrey Parker, Cambridge University Press, New York, 2009.
4. Lord Montgomery Barnhard Loy. A history of Warfare, Cleveland. — N. Y., 1968
5. Rene Shartrand Louis XlV'-s Army: Osprey Man — at — Arms. — 1988. — № 203.
6. John A. Lynn The French Wars 1667 — 1714. The Sun King at war: Osprey Essencial Histories. — 2002. — № 34.
Bibliography
1. Sokolov, B.V. Sto velikih voyn / B.V. Sokolov. — M., 2007.
2. Barnett, Correlli Marlborough. Wordsworth Editions Limited, 1999- Chandler, David G Marlborough as Military Commander. Spellmount Ltd, 2003- Coxe, William Memoirs of the Duke of Marlborougr London, 1847- Hibbert, Christopher The Marlboroughs. Penguin Books Ltd., 2001- Jones, J. R Marlborough. Cambridge University Press., 1993
3. The Cambridge History of Warfare, edited by Geoffrey Parker, Cambridge University Press, New York, 2009.
4. Lord Montgomery Barnhard Loy. A history of Warfare, Cleveland. — N. Y., 1968
5. Rene Shartrand Louis XIV'-s Army: Osprey Man — at — Arms. — 1988. — № 203.
6. John A. Lynn The French Wars 1667 — 1714. The Sun King at war: Osprey Essencial Histories. — 2002. — № 34.
Статья поступила в редакцию 01. 10. 11
УДК 355
Tarasova L.Y. PATRONAGE, AS A FORM OF CARE HOMELESS AND NEGLECTED CHILDREN IN THE LETTER OF THE WON DURING THE GREAT (1941−1945 GG) IN THE ALTAI TERRITORY. The article describes a form of caring for neglected and homeless children during the Great Patriotic War (1941−1945 years), such as patronage. Presented the legal framework under which the children were transferred to the patronage of the family of Soviet citizens as well, based on archival documents, described the state patronage of children in the USSR, the RSFSR and in the Altai region.
Key words: World War II, patronage, homelessness, neglect, Altai Territory, children, care, custody.
Л. Я. Тарасов, асп. ААЭП, г. Барнаул, E-mail: Lmila09@mail. ru
ПАТРОНАТ, КАК ОДНА ИЗ ФОРМ ЗАБОТЫ О БЕСПРИЗОРНЫХ И БЕЗНАДЗОРНЫХ ДЕТЯХ О СОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941−1945 ТТ.) В АЛТАЙСКОМ КРАЕ
В работе описан патронат как форма заботы о беспризорных и безнадзорных детях в годы Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). Представлена нормативно-правовая база, согласно которой дети передавались на патронирование в семьи советских граждан, а также, на основе архивных документов, изложено состояние патронирования детей в СССР, РСФСР и в Алтайском крае.
Ключевые слова: Великая Отечественная война, патронат, беспризорность, безнадзорность, Алтайский край, дети, забота, опека.
Патронат — это форма воспитания детей, потерявших родителей, в семьях граждан по поручению государственных органов. Патронат являлся одной из разновидностей возмездной опеки над несовершеннолетними детьми. Во время действия патроната не возникают родственные права и обязанности по отношению к патронатному воспитателю. За установление патроната над несовершеннолетним ребенком, оставшегося без родителей, советское государство оказывала посильную материальную помощь.
Зачинателями движения по патронированию и усыновлению сирот принято считать работниц московского завода «Красный Богатырь». «Женщины, матери, — обратилась в 1942 г. к своим коллегам работница завода Елена Овчинникова, мать четверых детей, — все это так, все это хорошо, сундуки пересмотрим, найдутся и рубашонки, и платья. Принесем. Но детей-то, детей жалко, ведь они сироты! Отцы их за нас кровь проливали. Матери, не могу я молчать, возьму ребеночка такого к себе, приласкаю, выращу» [1, с. 3]. После этого собрания шесть работниц завода взяли в свои семьи по одному ребенку, им сложно было сделать свой выбор, в то время как на них были устремлены сотни пар страдающих детских глаз. «Уходили, слышали отовсюду: „Возьми меня!“» [1, с. 3]. После разгрома немецко-фашистских войск под Москвой движение по усыновлению сирот охватило всю страну.
Данные указывают на то, что патронат был наиболее распространенной формой устройства детей в семью в годы Великой Отечественной войны. Мотивы, по которым детей брали на патронат, были различными, в том числе, жалость, так как патронирование предполагалось строго на добровольных началах. 3 декабря 1941 года было принято постановление ЦК ВЛКСМ в котором обращалось внимание на необходимость развернуть работу по передаче на патронирование эвакуированных детей в хорошие трудовые семьи. Детей старше 14 лет предлагалось устраивать на работу на предприятия, учреждения и в колхозы. Кроме того, одобрялась инициатива комсомольских организаций по созданию небольших мастерских, в которых были бы заняты на работе эвакуированные дети. Из числа комсомольского и женского актива создавались как постоянные, так и временные бригады по починке собранных вещей и пошиву новых. Организовывалась работа на общественных началах в виде воскресников в сапожных, портных артелях, мастерских и на предприятиях местной промышленности [2].
Среди причин, по которым сирот брали на патронат, при -сутствовали и корыстные мотивы. За счет денег, получаемых на сироту, можно было поддержать своих детей. Постановлением СНК СССР от 23 января 1942 г. «Об устройстве детей, оставшихся без родителей» и инструкцией Наркомпроса, Наркомзд-рава и Наркомюста РСФСР «О патронировании, опеке и усыновлении детей, оставшихся без родителей», утвержденной СНК РСФСР 3 апреля 1943 г [3], патронатным семьям был установлен ряд льгот. Ими являлись следующие льготы: орган, передающий ребенка на воспитание в семью, обязывался обеспечить его необходимой одеждой на сумму до 200 рублей- патронат-ным семьям полагалось ежемесячное пособие в размере 50 руб. на ребенка (пособие могло быть заменено натуральными выдачами), оказание помощи в воспитании патронируемого (путем прикрепления работника ближайшего детского сада, яслей, дома младенца и т. п.) и его медицинском обслуживании.
В условиях массовой беспризорности главной задачей было устройство детей, предоставление им крова. На самом деле, при патронате вся ответственность за его воспитание возлагалась на приемных родителей, и государство реагировало лишь на исключительные проявления злоупотреблений со стороны воспитателей.
Великая Отечественная война изменила образ жизни не только в районах, где шли бои, но и в далеком тылу. В восточные районы эвакуировались тысячи семей советских граждан, в том числе, подростки и дети, многие из которых, в силу возраста и обстоятельств, не имели сведений о родителях, родственниках и являлись сиротами. В обстановке войны перед страной и народом, наряду с другими ответственными задачами, стояла задача — окружить вниманием детей, поддержать подрастающее поколение, лишившихся своих родителей, обустроить их, воспитать. Патронат существовал в Советском Союзе и до войны и продолжил свое развитие в годы ВОВ.
В рассматриваемый период Общесоюзную комиссию по работе с детьми возглавил заместитель председателя СНК СССР А. М. Косыгин, а на местах в их состав входили председатели
Советов, народного образования, здравоохранения, профсоюзов, комсомола и милиции. Кроме того, местные органы власти при содействии общественных организаций с первых дней войны развернули работу по выявлению и постановке на учет детей, оставшихся без родителей, детей фронтовиков, которых надо было определить в детские учреждения, а их катастрофически не хватало. В условиях, когда сотни тысяч детей были эвакуированы на Восток, в безопасные в военном отношении районы, руководство Алтайского края с помощью органов милиции и общественности занимались выявлением и сбором беспризорных и безнадзорных детей и устройством их в детские дома, приюты и другие учреждения.
Подчеркивая важность заботы о детях в условиях военного времени газета «Правда» писала: «Разрушенные города можно отстроить заново. Можно восстановить разрушенные фабрики и заводы, но трудно вернуть к нормальной жизни искалеченного беспризорностью, лишенного счастливого детства, трудно залечить душевные раны подростка, на глазах которого фашистские изверги, повесили отца или замучили мать» [4].
Кровопролитная война, суровая карательная уголовная политика советского государства, голод и лишения приводили к беспризорности и безнадзорности среди алтайских детей. Значительное увеличение числа детских домов, почти в 2,5 раза, происходило из-за появления большого количества осиротевших детей [5, с. 56]. Практика работы органов опеки и попечительства в годы войны показала, что роль патроната в деле предупреждения и ликвидации детской беспризорности, была значительной. Для Алтайского края было характерно то, что детей на патронат брали небогатые многосемейные люди, действовавшие на основе правила, гласящего, что там, где сыты пятеро, будет сыт и шестой.
В ходе Великой Отечественной войны семейное воспитание сирот, включая и патронирование, получило массовый характер. При этом развивалось стихийно, исключительно на добровольной основе, независимо от какого бы то ни было стимулирования со стороны государства. Так, только за первую половину 1941 года и первый квартал 1942 года, в тыловые районы страны было вывезено 976 детских домов с 107 223 воспитанниками и всю эту массу людей необходимо было принять и устроить. На 1 апреля 1942 года по 47 областям Союза для эвакуированных детей было собрано 1 775 198 вещей, 981 967 рублей, 473 кг шерсти. Во многих областях и краях страны были созданы продовольственные фонды для эвакуированных детских учреждений [6,с. 48]. По инициативе комсомольцев, 25 мая 1942 года бюро крайисполкома ВЛКСМ приняло решение об открытии в Барнаульском отделении Государственного банка счета «Фонд помощи детям». Средства из фонда предназначались для детских учреждений и оказания помощи нуждающимся детям. Только за 1 год, с сентября 1943 года по сентябрь 1944 года молодежь Алтая собрала для детей 50 тысяч предметов одежды, более 25 тысяч центнеров продуктов и 200 тысяч индивидуальных подарков [7, с. 178]. В отличие от довоенного периода, в годы войны, воспитание ребенка в семье осуществлялось в основном без его юридического оформления, это можно объяснить следующим: во-первых, сложность оформления, в том числе и патронатного воспитания, во-вторых, зачастую невозможность технической стороны его оформления (например, оккупированные фашистскими захватчиками районы).
Только за первую половину 1942 г. (по данным 17 административных единиц) на воспитание в семьи было взято 12 000 детей [8, с. 109]. З. Рихтер указывает, что на 1 октября 1942 г. на воспитание в семьи было передано 9292 ребенка. Из них усыновлено — 1364, под опекой — 7201, на условиях патроната — 727 [14, с. 41].
Всего к 1 января 1943 г. в семьях трудящихся СССР воспитывалось почти 118 тысяч детей. Всего в СССР за годы войны было отдано на патронат 24 929 детей до трех лет [9, с. 44]. В Алтайском крае этой работой руководила созданная при крайисполкоме комиссия по устройству детей, оставшихся без родителей. За годы войны, из более 9 тысяч детей и подростков пат-ронировано и усыновлено было — 4760 [7, с. 177]. По линии наркомата здравоохранения в Алтайском крае было взято на патронат 285 детей [10]. Кроме вышеуказанного отдела на патронат передавали и отделы народного образования, так в Алтайском крае в 1943 году на патронат отдано 3800 детей [11].
Под контролем надзирающих органов за патронатом были условия содержания детей, их питание и физическое состоя-
ние. На особом контроле была смертность детей, находящиеся на патронате. По данным наркомата здравоохранения, в СССР в 1942 году на патронате было 2578 детей, из них умерло в этом же году 366 детей, в 1943 году смертность значительно уменьшилась — умерло всего 144 ребенка, в 1944 году из 6711 детей умерло 168, в 1945 году из 10 416 детей умер 101 ребенок. За годы войны умерло детей (до 3 лет) — 779 человек, которые были отданы на патронат [12]. По Алтайскому краю сложилась ужасающая картина, за годы войны, из 285 детей до трех лет, взятых на патронат, умерло 259 [13]. Основной причиной было то, что на патронат брали детей многодетные семьи, где ежемесячное пособие на ребенка не всегда покрывало расходы и дети голо-
дали, а в иных случаях, семья, принявшая ребенка на условиях патроната, выполняла обязанности по воспитанию ребенка безвозмездно, на общественных началах, ее труд не оплачивался.
Несмотря на многочисленные недостатки в деятельности патронатной семьи на Алтае, как то: юридические пробелы в оформлении патроната на детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, корыстные мотивы принятия ребенка в свою семью и соответствующего негативного отношения к нему, воспитательные промахи и низкая психологическая помощь данным семьям, следует отметить безусловную помощь данной формы заботы о детях, возможность приостановить дальнейший рост беспризорности в Алтайском крае и активизировать борьбу с безнадзорностью.
Библиографический список
1. Кононенко, Е. «Ты не сирота, малыш!» (О благородном почине женщин «Красного богатыря») // Правда. — 1942. — 31 янв.
2. Центр хранения документов молодежных организаций (ЦХДМО) Б-291а. П-8.Л. 259.
3. Постановление СНК СССР от 23 января 1942 г. «Об устройстве детей, оставшихся без родителей» // СП СССР. — 1942. — № 2.
4. Забота о детях — главная задача // Правда. — 1942. — 4 февраля.
5. Дубинская, Т. И. Социальная адаптация детей на территории Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны: анализ исторического опыта: дис. … канд. юрид. наук. — Томск, 2004.
6. Лихоманов, М. И. Партийное руководство эвакуацией в первый период Великой Отечественной войны / М. И. Лихоманов, Л. Т. Позина, Е. И. Финогенов. — Л., 1985.
7. Гаврилов, Н. С. Алтай в годы Великой Отечественной войны. — Барнаул, Алтайское книжное издательство, 1990.
8. Рогачева, Л. И. Деятельность государственных и общественных организаций по охране детства и юношества страны в годы Великой Отечественной войны 1941−1945 гг.: дис. … канд. ист. Наук. — Москва, 2001.
9. Рихтер, З. У нас нет сирот. — М., 1942.
10. ГАРФ Ф. 2009Юп.6.Д. 599.Л. 4- Д. 785.Л. 5- Д. 944.Л. 6- Д. 1094.Л. 6- Д. 1330.Л. 6- Д. 769.Л. 4- Д. 921.Л. 6- Д. 943.Л. 6- Д. 1063.Л. 6- Д. 1302.Л. 6- Д. 598.Л. 4- Д. 784.Л. 17, Д. 1333.Л. 6- Д. 778.Л. 6- Д. 934.Л. 6- Д. 1321.Л. 6- Д. 1105.Л. 6- Д. 1344.Л. 6- Д. 1107.Л. 6- Д. 1307.Л. 6- Д. 1265.Л. 7- Д. 747.Л. 4- Д. 859.Л. 19- Д. 1027.Л. 5- Д. 1266.Л. 5- Д. 1265.Л. 7- Д. 746.Л. 4- Д. 891.Л. 6- Д. 1027.Л.6.
11. ГААК Ф. Р-834. Оп.1 .Д. 183.Л. 286.
12. ГАРФ Ф. 8009. Оп.6.Д. 716.Л. 4-Д. 891.Л. 6-Д. 1027.Л.6.
13. ГАРФ Ф. 8009Юп.6.Д. 769.Л. 4-Д. 921 .Л. 6-Д. 1963.Л. 6-Д. 1302.Л.6.
Bibliography
1. Kononenko, E. «Ty ne sirota, malysh!» (O blagorodnom pochine zhenschin «Krasnogo bogatyrya») // Pravda. — 1942. — 31 yanv.
2. Tsentr hraneniya dokumentov molodezhnyh organizatsiy (TsHDMO) B-291a. P-8.L. 259.
3. Postanovlenie SNK SSSR ot 23 yanvarya 1942 g. «Ob ustroystve detey, ostavshihsya bez roditeley» // SP SSSR. — 1942. — № 2.
4. Zabota o detyah — glavnaya zadacha // Pravda. — 1942. — 4 fevralya.
5. Dubinskaya, T.I. Sotsial’naya adaptatsiya detey na territorii Zapadnoy Sibiri v gody Velikoy Otechestvennoy voyny: analiz istoricheskogo opyta: dis. kand. yurid. nauk. — Tomsk, 2004.
6. Lihomanov, M.I. Partiynoe rukovodstvo evakuatsiey v pervyj period Velikoy Otechestvennoy voyny / M.I. Lihomanov, L.T. Pozina, E.I. Finogenov. — L., 1985.
7. Gavrilov, N.S. Altay v gody Velikoy Otechestvennoy voyny. — Barnaul, Altayskoe knizhnoe izdatel’stvo, 1990.
8. Rogacheva, L.I. Deyatel’nost' gosudarstvennyh i obschestvennyh organizatsiy po ohrane detstva i yunoshestva strany v gody Velikoy Otechestvennoy voyny 1941−1945 gg.: dis. … kand. ist. Nauk. — Moskva, 2001.
9. Rihter, Z. U nas net sirot. — M., 1942.
10. GARF F. 2009. Op.6.D. 599.L. 4- D. 785.L. 5- D. 944.L. 6- D. 1094.L. 6- D. 1330.L. 6- D. 769.L. 4- D. 921.L. 6- D. 943.L. 6- D. 1063.L. 6- D. 1302.L. 6- D. 598.L. 4- D. 784.L. 17, D. 1333.L. 6- D. 778.L. 6- D. 934.L. 6- D. 1321.L. 6- D. 1105.L. 6- D. 1344.L. 6- D. 1107.L. 6- D. 1307.L. 6- D. 1265.L. 7- D. 747.L. 4- D. 859.L. 19- D. 1027.L. 5- D. 1266.L. 5- D. 1265.L. 7- D. 746.L. 4- D. 891.L. 6- D. 1027.L.6.
11. GAAK F. R-834. Op.1.D. 183.L. 286.
12. GARF F. 8009. Op.6.D. 716.L. 4-D. 891 .L. 6-D. 1027.L.6.
13. GARF F. 8009. Op.6.D. 769.L. 4-D. 921.L. 6-D. 1963.L. 6-D. 1302.L.6.
Статья поступила в редакцию 01. 10. 11

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой