Аксиологические аспекты теорий массмедиа в трансформации общественных идеалов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» № 5/2016 ISSN 2410−700X_
11. Концепции современного естествознания: учебник для вузов / В. Н. Лавриненко, В. П. Ратников, Г. В. Баранов [и др. ]- под ред. проф. В. Н. Лавриненко, В. П. Ратникова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юнити-Дана, 1999. 303 с.
12. Баранов Г. В. Концепции современного естествознания: практикум: Часть 1: учебное пособие. Омск: Изд-во ОмГТУ, 2007. Часть 1. 448 с.
13. Баранов Г. В. Деятельностная сущность науки // Модернизационные процессы в обществе и на железнодорожном транспорте: исторический опыт и современная практика- отв. ред. С. Г. Шантаренко. Омск: ОмГУПС, 2014. С. 330−339.
14. Баранов Г. В. Концепция антихаосной сущности науки // Современные концепции развития науки: сб. ст. межд. науч. -практ. конф. 30 апреля 2015 г., г. Уфа. В 3 частях- отв. ред. А. А. Сукиасян. Уфа: Аэтерна, 2015. Часть 3. С. 30−32.
15. Баранов Г. В. Деятельность в многомерности человеческого существования: дисс. д-ра филос. наук. -Екатеринбург, 1998. — 316 с.
16. Баранов Г. В. Инновационное содержание науки // Наука, образование, общество: тенденции и перспективы: сб. науч. тр. М.: АР-Консалт, 2014. С. 157−158.
17. Баранов Г. В. Философия культуры и морали: практикум: учебное пособие. Омск: Изд-во ОмГТУ, 2012. 260 с.
18. Баранов Г. В. Проблема человека в философии: практикум: учебное пособие. Омск: Изд-во ОмГТУ, 2012. 108 с.
19. Баранов Г. В. Концепции современного естествознания: теория, история, физика: учебное пособие. -Омск: Изд-во ОмГТУ, 2009. — 488 с.
20. Баранов Г. В. Этика: словарь понятий: учебное пособие. Омск: ООО ИПЦ «Сфера», 2004. 336 с.
21. Баранов Г. В. Фактор морали в устойчивости науки // Интеллектуальный и научный потенциал XXI века: сб. ст. Межд. науч. -практ. конф. 1 февраля 2016 г., г. Уфа. В 4 частях- отв. ред. А. А. Сукиасян. — Уфа: Аэтерна, 2016. Часть 4. С. 64−65.
© Витман М. Ю., Неворотов Б. К., 2016
УДК 101. 1: 316
Л. Ю. Григорьева
ст. преп., соискатель Дальневосточный Федеральный Университет
г. Владивосток, РФ E-mail: glorica@mail. ru
АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ТЕОРИЙ МАССМЕДИА В ТРАНСФОРМАЦИИ
ОБЩЕСТВЕННЫХ ИДЕАЛОВ
Аннотация
В статье исследуются теории массмедиа — авторитарная, либертарианская, социальной ответственности, советская, критическая, административная, коммунитарности и эгалитарности. Автор формулирует принципы теорий массмедиа: ценностные конфигурации (возрастании ценности индивида как общественного идеала) — «граничный» и регулятивный характер- отношение к идеалу коммуникационной деятельности. Отсутствие прогностичности исследуемых теорий свидетельствует о необходимости расширения концептуального аппарата теорий массмедиа с междисциплинарных позиций социальной эпистемологии, эволюционной системной теории.
Ключевые слова
Теории массмедиа, коммунитарность, эгалитарность, ценности общества, ценности свободы, позитивная
свобода, эволюция общества.
_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» № 5/2016 ISSN 2410−700X_
К массмедиа, как правило, относят институционализированные средства массовой коммуникации (СМК) — печать, радио, телевидение. Авторитетный российский эксперт в области коммуникативистики Л. М. Землянова выделяет такой системный признак СМК, как внедрение «стандартного образа жизни, психологии и мышления, отвечающей устоям массового общества потребителей и потребительской культуры. Средства, распространяющие такую информацию, называются массовыми (mass media)» [6, с. 25]. Другие специалисты к массмедиа относят не только СМК (традиционные — телевидение, пресса, радио и новые — Интернет), а также полиграфию, кино, музыкальные произведения, компьютерные игры.
Теории массовых коммуникаций в основном начали формироваться в дисциплинарных дискурсах журналистики, политологии с 20-х годов ХХ века в индустриально развитых странах Западной Европы и Северной Америки. Данная статья посвящена методологическому обоснованию конституирующих принципов (предмет исследования) теоретических описаний деятельности массовых коммуникаций (объект исследования). Исследование теорий массмедиа является одним из аспектов социально-философского исследования онтологии медиа и механизмов эволюции общества [3,4,5]. Очевидно, что любая теория обладает: регулятивным действием для области применения, оптимизирующим действие профессиональных практик- разрешает или уменьшает неопределенность- отсутствием внутренних противоречий или, по крайней мере, наличием процедур, сохраняющих действенность теории. Обнаруженное разнообразие теорий массмедиа, их одновременное существование и противоречивость — определяют актуальность исследования.
Теории массмедиа является частью теорий медиа и коммуникативистики. Первые предположения о влиянии массовых коммуникаций и социальной интегративной роли печатного издания формулирует уже Г. Тард в 1902 году. Он предположил, что изменение характера распространения информации (скорость и тираж) формирует публику, которая способна к «беспредельному распространению», и «по мере ее растяжения её социальная жизнь становится все более интенсивной» [13, с. 265, с. 266]. Иначе говоря, между технологией распространения социально-важной информации и способом общественного устройства существует зависимость. Каждому типу коммуникации соответствует некоторый тип социума [там же, с. 227].
В 50-х годах была предпринята попытка объединить практики прессы (массовых коммуникаций) в четыре теории, получившие следующие названия — авторитарная, либертарианская, социальной ответственности и советская коммунистическая [12].
«Исторически и географически наибольшее распространение из всех & lt-… >- концепций отношения прессы к обществу и к правительству получила авторитарная теория. Именно она, почти что самопроизвольно, была принята в большинстве стран, когда общество и уровень техники достаточно продвинулись вперед, чтобы создать то, что мы сегодня называем & quot-массовыми средствами» коммуникациями& quot- [там же, с. 25], — так начинается монография & quot-Четыре теории прессы& quot-, вышедшее в США в 1956 году. Согласно принципам авторитарной концепции: — «государство как выражение групповой организации стояло выше в шкале ценностей, чем личность" — - «вне зависимости от своих отдельных составляющих, государство воспринимается как совокупность всех желаемых качеств" — - «единомыслие в большинстве случаев могло быть достигнуто только благодаря постоянному надзору и контролю» [там же, с. 27, с. 28, с. 29].
Либертарианская концепция прессы складывалась в Англии после 1688 года. Философским основанием либертарианской прессы становятся работы Дж. Локка, Дж. Эрскина, Дж. Мильтона, Дж. Ст. Милля. В рассуждениях философов обсуждаются вопросы происхождения общества, основных функций общества в отношении индивидуальности человека. «Либеральная философия отвергает суждение, что государство превращается в отдельную сущность, которая более важна, чем индивидуальные члены общества» [там же, с. 68]. Концепции естественного закона и общественного договора, разработанные Дж. Локком, обеспечивали компромисс между индивидуальными свободами и властными полномочиями государства. В противном случае, несоблюдения компромисса между индивидом и государством Локк обосновывает и утверждает право на революцию [8]. Идеи Дж. Мильтона, опубликованные в 1644 году, отстаивали принципы интеллектуальной свободы. Именно они, впоследствии легли в основу принципов свободы слова и печати. «От Мильтона пошли современные понятия & quot-открытого рынка идей& quot- и & quot-процесса
_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» № 5/2016 ISSN 2410−700X_
возвращения к истине& quot- [12, с. 73 — с. 74]. Таким образом, в либертарианской теории, — поиск истины и свобода высказывания мнения становятся главными коммуникационным идеалом, достигнутыми на определенном историческом этапе развития конкретных государств. Исторически сформировалась установка, что пресса осуществляет право и обязанность внесудебного контроля над правительством. По своей сути, в период становления либертарианской прессы происходит осуществление политических и образовательных функций, но в отличие от декларированных тех же самых функций в авторитарной теории прессы, — они служат индивидуальным ценностям, а не целям государства. Главный недостаток либертарианской теории обнаруживается в практической деятельности журналистов и издателей: «неспособность обеспечить строгие нормы повседневной работы СМИ, а точнее, найти устойчивую формулу, разграничивающую свободу и злоупотребление свободой» [там же, с. 111].
Теория социальной ответственности формулируется в 40-е — 50-е годы XX века как коллективный проект. В концепции & quot-социальной ответственности& quot- массмедиа продолжают осуществляться общественно-значимые функции, которые сложились за период становления либертарианской концепции прессы. Функции массмедиа следующие: 1) обслуживание политической системы посредством обеспечения информацией, обсуждения по социальным вопросам- 2) просвещение публики для возможности ее самоорганизации- 3) обеспечение прав личности- 4) обслуживание экономической системы, покупателей и продавцов в рекламных коммуникациях- 5) предоставление развлечения- 6) «поддержание собственной финансовой самодостаточности, чтобы быть способной от давления конкретных интересов» [там же, с. 113]. Комиссия и доклад Р. М. Хатчинса «Свободная и ответственная печать. Общий доклад о массовой коммуникации: газеты, радио, кино, журналы и книги», 1947 появился как совместный результат на изменившуюся экономическую власть изданий массовых коммуникаций и опасность информационного влияния на общество. Среди факторов опасности выделим следующие: сосредоточение информационной власти в ограниченном количестве изданий- наличие барьеров к доступности информации государственных и муниципальных организаций. Развитие либертарианской идеи & quot-естественного права& quot- на свободу выражение собственного мнения претерпело многочисленные интерпретации и вызвало в обществе середины 20-го века ряд проблем. Если в начале либертарианского периода отстаивалась & quot-свобода от& quot- внешнего ограничения, то в ситуации достижения определенной устойчивой социально-экономической структуры общества данный тип свободы становился бесполезным, так как основные свободы гарантировались государством. «Негативная свобода бессодержательная, она равнозначна тому, чтобы сказать человеку, что он свободен идти, не удостоверившись сначала, не калека ли он» [там же, с. 141]. Авторы доклада проекта социальной ответственности, имея разнообразные точки зрения, тем не менее, согласились, что & quot-свобода от& quot- - единственное, что есть у большинства граждан и большинства издателей и журналистов. Недостаточно прав на свободу выражения мнения, ставится вопрос о праве личности на «надлежащую информацию» [там же, с. 154], которую решают в итоге, — редакторы и владельцы изданий. Таким образом, становится очевидной проблема свободы публичности мнения. В результате дискуссий по поводу свободы выражения мнения участники констатируют: «положительным результатом существующего процесса является то, что он развивает умственные способности и широту кругозора у тех участников полемики. При условии, что активному поиску ничто не препятствует, свобода выражения приводит к появлению более убежденных и сознательных граждан. Здесь мы больше вправе рассчитывать на человеческие приобретения, чем на приближение к истине» [17, p. 94- 95, цит. по 12, с. 153 — 154].
Социальная реальность обществ, в которых информация становится основным ресурсом экономики, вынуждает к разработке концепта позитивной свободы, — & quot-свободы для& quot-. Однако, на практике, именно этот этап означил поворот от «коммуникации» к «медиа» [6, с. 20], который заключался в выработке профессиональным сообществом некоторых договоренностей минимизирующих опасные возможности доминирования новых аудиовизуальных электронных медиа в отношении цензуры содержания, доли рекламы, статуса развлекательной функции прессы.
Четвертая теория прессы, выделенная и сформулированная американской Комиссией, — советская коммунистическая. В качестве философской предпосылки в ней выделяют идеологию марксизма, -построение бесклассового общества- необходимости на начальном этапе диктатуры власти пролетариата и т.
_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» № 5/2016 ISSN 2410−700X_
п. Единственная политическая сила, влияющая на средства массовой коммуникации — «монолитная партия». Принцип поиска социально-значимой истины, инициированной и главенствующий в либертарианской теории прессы, в советской концепции означает & quot-согласованный"- результат поиска истины. & quot-Согласованность"- достигается ограниченной группой высших партийных руководителей и транслируется СМИ как «линия партии». Характер этой «линии партии» «несколько изменчивый» [12, с. 175]. «Каждый член партии испытывает неуверенность & lt-… >- Убеждение, что любой человек может быть потенциально и последовательно, абсолютно хорошим и абсолютно плохим на протяжении своей жизни, основано на традиционном русском характере и очень хорошо укладывается в партийную практику», — так комментирует особенность и преемственность ментальных установок советского общества культурный антрополог М. Мид [19, цит. по 12, с. 175 — с. 176].
В 1995 году коллектив экспертов в области массовых коммуникаций подготовил монографию «Последние права. Пересмотр четырех теорий печати». В данном исследование подвергаются критике вышеупомянутые «Четыре теории прессы» с позиции изменившейся социально-экономической, культурной ситуации под влиянием технологий коммуникации. Концепция неолиберализма массмедиа, аргументированная экспертами, включает ряд принципов. Принцип независимости деятельности массмедиа от государства. Принцип «коммунитарности», понимаемый как право свободного общения людей, и как следствие, влекущий вовлечение непрофессионалов в деятельность массмедиа. Принцип «эгалитарности», полагает право граждан на информацию [18].
Динамичность происходящих перемен в обществах информационной формации сокращает периоды возникновения новых теорий массмедиа. Продолжая исследовать тенденции в изменившейся информационной среде, профессор К. Норденстренг предлагает классификацию теорий СМИ, отражающие существующую практику массмедиа в Западной Европе [21, 22]. Он выделяет пять концепций. Первая, -либерально-индивидуалистическая теория СМИ, в общем, совпадает с концепцией либертарианской прессы. Вторая, — теория социальной ответственности. Третья, — критическая теория — Движение за Новый мировой информационный и коммуникационный порядок [20]. Четвертая, — административная теория СМИ, представляющая интересы элиты и игнорирующая массовую аудиторию. Пятая, — теория культурного посредничества, — представляет концепцию коммунитарности и эгалитарности [6, с. 23].
Научное сообщество по изучению коммуникативных процессов в области публичных коммуникаций приходят к мнению об осуществлении массмедиа четырёх функций (normative roles). 1) Увещевательная функция массмедиа, — отражает позицию «независимого обзора, комментария», мягкий вариант навязывание повестки дня. 2) Стимулирующая функция, — представляет массмедиа как платформу для выражения мнения граждан и участия в политических процессах- предполагается, что данная функция формируется как общественная реакция (феномен «публичной» или «гражданской» журналистики) на обособление и бюрократизацию центров политического влияния. 3) Оппозиционная функция, — воплощает в себя оппозиционный подход к комментариям действий господствующей власти, критику основ социально -политического строя и, в основном, представлена среди свободных интеллектуалов. 4) Функция совместной социальной жизни, — относится к организации коммуникаций СМИ, непосредственно осуществляющих цели и задачи правительства и государственных структур [23].
Теория культурного посредничества (К. Норденстренг), и, упомянутая выше, стимулирующая роль массмедиа, в совокупности воплощают принципы коммунитарности и эгалитарности в практике «гражданской журналистики». «Идея развития общественных инициатив силами СМИ начала созревать в прошлом веке и прослеживается в теориях активной аудитории, а также в нормативных теориях прессы, на которые в последние годы оказали влияние идеи партиципарной и делиберативной демократии», — пишет отечественная исследовательница массмедийных коммуникаций Н. В. Хлебникова [14, с. 5]. Таким образом, принципы коммунитарности и эгалитарности формируют представление о новом коммуникационном идеале деятельности массмедиа.
Сформулируем конституирующие принципы теорий массмедиа.
1) Ценностные основания теорий массмедиа. Каждая из рассмотренных теорий основана на ценностях, характерных для определенного исторического периода развития общности в конкретной культурно-
_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» № 5/2016 ISSN 2410−700X_
экономико-политической ситуации. Так, ценностным основанием авторитарной теории прессы становится приоритет власти и государства над индивидуальностью, обосновывая «вертикаль власти», — жесткую одностороннюю иерархию социальных отношений. Советская теория прессы декларировала приоритеты идеального будущего бесклассового общества, функцией инициации постоянного изменения в обществе, (что отражало постулаты диалектического материализма) и одновременно — игнорирование мнения аудитории, её тотального контроля, пропаганды (основанном необходимостью диктатуры пролетариата в переходный период). Устойчивость и преемственность деятельности советской прессы обеспечивал код коммуникации — «фоновое согласие относительно базовых ценностей» [15, с. 10], ментальная конфигурация ценностей, сформировавшаяся в исторической ретроспективе. К коммуникационному коду ментальности отнесем — нормы, ценности, цели и идеологемы, которые обладают бесспорной истинностью и экзистенциальной сущностью, связывающих людей в социальную группу, даже в условиях социальных катастроф и трансформации общественных укладов. Расположение ментальных ценностей, их «центральность», — таковы, что в случае очевидного противоречия этнических констант реальности меняются не они сами, а формы их выражения — «этнические константы просто меняют свою одежду» [9, с. 234].
Ценностным основанием либертарианской теории прессы становится приоритет индивидуальности над жесткой цензурой власти/государства. Более того, убеждение, что развитие индивидуальности полезно для устойчивого развития общества, обладает этико-нравственным значением.
Суть теории социально ответственной прессы заключается в признании произошедшей информационной революции [12, с. 155], в декларировании необходимости баланса между поощрением (созданием институциональных условий) выражения свободы мнения & quot-для"- созидательного социального творчества все большего числа активных граждан, социальных групп и контролем внешнего давления экономико-политических, государственных, религиозных структур на свободу прессы. С социально-философской позиции теория социальной ответственности отражает достижение такого уровня развития общественных отношений, при котором актуализируются, становясь социально-напряженными вопросы достижения истины. Недостижимость или относительность истинности высказываний в публичных коммуникациях, тем не менее, может привести к выработке некоторых условий компромисса и оптимизации совместного социального существования.
Варианты либерально-индивидуалистической, социальной ответственности, критической (Движение за Новый мировой информационный и коммуникационный порядок), административной теорий и теория культурного посредничества, — отражает дискуссионный характер, возможно, конкурирующих мнений и представлений. И, соответственно, о исключительно динамическом характере структурирования общества, изменения ценностных оснований в процессе развития социальных связей, — как институционального, так и индивидуально-личностного уровней.
2) «Граничный» характер феномена публичных коммуникаций, определяющий сопряженность институциональных, массовых и индивидуальных процессов. Рассмотренные выше ценностные основания теорий массмедиа и изменение приоритетов отражают ряд системных признаков изменяющихся социальных процессов. Выделим некоторые из них. Во-первых, трансформация этико-нравственных регуляторов сопряженности государственной (институциональной) воли, массовых социальных динамик и индивидуального самосознания (свободы). Во-вторых, процесс & quot-взращивания"- в социуме и общественном сознании позитивного понимания ответственной свободы — «свободы для». В-третьих, современный уровень осуществления практик массмедиа, отражающих различные ценностные основания и коммуникационные идеалы, свидетельствует о проблематичности определения устойчивого развития общества.
3) Идеалы как модель коммуникационной деятельности. Теоретические модели обладают регулятивным воздействием на формирующуюся практику массовых коммуникаций. Для теоретических описаний характерен уровень представлений об идеале, в котором задается временная перспектива и ожидания действий от субъектов описываемой области коммуникационной деятельности. К представлениям и ожиданиям относится и характер изменений об общественном устройстве: стабилизация (консервация, или, — социальное воспроизводство без изменений) или динамика (эволюция/революция, или, — социальное воспроизводство и социальные трансформации).
_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» № 5/2016 ISSN 2410−700X_
Необходимо выделить ещё один уровень теоретических описаний практик массмедиа, — уровень критической дискуссии. Очевидно, что он связан с различными взглядами участников по поводу идеализированных представлений (или их иллюзорности, — например, «реализация коммуникационного идеала носит декларативный характер» [2]) о месте и роли массовых коммуникаций Вовлеченность в дискуссионные темы организует необходимый синтез времени социального.
Авторы отечественных учебных пособий, предназначенных для образования специалистов коммуникативной сферы, предпочитают ссылаться на общие источники теорий коммуникации, каждая из которых акцентирует внимание на каком-либо одном аспекте. Впрочем, и международная практика теоретических обобщений констатирует наличие ситуации, в которой формулирование адекватной теории или концепции массовых коммуникаций не представляется больше возможной. Социально-экономические, политические трансформации и сложные, зачастую противоречивые, культурные процессы в современном обществе, требуют методологического переосмысления. «В недрах самого духовного производства вызревает практическое понимание того, что должны быть заново пересмотрены основания, на каких вообще истина извлекается из опыта сознания и организуется в виде сообщения», — констатируют изменения, происходящие в духовной деятельности и в механизмах культуры советские философы М. К. Мамардашвили, Э. Ю. Соловьев, В. С. Швырев [10, с. 176]. Заметим, что данный тезис в отечественной эпистемологии впервые появляется в 1970—1971 гг. и, в общем, подтверждает формирующие мировые тенденции в методологии гуманитарных наук.
Специализированный, или междисциплинарный, подход не позволяет увидеть и объяснить имманентные связи динамических ментальных, институциональных и технологических процессов. Очевидно, что эпистемологическое обоснование исследований массовых коммуникаций в условиях «формирования смыслов и значений, а также изменяющих от одной ситуации к другой правил, выполняемых в коммуникативном процессе» [7, с. 9] возможно в направлении системной методологии. Объяснить множественность одновременно существующих практик массмедиа, и, соответственно, в области теории социальных (коммуникативных) систем можно в междисциплинарной и трансдисциплинарной соотнесенности [1]- с позиции эволюционирующих систем, понимаемой как совокупности структур, сменяющих друг друга во времени дискретных систем в порядке их появления [11, с. 104]. Данные положения отражают системно-информационную, — неклассическую, — методологию исследования сформулированных в статье конституирующих принципов теорий массмедиа. Исследование изменений ценностных оснований, «граничного» и системного характера публичных коммуникаций, определение трансформации идеалов коммуникационной деятельности невозможно в рамках дисциплинарных теорий. Отсутствие прогностичности исследуемых теорий свидетельствует о необходимости расширения концептуального аппарата теорий массмедиа с позиции эволюционной системной теории.
Изменение ценностных доминант в теориях массмедиа отражает процесс эволюции ценностей, в первую очередь, — ценности свободы, формирующейся в практиках массмедиа. Динамический континуум включает: 1) авторитарная свобода «вертикали власти и государства" — 2) свобода «от» — государства (и возможности прав проявления мнения) — 3) свобода «для» — созидательная ответственная свобода социального участия многих (концепции коммунитарности и эгалитарности).
Выявленная проблематика теорий массмедиа свидетельствует о декларативном характере коммуникационного идеала и игнорирования социально-психологических эффектов, инициируемых собственной деятельностью массмедиа. Влияние, оказываемое на изменение практик массмедиа, и, следовательно, теорий массмедиа, исходит из процессов институционализации и обособления массмедиа, с одной стороны, и процессов — технологизации и «психологизации» коммуникаций, с другой стороны.
Сложность в проектирование и управление информационно-коммуникативными процессами, инициируемых масс-медиа, свидетельствует о необходимости выявления скрытых механизмов функционирования институционального, индивидуального уровня и уровня массовых динамик. Прояснение имплицитных, отчуждаемых значений информационно-коммуникативных процессов, — составляет философскую проблематику теорий массмедиа.
Дискурс теорий массмедиа инерционно выполняется в рамках классической рациональности, — что не
_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» № 5/2016 ISSN 2410−700X_
соответствует усложняющейся социальной реальности- - игнорирует взаимосопряженный характер индивидуальных, институционализированных и массовых процессов. В настоящее время не существует отечественной социально-философской концепции, объясняющей на социально-философском уровне происходящие изменения в деятельности массмедиа. Тенденция к развлекательному содержанию и игре, являясь одной из расширяющихся тематик телевидения, — ведущей индустрии СМИ, — трактуется в философской традиции в негативных оценках, отражая доминирующие установки классической рациональности. Парадигма социальной эпистемомологии, объединяющая междисциплинарный и системно-информационный подходы представляют методологию исследования развития социальности, -опосредованных массмедиа, — социальных связей информационного общества. Список использованной литературы:
1. Беккер Д. Тексты системной теории: коммуникация и эмпирическое исследование // Коммуникативная рациональность и социальные коммуникации- под ред. И. Т. Касавина, В. Н. Поруса. М.: Альфа — М, 2012. С. 453 — 462.
2. Белоусов А. Управление коммуникацией. Критические замечания к теории коммуникации [Электронный ресурс]. URL: http: //www. dzyalosh. ru/01-comm/statii/upravlenie-koomunik. htm. (дата обращения 20. 03. 2016).
3. Григорьева Л. Ю. Концепт «медиальность» как фокус проблематики трансформирующейся социальности // «Проблемы развития современной науки» Международная научно-практическая конференция (1 дек. 2015 г., Уфа) /Сборник статей в 4 ч. Уфа: НИЦ «Аэтерна», 2015. Ч.4. С. 55 — 60.
4. Григорьева Л. Ю. Практики игрофикации в массмедиа: сопряженность персонального и имперсонального // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, 2013. № 4 (24). С. 92- 102.
5. Григорьева Л. Ю. Солидарность в системной теории массмедиа // Альманах современной науки и образования, 2015. № 2 (92). C. 15−21.
6. Землянова Л. М. Гуманитарная миссия современной глобализирующейся коммуникативистики. М.: Изд-во МГУ, 2010. 272 с.
7. Касавин И. Т., Порус В. Н. Введение // Коммуникативная рациональность и социальные коммуникации. Под ред. И. Т. Касавина, В. Н. Поруса. М.: Альфа-М, 2012. C. 7−14.
8. Локк Дж. Сочинения: В 3 т. / Два трактата о правлении. — Т. 3. — М.: Мысль, 1988. С. 137−405.
9. Лурье С. В. Историческая этнология. М.: 1998. 448с/
10. Мамардашвили М. К., Соловьев Э. Ю., Швырев В. С. Классическая и современная буржуазная философия. Статья вторая // Мамардашвили М. К. Классический и неклассический идеалы рациональности. СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2010. С. 154 — 182.
11. Мелик-Гайказян И. В. Информационные процессы и реальность. М.: Наука. Физматлит, 1998. 192 с.
12. Сиберт Ф., Шрамм У., Питерсон Т. Четыре теории прессы. М.: Национальный институт прессы- издательство «Вагриус», 1998. 223 с.
13. Тард Г. Мнение и толпа // Психология толп. М.: Институт РАН- Изд-во «КСП+», 1999. 416 с.
14. Хлебникова Н. В. Общественные инициативы в медиапространстве гражданской журналистики: автореф. дисс. канд. филологии (журналистики). М., 2011. [Электронный ресурс]. URL: http: //www. dissercat. com/content/obshchestvennye-initsiativy-v-mediaprostranstve-grazhdanskoi-zhurnalistiki. (дата обращения: 20. 03. 2016).
15. Ячин С. Е. Состояние метакультуры. — Владивосток: Дальнаука, 2010. 286 c.
16. Christians, C, Glasser, T., McQuail, D., Nordenstreng, K. and White, R. Normative Theories of the Media: Journalism in Democratic Societies. Urbana, IL: Illinois University Press, 2009. 296 p.
17. Hocking, W. E. Freedom of Press, Press and the People. — London: General Council of the Press, 1954. P. 94−95.
18. Last Rights. Revisiting Four Theories of the Press / Ed. By J. Nerone. Written by W. Berry, S. Braman, C. Christians, Th. Guback, St. Helle, L. Liebovich, J. Nerone, K. Rootzoll. — University of Illinois Press. Urbana and Chicago, 1995. 224 p.
19. Mead M. Soviet Attitudes Toward Authority. — N. Y.: McGraw-Hill, 1955. -148 p.
20. Mowlana H. Communication, World Order and the Human Potential: Toward an Ethical Framework // The News Media in National and International Conflict / Ed. By A. Arno and W. Dissanayake. Honolulu, 1984. P. 29 — 33.
21. Nordenstreng K. Beyond the Four Theories of the Press // Media and Politics in Transition. Cultural Identity in the Age of Globalization. Leuven: Acco, 1997, P. 97−109.
_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» № 5/2016 ISSN 2410−700X_
22. Nordenstreng K. The Citizen Moves from the Audience to Arena // Nordicom Review. 1997. 18(2). P. 13−20.
23. Nordenstreng K. Media and Society. [Электронный ресурс]. URL: http: //www. uta. fi/jour/laitos/nordenstrenge. html (дата обращения: 20. 03. 2016).
© Григорьева Л. Ю., 2016
УДК 009
Номоконова Мария Валерьевна
аспирант ЗабГУ, г. Чита, РФ e-mail: mashulya_nom@mail. ru
ВЛИЯНИЕ ПРИНЦИПА АНТРОПОЦЕНТРИЗМА НА РАЗВИТИЕ БИОЭТИКИ
Аннотация
Статья посвящена рассмотрению влияния принципа антропоцентризма на развитие гуманизма и становление биоэтики. В развитии философии науки проблема человека и его взаимодействия с окружающим миром является одной из главных. Автор подчеркивает, что антропоцентризм является одним из основополагающих принципов оказавших влияние на развитие биоэтики как формы научного социального знания.
Ключевые слова
Антропоцентризм, биоцентризм, биоэтика, гуманизм.
Сегодня в мире обширное внимание уделяется философско-этическим проблемам, которые порождают современные медицинские эксперименты, проводимые на человеке и на животных, такие как клонирование, трансплантология, искусственное оплодотворение. Мировая общественность способствует появлению принципиально новых этических принципов и критериев в биомедицине и науке в целом. Они берут свое начало у принципов гуманизма еще со времен античности.
Принципы гуманизма требуют от каждого человека уважения к другим людям, признания достоинства каждой личности, доброжелательного отношения ко всему окружающему. Главной целью, как гуманизма, так и современной биомедицинской этики является привитие обществу аксиологического отношения к жизни и человека.
Главные биоэтические принципы берут свое начало в основных идеях гуманизма, таких как антропоцентризм, милосердие, сострадание, автономия личности. Концепция антропоцентризма является одной из основных.
Антропоцентризм как мировоззренческая концепция возник в эпоху античности. Аристотель признавал правомерность неравенства между людьми и усматривала пропасть между людьми и животными, считая, что животные созданы для блага человека. Полагал, что индивид должен стремиться к самоосуществлению, самовоспитанию, а личность должна быть гармоничной, этически и эстетически совершенной [2, с. 95].
Фома Аквинский считал, что человек занимает особое место в мире, в нем заключаются материальный и духовный миры, являющийся единством материального тела и души как формы тела. Утверждал, что все живое существует ради человека, поскольку животные и растения лишены разума, поэтому они используются человеком для его пользы [1, с. 116].
Принцип антропоцентризма является основополагающим как для гуманизма, так и для биомедицинской этики [3, с. 153]. Согласно этому принципу человек представляет собой центр вселенной, а так же цель всех событий совершающихся в мире.
Основным преимуществом принципа антропоцентризма является указание на уникальность статуса человека в бытии сложных и относительно стабильных земных и внеземных структур. Жизнь человека понимается как наивысшая ценность, распоряжаться которой и подвергать опасности которую никто не в

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой