Характеристики доминантных моделей маскулинности и фемининности (на примере опроса студентов, обучающихся по специальности «Социальная работа» в ТГУ)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2012 Философия. Социология. Политология № 1(17)
УДК 316. 422+316. 37
Ю.М. Слезкина
ХАРАКТЕРИСТИКИ ДОМИНАНТНЫХ МОДЕЛЕЙ МАСКУЛИННОСТИ И ФЕМИНИННОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ОПРОСА СТУДЕНТОВ, ОБУЧАЮЩИХСЯ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ «СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА» В ТГУ)
Анализируются результаты опроса студентов, обучающихся по специальности «социальная работа» в ТГУ. Цель поискового исследования состояла в выявлении и сравнении содержания конструктов «настоящая женщина» и «настоящий мужчина».
По результатам анализа обнаружено, что доминантные модели фемининности и маскулинности соответствуют традиционным патриархатным гендерным стереотипам: женщина должна быть внешне привлекательной, мужчина — физически сильным, женская сфера — семья и дом, мужская — работа и финансы.
Ключевые слова: гендер, доминантная маскулинность, доминантная фемининность.
Замысел статьи возник на занятиях по курсу «Гендерология. Феминоло-гия» со студентами третьих курсов, обучающихся по специальности «социальная работа» в ТГУ. В начале лекций проводится небольшой опрос, в рамках которого студентам предлагается написать пять качеств «настоящей/ идеальной» женщины и пять качеств «настоящего/идеального» мужчины. Представления об идеальных мужчинах и женщинах являют собой социальные конструкты доминантных фемининностей и маскулинностей. Анализ данных характеристик предложен в статье.
Цель статьи — выявить особенности доминантных социальных конструктов фемининности и маскулинности (на примере опроса студентов ТГУ, обучающихся по специальности «социальная работа»).
Нормативный идеал доминантных моделей маскулинности/ фемининности
Мысль о социально сформированных доминантных гендерных моделях возникла в рамках «мужских исследований». Австралийский социолог Роберт Коннелл [1] ввел понятие «гегемонная маскулинность» для описания типа маскулинности, находящегося на вершине иерархии культуры мужского сообщества и разделяемого преобладающей частью общества, объединенной по расовым, социальным и культурным признакам. Однако это не означает, что большинство мужчин, проживающих в данном обществе и поддерживающих идеологическую основу доминирующей формы маскулинности, соответствуют характеристикам, входящим в данную модель [2]. Гегемонная маскулинность представляется, скорее, желаемым образцом, идеалом, её характеристики являются жестко структурированными, а стремление следовать им социально поощряется. Согласно американскому исследователю Майклу Киммелю, гегемонная маскулинность — это маскулинность мужчин,
которым принадлежит власть [3]. Таким образом, гегемонная (доминантная) маскулинность выражает мужскую власть над женщинами и подчиненными мужчинами, демонстрирует эмоциональную сдержанность, культ физической силы, склонность к насилию. Отечественный ученый И. С. Кон рассматривает гегемонную маскулинность как социокультурный определенный нормативный канон, на который ориентируются мужчины и мальчики [4].
В противоположность доминантной маскулинности исследователи выделяют маргинализированные модели маскулинности, которые существуют в группах, объединяющих национальные, социальные и сексуальные меньшинства. Данные модели оцениваются большинством общества как «ущербные», воспринимаются с разным уровнем толерантности и часто становятся объектами дискриминационных действий, практикующихся в патриархатном обществе [2].
В данной статье мы сознательно не будем использовать термин «геге-монная маскулинность», который напрямую связан с отношениями власти и поэтому может относиться собственно к маскулинности, а будем употреблять эпитет «доминантная», подходящий для использования в отношении как маскулинности, так и фемининности. В обществе существуют не только нормативы по отношению к идеальным качествам мужчины. Наряду с ними имеются и идеалы «настоящей женщины», которые мы будем трактовать как характеристики доминантной модели фемининности. Основные критерии доминантных моделей фемининности/маскулинности:
• разделяются большинством общества-
• являются культурным идеалом, стремление к которому поощряется-
• имеют нормативных характер правил, жестко структурированы, задают границы социально приемлемого поведения.
Таким образом, доминантная маскулинность отражает содержание понятия «настоящий/идеальный мужчина», а доминантная фемининность — «настоящая/идеальная» женщина".
Методология исследования
В настоящее время уже имеется некоторый исследовательский опыт анализа доминантной маскулинности. Например, А. Терешкинас [5] проводил личные интервью на дому, а С. А. Ильиных [6] использовала метод фокус-группы. Данные авторы анализировали отношение респондентов к понятию «настоящий мужчина». В нашем исследовании мы решили сравнить отношение респондентов к понятиям «настоящий мужчина» и «настоящая женщина». Эмпирической базой исследования выступили данные небольшого опроса студентов, обучающихся по специальности «социальная работа» в Томском государственном университете. В начале курса «Гендерология. Феминология» студенты выполняют упражнение «Перевертыши» [7], суть которого заключается в том, что каждому студенту предлагается написать по пять характеристик, относящихся к понятиям «настоящий/идеальный мужчина» и «настоящая/идеальная женщина». После этого студент должен выбрать человека или персонаж, который соответствует всем написанным характеристикам.
В данной статье приводятся результаты анализа опроса студентов, обучавшихся на третьем курсе за последние 3 учебных года (2009/10-
2011/12 гг.) на очной и заочной формах обучения. В опросе приняли участие все студенты, посетившие занятие по «Гендерологии. Феминологии» в день проведения опроса, всего — 88 респондентов, среди которых 84 женщины и 4 мужчины, что обусловлено значительным преобладанием лиц женского пола среди обучающихся по специальности «социальная работа» в ТГУ. Исследование проводилось как поисковое, т. е. целью не являлось получение репрезентативных данных, а лишь выявление тенденций, описывающих проблему стереотипного отношения к конструктам «настоящий мужчина» и «настоящая женщина», использовались качественные и количественные методы с элементами контент-анализа данных.
Смысловое содержание характеристик «настоящего мужчины» и «настоящей женщины», выделенных респондентами, интерпретировалось, исходя из общепринятого толкования слов, а также с использованием толковых словарей русского языка интернет-портала «Яндекс-словарь» [8]. Анализ данных состоял из трех этапов и проводился отдельно по социальным конструктам «настоящий мужчина» и «настоящая женщина», затем полученные результаты сравнивались:
1. Подсчет повторений характеристик, выделение повторяющихся чаще других, сравнение описания конструктов «настоящий мужчина» и «настоящая женщина».
2. Группировка характеристик по объединяющим категориям, подсчет количества упоминаний в рамках категорий, сравнение конструктов «настоящий мужчина» и «настоящая женщина». Категории анализа:
• Активность (деятельностной аспект характеристики).
• Пассивность (характеристика проявляется в бездеятельности).
• Дом, приватная сфера.
• Работа, публичная сфера.
• Деньги, материальные ресурсы.
• Внешняя привлекательность.
• Физическая сила.
• Рациональность, интеллект.
• Эмоциональность, чувства.
• Личностная ориентация, эгоцентризм.
3. Подсчет повторений субъектов, соответствующих выделенным критериям, по мнению респондентов.
Содержание конструктов «настоящий мужчина» и «настоящая женщина»
По результатам опроса «настоящему мужчине» соответствуют качества, представленные на рис. 1 (количествово респондентов, назвавших качества, — 6 и более человек). «Настоящая женщина», по мнению респондентов, должна соответствовать критериям, представленным на рис. 2 (количество респондентов, назвавших качества, — 5 и более человек).
Современный настоящий мужчина, по мнению респондентов, является субъектом деятельности: он самоуверен, надежен и смел, умеет ставить цели и любить.
Умный -Добрый = Целеустреь-гаенный: Решительный | Смелый | Веселый = Верный:
о
10
20
30
40
Рис. 1. Содержание конструкта «настоящий мужчина», количество респондентов
Рис. 2. Содержание конструкта «настоящая женщина», количество респондентов
В настоящей женщине больше ценятся её эмпатийные качества: она нежная, ласковая, милая, понимающая- внешняя привлекательность: красивая, обаятельная- причастность к приватной сфере: хозяйственная, мать, хранительница домашнего очага.
И для мужчины, и для женщины значим ум (интеллект), возможно, это объясняется важностью интеллектуальных способностей в студенческой среде и при опросе респондентов из других социально-демографических групп «ум» не был бы на первых позициях. Примечательно, что женщины должны быть еще и мудрыми (обладать житейским опытом), в отношении мужчин данная характеристика не упоминалась. И в идеальном мужчине, и в идеальной женщине одинаково высоко ценятся заботливость и доброта (как положительные качества человека), хотя, возможно, для мужчин и женщин эти характеристики нагружены разными смыслами.
Гендерно-стереотипные модели
Результаты обобщения качеств «настоящего мужчины» и «настоящей женщины» по категориям анализа продемонстрированы на рис. 3. При подсчете учитывалось число повторений качеств. Например, характеристику
«настоящей женщины» — «заботливая» — назвали 34 респондента, она входит в категорию «активность» и «эмоциональность», при подсчете учитывается как 34 повторения.
Рис. 3. Категории характеристик моделей «настоящий мужчина» и «настоящая женщина», кол-во повторений
Активность. Для доминантных моделей как маскулинности, так и феми-нинности высоко ценится активность, ведь речь идет о нормативной модели, а «правильный» (с точки зрения социальных норм) человек должен быть активным. Однако если активность «настоящих женщин» направлена в основном на близких и дом (заботливая, ласковая, хозяйственная и т. д.), то активность «настоящих мужчин» ориентирована, прежде всего, на достижение результатов и движение вперёд (целеустремленный, трудолюбивый, решительный и т. д.).
Пассивность. Для «настоящего мужчины» и «настоящей женщины» важны некоторые пассивные качества, такие как спокойствие, терпеливость, верность, скромность, т. е. не одобряется излишняя активность и эмоциональность.
Дом, приватная сфера больше проявляется в характеристиках «настоящей женщины»: хранительница домашнего очага, любящая мать, хорошая жена, хозяйка. Мужчина в домашней сфере ценится за трудолюбие (мастер на все руки). Только один респондент написал, что черта «настоящего мужчины» — это отец.
Работа, публичная сфера, наоборот, являются преимущественно мужской: трудолюбивый, предприимчивый, работящий, деловой и т. д.
Деньги. Характеристики, связанные с финансами, также относятся к мужчинам: щедрый, обеспеченный, состоятельный и т. д., то есть он должен зарабатывать деньги и не быть скупым. «Настоящей женщине» в данной категории присуща только щедрость.
Красота, внешняя привлекательность является очень важной чертой «настоящей женщины»: красивая, ухоженная, обаятельная, привлекательная и т. д. А вот для «настоящего мужчины» красота не очень важна, в отличие от физической силы, являющейся одной из основных его черт.
Интеллект одинаково высоко ценится в доминантной модели и маскулинности, и фемининности.
Чувства, эмоции респонденты больше связывают с женскими чертами, хотя они должны быть присущи и «настоящему мужчине», и «настоящей женщине», в обоих конструктах преобладают характеристики заботливости и доброты, также приветствуются веселый нрав и чувство любви.
Личностная эгоцентричная ориентированность больше характерна для доминантной маскулинности: самоуверенный, независимый, амбициозный.
Небольшое число респондентов приписывает подобные характеристики и «настоящей женщине».
Таким образом, доминантные модели маскулинности и фемининности соответствуют традиционным патриархатным гендерным стереотипам: характеристики мужчины и женщины во многом противоположны. Так, «настоящий мужчина» является активным субъектом в публичной сфере, соответственно, и денежные ресурсы находятся в его руках. Он физически силен, менее эмоционален и более эгоцентричен. «Настоящая женщина», наоборот, активность проявляет в отношениях с близкими, в приватной сфере. Она эмоциональна и внешне привлекательна.
Для определения субъектов, репрезентирующих конструкты доминантных моделей маскулинности и фемининности, респондентам задавался вопрос о том, кто, по их мнению, соответствует выделенным ими характеристикам (рис. 4−5).
Одним из основных ответов был: такого человека нет. Это подтверждает тезис, что доминантная гендерная модель является идеалом, на который должны ориентироваться люди.
Часто респонденты приводили в пример представителей светской хроники (актеры, певцы и т. д.), а также персонажей литературы и фильмов, что свидетельствует о социальных корнях доминантных гендерных моделей.
1/3 респондентов написали, что характеристики «настоящей женщины» соответствуют их матери (рис. 5). Образ матери является архетипическим,
Герои и героини нашего времени
25
Рис. 4. Субъекты, репрезентирующие конструкт «настоящий мужчина», кол-во респондентов
30
Рис. 5. Субъекты, репрезентирующие конструкт «настоящая женщина», кол-во респондентов
т. е. в нем проявляются все лучшие качества женщины. Подобное относится и к образу отца, а также к другим значимым близким респондентов. Соответственно, данные субъекты (мать, отец и близкие), репрезентирующие доминантные гендерные модели, являются, скорее, результатом не личного, а социального опыта. Доминантные модели маскулинности и фемининности усваиваются людьми в процессе гендерной социализации, что объясняет их соответствие гендерным стереотипам.
Только одна студентка (из 88 человек) сказала, что характеристики «настоящей женщины» присущи каждой третьей женщине, а характеристики «настоящего мужчины» — каждому пятому мужчине, т. е. являются достаточно распространенными.
Таким образом, проведенный анализ результатов опроса студентов, обучающихся на кафедре социальной работы ТГУ, показал, что их представления о конструктах «настоящая женщина» и «настоящий мужчина» являются гендерно-стереотипными. Негативный характер влияния гендерных стереотипов проявляется как в дискриминации по признаку пола, так и в ограничении собственных возможностей и способностей. В частности, имеются данные о негативном влиянии доминантной маскулинности на социальную адаптацию мужчин [9] и на их заболеваемость и продолжительность жизни [4, 10].
Исследовательской перспективой является сравнение смыслового наполнения понятий «настоящий мужчина» и «настоящая женщина» респондентами мужского и женского пола разных социально-демографических групп, а также определение позитивных и негативных последствий ориентации респондентов на доминантные гендерные модели.
Практической перспективой данного исследования является гендерносенситивное образование, направленное на формирование толерантности к поливариантным проявлениям человеческого бытия, поскольку именно необразованность является одной из важных причин стереотипного мышления, задающего социальные ограничения, в том числе по признаку пола.
Литература
1. Connell R. W. The Big Picture: Masculinities in Recent World History // Theory and Society. Vol. 22, № 5, Special Issue: Masculinities. October. 1993. P. 597−623.
2. Маскулинность // Словарь гендерных терминов / Под ред. А. А. Денисовой: Региональная общественная организация «Восток» — Запад: Женские Инновационные Проекты". М.: Информация XXI век, 2002. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http: // www. owl. ru/ gender/ 197. htm
3. Киммель М. Гендерное общество / Пер. с англ. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2006. 464 с.
4. Кон И. Гегемонная маскулинность как фактор мужского (не)здоровья // Социология: теория, методы, маркетинг. Научно-теоретический журнал. 2008. № 4. С. 5−16.
5. Терешкинас А. Между доминирующими и субординационными формами мужественности: мужчины, их тело и сексуальность в современной Литве / Пер. с англ. Г. Новопольской // Гендерные исследования. 2004. № 11. С. 187−203.
6. Ильиных С. А. Множественная маскулинность // СОЦИС. 2011. № 7. С. 101−109.
7. Штылева Л. В. Исследование гендерных представлений студентов // Практикум по гендерной психологии / Под ред. И. С. Клециной. СПб.: Питер, 2003. С. 46−55.
8. Яндекс-словарь [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //slovari. yandex. ru/
9. Тартаковская И. Мужчины на рынке труда // Социологический журнал. 2002. № 3. С. 112−125.
10. Тартаковская И. Смертельная ноша маскулинности // Демоскоп Weekly Института демографии НИУ ВШЭ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: // www. demoscope. ru/ weekly/2010/0425/analit02. php

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой