Модификации этнического самосознания: профилактика экстремизма в студенческой среде

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

IV. СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ. ЭТНОПСИХОЛОГИЯ
УДК 152. 32
МОДИФИКАЦИИ ЭТНИЧЕСКОГО САМОСОЗНАНИЯ: ПРОФИЛАКТИКА ЭКСТРЕМИЗМА В СТУДЕНЧЕСКОЙ СРЕДЕ
Дугарова Туяна Цыреновна
доктор психологических наук, доцент кафедры возрастной и педагогической психологии Бурятского государственного университета Россия, 670 000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а E-mail: dugarovatts@mail. ru
В статье рассматриваются модификации этнического самосознания, обостряющиеся в эпоху нестабильности общества. Раскрыта психологическая природа экстремальных форм этнического самосознания. Выявлена типология экстремальных форм этнического самосознания, включающая экстремальный и маргинальный типы. Обобщены сведения о том, что крайние типы модификации этнического самосознания личности (гиперидентичность, маргинальность) ведут к развитию экстремистских установок как социально опасного психологического феномена. Проведенное исследование в рамках международного проекта «Студенческая молодежь о межнациональных контактах» на территории Иркутской области (опрошено 638 студентов) и Республики Бурятия (опрошено 342 студента) выявило наличие ксенофобии, предубеждений в студенческой среде. На основе анализа проведенных исследований намечены направления профилактики экстремизма в студенческой среде.
Ключевые слова: этническое самосознание, ксенофобия, гиперидентичность, маргинальная идентичность, профилактика экстремизма.
MODIFICATIONS OF ETHNIC IDENTITY: PREVENTION OF EXTREMISM AMONG STUDENTS
Tuyana Ts. Dugarova
Lett. D., A/Professor, Buryat State University 24а, Smolina Str., Ulan-Ude 670 000, Russia
The article deals with modifications of ethnic identity, escalating in the era of society instability- psychological nature of ethnic identity extreme forms was revealed. We first identified a typology of ethnic identity extreme forms, including extreme and marginal types. Modification of ethnic self-consciousness leads to development of xenophobia and extremist attitudes as socially dangerous psychological phenomenon. It was established that extreme types of modifications of person'-s ethnic identity (hyperidentity, marginality) caused extremist attitudes formation. The research within the project & quot-Student youth about international contacts& quot-, carried out on the territory of Irkutsk Oblast (638 respondents) and the Republic of Buryatia (342 respondents), revealed the presence of xenophobia, prejudice among students. On the base of the research analysis directions of extremism prevention among students were identified. Keywords: ethnic identity, xenophobia, hyperidentity, marginal identity, extremism preventing.
В условиях изменения привычной системы ценностей возникает опасность кризиса идентичности в ходе приспособления к постоянно меняющимся условиям, где представлены противоположные по своей направленности ценности. Человек современного общества, занятый мифотворчеством, характеризуется «парадоксальной» мозаичностью самосознания (Ж. Т. Тощенко). Известно, что в условиях неопределенности, миф становится одним из немногих средств, способных соединить (интегрировать) «расколотую» реальность. Исследователи выделяют специфичные черты молодежного сознания: социальное дезертирство- алогичность социального мышления, доводимая в своих крайних формах до легитимации абсурда- тотальная негативная саморефлексия и самооценка, проявляющаяся в типично мазохистском унижении собственной истории, культуры, в отрицании социальной перспективы- массовая общественная апатия и равнодушие. Данные характеристики массового сознания молодежи делают его максимально восприимчивым к мифологии, в том числе и к мифологии экстремизма.
Особое отношение к «чужим» на осознаваемом и неосознаваемом уровнях, конфликтность демонстрируют подростки и молодежь с низким уровнем принятия себя и других, недостаточным уровнем развития ответственности. Усиливается необходимость принятия профилактических мер во избежание противопоставления «своих» и «чужих», профилактики межэтнических конфликтов.
Идентичность человека формируется на протяжении всего жизненного пути через процессы идентификации и обособления в условиях взаимодействия с другими. В обыденной жизни, как правило, у индивидов преобладает личностный уровень, в кризисных жизненных ситуациях, в условиях радикальных изменений в обществе индивид ищет социальную группу поддержки для усиления своего «Я». Он выходит за пределы своего «Я», ищет группу, групповую идентичность, сознательно декларируя свою неразрывную связь с общностью, этносом.
В условиях взаимодействия «своих — других» формируются три типа этнической идентичности:
• нормальная позитивная идентичность, при которой позитивный этнический образ не влияет на толерантность к другой (им) культуре (ам) —
• экстремальные типы идентичности: эгоцентрическая идентичность, приводящая к обособлению или нетерпимости к другим этносам- этнодоминирующая идентичность с идеями собственного превосходства (ксенофобия, этноцентризм) — этнический фанатизм (от экстремизма до терроризма) —
• маргинальные типы идентичности: этническая индифферентность (безразличие), этнониги-лизм (отрицание) — амбивалентная идентичность.
Понятие позитивной идентичности включает в себя позитивное отношение к «собственной» и «другим» группам. Позитивная идентичность рассматривается как психологическая «норма» многообразия, которая выступает условием мирного взаимодействия в многополярном мире. Позитивная групповая идентичность членов группы — гарантия стабильности и самостоятельности личности, адекватного функционирования личности в социуме.
Гиперидентичность — это выраженное стремление человека идентифицировать себя со «своей» группой, преувеличение положительного образа «своей» группы на основе абсолютной убежденности превосходства «своей» над «чужой» группой. В основе гиперидентичности лежит этноцентризм — радикальное разделение на «своих» и «чужих», отрицательно окрашенные образы «чужих» и негативные установки по отношению к ним, абсолютизация «своей» группы. В случае формирования сознания по типу гиперидентичности человек определяет врагов — «чужих», от которых ему надо защищать себя и свою группу. Данная модификация этнического самосознания личности ведет к развитию ксенофобии, экстремистских установок как социально опасного психологического феномена.
Ксенофобия (боязнь чужих) как социально опасный феномен рассматривается в ряду наиболее актуальных проблем современного мира. Психологический механизм «мы — они» определяет формирование негативных стереотипов и предрассудков, отталкивающих образов врага, разных форм дискриминации. Согласно Г. В. Солдатовой, стремление человека делить мир на «мы» и «они» — одна из базовых особенностей человеческой природы и центральный психологический механизм ксенофобии. Стратегия предпочтения «мы — группы» и стратегия отчуждения по отношению ко всем чужим «они — группам» были обусловлены законами выживания в обществе и оказались востребованными в современном обществе. «Ксенофобия осталась в нас со времен первобытно-племенного строя — нетерпимость к чужакам, доходящая до физиологического отвращения, желание уничтожить или как минимум дискриминировать. Ксенофобия сформировалась как естественная реакция племени на внешнюю угрозу со стороны других племен. Но в ходе эволюции в нас возникли и другие стремления — к равенству, свободе, миру и солидарности с другими людьми. Свои расистские импульсы важно научиться осознавать и контролировать», — объясняет социальный философ, эксперт Совета Европы Андрей Юров.
Ксенофобия проявляется как защита от «других» и выражается через формы отчуждения (стремление к полной или частичной изоляции, предрассудки, дискриминация, насилие, агрессия).
Своеобразие толерантного (или интолерантного) отношения к другим этносам в существенной степени определяется особенностями собственной этнической идентичности. В исследованиях выявлено, что принятие (актуализация) этнической позиции, этнического самосознания принципиально изменяет смысловой горизонт видения национальной проблематики. Также установлено, что позиции подростков относительно «национального вопроса» в значительной степени зависят от того, идентифицируют ли они себя как представители национального большинства или меньшинства. Необходимо отметить, что представители национального большинства в значительной степени склонны проявлять жесткие, порой интолерантные установки. В то же время представители национальных мень-
шинств склонны, по мнению В. С. Собкина и В. А. Рабиновича, достаточно остро переживать «национальный вопрос», что зачастую приводит к защитным реакциям, к кажущемуся «отсутствию мнения» по «национальному вопросу».
Проблема маргинальной личности рассматривается как одна из наиболее актуальных в контексте проблем межэтнического взаимодействия. Маргинальное самосознание как модификация этнического самосознания отражает отсутствие идентификации как со своей, так и другой этнической группой. Маргинальность рассматривается многими исследователями как кризисная ситуация с негативными последствиями для личности.
Основной характеристикой «гибридов культур» является одновременное присутствие элементов двух различных этнокультур в языке, стереотипах поведения и т. д. А. Б. Мулдашева выделяет две основные формы этнокультурной маргинальности: 1) объективная этнокультурная маргиналь-ность при отсутствии субъективного ощущения кризиса этнической идентичности- 2) этнопсихологическая двойственность отличается наличием выраженного субъективного переживания кризиса этнической идентичности. Проявление этнокультурной маргинальности в форме этнопсихологической двойственности сопровождается аффективной насыщенностью восприятия ситуации марги-нальности, увеличением возможности негативной окраски отношения к «другим», лабильностью, неустойчивостью межэтнических установок. На уровне личности этнопсихологическая двойственность может проявляться в различных вариантах и возможно выделение личностной типологии маргиналов.
Н. М. Лебедева также подчеркивает, что индивиды с маргинальной идентичностью «балансируют» между двумя культурами, не овладевая нормами и ценностями ни одной из них. Подобные маргиналы, путаясь в идентичностях, часто испытывают внутриличностные конфликты, симптомами которых могут являться тревога, неуверенность, беспомощность, что в согласии с теорий управления тревожностью/неопределенностью может привести к негативным межэтническим установкам и стереотипам, т. е. этнической интолерантности.
По результатам исследования С. Мутерперель у группы подростков-маргиналов проявляется особый драматизм переживания собственной национальной принадлежности, особый внутренний конфликт, связанный с национальным самоопределением. Подобный конфликт сопровождается переживанием чувства стыда, желанием «отказаться» от собственной национальности.
Как показали исследования, отсутствие отношения к проблеме межнационального взаимодействия приводит к отчуждению морально-культурных норм как своего, так и другого этноса. Неудовлетворенность своим этническим статусом, низкая самооценка и переживание чувства ущербности либо стыда часто приводят к тому, что другие культурные этнические группы воспринимаются человеком враждебно. Интенсивная позитивная этническая идентичность благоприятствует межкультурному восприятию и общению. Человек с такой этнической идентичностью лишен предубеждений и враждебности. Будучи патриотом своей культуры, он заинтересованно и толерантно воспринимает представителей других культур. Отметим, неопределенность этнического самосознания вкупе с ее позитивностью допускает наличие как этнической толерантности, так и этнической интолерантности.
Следующей модификацией этнического самосознания выступает «неоформленность» этнического самосознания. Это может быть результатом взаимодействия объективных и субъективных факторов: низкой значимости этнической категоризации, близости взаимодействующих культур и т. д. Сочетание позитивности и амбивалентности этнической идентичности предполагает реализацию тех стратегий межкультурного взаимодействия, которые нацелены на более четкое позиционирование себя в этнокультурном пространстве посредством манипуляции социальной дистанцией, активизацией установок на поддержание своей культуры и на разделение по этническому и конфессиональному признакам. Все эти стратегии выполняют роль культурных маркеров, способствующих росту четкости и определенности этнической идентичности.
Обобщая основные положения теории этнического самосознания, отметим, что это сложный процесс, сопряженный со множеством проблем и препятствий для взаимного понимания и принятия. Усилия исследователей направлены на поиски путей преодоления проблем межэтнического взаимодействия.
Нами проведено исследование в рамках международного проекта «Студенческая молодежь о межнациональных контактах» на территории Иркутской области (опрошено 638 студентов) и Республики Бурятия (опрошено 342 студента). В ходе исследования использовалась специально разработанная анкета (автор А. Д. Карнышев) для сбора стандартной информации и высказываний респондентов об их ценностных ориентациях, отношении к своей этнической группе и доминантной этно-
культурной группе, общей оценке жизненной ситуации, специфике социального положения и обстоятельств жизни. Сравнительный анализ данных показал, что для студентов, независимо от места проживания, в равной степени свойственны способность избегать межэтнических конфликтных ситуаций, терпимость к противоположным взглядам и мнениям, понимание своеобразия разных народов, умение найти подход к представителям других национальностей. По мнению студентов, причинами, больше всего влияющими на ухудшение межнациональных отношений, являются «самомнение, этноцентризм у представителей некоторых народов». При ответе на вопрос «Кого бы вы постарались избежать любыми способами при выборе попутчика с конкретными религиозными предпочтениями для длительного путешествия?» респондентами обеих групп был выбран ответ «Мусульманство» (22,4 и 13,5%). Наше исследование выявило, что ксенофобия проявляется как защита от «других» через формы отчуждения (стремление к полной или частичной изоляции от «кавказцев» (18,8 и 6,2%), предрассудки, дискриминация, агрессия).
Анализ опыта разных стран в области профилактики экстремизма показывает, что соответствующим образом построенное образование является важнейшим фактором осознания общности человечества, развития толерантного мышления, свободного от предубеждений и ксенофобии. Образование, повышение общей культуры позволяют в той или иной степени снять недостатки повседневного мышления, и это одна из существенных причин, определяющая мощное позитивное влияние фактора образования на развитие позитивной этнической идентичности, профилактику и преодоление экстремистских установок. Н. М. Лебедевой, О. В. Луневой, Т. Г. Стефаненко представлена программа обучения навыкам конструктивного межкультурного диалога для старшеклассников полиэтничных регионов школ Российской Федерации. В программу включены методы тренинга этнокультурной сен-зитивности и компетентности, преодоления этнических предубеждений и негативных стереотипов, нацеленные на формирование этнической толерантности и единой для всех народов России позитивной общероссийской идентичности.
В зарубежных странах большое внимание уделяется дошкольной подготовке детей, развитию у них этнокультурной компетентности. Дети, прошедшие обучение в подготовительных центрах, как правило, быстрее адаптируются к школьной среде, у них «снимаются» межэтнические барьеры, затрудняющие процесс освоения школьной программы. В процессе дошкольной подготовки реализуются программы подготовки к школе.
Психологический аспект оптимизации межэтнического взаимодействия, профилактики экстремизма неразрывно связан с усилением когнитивного аспекта обучения молодежи, рационализацией воздействия на молодых людей. В содержательном отношении рационализация (повышение общего уровня когнитивного развития) означает:
• развитие логического мышления, утверждение понятийного мышления, проявляющегося в способности дать дефиниции широкому кругу явлений, в том числе и относящихся к психоэмоциональным состояниям, возникающим в ходе межличностного и межгруппового взаимодействия (вербализация) —
• формирование навыков критического мышления на основе использования научных знаний-
• наличие ясного представления о собственных целях и целях окружающих, формулируемых в адекватных понятиях-
• обретение способности к альтернативному мышлению, предполагающему допущение различных вариантов развития ситуации, умение выбрать наиболее оптимальный вариант и обосновать этот выбор (развитие дивергентного мышления).
Тема экстремизма и ксенофобии в студенческой среде должна рассматриваться как актуальная и обсуждаться на уровне работников органов государственного и муниципального управления с привлечением общественности, церкви и ученых. Реализация программы профилактики экстремизма в студенческой среде должна быть направлена для повышения эффективности процесса самореализации, социальной адаптации студентов. Речь идет о комплексе программ психолого-педагогической поддержки студентов, включая подготовку кураторов студенческих групп, профессорско-преподавательского состава, специалистов студенческих научных обществ, школ, центров.
Комплекс мероприятий по профилактике экстремизма и ксенофобии включает преподавание предметов и ведение факультативов правового, гражданского и духовно-нравственного воспитания, проведение дней родного и русского языка, активизацию исследовательских работ, тренинги по развитию критического мышления, уверенного поведения, межкультурной сензитивности. Внеурочная деятельность предполагает проведение круглых столов, направленных на профилактику экстремизма
и ксенофобии, родительские собрания по профилактике терроризма, экстремизма, ксенофобии с участием работников правоохранительных органов, представителей религиозных организаций.
Психолого-педагогические технологии профилактики экстремизма в молодежной среде — это система специальных мер, применяемых в процессе воспитания и обучения подростков и молодежи, направленных на развитие позитивной этнической идентичности, на выявление и устранение причин и условий возникновения и развития физических, психологических и социокультурных характеристик, способствующих формированию экстремистских установок личности.
Литература
1. Апанасюк Л. А. Теоретико-методологические основы профилактики ксенофобии в студенческой среде средствами социально-культурной деятельности: автореф. дис. … д-ра пед. наук. — Тамбов, 2014. — С. 26.
2. Бузыкина Ю. С. Психологические аспекты отношения к проявлениям экстремизма у студентов вузов и учащихся школ // Пенз. психол. вест. — 2014. — С. 19−37.
3. Батуева В. Б., Дугарова Т. Ц. Гиперидентичность как феномен деструктивной личности // Актуальные проблемы развития личности в онтогенезе: сб. материалов III Всерос. науч. -практ. конф. студ. и асп. — Киров, 2014. — С. 24−26.
4. Дугарова Т. Ц. Особенности этнического самосознания современных бурят России: автореф. дис. … д-ра психол. наук. — М., 2011.
5. Кирсанов А. И., Давыдов Д. Г., Завальский А. В., Скрибцова Н. А. Экстремизм в молодежной среде и его профилактика в образовательной организации (по результатам экспертного опроса) // Психологическая наука и образование. — 2014. — № 1. — С. 85−99.
6. Мухина В. С. Дугарова Т. Ц. Ментальные особенности современных бурят России // Развитие личности. — 2010. — № 2. — С. 164−175.
7. Психология формирования антитеррористических ценностей студентов современного университета: учеб. / под ред. И. В. Абакумовой, П. Н. Ермакова. — М.: Кредо, 2013.
8. Солдатова Г. В. Психологические механизмы ксенофобии // Психологический журнал. — 2006. — № 6. — С. 5−17.
9. Стефаненко Т. Г. Этнопсихология. — М.: Академический проект, 1999. — 320 с.
10. Тощенко Ж. Т. Фантомы общественного сознания и поведения // Социологические исследования. — 2004. — № 12.
11. Лебедева Н. М., Татарко А. Н. Этническая идентичность, статус группы и тип расселения как факторы межгрупповой интолерантности // Психологический журнал. — 2005. — Т. 26, № 3. — С. 51−65.
12. Мутерперель С. Этническая идентичность и толерантность в подростковой субкультуре // Проблемы еврейского самосознания: сб. ст. — 2004. — Вып. 14. — C. 158−177.
13. Собкин В. С., Рабинович В. А. Идентичность и политическое самоопределение подростка: национальный и религиозный аспекты // Социокультурные трансформации подростковой субкультуры: тр. по социологии образования. — 2006. — Т. 11, вып. 20. — С. 31−62.
14. Мулдашева А. Б. Роль этнопсихологической двойственности в межнациональных отношениях: авто-реф. дис. … канд. психол. наук. — М., 1991.
15. Солдатова Г. У., Макарчук А. В. Может ли другой стать другом? Тренинг по профилактике ксенофобии. — М., 2006.
16. Солдатова Г. У., Кричевец А. Н., Фалилеева Е. Мониторинг толерантности, социального доверия и ксенофобии. — Бюл. № 1. — М., 2004.
17. Тренинг этнической толерантности для школьников. — М.: Привет, 2004.
References
1. Apanasyuk L. A. Teoretiko-metodologicheskie osnovy profilaktiki ksenofobii v studencheskoi srede sredstvami sotsial'-no-kul'-turnoi deyatel'-nosti. Avtoref. dis… d-ra ped. nauk [Theoretical and methodological framework for prevention of xenophobia among students by means of social and cultural activities. Author'-s abstract of Dr. ped. sci. diss.]. Tambov, 2014. P. 26.
2. Buzykina Yu. S. Psikhologicheskie aspekty otnosheniya k proyavleniyam ekstremizma u studentov vuzov i uchashchikhsya shkol [Psychological aspects of university students'- and school pupils'- relation to extremism manifestations]. Penzenskii psikhologicheskii vestnik — Penza Psychological Bulletin. 2014. Pp. 19−37.
3. Batueva V. B., Dugarova T. Ts. Giperidentichnost'- kak fenomen destruktivnoi lichnosti [Hyperidentity as a phenomenon of destructive personality]. Aktual'-nye problemy razvitiya lichnosti v ontogeneze — Actual problems of personality development in ontogenesis. Proc. 3rd All-Rus. sci. and pract. conf. of students and graduate students. Kirov, 2014. Pp. 24−26.
4. Dugarova T. Ts. Osobennosti etnicheskogo samosoznaniya sovremennykh buryat Rossii. Avtoref. dis. d-ra psikh. nauk [The features of modern Russian Buryats ethnic identity. Author'-s abstract of Dr. psychol. sci. diss.]. Moscow, 2011.
5. Kirsanov A. I., Davydov D. G., Zaval'-skii A. V., Skribtsova N. A. Ekstremizm v molodezhnoi srede i ego pro-filaktika v obrazovatel'-noi organizatsii (po rezul'-tatam ekspertnogo oprosa) [Extremism among young people and its prevention in educational institutions (expert survey)]. Psikhologicheskaya nauka i obrazovanie — Psychological Science and Education. 2014. No. 1. Pp. 85−99. Available at: www. psyedu. ru.
6. Mukhina V. S. Dugarova T. Ts. Mental'-nye osobennosti sovremennykh buryat Rossii [Mental features of modern Russian Buryats]. Razvitie lichnosti — Personal development. 2010. No. 2. Pp. 164−175.
7. Psikhologiya formirovaniya antiterroristicheskikh tsennostei studentov sovremennogo universiteta [Psychology of anti-terrorism values formation of modern university students]. Moscow: KREDO, 2013.
8. Soldatova G. V. Psikhologicheskie mekhanizmy ksenofobii [Psychological mechanisms of xenophobia]. Psikhologicheskii zhurnal — Psychological Journal. 2006. No. 6. Pp. 5−17.
9. Stefanenko T. G. Etnopsikhologiya [Ethnopsychology]. Moscow: Akademicheskii proekt, 1999. 320 p.
10. Toshchenko Zh. T. Fantomy obshchestvennogo soznaniya i povedeniya [Phantoms of public consciousness and behavior]. Sotsiologicheskie issledovaniya — Sociological studies. 2004. No. 12.
11. Lebedeva N. M., Tatarko A. N. Etnicheskaya identichnost'-, status gruppy i tip rasseleniya kak faktory mezhgruppovoi intolerantnosti [Ethnic identity, group status, and type of settlement as factors of intergroup intolerance]. Psikhologicheskii zhurnal — Psychological Journal. 2005. V. 26. No. 3. Pp. 51−65.
12. Muterperel'- S. Etnicheskaya identichnost'- i tolerantnost'- v podrostkovoi subkul'-ture [Ethnic identity and tolerance in adolescent subculture]. Problemy evreiskogo samosoznaniya — Problems of Jewish identity. 2004. V. 14. Pp. 158−177.
13. Sobkin V. S., Rabinovich V. A. Identichnost'- i politicheskoe samoopredelenie podrostka: natsional'-nyi i religi-oznyi aspekty [Identity and political self-determination of a teenager: national and religious aspects].
Sotsiokul'-turnye transformatsii podrostkovoi subkul'-tury: Trudy po sotsiologii obrazovaniya — Social and cultural transformations of adolescent subculture: Works on sociology of education. 2006. Bk 11. V. 20. Pp. 31−62.
14. Muldasheva A. B. Rol'- etnopsikhologicheskoi dvoistvennosti v mezhnatsional'-nykh otnosheniyakh. Avtoref. dis. … kand. psikhol. nauk [The role of ethno-psychological duality in international relations. Author'-s abstract of Cand. psychol. sci. diss.]. Moscow, 1991.
15. Soldatova G. U., Makarchuk A. V. Mozhet li drugoi stat'- drugom? Treningpo profilaktike ksenofobii [Can another become a friend? Training on prevention of xenophobia]. Moscow, 2006.
16. Soldatova G. U., Krichevets A., Falileeva E. Monitoring tolerantnosti, sotsial'-nogo doveriya i ksenofobii [Monitoring of tolerance, social trust and xenophobia]. Moscow, 2004.
17. Trening etnicheskoi tolerantnosti dlya shkol'-nikov [Ethnic tolerance training for schoolchildren]. Moscow: Privet, 2004.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой