Печать Мордовии в 30-е гг. ХХ В.: основные категории репрессированных

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 64. 01 ББК 457
Видяева Анастасия Васильевна
аспирант
кафедры современной журналистики и общественного мнения Мордовский государственный университет Vidyaeva Anastasia Vasilievna Post-graduate Chair of Modern Journalism and Public Opinion Mordovian State University Печать Мордовии в 30-е гг. XX в.: основные категории репрессированных The Mordovian Press in the 30s of the XX Century:
Main Categories of Political Repression Victims
В статье рассматривается роль печати 1930-х гг. в репрессиях против граждан Мордовии. Печать является одной из важнейших составляющих культуры и самобытности мордовского народа. Разные категории граждан в годы сталинских репрессий стали узниками ГУЛАГ а.
The article discusses the role of press in 1930s in the repression against the citizens of Mordovia. The press is one of the most important components of culture and identity of the Mordovian people. Different categories of citizens in days of Stalin repressions became prisoners of Chief Administration of Corrective Labor Camps and Colonies (GULag).
Ключевые слова: репрессии, ГУЛАГ, НКВД, «Мокшень правда», «Эр-зянь коммуна».
Key words: repressions, Chief Administration of Corrective Labor Camps and Colonies (GULag), People'-s Commissariat for Internal Affairs, «Mokshen Pravda», «Erzyan Commune».
Политические репрессии 30-х гг. ХХ века отложили большой отпечаток
на российскую историю. Период сталинского главенства историки оценивают по-разному.
Актуальность исследуемой темы определяется возросшим в Мордовии интересом к истории своего народа, к развитию его культуры и самобытности. Деятельность прессы Мордовии — важнейшая страница истории многонациональной журналистики. А ее изучение в годы сталинских репрессий дает возможность понять, как работала система уничтожения лучших людей страны в целом и Мордовии в том числе.
Цель данной работы состоит в воспроизведении фактов времени сталинского режима и отражение той действительности в региональной печати.
Жизнь мордовского народа в 1930-е гг. ознаменовалась крупными успехами в экономическом и культурном развитии. В условиях строительства социализма выросли национальные кадры писателей, артистов, художников, скульпторов и композиторов. Воздействие на этот процесс оказали постановление ЦК партии «О перестройке литературно-художественных организаций» (от
23 апреля 1932 г.), I Всесоюзный съезд писателей и большая личная помощь
А. М. Горького, установившего прочные связи со многими мордовскими литераторами: Д. Морским, А. Дорогойченко, П. Кирилловым. В 1934 г. в Саранске состоялся Первый съезд литераторов республики, на котором было создано Мордовское отделение Союза советских писателей. Вокруг журналов и газет складывались новые творческие силы. В литературу пришли А. Рогожин, С. Вечканов, М. Бебан, Г. Ельмеев, А. Мартынов, В. Коломасов, П. Левчаев, Э. Пятай, П. Г айни, Я. Пинясов и другие. Укреплялись связи с жизнью.
Печать стала орудием административно-командной системы. Это проявилось в том, что она превратилась в политический пресс и средство расправы с инакомыслием, в проводника идеологии классовой борьбы и ее обострения по мере продвижения страны к социализму. Пресса в условиях тоталитарного режима стала средством формирования культа личности Сталина, жестким орудием осуществления административно-командного давления сверху, средством расправы с теми, кто не выполнял указаний и директив самой печати.
Режим тоталитарного государства, культ личности Сталина наложили глубокий отпечаток на работу прессы. Во время политических процессов 1930-х гг. тон всей советской журналистике задавала центральная газета «Правда». Она занимала непримиримую и жесткую позицию по отношению к тем, кого обвиняли во вражеской деятельности. В обличение вовлекались люди талантливые, в иных ситуациях проявившие себя честно и храбро. Среди подобных публикаций «Правды» была статья «Убийца с претензиями». Она принадлежала публицисту М. Кольцову. Посвятив свою статью Н. Бухарину, автор вел речь о нем, как об обреченном. Однако массовые репрессии коснулись и кадров самой печати. Были оклеветаны и погибли многие опытные и талантли-
вые журналисты, в их числе член редколлегии «Правды» М. Кольцов, редакторы «Комсомольской правды» А. Костров, В. Бубекин, писатель-публицист Третьяков и многие другие [1].
В газете «Эрзянь коммуна» была опубликована заметка о засоренности совхоза «Темпы» Кочкуровского района «классово-чуждыми элементами». После публикации были приняты меры по «очищению совхоза от чуждых, разложившихся элементов»: сняли с работы директора совхоза Бельянинова, а заведующего фермой Розенбайгера и ветфельдшера Тарбаева арестовали как «врагов народа» и осудили на 1 год и 6 лет соответственно. Также после публикаций в областных газетах «Эрзянь коммуна», «Комсомолонь вайгяль» были «разоблачены как враги народа» и арестованы заведующий отделом печати обкома ВКП (б) Баранов, секретарь Ичалковского райкома ВКП (б) Стенькин, председатель Мураньского колхоза Кочкуровского района Пронькин, секретарь Ду-бенского райкома ВКП (б) Нуянзин, писатель М. А. Бебан, секретарь Рыбкин-ского райкома ВЛКСМ Зубков, парторг Ковылкинский межрайбазы Булычев.
Несмотря на то, что разоблачительные материалы печатались практически в каждом номере, партийные органы постоянно обвиняли газеты в недостаточно активной позиции в этом вопросе. Так, в докладной записке о работе «Красной Мордовии» говорились: «В августе месяце поступило много материала с разоблачением врагов народа, а также разоблачениями лиц, которые покрывали врагов народа. Редакция такой материал не помещала и для само-страховки посылала копии НКВД на усмотрение и этим борьба с врагами народа со стороны редакции заканчивалась». В постановлении бюро обкома ВКП (б) также отмечалось, что «на страницах „Красной Мордовии“ мало публикуется статей и заметок, разоблачающих врагов народа». С другой стороны, были нередки случаи, когда газеты объявляли людей врагами народ, по-видимому, до вынесения решения соответствующими органами НКВД. Так, в докладной записке в ЦК ВКП (б) «О состоянии печати в Мордовской АССР» говорилось: «Газетой „Мокшень правда“ были необоснованно оклеветаны члены ВКП (б) тов. Акимов и другие. В октябре 1937 г. „Красная Мордовия“ сообщила, что
работник Яковщинского детского дома Колемаскин является сыном кулакаи ставленником вранга народа Вождаева. В своем докладе на заседании бюро обкома ВКП (б) редактор газеты отметил, что данные факты не подтвердились и в апреле 1938 г. было дано опровержение». «Эрзянь коммуной» были «неправильно обвинены как враги народа» директор Кемлянского сельскохозяйственного техникума Клемин, сотрудник газеты «Мокшень правда» Горькин.
Были репрессированы писатели. Им приписывалась связь с финской разведкой на том основании, что мокшанский и эрзянский языки входили в финноугорскую группу. В конце 1937 года по решению Мордовского обкома ВКП (б) был распущен Союз писателей республики- прекратили выходить журналы на национальных языках «Сятко» и «Колхозонь эряф». Огромный урон был нанесен культуре, интеллектуально-нравственному потенциалу народа. Смерть оборвала жизнь эрзянского писателя Федора Чеснокова, 18 лет провел на нарах автор шедевра эрзянской литературы «Эрьмезь» Яков Кулдуркаев, под жерновами репрессий погибли ученые Михаил Маркелов, Тихон Миронов и др. Волна арестов прокатилась и по мордовскому книжному издательству. Владимир Рябов вместе с братом Анатолием был расстрелян, а Федор Потешкин — осужден к 15 годам лишения свободы.
В ночь на 24-е мая 1938 года были расстреляны в тюрьме НКВД в Саранске представители эрзянской интеллигенции: Иван Арапов, Анатолий и Владимир Рябовы и многие-многие другие.
24 апреля 1939 г. трагически оборвался путь эрзянского поэта Якова Па-хомовича Григошина, жившего с 1932 г. в Саранске, работавшего литсотрудни-ком газеты «Якстере сокиця» («Красный пахарь»), научным сотрудником Научно-исследовательского института мордовской культуры, заместителем уполномоченного по делам искусств при СНК МАССР.
Репрессиям подверглись переводчики произведений Я. П. Григошина -самарский поэт В. А. Багров погиб в заключении- живший впоследствии в Чебоксарах В. З. Иванов-Паймен каким-то чудом смог уцелеть, был удостоен Государственной премии Чувашии им. В. В. Иванова [2].
Политическим преследованиям в годы сталинских репрессий подверглись писатели М. А. Бебан, В. И. Виард, И. П. Кривошеев, Я. Я. Кулдыркаев, А. Д. Куторкин, П. И. Левчаев, С. З. Платонов, литературоведы В. В. Горбунов, Н. И. Черапкин и многие другие. К примеру, И. П. Кривошеев обвинялся в кулацко-националистических настроениях. А. М. Бебан — в пособничестве контрреволюционной агитации и пропаганде. Следствие не могло добиться от них признательных показаний, и в результате, вынуждено было отпустить за недостатком улик.
Начиная с 1932 г., в Мордовии шла планомерная работа по созданию Союза художников. Ее итогом стал съезд художников, состоявшийся в ноябре 1937 г. и объединивший местных художников в единый творческий союз. На съезде впервые прозвучало заявление, что «враги народа» обнаружены и среди художников. Журналист Вл. Жаровский, освещавший работу съезда, в газете «Красная Мордовия» писал: «Пренебрежительное отношение к самоучкам только на руку врагам, которые всячески стараются помешать росту и расцвету народных талантов, пытаются оторвать искусство от масс. Такую подлую работу вёл в организации художников Мордовии ныне разоблаченный враг Детцов, его поддерживал исключенный из Союза Березин, их старательно защищал Хрымов, пробравшийся при содействии врагов народа в Академию художеств. Первый съезд художников Мордовии должен прежде всего распутать этот вражеский клубок и тщательно очиститься от всей нечисти». Необоснованное обвинение в этой статье было брошено в адрес трёх художников, которые-то как раз и сделали все возможное для того, чтобы изобразительное искусство пришло в широкие массы мордовского населения [3].
В апреле 1937 г. в газете «Красная Мордовия» была напечатана статья «Под маркой Художника», толчком для которой послужило письмо работника артели С. А. Самарина на имя редактора газеты. Как в письме, так позднее и в статье раскрывались недостатки в работе артели. Заканчивалась статья словами: «Руководители артели не говорят о недостатках. Хотя им о себе что сказать? Председатель Коптенок только что отбыл тюремное заключение — сидел
за растрату. Мастер — „художник“ Жуков — бывший помещик. Два других „мастера“ — Артемьев и Аверин — бывшие белогвардейские офицеры. В таких случаях о себе выгоднее помолчать…». Статья послужила своего рода доносом, по которому названные в статье люди брались на заметку НКВД. В июле арестовали Н. Г. Коптенка, далее его жену — З. Г. Коптенок, мастера этой же артели, затем и всех остальных, названных в статье. Не остался без внимания органов и сам правдоискатель — А. С. Самарин. Он был арестован 19 сентября 1937 г. за «антисоветскую деятельность». Основным вещественным доказательством его вины был карандашный, на котором карикатурно изображенный мужской профиль отдаленно напоминал Сталина.
На конец 1999 г. прокуратурой республики Мордовия (в лице прокуроров Ф. П. Сараева, В. В. Тимошкина, М. Н. Тремаскина, К. Г. Киселева, Г. П. Кропоткина под общим руководством П. Е. Сенькина, государственного советника юстиции 2 класса) были реабилитированы, то есть признаны абсолютно невиновными, 9 380 жертв коммунистического террора против народа Мордовии. Их имена опубликованы в скорбном мортирологе жертв коммунистического террора «Память», изданном по решению правительства Мордовии в 2000 г.
В газете «Красная Мордовия» в номере от 11 июня 1937 был опубликован материал «Враги народа в союзе писателей Мордовии». В публикации говорится о том, что Союз Советских писателей Мордовии был почти наполовину засорен подлыми предателями нашей родины: «Здесь пользовался непоколебимым авторитетом некий Виард, бездарная личность, весь творческий актив, который исчерпывался контрреволюционными частушками и сугубо вредной пьеской. Здесь был „критик“ Атянин — яркий враг народа, здесь оказался и чувствовал себя „как у Христа за пазухой“, величаемый только по имени и отчеству, Чесноков, готовый продать и продававший за бутылку и честь, и совесть, и долг. В союзе любовно выращивался хулиган Г айни, изменник Рябов». Авторы публикации находят один выход из сложившейся ситуации. Они призывают к тому, чтобы оздоровить союз писателей Мордовии, выгнать оттуда ничего не
делающих и благодушествующих ротозеев и лодырей. Необходимо открыть доступ в союз молодым начинающим писателям [4].
16 июня 1937 г. в газете «Красная Мордовия» под заголовком «Вредительский сев» вышла заметка о некачественном проведении сева в колхозе «Светлый путь» Старошайговского района. «В хозяйстве был вредительски проведен весенний сев. Семена разбросаны по полям, где много сорняков, остатков прошлогодней соломы. Председатель колхоза Погорелов видит все это и потворствует вредителям». После таких газетных выступлений людей не только сажали, но и расстреливали.
16 марта 1937 года «Красная Мордовия» опубликовала заметку за подписью селькора Степашкина «За травлю стахановки Кочневой»: «Кочнева Матрена взяла обязательства собрать в среднем с одного гектара по 25 центнеров зерна. Председатель сельсовета, на территории которого находится колхоз, К. Лосева, не помогла звеньевой с вывозкой навоза на поля. За это она была исключена из партии. Председатель колхоза В. Жучков и агроном А. Алексеев за неоказание должной помощи коноплеводке-стахановке были обвинены во вредительстве и приговорены к различным срокам заключения».
11 сентября 1937 года в «Красной Мордовии» появляется медиа-текст «Навести большевистский порядок в типографии». «Очень плохо работает печатный цех предприятия, — говорится в статье, — поэтому часто нарушается график выхода в свет республиканских газет. Печатание их задерживается до утра. Одна из работниц цинкографии потеряла на работе руку. Этот факт свидетельствует о производственном травматизме. В типографии разоблачен и арестован один из бывших руководителей предприятии Коршунов. Однако происки вредителей продолжаются и при новом директоре типографии Пескове. И он за потерю бдительности тоже должен быть снят с занимаемой должности».
Саранская катонинная фабрика — первое крупное промышленное предприятие в Саранске, построенное в годы первых довоенных пятилеток. Но, несмотря на это, и на ней были обнаружены «враги народа» во главе с бывшим
директором Зайцевым. «Однако, — пишет К. Вольнов в статье „Клятва на словах и беспечность“, — вредительство на фабрике продолжается и после ареста прежнего руководства. Новый директор т. Сеничев, секретарь партийной организации Богатырева, видимо, не сделали должных выводов из уроков прошлого и потеряли большевистскую бдительность. На фабрике срывается выполнение производственного плана, медленно внедряется хозрасчет, случаются задержки с выдачей зарплаты рабочим».
Также разоблачительные материалы появляется в газетах в связи с началом процесса над право-троцкистском блоком весной 1937 года. Пресса того времени изобилует материалами под такими заголовками: «Беспощадно покарать изменников Родине!», «Уничтожить!», «Подлейшие из подлых», «Расстрелять гадов!», «Стереть с лица земли троцкистскую мразь», «Физическая смерть троцкистским гадам», «Проклятие Иуде Троцкому и его банде». В ряде номеров «Красной Мордовии» публикуются допросы, обвинительные заключения, речи государственного обвинителя Вышинского. Когда же процесс был закончен и обвинение оглашено, в газетах стали появляться материалы, полные народного ликования. Например, в номере «Красной Мордовии» от 28 января 1937 года была опубликована «Резолюция рабочих и служащих Саранской МТС». «Мы, рабочие и служащие Саранской МТС, полностью одобряем приговор над фашистскими агентами, изменниками Родины, вредителями и двурушниками».
30 сентября 1937 года в газете «Красная Мордовия» и в рузаевской газете «Стальной путь» одновременно помещается отчет З. Беловой о пленуме районной парторганизации «Дела врагов народа в Рузаевском районе». В нем доказывается, что «уличены» во вредительстве первый секретарь Рузаевского райкома партии Строкин и председатель райисполкома Тараскин. Оба были позднее осуждены и погибли как изменники Родины.
Материалы подобного рода в печати того времени встречаются постоянно. Пролистав подшивки «Красной Мордовии» за 1937 год, в каждом номере можно найти такие публикации об «изменниках Родины»: «Зима застала врас-
плох», «Преступное ротозейство в доме связи», «Извращают стахановское движение», «Растратчики и их покровители» и т. д. После таких материалов органам НКВД оставалось только арестовать виновников. Иногда газета просила органы обратить внимание на данных «вредителей» и принять меры: «Красная Мордовия» ждет вмешательства в это дело прокуратуры МАССР. Виновники нарушения устава сельскохозяйственной артели должны быть привлечены к строгой ответственности".
Библиографический список
1. Овсепян Р. П. История новейшей отечественной журналистики: учеб. пособие. — М.: Изд-во МГУ, 1999. — С. 73−92.
2. Савин О. М. Новь шагает по моей стране / О. М. Савин // Пензенская правда. — 1988. — 9 декабря. — С. 5.
3. Жаровский Вл. Правдивее отображать нашу прекрасную жизнь / Вл. Жаровский // Красная Мордовия. — 1937. — 17 ноября. — С. 4.
4. Широкий Б. Враги народа в союзе писателей Мордовии / Б. Широкий, В. Радин // Красная Мордовия. — 1937. — 11 июня. — С. 4.
Bibliography
1. Ovsepyan, R. P. History of Modern National Journalism: Study Guide. — Moscow: Moscow State University Press, 1999. — P. 73−92.
2. Savin, M. Innovation Walks On My Country / M. Savin / / Penzenskaya Pravda. — 1988. — December 9. — P. 5.
3. Shiroky, B. National Enemies in the Writers'- Union of Mordovia / B. Shiroky,
B. Radin // Krasnaya Mordovia. — 1937. — June, 11. — P. 4.
4. Zharovsky, V. l. Reflect Our Beautiful Life More Truly / Vl. Zharovsky / / Krasnaya Mordovia. — 1937. — November, 17. — P. 4.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой