Павленкова в развитие просвещения в вятской губернии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 37
В. Б. Помелов
Вклад Ф. Ф. Павленкова в развитие просвещения в Вятской губернии
В статье раскрывается издательская, просветительская и методическая деятельность выдающегося издателя, просветителя и педагога-методиста XIX в. Ф. Ф. Павленкова. Охарактеризованы важнейшие направления его деятельности и деловые связи с прогрессивными мыслителями России. Основное внимание уделено периоду его пребывания в ссылке в губернском городе Вятке и уездном городе Вятской губернии Яранске. Отмечена роль Ф. Ф. Павленкова в издании серии сборников «Вятская Незабудка» и выпуске ряда других полезных книг. Ф. Ф. Павленков — основатель серии книг «Жизнь замечательных людей». Характеризуются основные методические работы Ф. Ф. Павленкова, его вклад в развитие библиотечной сети в сельской местности в российской глубинке. Показано, как его идеи развиваются в наши дни через открытие новых библиотек и создание «содружества павленковских библиотек» (на примере Кировской области).
The article reveals the publishing, enlightening and methodical activities of an outstanding publisher, enligh-tener and teacher-methodist of the XlX-th century F.F. Pavlenkov. In the article the main trends of his activities and business ties with the progressive thinkers of Russia are characterized. The main part of the text is devoted to the period of his exile in the gubernian town of Vyatka and Yaransk, the provincial town of the Vyatka region. The F. F. Pavlenkov'-s role in publishing the series of «Vyatskaya Nezabudka» and other useful books. F. F. Pavlenkov is a founder of the series of books «The lives of the remarkable people». The main methodical works of F. F. Pavlenkov and his contribution to the cause of the library net in the countryside in the Russian province are characterized. It is shown how his ideas nowadays have been developed due to the opening of new libraries and the creation of «The concord of the Pavlenkov libraries» (on the example of the Kirov region).
Ключевые слова: Вятская губерния, Ф. Ф. Павленков, выдающийся издатель, просветитель и педагог-методист, Д. И. Писарев, ссылка, Вятка, Яранск, «Вятская Незабудка», Н. Н. Блинов, «Наглядная азбука», Павленковские библиотеки.
Keywords: Vyatskaya gubernia, F.F. Pavlenkov, the outstanding enlightener and pedagog-methodist, D. I. Pis-arev, an exile, Vyatka, Yaransk, «Vyatskaya Nezabudka», N. N. Blinov, «Naglyadnaya Azbuka» («The Visual ABC»), the Pavlenkov libraries.
Заметный вклад в развитие просвещения и пропаганду гуманистических идей и взглядов среди населения Вятской губернии внес выдающийся русский издатель, просветитель, писатель и педагог Флорентий Федорович Павленков, находившийся в вятской ссылке в 1869—1877 гг.
Ф. Ф. Павленков родился 8 (20) октября 1839 г. в семье помещика в Тамбовской губернии. Рано лишившись родителей, он в детском возрасте был отправлен в Царскосельский Александровский кадетский корпус, затем был переведен в 1-й кадетский корпус на Васильевском острове в г. Санкт-Петербурге. В июне 1859 г. он был выпущен из корпуса в чине поручика и определен в один из стрелковых батальонов с прикомандированием к Михайловской артиллерийской академии. В кадетском корпусе Павленков проявил склонность к литературным занятиям, чем обратил на себя внимание главного начальника военно-учебных заведений Я. И. Ростовцева. Одно из стихотворений кадета Павленкова так понравилось Ростовцеву, что тот даже наградил его золотыми часами и организовал его выступление перед царской фамилией. Подробности этого события остались неизвестны, поскольку впоследствии Павленков не любил вспоминать об этом. Надо полагать, стихи были наполнены ура-патриотическими чувствами.
Во время прохождения курса в академии Павленков изучал физику, химию и технику артиллерийского дела- особенно интересовался изучением истории старинных нарезных орудий. Результатом этого интереса стала его первая печатная работа, помеченная 15 сентября 1860 г. и появившаяся в «Артиллерийском Журнале» под заглавием «О старых нарезных орудиях, хранящихся в Санкт-Петербургском Арсенале».
© Помелов В. Б., 2015 124
По окончании курса в академии, в августе 1861 г., Павленков был назначен на службу в киевский арсенал. Военная служба была не слишком обременительной, поэтому Павленков увлекся переводческой работой. При этом он приступил к переводу с французского языка сложной научной работы — «Курса физики» А. Гано [1]. У Ф. Ф. Павленкова появилась идея предпринять издание книги за свой счет. Он заказал 4000 экз., и вскоре, летом 1867 г., тираж был распродан. Так появилось первое издание Павленкова. Последующие издания этой книги печатались тиражом в 6000 экз., последнее из них, девятое, вышло в 1898 г. [2]
К этому же времени (конец 1865 г. — начало 1866 г.) относится знакомство Павленкова с семейством Д. И. Писарева, — его матерью Варварой Дмитриевной и старшей сестрой Верой. Сам Писарев с 1862 г. находился в заключении. Еще в бытность свою в Киеве Павленков с увлечением читал его статьи в «Русском Слове». Когда опыт самостоятельного издания «Физики» Гано оправдал его ожидания, Павленков решил попытаться осуществить издание его сочинений, о чем и написал Писареву в «крепость».
Молодой 25-летний критик и публицист принял предложение Павленкова с восторгом. Павленков принялся за дело, и весной 1866 г. был готов к выпуску в свет 1-й том собрания сочинений в количестве 3000 экз. и почти готов 2-й том. Однако именно в этот период между Писаревым и Павленковым возникли разногласия. Павленков признавал необходимым, чтобы Писарев, по цензурным соображениям, внес некоторые изменения в текст одной-двух статей- Писарев отказывался это сделать. В итоге, едва только 2-й том был отпечатан (2 июня 1866 г.), как незамедлительно последовал арест всего тиража…
Сфера книгоиздательства все больше увлекала Павленкова, и он вышел в отставку с военной службы. Поселился в столице, где в конце 1866 г. приобрел книжный магазин П. А. Гайдебу-рова, на углу Невского проспекта и Михайловской улицы, который вскоре стал популярным среди читательской публики. Павленков всецело посвятил себя делу издания и распространения книги- начал выпуск серии книг по естествоведению и натурфилософии.
Д. И. Писарев утонул 4 июля 1868 г., купаясь в море в Дубельне, близ Риги. На долю Павлен-кова выпала печальная необходимость позаботиться о похоронах. 29 июля на Волковом кладбище собралась многочисленная толпа почитателей Писарева. Несмотря на запрет, Павленков выступил с прощальным словом, что стало в дальнейшем формальным поводом к его преследованию со стороны властей.
На похоронах поступило предложение увековечить память Писарева учреждением стипендии его имени и установкой памятника. Та же мысль была высказана во многих газетах, и в книжный магазин Павленкова стали поступать многочисленные запросы и предложения по этому поводу с разных концов России. На все запросы Павленкову приходилось отвечать лично. Это переполнило чашу терпения властей. В результате 3 сентября 1868 г. Павленков был арестован и после произведенного в его квартире и книжном магазине обыска, не открывшего ничего недозволенного, помещен сначала в Спасскую часть, а потом в Петропавловскую крепость.
Павленков не сомневался в намерениях полиции выслать его из столицы, чтобы лишить возможности продолжать начатую им книгоиздательскую деятельность, идеологическая направленность которой не нравилась правительству. Находясь в заключении, он сделал распоряжение по передаче дел по магазину своему другу М. П. Надеину. Следствие по поводу ареста Пав-ленкова не давало, однако, никакого «материала», — ни для продолжительного заключения в тюрьму, ни для ссылки. Тем не менее 11 июня 1869 г. Павленков был выслан в Вятку.
Сразу по прибытии в Вятку Павленкову было официально объявлено, «с отобранием подписки», о воспрещении заниматься издательской деятельностью. Но оставить дело, ставшее главным в его жизни, он не мог.
В вятский период жизни Павленкова выделяются следующие направления его просвещенческой деятельности: объединение прогрессивных, демократически настроенных местных творческих сил с целью создания публицистической литературы, прежде всего «Вятской незабудки», издание научно-методических учебных пособий и составление «Наглядной азбуки».
В Вятке Ф. Ф. Павленков встал во главе своеобразного кружка прогрессивно мыслящих интеллигентов, куда входили публицист М. П. Бородин, писательница М. Е. Селенкина, художник В. М. Васнецов, ссыльный В. Ф. Трощанский, владелец типографии и библиотеки А. А. Красовский, педагоги Н. Н. Блинов, В. И. Фармаковский, М. Л. Песковский и Р. Н. Рума, председатель губернской земской управы М. М. Синцов, чиновники П. А. Голубев, И. Н. Романов и А. А. Сырнев, участник революционного движения 1860-х гг. врач и публицист В. О. Португалов, врачи С. И. Сычугов и А. Н. Руднев и др.
Среди вятских друзей Павленкова был, например, ссыльный учитель Василий Иванович Обреимов, страстный поклонник взглядов Писарева и его педагогических идей. В дальнейшем он
стал известным математиком-методистом- его книгой «Математические софизмы» восхищался В. И. Ленин [3].
В 1874 г. в Вятке побывал казанский публицист и краевед Н. Я. Агафонов, который в письме к нижегородскому историку и статистику А. С. Гацисскому указывал на то, что он посоветовал павленковскому кружку издавать, в силу наличия в Вятке значительного числа литературных сил, сатирическую газету или сборник. Эта идея была вскоре реализована выпуском трех сборников статей с общим названием «Вятская незабудка», содержавших материалы резко обличительного содержания. Министр внутренних дел сообщал в кабинет министров: «& quot-Вятская незабудка& quot- составляет сборник исключительно обличительных и пасквильных рассказов о правительственных и общественных учреждениях Вятской губернии, о местных должностных лицах, начиная с волостных писарей и тюремных сторожей и доходя до губернатора и архиерея. Возбуждение полнейшего недоверия правительству, избирающему будто своими агентами самых возмутительных администраторов, судей, наставников юношества и охранителей государственных иму-ществ, оставляет неизбежное для неразвитых читателей впечатление после чтения этой книги. Но это впечатление идет дальше, так как на страницах этой книги проводятся революционные идеи» [4].
Действительно, сборник, в создании которого приняли участие многие из вышеназванных представителей демократически настроенной вятской интеллигенции, стал едва ли не первым в России изданием, авторы которого открыто выступили с критикой самодержавия. «Вятская незабудка» представляла собой значительные по объему сборники публицистических, по выражению Ф. Ф. Павленкова «не по-гётевски, а по-щедрински», сатирических статей, содержание которых было направлено против центральных и местных властей. Уже в названиях многих статей («Кусающиеся овцы», «Взяточная артель», «Реальное дерьмо» и др.), а тем более в их содержании, авторы издания активно использовали такие черты литературного стиля М. Е. Салтыкова-Щедрина, как деформаций образа, гипербола, гротеск, ирония, «кукольность», зоологическое уподобление и т. д. Несколько статей были посвящены вопросам просвещения. В них, в частности, отмечалось, что уездные земства недостаточно заботятся о развитии образования.
Даже в Малмыжском уезде, где «самое значительное во всей Вятской губернии земство», половина его волостей оставались без школ. В статье «Вопрос о подвижных школах» критически оценивалась деятельность Яранского земства, годичное собрание которого представляло собой «настоящее поле брани»: «Наступило новое трехлетие, а с ним и новые шансы на участие в дележе земского пирога» [5]. Больше всего статей (восемь) содержательно были связаны с Яранским уездом, поскольку Павленков провел там около года и хорошо изучил местную обстановку именно в этом уезде Вятской губернии.
Другое направление просвещенческой деятельности Ф. Ф. Павленкова в Вятке было связано с тем, что в 1860—1870-е гг. он находился под впечатлением бурного прогресса естественных наук. Стремясь способствовать их всемерному распространению, он осуществил в вятской ссылке перевод и издание в типографии А. А. Красовского 2-й части учебника «Физика» А. Гано. В 1873 г. Павленков издал там же брошюру А. А. Баркера «Соотношение жизненных и физических сил» (перевод из французского журнала «Le Monde»), автор которой математическим путем обосновывал открытый ранее М. В. Ломоносовым закон сохранения энергии. В тот же год Павленков выпустил книгу А. Тиндаля «Роль воображения в развитии естественных наук», переведенную им из «Revue Scientifique» и «Le Monde».
Но самым заметным событием в научной жизни вятской провинции стало издание здесь капитального труда директора Римской обсерватории и священника Анджело Секки, в котором автор пытался «согласовать» выводы науки с признанием бытия бога. Итальянский аббат полагал, что «наука отлично соединяется с положением о существовании бога». По существу, эта работа в какой-то степени предвосхитила появление такого влиятельного философского течения как неотомизм. Работая над переводом книги, Павленков стремился сохранить все действительно ценные научные положения, опуская религиозно-мистические рассуждения автора, ибо, будучи сторонником учения Ч. Дарвина, он не мог допустить изданием книги Секки нападок на это учение. Выпущенная в г. Вятке книга Секки имела в качестве приложений ранее выпущенные отдельными брошюрами упоминавшиеся выше работы Баркера и Тиндаля.
Профессор Московской духовной академии Е. Е. Голубинский откликнулся на выход в свет этого издания статьей «Книга Секки & quot-Единство физических сил& quot- и тенденции вятского издания ее на русском языке», опубликованной в журнале «Православное обозрение» (1875). В «рецензии», имевшей характер политического доноса, отмечались случаи «неточного перевода», пропуски в оригинале текста, атеистические тенденции переводчика и издателя, стремившегося избегать употребления таких слов как «бог», «творец мира», «зиждитель», «божество» и т. п. [6]. От-126
тиски статьи Голубинский послал в Вятку архиерею, ректору духовной семинарии, полицмейстеру и вице-губернатору Домелунксену. Вятский архиерей Аполлос просил Главное управление по делам печати изъять из продажи книгу Секки в переводе Павленкова.
Поразительно, но факт: в Главном управлении сочли, что в книге нет никаких высказываний против религии, — о ней просто не упоминалось, — и поэтому просьба осталась без удовлетворения. Тем не менее местные власти, вняв предложению архиерея, в наказание выслали Павленкова в г. Яранск [7]. Позднее, в феврале 1880 г., В. Г. Короленко спросил Ф. Ф. Павленкова, встретив его в Вышневолочковской тюрьме, почему он вычеркнул богословские пассажи из книги Секки. Павленков с возмущением заметил: «Еще бы! Стану я распространять иезуитскую софистику!» [8].
Тем не менее выход именно этой книги стал поводом для «упрятывания» Павленкова в «еще большую ссылку» в уездный вятский городок, о котором поэт с иронией сказал, что «Яранск на карте генеральной кружком означен не всегда». Туда его перевели 14 января 1876 г., и здесь он жил по ноябрь того же года. В Яранске его друзьями стали активные общественные деятели: секретарь земской управы В. М. Гусев, кандидат лесоведения, лесничий Э. Э. Валленбургер и земский архитектор И. А. Шмаков. Они вместе обсуждали возможность открытия «Вятского земского вестника», открытия передвижных школ и другие злободневные вопросы. Павленков продолжил подготовку к изданию составленного им «Практического курса итальянского языка по методу Оллендорфа».
К периоду яранской ссылки относится начало осуществления одной из самых значительных работ Павленкова — составление и подготовка к изданию «Иллюстрированного Словотолко-вателя», первые 10 печатных листов которого были закончены им именно в Яранске. В то время имелись в обращении словари иностранных слов, вошедших в состав русского языка (Михельсо-на, Бурдона, Гейзе и др.), но все эти словари, по мнению Павленкова, не могли достичь нужных целей: с одной стороны, из-за обилия лишних слов специального характера, и без того известных специалистам и совершенно ненужных для большинства читателей, а с другой стороны, — по причине отсутствия рисунков таких предметов, о которых нельзя составить ясного понятия без наглядного изображения.
Кроме того, такое издание должно было быть достаточно доступным по цене. Издание было выпущено в Санкт-Петербурге в 1899 г. под названием «Энциклопедический Словарь Ф. Павленкова». Русский однотомный иллюстрированный энциклопедический словарь сразу заслужил всеобщее одобрение. Написанный простым, ясным и, в то же время, современным языком, он содержал около 34 тысяч слов и терминов, давал четкое и ясное представление о предметах, явлениях и темах, находившихся в поле зрения любого стремившегося к знаниям человека. Словарь пользовался большой популярностью у самого широкого круга читателей, в который входили учащиеся, народные учителя, рабочие. После смерти Павленкова его преемники выпустили словарь пятью изданиями в 1905—1913 гг. Общий тираж словаря превысил 100 тысяч экземпляров, что намного превышало тираж любого энциклопедического издания в то время.
В Яранске Павленков начал работу над «Вятской Незабудкой». Первый том был издан в Санкт-Петербурге в типографии Ф. Энингера в 1877 г. Вятский губернатор выражал недовольство влиянием Павленкова на Яранское земство, и предпочел вернуть Павленкова в Вятку, под свой личный надзор.
Присущее Ф. Ф. Павленкову стремление к просвещению народа отчетливо проявляется в его переписке с виднейшими представителями отечественной общественной мысли и педагогической науки и практики (Д. И. Писарев, Н. А. Корф, Н. Ф. Бунаков, И. И. Паульсон и др.), в издании многочисленных учебных пособий, в распространении прогрессивной для того времени идеи передвижных (тогда их называли «подвижными») школ.
Ф. Ф. Павленков был не только квалифицированным переводчиком, прогрессивным издателем и бесстрашным публицистом, но и известным ученым-методистом, причем его методический талант особенно ярко проявился именно в период вятской ссылки. На основе разработанного им оригинального варианта наглядно-звукового метода обучения грамоте Ф. Ф. Павленковым была составлена «Наглядная азбука», вышедшая в 1873 г. в гг. Вятке и Санкт-Петербурге. Авторство этого пособия поначалу приписывалось Н. Н. Блинову, поскольку Павленков не мог издавать ее под своим именем. Поэтому он попросил известного вятского учителя и священника Николая Николаевича Блинова поставить его, Блинова, фамилию на обложке, поскольку труды самого Блинова в то время проходили цензуру без осложнений, и он пользовался доверием официальных властей. В то же время нельзя не отметить, что Павленков положил методические воззрения Н. Н. Блинова в основание своей «Наглядной азбуки», представлявшей собой такое учебное пособие, которое могло, по мысли автора, использоваться и без помощи учителя [9].
«Наглядная азбука» представляла собой учебное пособие, снабженное большим количеством рисунков, облегчавших усвоение букв без помощи учителя. Цель составления своего пособия Ф. Ф. Павленков видел в том, чтобы сделать процесс обучения грамоте более доступным и приятным для обучающихся. Им было издано также методическое пособие «Объяснение к «Наглядной азбуке» («Ключ к чтению и письму по картинкам»), в котором он объяснял сущность своего метода. Главной особенностью своего метода Ф. Ф. Павленков считал постепенное приучение учащихся к самостоятельности. Метод основан на том простом законе, указывал Павленков, по которому, зная сумму двух чисел и одно из слагаемых, несложно отыскать и другое слагаемое.
«В предлагаемом мной способе обучения грамоте, — писал методист, — роль такой суммы играет изображение знакомого ученику предмета вместе с полным названием последнего, а роль данного слагаемого — та часть этого названия, которая выражается уже пройденными им прежде звуками. Предметы подобраны так, что разность, остающаяся в конце подписи под рисунком, и составляет искомый звук, как бы выделяющийся сам собой» [10].
Например, в пособии приводится картинка с изображением самовара. Учащимся известны все буквы, составляющие данное слово, кроме «р». Прочитав первые шесть знакомых букв, они легко определят и незнакомую букву, правильно ее произнесут, ориентируясь на картинку.
Пособие вызвало широкий положительный резонанс среди педагогической общественности, появился ряд откликов в печати, что объяснялось не только его очевидными достоинствами, но и тем обстоятельством, что в тот период важнейшей задачей образования в России передовые педагоги считали необходимым возможно более широкое распространение элементарного обучения, которое должно было бы, в идеале, охватить все население. В связи с этим особенно большое значение придавалось созданию учебных пособий для начальных школ, прежде всего азбук, букварей и книг для детского чтения. Практически все крупные педагоги второй половины XIX в., начиная с К. Д. Ушинского, занимались их составлением.
Анализ критико-библиографических рецензий и обзоров позволяет сделать вывод о том, что признанные российские методисты испытывали к «новым», в особенности провинциальным, «букваристам», достаточно ревнивые чувства. Тем большее значение для характеристики пособий Ф. Ф. Павленкова имели положительные отзывы видных педагогов тех лет. Так, Д. Д. Семенов, указывая на частные недостатки «Наглядной азбуки», видел большую заслугу автора в развитии принципа наглядности при обучении русской грамоте [11].
С выходом в свет «Наглядной азбуки» у некоторых земцев появилась идея об устройстве передвижных школ грамотности с «переездными» учителями, по образцу шведских начальных школ. Ф. Ф. Павленков не только поддержал эту идею, но и утверждал, что его азбука могла бы с успехом там использоваться. Но необходимо было убедиться в возможности самообучения учеников после нескольких уроков с учителем. При этом задача учителя состояла в том, чтобы научить их на первом этапе умению выделять, по методике Павленкова, в слове конечный звук и находить соответствующий этому звуку знак. Такой опыт был произведен одним высланным в Вятскую губернию учителем и дал удовлетворительные результаты. Учитель организовал школу из десяти учениц различного возраста — среди них были девочка семи лет и ее бабушка, неграмотная крестьянка 42 лет — и занимался со всеми ученицами две недели, дошел с ними до буквы «Р», а затем предоставил им возможность заканчивать изучение азбуки самостоятельно. Школа занималась без учителя три недели под надзором старшей ученицы- ученики не только закончили изучение всех букв, но и начали читать статьи из приложенной к азбуке хрестоматии.
На международной педагогической конференции в 1873 г. в г. Вене, приуроченной к Всемирной выставке, педагоги ряда стран с интересом прослушали лекцию известного российского деятеля просвещения Н. А. Корфа, организованную при содействии австрийского педагога Дит-теса, о методе Ф. Ф. Павленкова и после оживленных дебатов пришли к выводу, что в основу «Наглядной азбуки» положен совершенно неизвестный в Европе и Америке способ обучения и самообучения грамоте. На примерах, взятых из немецкого языка, Корф показал педагогическое значение «Наглядной азбуки» и преимущество способа обучения и самообучения по ней.
Отмечалось также, что «Наглядная азбука» лучше всех других известных конференции азбук возбуждает самодеятельность учащихся и может оказать неоценимые услуги школе, а потому в интересах подрастающего поколения всех государств следует попытаться применить основные начала этой азбуки к обучению чтению и письму в других европейских странах.
В итоге, как писали «Санкт-Петербургские ведомости» в передовице в номере от 6 июня 1873 г., «Наглядная азбука» получила почетный отзыв Венской всемирной выставки. Это был, по всей вероятности, первый случай международного признания достижений российской методической мысли, и это признание, пусть и косвенно, связано с Вятской губернией. «Наглядная азбука» дополнялась «Самоучителем», а также «Объяснением к «Наглядной азбуке». Созданием такого 128
исчерпывающего учебно-методического комплекса Павленков поставил себя в ряд видных методистов своего времени [12].
Однако нашлись-таки доброхоты, усмотревшие в «Азбуке» «сугубую зловредность», несмотря на то что она прошла через две цензуры, — общую и Министерства народного просвещения. В ней, по их мнению, под невинной оболочкой таились пропаганда неуважения к религии и священным для народа предметам, а следовательно, имела место попытка подрыва основ государства. Первыми застрельщиками, выступившими в поход против «Наглядной азбуки», стали некоторые сельские батюшки. Таким образом, судьба самого известного методического произведения Ф. Ф. Павленкова — «Наглядной азбуки» — оказалась нелегкой. Она вновь была затребована в особый отдел ученого комитета министерства, созданный в 1869 г. в связи с проникновением в педагогическую литературу антиправительственных взглядов и выполнявший функцию цензуры.
Член этого отдела Кочетов отмечал в своей рецензии, что постановка рядом, «якобы согласно методическим требованиям, выдвинутым Павленковым», иллюстраций церковного аналоя и стойла, петуха и монаха, короны, коровы и кокошника означает поругание священных предметов, компрометирует служителей культа и монарха и возбуждает у учащихся неуважение к ним. Особую ярость властей вызвало размещение друг за другом рисунков виселицы, цепи, офицера и царя, «необходимых для изучения буквы Ц». Иллюстрировал книгу вятский художник В. И. Порфирьев [13].
Вятский губернатор В. И. Чарыков, пожелавший ознакомиться с азбукой, обнаружил в ней рисунки, где изображен император в порфире и короне, а впереди него солдат, убегающий с поля боя и приговаривающий при этом: «Как приятно умирать за царя и отечество». «Я вполне с тобой согласен», — говорит другой солдат, обгоняя первого. В итоге губернатор пришел к выводу, что азбуку следует изъять из библиотек, так как она, среди прочего, прививает взгляды Дарвина о происхождении человека и является «вреднее сочинений Лассаля» [14].
Особый отдел ученого комитета Министерства народного просвещения увидел в азбуке и завуалированную пропаганду дарвинизма, что особенно преследовалось в те годы: «Сопоставление на странице 25 скелетов человека и обезьяны неудобно в том отношении, что может подать повод неблагонамеренному учителю развивать детям теорию, распространение которой в народных школах не может быть допущено» [15]. Представители духовенства также выступили против автора азбуки с обвинением его в поругании предметов культа.
Секретарь цензурного комитета Пантелеев заявил, что если даже под названием «Наглядная азбука» будет поставлен текст Евангелия, то он и тогда не разрешит выпуск. Но более всего цензуру смущала именно сама идея передвижных школ. Поэтому, стремясь не допустить к распространению этот тип учебных заведений, под прикрытием которого революционеры-народники могли бы осуществлять антиправительственную деятельность, цензурный комитет постановил запретить «Наглядную азбуку» и рекомендовал закрытие передвижных школ. Печатавшееся в то время (1874 г.) издание было уничтожено. Само название книги, приобретшее широкую известность, оказалось под запретом. Однако Ф. Ф. Павленков продолжал борьбу за свою книгу. По его признанию, «жизнь или смерть» «Наглядной азбуки» была для него почти что-то же самое, что половина его собственной жизни и смерти.
Павленков был вынужден пойти на хитрость. Сделав незначительные изменения в расположении рисунков и заменив прежнее заглавие другим («Чтение и письмо по картинкам»), он разослал по экземпляру исправленного оригинала в цензурные комитеты Казани, Москвы, Киева и Риги, получил в них соответствующее разрешение на издание и без каких-либо затруднений в начале 1876 г. выпустил 30 тысяч экземпляров нового издания фактически все той же «Наглядной азбуки», но под другим заглавием и без обозначения фамилии автора. В предисловии, с целью введения цензуры в заблуждение, он даже «критикует» ранее изданное павленковское издание. В итоге книга получила широкую известность, прежде чем хитрость автора была обнаружена. Впоследствии, по возвращении Павленкова из ссылки в Санкт-Петербург, ему удалось восстановить и прежнее заглавие — «Наглядная азбука».
Будучи человеком педантичным и в то же время неравнодушным к собственной популярности, Ф. Ф. Павленков тщательно собирал отзывы практических работников образования о своем пособии и даже издал их отдельной книгой (!), которую так и назвал: «Отзывы народных учителей о & quot-Наглядно-звуковых прописях& quot-» (СПб., 1880). В книге приводятся свидетельства учителей, заявлявших, что учащиеся, самостоятельно занимавшиеся по методу Павленкова с помощью его пособий, в отдельных случаях добивались не меньших результатов, что и ученики, обучавшиеся с учителем. С немалой долей вероятности можно предположить, что такого рода издание является единственным в своем роде за всю историю книгопечатания в мире.
По замыслу Павленкова, его пособия могли быть особенно эффективны при организации передвижных школ. Проведенная при поддержке ряда прогрессивно настроенных вятских земских деятелей опытно-экспериментальная работа в этом направлении дала отличные результаты, — было открыто более восьмидесяти школ подобного типа, и это не на шутку встревожило чиновников из Министерства народного просвещения.
Таким образом, учебные пособия Павленкова, написанные им в период вятской ссылки, имели большой успех среди учительства. Доказательством этого служит тот факт, что в 1909 г., уже после смерти автора, «Наглядная азбука» вышла 22-м изданием (всего вышли 23 издания). Помимо нее Ф. Ф. Павленков составил и издал в 1876 г. «Азбуку-копейку», действительно стоившую одну копейку. В 1893 г. вышло ее одиннадцатое издание.
Почти одновременно с изданием своей азбуки Павленков приступил к разработке другого нового материала для наглядного обучения. Он подготовил для издания книжку детских задач в картинках, названную им «Наглядные несообразности». В этой работе Павленковым впервые был взят за основание, так сказать, отрицательный элемент. В книжку должны были войти до 450 рисунков, изображающих разные предметы, действия и явления в явном и наглядном несоответствии с действительностью относительно количества, величины, формы, места, свойств предметов и т. д. По мысли автора, несоответствия должны были служить для ребенка своего рода стимулом к постановке вопросов «почему?» и «отчего?».
Издание первоначально появилось в виде приложения к журналу «Детское чтение» за 1874 г. и состояло из серии листов с рисунками и объяснительного текста — на русском и трех иностранных языках. Вследствие некоторых технических затруднений издание было приостановлено и закончено уже по возвращении Павленкова из ссылки, но, к сожалению для автора, не получило ожидаемого применения и успеха. Потенциальных пользователей пособия (учителей, родителей), несомненно, смущал весьма необычный дидактический подход Павленкова. Ведь в учебных пособиях даются, как правило, положительные примеры, которые и запоминаются детьми. Здесь же существовала вполне обоснованная опасность, заключавшаяся в том, что неправильные примеры будут запоминаться как правильные.
Анализ просветительской деятельности Ф. Ф. Павленкова дает основание для утверждения о том, что известный российский издатель и педагог в значительной степени, вслед за другими вятскими ссыльными Александром Ивановичем Герценом и Петром Владимировичем Алабиным, способствовал распространению просвещения в Вятском крае. Он так же, как и его предшественники, считал открытие школ и библиотек важнейшим средством утверждения грамотности, и поэтому все свое наследство, состоявшее из 50 тысяч книг стоимостью 800 тысяч рублей, завещал отдать на открытие по всей России двух тысяч публичных сельских библиотек.
В Вятской губернии к 1911 г. в одиннадцати уездах были открыты 194 библиотеки имени Ф. Ф. Павленкова. Как и Алабин, Павленков издавал методические пособия для школ. Однако в отличие от изданий Алабина, представлявших собой, в основном, сборники известных произведений русской классики, методические работы Павленкова были авторскими и создавались им специально в качестве учебных и методических пособий с соблюдением необходимых дидактических требований.
В силу своего социального положения в период вятской ссылки Ф. Ф. Павленков, разумеется, не мог принимать непосредственного участия в открытии школ, библиотек и т. п., как это делал, например, тот же П. В. Алабин, занимавший официальную должность. Заслуга Ф. Ф. Павленкова состояла в том, что написанные и изданные им в Вятке книги просветительского и учебно-методического содержания именно здесь были особенно хорошо известны учительству и активно использовались в учебных заведениях. Не приходится говорить и о личном влиянии Ф. Ф. Павленкова на вятских учителей, поскольку тесных контактов с достаточно широким кругом местных педагогов, как, например, у А. И. Герцена, у находившегося под гласным надзором полиции издателя быть не могло. Общение Павленкова с местной интеллигенцией ограничивалось, в основном, достаточно узким кругом членов его кружка.
По возвращении в Санкт-Петербург из Вятки в 1877 г. Павленков направляет свою методическую и издательскую деятельность, прежде всего, на обеспечение народных школ качественными учебными пособиями. Составленные и неоднократно переиздававшиеся им «Наглядная азбука», «Наглядно-звуковые прописи», «Книга для чтения в школе и дома», «300 письменных работ», «Задачи для упражнения в письме в начальной школе», «Первоначальное правописание», «Руководство для воскресных школ», изданные им книги К. Д. Ушинского, Н. Ф. Бунакова, Н. А. Корфа, И. И. Паульсона и других авторов снискали Павленкову глубокое уважение со стороны педагогической общественности. При этом он неизменно стремился давать наилучшее оформление издававшейся литературе, что имело немаловажное воспитательное значение, побуждало детей беречь ее.
Ф. Ф. Павленков со всей присущей ему энергией и неутомимостью пользовался каждым днем для восстановления и укрепления своего расшатанного ссылками и арестами любимого дела. Так, только в сентябре 1879 г. он выпустил 5000 экземпляров иллюстрированного издания учебного пособия «Наш Друг» Н. А. Корфа, в ноябре — еще 6000 экземпляров, а также по 3000 экземпляра второго издания «Единства физических сил» А. Секки и книги «Телефон» Дю-Монселя, а также начал печатать книгу Тисандье «Мученики науки». К периоду возвращения Павленкова из вятской ссылки в декабре 1877 г. им было выпущено, в целом, всего 16 однотомных изданий номинальной стоимостью около 18 тысяч руб. Ко дню его смерти количество изданий было доведено до 755 общим тиражом свыше 3,5 млн экземпляров. Стоимость изданных определялась суммой 804 628 руб. Издавал он, в основном, книги, рассчитанные на массовую аудиторию: сочинения русских классиков, иллюстрированные библиотеки русской и западноевропейской литературы для детей, научную переводную литературу, научно-популярные библиотеки.
Свою издательскую деятельность Павленков всегда строил в соответствии со своими демократическими убеждениями. Ф. Ф. Павленковым были выпущены труды В. Г. Белинского в четырех томах, работа Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Ф. Ф. Павленковым была придумана и начала издаваться знаменитая «Жизнь замечательных людей» — серия очерков-биографий, написанных в жанре исторических хроник и рассказывавших о судьбах людей, оказавших в разные эпохи существенное влияние на жизнь целых народов или даже всего человечества. Всего было издано около 200 биографий, в том числе книги о К. Д. Ушинском, Н. А. Корфе, А. В. Суворове и других действительно замечательных людях. Издание этой серии было продолжено в советские годы по инициативе А. М. Горького.
Ф. Ф. Павленков умер 20 января (1 февраля) 1900 г. в г. Ницце, похоронен в Санкт-Петербурге, на Литераторских мостках Волкова кладбища. Свой капитал он завещал на устройство бесплатных библиотек и читален в деревнях. В 1901—1911 гг. на завещанные им средства в 53 губерниях были открыты две тысячи бесплатных библиотек-читален. Больше всего (более двухсот) «павленковских библиотек» было открыто именно в Вятской губернии.
По данным вятского исследователя библиотекаря Елены Кожиновой, только в Яранском уезде в 1907 г. появилось 15 народных библиотек: Большерудкинская, Верхоижская, Петропавловская, Вятская, Борковская, Зыковская, Знаменская, Кугушерская, Люмпанурская, Макарьевская, Михайловская, Ныровская, Троицкомокинская, Соломинская, Энер-Мучакшская. Большинство из них нашли приют под крышами народных училищ, размещаясь в учительской или классной комнате, а иногда просто в шкафу под висячим замком в школьном коридоре. В назначенное время его открывали — и учащиеся, крестьяне и прочие представители деревенского люда выбирали для прочтения книги. «На огонек» в такие библиотеки тянулись даже жители соседних селений.
Душеприказчик Павленкова В. Я. Яковенко, взявший на себя заботу по устройству библиотек, следил за их состоянием, вел переписку с уездными земствами, рассылал каталоги и книги, изучал спрос читателей на литературу. При Яковенко павленковские библиотеки пополнялись произведениями прогрессивных писателей, иллюстрированными популярными брошюрами по географии и естествознанию, книгами по исторической тематике, изданиями по вопросам возделывания льна и других культур, обработке и удобрению почвы. В небольшом количестве сюда поступала литература по здравоохранению, педагогическим и другим вопросам.
В советский период павленковские библиотеки перестали финансироваться и пополняться литературой, а потому вскоре прекратили существование- частично они были преобразованы в избы-читальни. По данным Е. Кожиновой, сейчас на территории Яранского района Кировской области работают четыре сельские библиотеки, открытые еще в начале XX в. на средства просветителя: Кугушерская, Никулятская, Шкаланская и Никольская. Сотрудники Яранской централизованной библиосистемы ведут поисковую работу, связанную с личностью Ф. Ф. Павленкова: собирают фотоматериалы, копии документов, устанавливают связи с местными краеведами. В библиотеках оформлены «Павленковские» уголки и стенды.
В середине 1990-х гг. началось движение по возращению имени Павленкова тем библиотекам, что были в свое время открыты на средства из фонда его имени. Решением Яранской районной Думы от 22 сентября 1999 г. Кугушерской сельской библиотеке было присвоено имя Ф. Ф. Павленкова.
В 1990-е гг. образовалась общественная организация под названием «Содружество Павленковских библиотек», объединяющая библиотеки. В 2009 г. в её состав входило 317 сельских библиотек.
В память о просветителе в Кировской областной научной библиотеке им. А. И. Герцена проводятся научно-практические конференции — «Павленковские чтения», по итогам работы которых выпускаются сборники научных статей. Последняя по времени проведения такая конференция состоялась 25−27 ноября 2014 г. [16]
Примечания
1. Помелов В. Б. Просветитель и методист начальной школы Ф. Ф. Павленков // Начальная школа. 2014. № 10. С. 4−11.
2. Помелов В. Б. Российская педагогика в лицах: монография. Саарбрюккен: Изд-во «Lap Lambert Academic Publishing», 2013. С. 521.
3. Изергина Н. П. Литературная жизнь Вятки: монография. Киров, 1990. С. 25.
4. Добровольский Л. М. Закрытая книга в России. 1825−1904: монография. М., 1962. С. 129.
5. Вятская Незабудка: Вып. 2: сб. ст. СПб., 1877. С. 198−199.
6. Помелов В. Б. Просветители Вятского края: российские деятели культуры и местные ученые-педагоги: монография. Киров: Изд-во ВятГГУ, 2007. С. 41.
7. Рассудовская Н. М. Издатель Ф. Ф. Павленков. М., 1960. С. 18.
8. Короленко В. Г. История моего современника // Собр. соч.: в 10 т. Т. 10. М., 1948. С. 108.
9. Помелов В. Б. Просветительство русской православной церкви в российской провинции (На примере Вятского края): монография. Саарбрюккен: Изд-во «Sanktum», 2013. С. 238.
10. Павленков Ф. Ф. Объяснение к «Наглядной азбуке» (Ключ к чтению и письму по картинкам). СПб., 1887. С. 4.
11. Семенов Д. Д. Опыт педагогической критики русской элементарно-учебной литературы (18 871 888) // Избр. пед. соч. М., 1953. С. 178−182.
12. Помелов В. Б. Региональные особенности развития народного образования в российской провинции во второй половине XIX в. 1917 г.: монография. Киров, 1998. С. 204.
13. Блюм А. В. Ф. Ф. Павленков в Вятке: монография. Киров, 1976. С, 32.
14. Петров В. А. Земская начальная школа в Вятской губернии: дис. … канд. пед. наук. М., 1954. С. 200.
15. Центральный государственный исторический архив РФ. Ф. 734. Оп. 3. 1874. Д. 25. Л. 20−24. С. 78.
16. Помелов В. Б. Н. Н. Блинов и его творческие отношения с Ф. Ф. Павленковым // Павленковские библиотеки — культурное наследие российской провинции: материалы всерос. науч. -практ. конф., посвящ. 175-летию со дня рождения Ф. Ф. Павленкова / сост. Н. Н. Ярославцева. Киров. 2014. С. 11−16.
Notes
1. Pomelow V. B. Prosvetitel i metodist nachalnoy shkoly F. F. Pavlenkov [Educator and Methodist of primary school F. F. Pavlenkov] // Nachalnaya shkola — Elementary school. 2014, No. 10, pp. 4−11.
2. Pomelow B. V. Rossiyskaya pedagogika v licah: monografiya[Russian pedagogy in persons: a monograph]. Saarbrucken. Publishing house & quot-Lap Lambert Academic Publishing& quot-. 2013. P. 521.
3. Izergina N. P. Literaturnaya zhizn Vyatki: monografiya [Literary life of Vyatka: monograph]. Kirov. 1990.
P. 25.
4. Dobrovolsky L. M. akrytaya kniga v Rossii. 1825−1904: monografiya [Closed book in Russia. 1825−1904: monograph]. M. 1962. P. 129.
5. Vyatskaya Nezabudka — Vyatka Forget-Me-Not: Is. 2: coll. art. SPb. 1877. Pp. 198−199.
6. Pomelow V. B. Prosvetiteli Vyatskogo kraya: rossiyskie deyateli kultury i mestnye uchenye-pedagogi: monografiya [Educators of Vyatka region: Russian cultural figures and local scientists and educators: a monograph]. Kirov. Publishing house of VyatSHU. 2007. P. 41.
7. Rassudovskaya N. M. zdatel F. F. Pavlenkov [Publisher F. F. Pavlenkov]. M. 1960. P. 18.
8. Korolenko V. G. Istoriya moego sovremennika [History of my contemporary] // Coll. works: in 10 vol. Vol. 10. M. 1948. P. 108.
9. Pomelow V. B. Prosvetitelstvo russkoy pravoslavnoy cerkvi v rossiyskoy provincii (Na primere Vyatskogo kraya): monografiya [Enlightenment of the Russian Orthodox
Church in the Russian province (On the example of Vyatka region): monograph]. Saarbrucken. Publishing house & quot-Sanktum"-. 2013. P. 238.
10. F. F. Pavlenkov Obyasnenie k «Naglyadnoy azbuke» (Klyuch k chteniyu i pismu po kartinkam) [Explanation for & quot-Visual alphabet& quot- (the Key to reading and writing based on pictures)]. SPb. 1887. P. 4.
11. Semenov D. D. Opyt pedagogicheskoy kritiki russkoy elementarno-uchebnoy literatury (1887−1888) [Experience of teaching critics of Russian elementary-academic literature (1887−1888)] // Izbr. ped. Soch.- Fav. ped. works. M. 1953. Pp. 178−182.
12. Pomelow B. V. Regionalnye osobennosti razvitiya narodnogo obrazovaniya v rossiyskoy provincii vo vtoroy polovine XIX v. 1917 g.: monografiya [Regional characteristics of the development of public education in the Russian province in the second half of the nineteenth century, 1917: a monograph]. Kirov. 1998. P. 204.
13. Blum V. A. F. F. Pavlenkov v Vyatke: monografiya [F. F. Pavlenkov in Vyatka: monograph]. Kirov. 1976.
P. 32.
14. Petrov V. A. Zemskaya nachalnaya shkola v Vyatskoy gubernii: dis. … kand. ped. nauk [Zemsky elementary school in Vyatka province: dis. … Cand. Ped. Sciences]. M. 1954. P. 200.
15. Central state historical archive of the Russian Federation. F. 734. Sh. 3. 1874. File 25. Sh. 20−24. P. 78.
16. Pomelow V. B. N. N. Blinov i ego tvorcheskie otnosheniya s F. F. Pavlenkovym [N. N. Blinov and his creative relationship with F. F. Pavlenkov] // Pavlenkovskie biblioteki — kulturnoe nasledie rossiyskoy provincii: materialy vse-ros. nauch. -prakt. konf., posvyashh. 175-letiyu so dnya rozhdeniya F. F. Pavlenkova — Pavlenkov library — cultural heritage of the Russian province: materials of All-Russia scient. -practical. conf. devoting the 175th anniversary since the birth of the F. F. Pavlenkov / comp. N. N. Yaroslavtseva. Kirov. 2014. Pp. 11−16.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой