Паттерны психологической сепарации от матери у студентов колледжей в связи с функционированием родительской семьи

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПАТТЕРНЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ СЕПАРАЦИИ ОТ МАТЕРИ У СТУДЕНТОВ КОЛЛЕДЖЕЙ В СВЯЗИ С ФУНКЦИОНИРОВАНИЕМ РОДИТЕЛЬСКОЙ СЕМЬИ
В. П. Дзукаева, аспирант Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова
Периоды послешкольного и студенческого обучения представляют собой особый период жизни и развития личности человека. Исследованиям психологических особенностей личностного развития студентов посвящено множество отечественных работ (Е.С. Пряжникова, Н.С. Пряжников- Л. Г. Комиссарова, Т.Л. Миронова- Н.С. Трофимова- Е. Р. Исаева и др.).
В отечественной и зарубежной психологии период студенчества соотносится с юношеским возрастом и рассматривается как переходный период от детства к взрослости. Решение задач развития Havigherst) в юношеском возрасте приводит к формированию возрастных психологических новообразований: юность — это период самоопределения, приобретения психической, идейной и гражданской зрелости, формирования мировоззрения, нового уровня морального сознания и самосознания, построения идентичности, интенсивного интеллектуального развития (Л.С. Выготский- Д.Б. Эльконин- Л.И. Бо-жович- Р. Бернс- В. Ф. Моргун, Н.Ю. Ткачева- Д.И. Фельдштейн- В.И. Слободчиков- А.А. Реан- Н.С. Пряжников- О.В. Хухлаева- М. Кле- Ж. Пиаже- Х. Ремшмидт- Д. Штерн- Ш. Бюлер- Э. Эрик-сон- М. Р. Гинзбург, Л. Р. Слободская и др.). Усложняется социальная ситуация развития за счет включения новых компонентов, связанных с жизнедеятельностью юноши и девушки [6].
Одной из центральных задач развития
Havigherst) в юношеском возрасте является психологическая сепарация от родителей (И.С. Кон- Д.И. Фельдштейн- Г. Крайг, Д. Бокум-
D. Lapsley- B. Josselson). Хотя не существует общепринятого определения сепарации от родителей в юношеском возрасте, большинство авторов согласны со следующими положениями: психологическая сепарация — это длительный, нелинейный процесс, представляющий собой перестройку отношений с матерью и отцом, в результате которой юноша/девушка приобретают самостоятельность, независимость, личностную автономию при сохранении эмоционально близких, доверительных отношений с родителями. Процесс сепарации от родителей в юношеском возрасте затрагивает все сферы развития личности: когнитивные, эмоциональные процессы, оказывает влияние на формирование новых моделей поведения, выстраивание межличностных отношений со взрослыми и сверстниками (D. Lapsley, D. Musante, А. Я. Варга, Н.М. Манухи-на, Т. Ю. Садовникова, Т. И. Сытько, А.Ю. Мале-нова, Ю. В. Потапова и др.).
Для изучения психологической сепарации от родителей в юношеском возрасте были разработаны различные модели (DSIS, Christenson, Wilson, 1985- SITA, Levine, Millon, 1986- EAS, Steinberg, Silverberg, 1986). Одной из самых известных моделей сепарации в юношеском возрасте является модель, предложенная Дж. Хоффманом (Hoffman, 1984). Американский исследователь понимает сепарацию как многокомпонентный конструкт, состоящий из четырех типов независимости: конфликтологический, эмоциональный, аттитюдный и функциональный. Данная модель широко используется современ-
ными исследователями [3- 20- 21, pp. 346−352- 24- 28, p. 89].
Процесс сепарации в юношеском возрасте многими исследователями рассматривается в контексте изучения детско-родительских отношений (B. Josselson- M. Allison, R. Sabatelli- D. Lapsley- R. Ryan, J. Linch- A. Barrera). Успешность психологической сепарация определяется многими факторами, среди которых выделим особенности отношений с родителями, характеристики семьи как системы, тип взаимодействия членов семьи. Так, в эмпирических исследованиях показано, что тип семейной сплоченности [20], семейная структура [25, pp. 402−409], семейная динамика (Teyber, 1983), тип привязанности к матери [22- 26, pp. 213−225] являются факторами, оказывающими влияние на особенности психологической сепарации от родителей в юношеском возрасте.
Роль родительской семьи как системы в формировании личностного развития ребенка описана и проанализирована в работах представителей системной и семейной терапии (М. Боуэн, В. Сатир). Согласно М. Боуэну (1978), отрыв от родителей в определенной мере необходим для возможности самостоятельного, автономного сосуществования взрослых детей и родителей, для создания в будущем своей семьи. И в то же время подчеркивается, что большая интенсивность эмоционального отрыва связана с неблагополучным существованием человека, наличием множества психологических, социальных и физиологических проблем (Бейкер, Варга, 2008). В. Сатир пишет, что «у взрослых возникает много проблем, если они сохраняют со своими родителями & quot-детско-родительские"- отношения» [15, с. 82]. Таким образом, между родителями и детьми юношеского возраста должны сформироваться более равные отношения, отношения по типу «Взрослый — Взрослый» (Э. Берн), при которых каждый член семьи несет ответственность за благополучие всей семьи, реализуя с другими ее членами отношения взаимного уважения, взаимопомощи и т. д.
Отечественные исследования особенностей психологической сепарации юношей и девушек от матери и отца не многочисленны. А.Ю. Мале-новой и Ю. В. Потаповой [11] проанализированы социально-психологические факторы преодоления матерями кризиса сепарации. В работе
Т. И. Сытько (2014) выделены структура и типы родительско-детских отношений в процессе семейной сепарации. Важными для понимания психологических механизмов взросления в современном обществе являются работы, направленные на изучение личностной автономии подростка [13], выделение паттернов взросления в рамках исследования личностного потенциала при переходе от детства к взрослости [10].
Целью представленного исследования является выявление различных паттернов сепарации от матери у студентов колледжей в связи с особенностями функционирования родительской семьи студентов.
В опросе приняло участие 177 студентов из разных городов России: Курск — 91 чел. (51%), Владикавказ — 66 чел. (37%), Алагир — 20 чел. (11%). Среди них 100 (57%) юношей и 77 (43%) девушек, студентов ссузов. Возраст от 17 до 22 лет (ср. знач. 18,7- станд. откл. 0,98).
С помощью опросника Дж. Хоффмана Psychological Separation Inventory [23] в адаптации В. П. Дзукаевой, Т. Ю. Садовниковой [3] определялись особенности сепарации студентов от матери. Исследование особенностей функционирования семейной системы проводилось в соответствии с моделью Мак-Мастерса, на основе опросника Family Assessment Device (FAD, 1983), разработанного психологами N. Epstein, D. Bishop, S. Lewin, в адаптации Т. Ю. Садовниковой (FAD-ru, 2014).
Исследование психологической сепарации студентов от матери показало (табл. 1), что самым высоким показателем является показатель по шкале «Конфликтологическая независимость», а самым низким — показатель по шкале «Эмоциональная независимость» от матери. Таким образом, обследованные юноши и девушки в среднем больше всего нуждаются в эмоциональной поддержке и одобрении со стороны матери (например, соглашаются с тем, что они ближе к своей матери, чем большинство людей их возраста- чувствуют тоску, если слишком долго находятся вдали от нее). При этом большинство юношей и девушек соглашаются с тем, что они достаточно редко испытывают чувства вины, гнева или тревоги в отношениях с матерью (например, «Я чувствую, что постоянно нахожусь в состоянии войны с матерью», «Я часто злюсь на мать»). Большинство опрошенных студентов
имеют свое мнение и убеждения, независимые, по их мнению, от мнения и убеждений матери (например, о роли мужчины и женщины в обществе, о воспитании детей, расовом равенстве). Студенты утверждают, что они самостоятельны в решении личных и практических дел (важная покупка, выбор друзей, выбор места проведения каникул и др.), при принятии важных решений и осуществлении выбора редко обращаются за помощью к матери.
Таблица 1
Особенности психологической сепарации от матери у студентов колледжей (модель Дж. Хоффмана)*
Шкалы PSI M SD
Конфликтологическая независимость от матери (К_М) 3,49 0,58
Эмоциональная независимость от матери (Э_М) 2,41 0,71
Аттитюдная независимость от матери (А_М) 2,79 0,88
Функциональная независимость от матери (Ф_М) 2,83 0,85
*1 балл — совсем не обо мне- 2 балла — скорее нет, чем да- 3 балла — отчасти характерно, отчасти не характерно для меня- 4 балла — скорее да, чем нет- 5 баллов — точно обо мне.
В работах отечественных исследователей показано, что существуют различные траектории взросления юношей и девушек [9- 10]. С помощью кластерного анализа нами было выделено три группы студентов, все показатели психологи-
ческой сепарации от матери которых значительно (р& lt- 0,01) отличаются между собой (табл. 2).
Опишем выделенные группы студентов, соответствующих трем паттернам психологической сепарации от матери в юношеском возрасте.
1. Студенты, которые были отнесены к первому паттерну сепарации — 66 чел. (37%), характеризуются высокой потребностью в эмоциональной поддержке и одобрении со стороны матери. При осуществлении выбора, принятии решений в различных жизненных ситуациях юноши и девушки часто обращаются к матери за помощью, прислушиваются к ее мнению и убеждениям. При этом относительно редко переживают чувства вины, гнева или тревоги. Первый паттерн мы назвали условно «Зависимый», для которого характерны относительно выраженная эмоциональная, функциональная и аттитюдная зависимость юношей и девушек от матери и низкий уровень конфликтов в отношениях с ней.
2. Вторая группа, самая многочисленная -71 чел. (40%), включает юношей и девушек, ответы которых отражают самые конфликтные отношения с матерью из всех трех выделенных вариантов сепарации от матери. По сравнению со студентами, ответы которых мы отнесли к первому паттерну, студенты, чьи ответы мы отнесли ко второму паттерну, менее склонны прислушиваться к мнению матери и в среднем меньше нуждаются в эмоциональной поддержке и одобрении со стороны матери. При решении личных и практических дел студены относительно редко обращаются к матери за помощью по сравнению со студентами первой группы. Второй паттерн сепарации мы назвали «Отделяющийся».
Таблица 2
Паттерны психологической сепарации студентов ссузов от матери: показатели и значимые различия
Шкалы Паттерны сепарации
опросника PSI-Ru 1 2 3
«Зависимые» 66 чел. (37%) «Отделяющиеся» 71 чел. (40%) «Избегающие» 40 чел. (23%)
К_М 3,53 3,33 3,74
Э_М 1,77 2,57 3,19
А_М 2,29 2,73 3,74
Ф_М 2,03 2,95 3,92
3. В третий паттерн — 40 чел. (23%) — вошли респонденты, ответы которых характеризуются самыми высокими показателями по всем шкалам PSI, что говорит о сформированной самостоятельности, независимости юношей и девушек в отношениях с матерью при эмоциональном «отрыве» и разобщенности с ней. Третий паттерн сепарации мы назвали «Избегающий».
«Отделяющийся» тип сепарации от матери в юношеском возрасте, с нашей точки зрения, является психологически более благополучным для личностного развития студентов. Психологически менее благополучным типом сепарации от матери является «Зависимый» тип.
Для реализации цели исследования с помощью кластерного анализа результатов опросни-
ка FAD-ru, нами были выделены две группы испытуемых, отличающихся по показателям функционирования семейной системы (по модели Мак-Мастерса). Анализ центров кластеров позволил нам условно назвать две выделенные группы: 1) «функциональные» семьи (ФС) и 2) «дисфункциональные» семьи (ДС) — 35% выборки, куда вошли студенты, чьи родительские семьи, по их субъективному восприятию, функционируют в среднем менее эффективно. Центры кластеров приведены в таблице 3.
Затем мы посмотрели, как распределяются студенты с описанными паттернами сепарации от матери при каждом выделенном типе функционирования семьи (табл. 4).
Таблица 3
Показатели функционирования семьи для двух выделенных групп (модель Мак-Мастерса)*
Шкалы опросника FAD Тип родительской семьи студентов
ДС 62 чел. (35%) ФС 113 чел. (65%)
Решение проблем 2,71 3,17
Коммуникация 2,92 3,41
Роли 3,18 3,85
Аффективное реагирование 3,18 3,85
Аффективная вовлеченность 3,40 3,83
Контроль поведения 3,26 3,44
Общее функционирование 3,14 3,99
*Чем выше балл, тем благополучнее функционирование семейной системы по данной шкале. Между показателями выделенных кластеров выявлены значимые различия (p & lt- 0,001).
Таблица 4
Распределение студентов с различными паттернами сепарации в связи с типом функционирования родительской семьи
Паттерны сепарации Тип родительской семьи
«Дисфункциональный» (ДС) «Функциональный» (ФС)
чел. % чел. %
«Зависимые» 20 32,3 45 39,8
«Отделяющиеся» 25 40,3 45 39,8
«Избегающие» 17 27,4 23 20,4
Всего 62 35 113 65
При «дисфункциональном» типе родительской семьи (ДС) чаще встречаются юноши и девушки с «Избегающим» типом сепарации от матери по сравнению с «функциональным» типом родительской семьи (27,4% против 20,4%). Студенты с типом сепарации, названным нами «Отделяющиеся», примерно одинаково распределены в двух группах родительских семей (ФС и ДС). Респонденты с «Зависимым» типом сепарации от матери встречаются чаще (39,8%) при «функциональном» типе родительской семьи (ФС) по сравнению с «дисфункциональным» типом родительской семьи (ДС) (32,3%).
Полученные данные позволяют предположить, что менее гармоничные отношения в родительской семье студента, меньшая способность семьи как системы решать задачи, связанные с функционированием семьи, чаще приводят к неадекватному типу сепарации студента от родителя: по типу «Избегающая» сепарация.
Неоднозначными представляются полученные данные о большей представленности в ФС студентов с «Зависимым» типом сепарации (39,8%) по сравнению с ДС (32,3%). Мы предполагаем, что этап получения среднего специального образования — это этап, когда социальная ситуация развития (ССР) ребенка юношеского возраста еще больше напоминает «подростковую» ССР, когда юноша/девушка во многих сферах жизнедеятельности по-прежнему занимает позицию ребенка. Тогда выглядит закономерным, что почти 40% студентов ссузов из ФС по их ответам отнесены нами к группе «Зависимого» типа сепарации от матери. Этот тип сепарации, напомним, характеризуется высокой потребностью ребенка в эмоциональной поддержке и одобрении со стороны матери, ее руководстве, при невысокой конфликтности в отношениях с матерью.
Практически одинаковая (и значительная -почти по 40% от групп) представленность студентов с типом сепарации «Отделяющиеся» в ДС и в ФС свидетельствует, на наш взгляд, об объективной актуальности процесса сепарации от родителей в юношеском возрасте.
В целом, на основании полученных данных можно сделать вывод о связи выделенных паттернов сепарации от матери в юношеском возрасте с типом функционирования родительской семьи студента.
Таким образом, изучены особенности психологической сепарации студентов колледжей от матери. Описаны выявленные нами паттерны психологической сепарации, представляющие собой различные траектории сепарации от матери в юношеском возрасте. Выявлена и проанализирована связь описанных паттернов сепарации с особенностями функционирования семьи.
Литература
1. Варга А. Я. Введение в системную семейную психотерапию. М.: Когито-Центр, 2009.
2. Дзукаева В. П. Психологическая сепарация с родителями в юношеском возрасте // Материалы Х Х Междунар. науч. конф. студентов, аспирантов и молодых ученых «Ло-моносов-2013». Секция Психология. Подсекция «Психология развития и возрастная психология». М., 2013.
3. Дзукаева В. П., Садовникова Т. Ю. Опыт использования русскоязычной версии опросника PSI (Psychological Separation Inventory) в изучении сепарации взрослых детей с родителями // Психологическая диагностика. 2014. № 3.
4. Дитюк А. А. Психологическое содержание понятия «сепарация»: история изучения и близкие понятия. Современные проблемы психологии семьи: феномены, методы, концепции. Б.м.: ООО «СВИВТ» (Изд. группа науч. исслед. и разработок — ИГНИиР), 2013. Вып. 7. С. 49−59.
5. Исаева Е. Р. Новое поколение студентов: психологические особенности, учебная мотивация и трудности в процессе обучения первого курса // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. URL: http: // medpsy. ru (дата обращения: 19. 02. 2015).
6. Карабанова О. А. Социальная ситуация развития как преодоление дихотомии «личность — среда» // Психологические исследования. 2014. Т. 7. № 36.
7. КомиссароваЛ.Г., Миронова Т. Л. Психологические особенности личности студента колледжа // Вестник Бурятского государственного университета. 2011. № 5.
8. Кон И. С. Психология ранней юности (проблемы формирования личности): учеб. по-
собие для студентов пед. ин-тов. М.: Про- 19. свещение, 1979.
9. Леонтьев Д. А., Калитеевская Е. Н. Пути становления самодетерминации личности в подростковом возрасте // Вопросы пси- 20. хологии. 2006.№ 3.
10. Леонтьев Д. А., КалитеевскаяЕ.Р., Осин Е. Н. Личностный потенциал при переходе от детства к взрослости и становление детерминации // Личностный потенциал. Струк- 21. тура и диагностика. М., 2011.
11. Маленова А. Ю., Потапова Ю. В. Феномен сепарации: определение проблемного поля исследования // Вестник Омского 22. университета. Сер. «Психология». 2013.
№ 2.
12. Поливанова К. Н. Новое детство: вызов культурно-исторической теории? У истоков развития: сб. науч. ст. / ред.: Л. Ф. Обухова, 23. И. Я. Котляр (Корепанова). М.: ГБОУ ВПО МГППУ, 2013.
13. Поскребышева Н. Н., Карабанова О. А. 24. Возрастно-психологический подход в исследовании личностной автономии подростка // Национальный психологический журнал. 2014. № 1.
14. Пряжникова Е. С., Пряжников Н. С. Размышления о профессиональном самоопреде- 25. лении молодежи // Вестник практической психологии образования. 2007. № 3.
15. Сатир В. Как строить себя и свою семью / пер. с англ.: улучш. изд. М.: Педагогика-Пресс, 1992. 26.
16. Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Психология развития человека: развитие субъективной реальности в онтогенезе. М.: Шк. пресса, 2000. 27.
17. Теория семейных систем Мюррея Боуэ-на: основные понятия, методы и клиническая практика / К. Бейкер, А. Я. Варга. М.: Когито-Центр, 2008. 28.
18. Трофимова Н. С. Исследование взаимосвязи социально-психологической адаптации и субъектности личности студента колледжа // Педагогическое образование в России. 2011. № 3.
Фельдштейн Д. И. Психология взросления: структурно-содержательные характеристики процесса развития личности: избр. тр. 2-е изд. М.: МПСИ, 2004. Barrera A.M., Blumer M.L. Revisiting Adolescent Separation-Individuation in the Contexts of Enmeshment and Allocentrism // The New School Psychology Bulletin. 2011. Vol. 8. No. 2.
Dzukaeva V. Family Characteristics of Psychological Separation from Parents during Late Adolescence // Procedia — Social and Behavioral Sciences. 2014. Vol. 146. Haghbin M. Attachment Styles and Psychological Separation in relation to Procrastination: A Psychodynamic Perspective on the Breakdown in Volitional Action: Master'-s Thesis. Canada, 2006.
Hoffman J.A. Psychological separation of late adolescents from their parents // Journal of Counseling Psychology. 1984. Vol. 31. Koepke S., Denissen J.A. Dynamics of identity development and separation-individuation in parent-child relationships during adolescence and emerging adulthood — A conceptual integration // Developmental Review. 2012. Vol. 32.
LopezF.G., Campbell V.L., Watkins E.C. Family structure, psychological separation, and college adjustment: A canonical analysis and cross-validation // Journal of Counseling Psychology. 1988. Vol. 35.
Mattanah J.F. Hancock G., Brand B.L. Parental attachment, separation-individuation, and college student adjustment // Journal of Counseling Psychology. 2004. Vol. 51. Musante D. Individuation as an Adolescent Developmental Task: Associations with Adoptee Adjustment: Doctoral Dissertation. S.l., 2014. P. 192.
Sabaka S. Psychometric integrity of a measure of dysfunctional separation-individuation in young adolescence: Dissertation for the degree Doctor of philosophy. S.l., 2009.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой