П. Б. Балданжапов (1921-1991)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ческой модели развития в условиях отсутствия необходимых знаний и опыта — дал противоречивый результат: удачное заимствование политических институтов и неэффективность социально-экономических реформ, приведшая к радикальному расслоению по имущественному признаку и значительному обнищанию общества. Это характерные сложности переходного периода, ведь с момента возникновения демократического государства прошло всего
два десятилетия, а это довольно малый исторический срок для подведения окончательных итогов. Западный мир прошел путь в несколько веков для того, чтобы выстроить эффективные демократические механизмы. Очевидно, что процесс становления демократии предполагает появление новых социальных групп, для которых ценности и нормы демократии будут врожденными, а не приобретенными, а для этого требуется смена не одного поколения.
ЛИТЕРАТУРА
1. Баранов Н. А. Трансформации современной демократии. СПб., 2006.
2. Гумилев Л. Н. От Руси к России. М., 2002.
3. Демократия и авторитаризм в третьем мире в конце ХХ в. / Концепция Хантингтона и отклики на нее. Научно-аналитический обзор. М., 1995.
4. История Монголии. ХХ век. М.: ИВ РАН, 2007.
5. Карл Т. Л., Шмиттер Ф. Демократизация: концепты, постулаты, гипотезы (Размышления по поводу применимости транзитологической парадигмы при изучении посткоммунистических трансформаций) // Полис, 2004. № 4.
6. Намжил Т. Что мы смогли достичь и в чем ошибались // Новости Монголии. № 29 от 22. 07. 2000.
7. Политический атлас современности. Опыт многомерного статистического анализа политических систем современных государств. М., МГИМО, 2007.
8. Хара-Даван Э. Чингисхан как полководец и его наследие. Элиста, 1991.
9. Эрмэ Г. Культура и демократия. М., 1994.
10. A Comparative Survey of Democracy, Governance and Development. URL: www. asianbarometer. org (дата обращения 12. 05. 2009).
11. Gamba Ganbat. The Mass Public and Democratic Politics in Mongolia // Working Paper Series: No. 29.
12. Fish S. Mongolia: Democracy without Prerequisites // Journal of Democracy, 9 (3), 1998.
13. Fish S. The Inner Asian Anomaly: Mongolia'-s Democratization in Comparative Perspective // Communist and Post-Communist Studies, 34. 2001.
14. Freedom House. Table of Independent Countries 2009. URL: http: //www. freedomhouse. org/template. cfm? page = 478& amp-year = 2009 (дата обращения 13. 06. 2009).
15. V. Fritz. Mongolia: Dependent Democratization // Journal of Communist Studies and Transition Politics. No 18 (4). 2002.
16. How East Asians View Democracy. Columbia University Press, 2008.
17. Lipset, Seymour M. Some Social Requisites of Democracy: Economic Development and Political Legitimacy // American Political Science Review. 1959. № 53.
18. Rossabi M. Modern Mongolia: from Khans to Comissars to Capitalists. LA., 2005.
19. Sabloff P. Why Mongolia? The Political Culture of an Emerging Democracy // Central Asian Survey. 2002. Vol. 21. No. 1.
20. URL: http: //graphics. eiu. com/PDF/Democracy Index 2008. pdf (дата обращения: 02. 11. 2008).
УДК 89 ББК Ш 164−8
М. И. Гомбоева
П. Б. БААдАНжАПОВ (1921−1991)
В статье представлены отдельные эпизоды научной биографии одного из деканов историкофилологического факультета ЧГПИ, к.и.н., профессора — Балданжапова Пурбо Балодановича. В 1957 г. был принят по конкурсу на должность декана историко-филологического факультета
Читинского педагогического института. Является одним из основателей Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН, в частности отдела рукописей и ксилографов. Известен в науке своими источниковедческими трудами по монгольской медиевистике.
Ключевые слова: источниковедение, монгольские ксилографы по средневековому периоду, археологические памятники Юго-Восточного Забайкалья, летописи «Алтан тобчи» Мэргэн Г эгэна, «Эрдэниийн эрикэ» Галдана, «Джирукен-у толта-ийн таийлбури» и «Келен-у чимег».
M. I. Gomboeva
P. В. BALDANZHAPOV (1921−1991)
The article presents the episodes from scientific biography of Baldanzhapov Purbo Balodanovich, one of the Deans of the Department of History and Philology of ChSPI, Professor, Candidate of History. He became the Dean of the Chita State Pedagogical Institute Department in 1957. He is one of the founders of the Institute of Mongol Study, Buddhology ant Tibetology of SB of RAS, namely, of the Department of Manuscripts and Xylographs. Baldanzhapov is well-known by his historiographic works on Mongolian medieval studies.
Key words: source studies, Mongolian xylographs on Middle ages, archeological monuments of the South-Eastern Transbaikalia, & quot-Altan Tobchi& quot- chronicles by Mergen Gegen, & quot-Erdeniin Erihe& quot- by Galdan, & quot-Dzhiruken-u Tolta-iin Tailburi& quot- and & quot-Kelen-y Chimeg& quot-.
Балданжапов Пурбо Балданович родился в 1921 г. 12 апреля в селе Цаган-Оль Агинского Бурят-Монгольского Национального округа Читинской области в семье Базарова Балдан-жапа и Нимаевой Очиржап. В 1941 г. закончил Агинскую среднюю школу в с. Агинском. С сентября 1941 по ноябрь 1942 г. работал учителем истории в Зугалайской семилетней школе Агинского национального округа. В ноябре 1942 г. был призван в ряды Советской армии и служил рядовым, но в апреле 1943 г. был уволен из армии по состоянию здоровья из воинской части № 533 (г. Чита). С апреля 1943 по июль 1944 г., работал преподавателем и заведующим учебной частью Зугалайской семилетней школы, а с июля 1944 г. по сентябрь 1946 г. — директором этой же школы. В 1949 г. закончил с отличием исторический факультет Иркутского государственного университета. После этого работал директором Агинской средней школы № 1, с августа 1951 г. — заведующим Агинским окружным отделом народного образования. В сентябре 1953 года поступил в аспирантуру Института востокове-дения АН СССР (Москва) по специальности «История Монголии» и в 1956 г. защитил диссертацию по теме «Монгольская летопись „Эрдэни-ийн эрикэ“ как исторический источник». Его научным руководителем был известный монголист С. Д. Дылыков. Как отмечали все рецензенты и оппоненты, Пурбо Балданович за кратковременный срок пребывания в аспирантуре смог выполнить работу над сложнейшим и обширнейшим монгольским историческим сочинением, которое могло бы быть объектом многолетнего планового задания
и, что впервые после длительного перерыва в монголистике, начал серьезную работу над первоисточниками по монгольской истории, если не считать исследований монголистов старшего поколения (Ц. Ж. Жамцарано, Л. С. Пучковский,
Н. П. Шастина, С. Д. Дылыков).
После окончания аспирантуры и успешной защиты какндидатской диссертации с июля 1956 г. работал заместителем директора (проректором) Кызыльского педагогического института. В 1957 г. был принят по конкурсу на должность декана историко-филологического факультета Читинского педагогического института. Начиная с июля 1959 года вся жизнь П. Б. Балданжапова была связана с Бурятским институтом общественных наук: с 1959 по 1961 — младший научный сотрудник, с 1961 г. — старший научный сотрудник, с 1967 по 1970 г. — заведующий музеем восточных культур БИОН, с 1970 по 1975 г. (до тяжелой болезни) — заведующий сектором источниковедения индо-тибетской медицины.
Диапазон интересов П. Б. Балданжапова был очень широк и сложился, если судить по материалам его архива, еще в школьные годы. Так, например, сохранилась его ученическая тетрадь 1937 г., в которой им были записаны пословицы, поговорки и благопожелания, бытовавшие среди агинских бурят, на внедрявшемся тогда латинском алфавите. Часть из них была подготовлена к печати и опубликована на современном бурятском языке его спутницей жизни и помощницей Д. Д. Дарижаповой [1- 9]
Еще до поступления в университет П. Б. Бал-данжапов интересовался древней историей своего края, историей монголов, в связи с чем им были обследованы и паспортизированы несколько сотен археологических памятников Юго-Восточного Забайкалья, а также впервые обнаружены останки поселений древних жителей данного края (писаницы, стоянки, городища и др.). А. П. Окладников впоследствии в своих работах, посвященных археологии Забайкалья, неоднократно отмечал об этом. Эти материалы были использованы П. Б. Балданжаповым при написании дипломной работы «Краткий исторический очерк Агинского Бурят-Монгольского округа», в отзыве на которую А. П. Окладников писал: «…Работа студента П. Балданжапова доставила мне большое наслаждение… Несмотря на свою молодость и, естественно, отсутствие специальной археологической подготовки, автор ее внес существенный вклад в археологию Забайкалья. С исключительной тщательностью, любовью и усердием собрал он ряд весьма ценных фактов, ранее науке неизвестных. Кроме того, не ограничиваясь констатацией фактов, как они есть, т. Балданжапов сделал весьма ин-
тересную попытку исторически осмыслить этот материал и дать на его основе связное повествование по древнему периоду истории Агинского округа. При этом он сделал ряд ценных и даже неожиданных по оригинальности наблюдений и выводов…» (22. VI. 1949 г.) [2]. В течение ряда лет после окончания университета П. Б. Балданжапов продолжал сбор материалов по этой теме, но работа осталась неизданной и сохранилась в его архиве в рукописи.
Одновременно он интересовался и другими вопросами, связанными с историей и культурой края, которые завершились выпуском статьи «Заметки о топонимике Забайкалья» [4] и изданием книги «Агын ульгэрнууд» [9]. Упомянутая статья посвящена малоизученному и весьма интересному для истории, этнографии и географии Забайкалья вопросу. В ней автор едва ли не впервые сделал попытку дать объяснения географических названий различных районов Читинской области. На основе собранного и изученного им топонимического материала им был сделан ряд интересных и оригинальных предположений, даны новые объяснения происхождения многих топонимов и приведены свои варианты переводов.
А в книге «Агинские улигеры» им были изданы 3 улигера, записанные в Агинском национальном округе у известного сказителя-улигершина Галсана Тыхеева: Боро Соохор моритой Боронтуу мэргэн, Зугы мэргэн хаанай Мижэд хубуун, Yнэшэн сагаан ботогон. С Гал-саном Тыхеевым у них сохранились на долгие годы дружеские отношения. В архиве хранятся и магнитофонные записи улигеров в исполнении Г. Тыхеева [4].
П. Б. Балданжапов интересовался также общими вопросами социалистического строительства в МНР, культурным развитием страны в частности. Его внимание привлекали такие темы, как просвещение, наука и библиотечное дело в Монголии и Туве. Этим вопросам он посвятил ряд статей, опубликованных в различных изданиях [5- 6- 7- 8]. Часть статей осталась в рукописях.
Пурбо Балдановичу принадлежит заслуга ввода в научный оборот тувинской рукописной хроники Ользей Очира, относящейся ко II половине XIX в. Им была написана статья «Тувинские летописи», в которой впервые дается ее комментированный перевод на русский язык с источниковедческим исследованием. До этого в исторической науке не было сведений о наличии тувинских летописей-хроник, хотя возможность их существования не отрицалась. Одновременно в этой работе приводятся комментированные переводы и других историче-
ских документов, таких как «Исторические сведения об урянхайских (тувинских) правителях» и т.н. «Анонимной летописи"1.
П. Б. Балданжапову принадлежит более 40 научных работ, в том числе такие фундаментальные исследования монгольских исторических сочинений и работ по традиционной монгольской филологии как: „Алтан тобчи“ Мэргэн Гэгэна, „Эрдэни-ийн эрикэ“ Галдана, „Джирукен-у толта-ийн таийлбури“ и „Келен-у чимег“. В связи с болезнью незавершенной осталась работа по переводу на русский язык уникальной монгольской летописи, историкоправого памятника XШ — XVI в. — „Чаган тэу-кэ“, подготовленная к печати и изданная в 2002 г. Ц. П. Ванчиковой. Он соединял в себе качества историка, что было его основной специальностью, и филолога, прекрасно знающего старописьменный монгольский язык, что является необходимым условием для такой сложной и требующей широких познаний работы, как изучение и исследование старинных монгольских исторических, а также грамматических сочинений.
Переводы „Алтан тобчи“, „Эрдэни-ийн эрикэ“, „Чаган тэукэ“, „Келен-у чимэг“ и др. знакомят монголистов и научный мир с наиболее значительными и важными, ранее неизвестными в исторических работах фактами, новыми сведениями. Эти переводы и комментарии представляют собой значительный вклад в отечественное монголоведение и изучение истории и истории культуры монгольского мира.
Пурбо Балданович отдал много сил и душевной энергии для организации нового научного направления и создания Отдела источниковедения индо-тибетской медицины, ставшим в дальнейшем основой для современного отдела биологически активных веществ. Им были заложены основы изучения и исследования источников восточной (тибето-монголо-бурятской) медицины. Под его руководством и при его участии авторским коллективом из востоковедов, медиков и практических знатоков тибетской медицины — старейших бурятских лам, был выполнен перевод „Атласа тибетской медицины“ (который должен был быть издан в Москве, но не был издан из-за его болезни) и ряда тибето-монгольских медицинских сочинений.
Он- инициатор идеи строительства Хранилища восточных рукописей и ксилографов БИОН, ныне Института монголоведения, буд-дологии и тибетологии СО РАН.
1 Хранятся в его личном фонде в ОПП ИМБиТ.
Обобщая, можно сказать, что в Институте П. Б. Балданжапов работал по крупной проблеме „Источниковедение истории и культуры Восточной Азии“, а конкретно — занимался разработкой трех крупных тем: „Источниковедение и историография Монголии“, „Источниковедение индо-тибетской медицины“ и „Изучение Ганджура и Данджура, выборочная публикация и перевод сочинений из них“. По последней проблеме им был внесен ряд предложений об организации изучения восточных источников вообще и в частности „Ганджура“, эта тема была утверждена Госкомитетом по науке и технике незадолго до болезни П. Б. Бал-данжапова, работа по ней была продолжена и завершена Р. Е. Пубаевым [3].
Пурбо Балданович также уделял большое внимание и подготовке научных кадров востоковедов, именно по его инициативе были организованы годичные стажировки сотрудников Института в Монголии, перевод 5-ти студентов из БГПИ на восточный факультет ЛГУ, он был научным руководителем нескольких аспирантов- заслуженно пользовался признанием среди ученого мира монголистов как России, так и за рубежом.
П. Б. Балданжапов является одним из достойных продолжателей традиций классического монголоведения и последователем тех ученых-энциклопедистов, которые умели с большой страстью отдаваться любимому делу, вкладывая в него всю свою душу, энергию, здоровье. Благодаря этой способности П. Б. Балданжапов стал зачинателем нескольких научных направлений в востоковедении, которые сейчас успешно развиваются. Дальнейшему развитию этих направлений будут способствовать многочисленные книги и записи, уникальные рукописи и ксилографы на восточных языках самого разного характера, которые подарила Бурятскому Институту Общественных наук (институту монголоведения буддологии и тибетологии СО РАН) супруга Пурбо Балдановича — Дарижапова Дулма Дарижаповна.
Основные работы П. Б. Балданжапова:
Книга и библиотека в Монгольской Народной Республике // Народное образование, 1955. № 12. С. 34 — 44- Просвещение в Монгольской Народной Республике // Народное образование, 1955, № 12, с. 62 — 69- Развитие школьного образования в Тувинской автономной области // В кн.: Национальные школы РСФСР. М., 1958, с. 256 — 267- Успехи культурного строительства // Ученые записки Читинского пед. института. Т. 13. Чита, 1958. С. 50 — 68- Монгольские летописи XVIII — XX вв. // Уч. зап. Читинского пед. ин-та. Вып. 4. Чита, 1959, с. 143−170-
Монгольская национальная историография XVIII в. // Уч. зап. Читинского пед. ин-та. Т. 14. Чита, 1959, с. 113−149- Монгольская летопись & quot-Эрдэнийн эрихэ& quot- и ее значение в монгольской историографии. — В кн. Монгольский сборник. Экономика, история, археология. М., 1959, с. 163−170- Заметки о топонимике Забайкалья // Этнографический сборник. Вып. 1. Улан-Удэ,
1960, с. 89−95- Агинские улигеры. Запись, подготовка к публикации, вступит. статья и обработка. Улан-Удэ, 1961, 127 с. (на бурятском языке) — Kelen-u yimeg: Монгольское грамматическое сочинение XIX в. Исследование, монгольский текст, разночтения, перевод и комментарии. Улан-Удэ, 1962, 135 с.- yiruken-u tolta-yin tayilburi: Монгольское грамматическое сочинение XVIII
в. Исследование, монгольский текст, перевод и комментарии. Улан-Удэ, 1962, 137 с.- 80-летие со дня рождения Ц. Ж. Жамцарано // Народы Азии и Африки, 1962, № 1. С. 217 — 218- К изучению монгольской летописи & quot-Эрдэнийн эрихэ& quot- // Тр. БИОН СО АН СССР, Вып. 8. Материалы по истории и филологии Центральной Азии. Улан-Удэ, 1962. С. 90−107- Новые советские публикации старинных грамматических сочинений монголов // Народы Азии и Африки, 1964. С. 151 — 158- Altan tobyi. Монгольская летопись XVIII в. Исследование, монгольский текст с разночтениями, перевод и комментарии. Улан-Удэ, 1970, 415 с.- К вопросу изучения и публикации & quot-Cayan teuke& quot- - & quot-Белой истории& quot- // Тр. БИОН. Вып. 23. Улан-Удэ, 1974. С. 170−178- Списки & quot-Cayan teuke& quot- // Востоковедные исследования в Бурятии. Новосибирск, 1981, с. 30−54- К изучению источников индо-тибетской медицины// Материалы по изучению источников традиционной системы индо-тибетской медицины. Новосибирск, 1982. С. 10- 17- О двух дополнениях к Ганданскому списку & quot-Cayan teuke& quot- // Материалы советской делегации к V международному конгрессу монголоведов. М., 1987, 0.3 п.л. (совместно с Ц. П. Ванчиковой) — Агын буряадай аман зохеолой дээжэнууд. Улан-Удэ, 1999. 186 с.
О нем:
P. B. Baldanjapov. Obituary // Bulletin of the International Association for Mongol Studies. № 2 (8). — Ulaanbaatar, 1991, p. 86−87.
П. Б. Балданжапов //Москва, & quot-Orient — Восток& quot-, № 5, 1992, с. 218−219.
Дашинимаев Ж. Д. О далеком и близком. -Улан-Удэ, Бургиз, 1994, с. 152−162.
Бураева С. В. Новая коллекция в фондах Отдела памятников письменности Востока БИОН СО РАН // Гуманитарные исследования молодых ученых Бурятии. — Улан-Удэ, 1996, с. 148−155.
Жабон Ю. Ж. О тибетской коллекции библиотеки П. Б. Балданжапова (из фондов ОПП
ИМБТ СО РАН // Гуманитарные исследования молодых ученых Бурятии. — Улан-Удэ, 1996.
ЛИТЕРАТУРА
1. Агинские улигеры. Запись, подготовка к публикации, вступит. статья и обработка. Улан-Удэ,
1961, 127 с. (на бурятском языке).
2. Архив П. Б. Балданжапова. ОППВ, Фонд Б А, опись 1, дело 11, л. 68.
3. Введение в изучение Ганчжура и Данчжура. Историко-библиографический очерк / БОлсохоева Н.Д., Ванчикова Ц. П, Дашиев Д. Б. и др. Новосибирск, 1989. 199 с.
4. Заметки о топонимике Забайкалья // Этнографический сборник. Вып. 1. Улан-Удэ, 1960. С. 89 — 95.
5. Книга и библиотека в Монгольской Народной Республике // Народное образование, 1955, № 12, с. 34−44.
6. Просвещение в Монгольской Народной Республике// Народное образование, 1955, № 12, с. 62−69.
7. Развитие школьного образования в Тувинской автономной области // В кн.: Национальные школы РСФСР. М., 1958. С. 256−267.
8. Успехи культурного строительства // Ученые записки Читинского пед. института. Т. 13. Чита, 1958. С. 50−68.
9. Агын буряадай аман зохеолой дээжэнууд. Улан-Удэ, 1999. 186 с.
УДК 882
ББК Ш 5(2 = Р)7
А. Е. Горковенко
РОМАН В. НАБОКОВА „ДАР“: РАСШИРЕНИЕ АВТОРСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ В КОНТЕКСТЕ ЭМИГРАНТСКОЙ И СОВРЕМЕННОЙ КРИТИКИ
В статье рассматривается проблема расширения авторской интерпретации в контексте эмигрантской и современной критики. Материалом исследования является роман В. Набокова „Дар“, который является итоговым, а значит ключевым, романом русскоязычного творчества.
Ключевые слова: авторская интепретация, художественная концепция, русскоязычное творчество.
A. E. Gorkovenko
V. NABOKOV'-S NOVEL & quot-GIFT»:
THE EXTENDING OF THE AUTHOR'-S INTERPRETATION IN THE CONTEXT OF EMIGRANT AND CONTEMPORARY CRITICISM
The article is concerned with the problem of the author'-s interpretation widening in the context of emigrant and contemporary criticism. The material for the research is V. Nabokov'-s novel & quot-Gift"-, which is the final and key novel of the Russian-language literature.
Key words: author'-s interpretation, artistic concept, Russian-language literature.
В 20−30-е годы XX века В. Набоков являлся одним из самых популярных писателей в «русском европейском зарубежье», вызывал неоднозначные опенки критиков. О Набокове с разных позиций писали Ю. Айхенвальд в «Рулее», М. Осоргин и П. Бицилли в «Современных записках», Г. Струве в «Возрождении», Г. Иванов,
З. Гиппиус в «Числах», Г. Адамович в «Последних новостях».
В З0-е годы появляются доброжелательные отклики В. Хочасевича, М. Алданова. Г. Струве отмечает, что «многие им восхищались… почти все ему удивлялись» [4, с. 281].
О. Дарк, концентрируя внимание на отрицательных отзывах, определяет три главных направления обвинений в адрес В. Набокова: бессодержательная демонстрация писательской техники- отсутствие нравственного пафоса, позиции писателя, его отношения к изображаемому- копирование иностранных образцов.
Для Г. Иванова Набоков — «хлёсткий пошляк-журналист" — З. Гиппиус говорила, что Сирин талантлив как поэт, но сказать ему нечего- М. Цейтлин выдвинул концепцию «героев-манекенов», считал, что Набоков (Сирин) «показывает механичность, автоматизм современных людей" — М. Кантор предлагает толковать творчество В. Набокова с позиции «одержимости памяти», считает, что доминантой творчества является власть памяти над писателем. Творчество Сирина по М. Кантору — «мнемонического происхождения». В. Ерофеев сегодня продолжает развивать эту версию.
В западном литературоведении лучшим толкователем Сирина-Набокова считается В. Ходасевич. Он считает, что тема Сирина —

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой