Аксиологические константы традиционной духовной культуры в фольклорном собрании В. И. Даля

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

в молодежной среде, отнюдь не безобидно: оно свидетельствует о культурном вакууме в сознании молодежи и опасно потерей этнокультурной самобытности.
Список литературы
1. Левикова, С. И. Молодежная субкультура: учеб. пособие [Текст] / С. И. Левикова.
— М., 2004.
2. Мошняга, П. А. Внешняя культурная политика Японии [Текст] / П. А. Мошняга // Власть. -2009. -№ 6. -С. 159−161.
3. Соколов, М. Субкультурное измерение социальных движений: когнитивный подход [Текст] / М. Соколов // Молодежные движения и субкультуры Санкт-Петербурга / под ред. В. В. Костюшева. — СПб.: Норма, 1999. — С. 9−23.
УДК 482: 398
Игорь Анатольевич Голованов
Челябинский государственный педагогический университет
АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ КОНСТАНТЫ ТРАДИЦИОННОЙДУХОВНОЙКУЛЬТУРЫ В ФОЛЬКЛОРНОМ СОБРАНИИ В. И. ДАЛЯ
В статье анализируются важнейшие аксиологические константы традиционной духовной культуры, получившие отражение в фольклорном наследии В. И. Даля: соборность, софийность и справедливость. На обширном материале русских пословиц, поговорок и других фольклорных жанров выявляются коллективно значимые смыслы и ценности.
Ключевые слова: В. И. Даль, русский фольклор, традиционная духовная культура, аксиологические константы, соборность, софийность, справедливость.
В трудах В. И. Даля обращает на себя внимание постоянный интерес автора к духу языка, понимаемому как его «внутреннее достояние и достоинство» [4. С. 439]. Язык, подчеркивает В. И. Даль, «есть вековой труд целого поколения» [4. С. 433]. И в том и в другом случае речь идет прежде всего о языке народа, который вырабатывается, по выражению исследователя, из своего сока и корня, зреет и спеет веками и годами. Для конкретизации этих мыслей Даль постоянно обращается к пословицам и поговоркам, тем самым утверждая неразрывную связь между языком и словесным творчеством народа. Язык и фольклор можно рассматривать как особую форму выражения коллективных оценок и осмысления действительности, как средство трансляции важнейших духовных ценностей.
В этом контексте целесообразно говорить об основополагающих константах традиционной духовной культуры, воплощенных в русском языке и текстах русского фольклора. Под константами, вслед за Ю. С. Степановым, мы понимаем устойчивые концепты культуры [9. С. 85], которые в нашем случае транслируются от поколения к поколению через фольклорные тексты.
В русском фольклоре выделяются три аксиологические константы: соборность, софийность и справедливость [2]. Самой древней из них является константа соборности.
© И. А. Голованов, 2012.
Под соборностью мы понимаем сопричастность каждого к общему делу, способность со-переживания, чувство единения, общности, которое испытывают члены некоего социума, независимо от существующих между ними различий по полу, возрасту, социальному статусу и т. д. В русском фольклорном сознании соборность предстает не только как чувство, состояние души, но и как стремление к со-единству, процесс, действие, требующее от человека духовного труда.
Наиболее близко к такой интерпретации соборности подошел В. И. Даль. В своем словаре он дал следующее определение глаголу собирать — «отыскивать и соединять, совокуплять, приобщать одно к одному» [6. Т. 4. С. 141]. Собранное вместе, с одной стороны, рассматривается им как совокупность однородных предметов, равных между собой по отношению к целому (как равные части единого целого). Но вместе с тем собранное может представать и как разнородность элементов, объединенных в целое. Таким образом, собранное — это совокупность чего-либо, различного по качеству, но одинакового по отношению к целому.
Соборность — это свойство, внутренне присущее русскому восприятию и интерпретации мира, лежащее в основе русской культуры. Не случайно в русской религиозной философии именно соборность понимается как «душа православия», то есть душа созданной, «взращенной» на русской почве (а значит, обдуманной, осмысленной, понятой русским умом и русской душой) ветви христианства.
Наиболее адекватным выражением этого смысла, на наш взгляд, является исконно русское слово «мир» (& lt- др. рус. мір). В словаре В. И. Даля читаем: «Мірь & lt-… >- община, общество крестьян- || сходка» [6. Т. 2. С. 330]. Здесь же приводится ряд пословиц: Что на мир не ляжет, то мир не подымет- Как мир похочет, поволит, порядит, поставит, приговорит- Что мир порядил, то Бог рассудил- С миром и беда не убыток и др. В этих пословицах раскрывается богатство смыслов, стоящих за словом «мир». Для нас важно, что мир — это обозначение множества людей, которые воспринимаются как единое целое. Единство мира не только обеспечивает каждому его члену устойчивость существования, но и наделяет его жизнь высшим смыслом. Сам список пословиц показателен — около семидесяти (!), столь глубокая фольклорная разработанность имени свидетельствует о национально-культурной выделенности стоящего за ним смысла. Идея общности, цельности мира подчеркнута и в номинативных сочетаниях, приводимых В. И. Далем: мирское дело — общее, людское- мирская свеча — поставленная по какому-либо случаю на общий, мирской счет- мирская сходка — круг, мир, рада, сходбище для решения мирских дел [6. Т. 2. С. 331].
Константа соборности всесторонне раскрывается В. И. Далем в книге «Пословицы русского народа» [5]. Этот труд представляет собой хранилище народной мудрости, воплощенной в слове.
В большинстве пословиц с компонентом мир (собор) подчеркивается сила и крепость людской общности, которая одолеет любые невзгоды: Мир — велик человек- мир — велико дело. Мир (община) столбом стоит. Мир за себя постоит. Мира не перетянешь. Кто больше мира будет! Мир заревет, так лесы стонут (лес клонится). На мир и суда нет. Мир один бог судит. С миром не поспоришь. Коли все миром вздохнут, и до царя слухи дойдут. Как мир вздохнет, и временщик издохнет. Мир зинет — камень треснет. Собором и черта поборешь. Мирская шея толста (т. е. много снесет, сможет1). Мирская шея туга: тянется, да не рвется. Мирская шея жилиста. Мир сразу не похоронишь. Вали на мир: мир все снесет. Мир по слюнке плюнет, так море. С миром и беда не убыток. Мир
— золотая гора.
Народные пословицы указывают на то, что единство людей, соборность помогает человеку не только превозмочь трудности, лишения, беды, но и сохранить себя: В миру
1 Здесь и далее примечания в скобках принадлежат В. И. Далю.
виноватого нет. Все за одного, и один за всех. Круговая порука.
В ряде пословиц мир как общность противопоставлен одиночке: Одному страшно, а всем (миру) не страшно. Вместе не страшно. Пропадать, так все (вместе) пропадать. Голдить, так всем голдить- а одному голдить, так пропадешь. Вперед не забегай, а от своих не отставай! Берись дружно, не будет грузно. Отстал — сиротою стал. Один мира не съест. По-видимому, совсем не случайно подобная пословица, отражающая константу соборности, вынесена Далем в самый конец вступительной статьи к сборнику «Пословицы русского народа»: Дружно — не грузно, а один иу каши загинет [3.С. 26].
Один из аспектов соборности — способность жертвовать собой ради общего дела. В словаре В. И. Даля в статье ЖЕРТВА дается следующая характеристика: «что отдаю или чего лишаюсь невозвратно & lt-.. >- || отречение от выгод или утех своих по долгу или в чью пользу- самоотверженье и самый предмет его, то, чего лишаюсь. & lt-… >- Жертвуя рублем, приобрел тысячи. Жертвуй головою, не жертвуй душою» [6. Т. 1. С. 535−536]. О приемлемости жертвы ради мира (общины) говорит пословица На миру и смерть красна.
Дать исчерпывающий анализ проявлений константы соборности в фольклорных текстах не представляется возможным — она разлита, растворена в них в силу своей универсальности. Соборность — это часть естественной жизни русского человека, которая помогает ему и в простых бытовых вещах, и в сложных, в понимании высокого, горнего мира.
Софийность представляет собой сложный комплекс трех взаимосвязанных сущностей: Любовь, Красота и Добро. Все три сущности переплетены, взаимозависимы и взаимообусловлены, их единство соответствует народному пониманию Мудрости (отсюда
— софийность). Выделенность такой ценностной доминанты, как Красота, в составе рассматриваемой константы, соотносится с созерцательным типом мышления, присущим носителям русского языка и культуры. Созерцательность ставится в русском сознании выше прагматичности, т. е. выше стремления к расчетливости, получению материальной выгоды. Созерцательность позволяет человеку достигнуть внутреннего покоя, необходимого для размышлений о мире.
Смысл жизни человека оказывается тесно связанным с категориями любви, красоты и добра. Эти сущности выражают типичное для русского человека представление о нормальном бытии, соответствующем законам и порядкам, принятым людьми. В фольклорных произведениях данные смыслы неразрывны, обусловливают друг друга, что подчеркивается цельностью образов, которые их воплощают. Обратимся к реализации константы софийности в пословицах и поговорках из собрания В. И. Даля.
По определению В. И. Даля, ДОБРО — «в духовном значении благо, что честно и полезно, все, чего требует от нас долг человека, гражданина, семьянина» [6. Т. 1. С. 443]. Для раскрытия этого смысла автор приводит пословицы: Добро делай, никого не бойся. От добра худа не бывает. За добро злом не платят. С добром жить хорошо. Час в добре пробудешь — все горе забудешь. Хоть в орде, да в добре (лишь бы в добре). Добро добро покрывает. Кто добро творит, тому Бог отплатит. Кинь добро назад, очутится напереди. Лихо помнится, а добро век не забудется. В ком добра нет, в том и правды мало. Добрая слава дороже богатства. Доброе дело навек. В приведенных пословицах (а также в во множестве других из собрания «Пословицы русского народа») вербализован комплекс смыслов, важных для русского сознания: ценность доброго дела выше материальных выгод, добрые дела долго помнятся, добро рождает добро и превозмогает зло и т. д.
Как отмечает В. В. Колесов, «добро — это мирское проявление блага, и благо-дать порождает добро-детель» [7. С. 284]. Именно поэтому добро всегда находит отклик у людей: С добрым жить хорошо. В добре хорошо жить. С доброхотом всякому в охотку. Доброе дело и в воде не тает (или: не тонет). Доброе дело крепко (или: споро). Доброе дело на век (или: на два века: на этот и на тот). Добрый человек лучше (или: надежнее)
каменного моста. Добрый человек добру и учит. Доброму добрая память. Добрый скорее дело сделает, чем сердитый. Ласково слово многих прельщает. Ласково слово — что весенний день. Доброму и сухарь на здоровье, а злому и мясное не впрок. Рожь да пшеница годом родится, а добрый человек всегда пригодится. И потому Делать добро спеши (или: поспешай). Торопись на доброе дело, а худое само приспеет. Учись доброму, худое на ум не пойдет. Но при этом — Сделав добро, не кайся (не попрекай).
Добрые дела помогают человеку жить: Доброму везде (или: всегда, всюду) добро. За доброго человека сто рук (или: сто голов). Добрый человек в добре проживет век. Про доброе дело говори смело. Во зле жить — по миру ходить. Доброе (или: Ласковое) слово лучше мягкого пирога. Ласковое слово не трудно, да споро. Доброму человеку — что день, то и праздник. Добро сотворить — себя увеселить. Добро творить — себя веселить. Хорошему все хорошо. Доброму везде добро. Чистому все чисто. Кто зла отлучится, тот никого не боится. Доброго не бегай, а худого не делай. Кто доброе творит, того зло не вредит. Делай (или: Твори) добро, и тебе будет добро. По добру — добро, а по худу — худо. Сей добро, и жди добра. Сей добро, посыпай добром, жни добро, оделяй добром. Кто добро творит, тому бог отплатит (или: того бог благословит).
Высоко оценивая добро, пословицы противопоставляют его злу: Добро худо переможет. Не устоять худу против добра. Добро наживай, а худо избывай. Доброго держись, а от худого удались. К добру мостись, а от худа пяться (или: отпыхивайся). К добру гребись, от худа шестом суйся. Сделав худо, не жди добра.
Во многих пословицах содержатся советы, как не впасть во зло: Подыми руку да опусти, а сердце скрепи. Замахнись, да не ударь. Сам потерпи, а другого не выдай (или: не обидь). Не рой под людьми яму, сам ввалишься. Не рой другу ямы, сам попадешь. Не бей в чужие ворота плетью- не ударили бы в твои дубиной (или: обухом). Чтобы всем тепло, и нам хорошо (т. е. так делай). Нам добро, никому (не) зло — то законное житье. Нам добро, и всем таково — то законное житье. Лучше в обиде быть, нежели в обидчиках. Лучше самому терпеть, чем других обижать. Лучше мучиться, чем мучить. На кобылу пойду, а в каты не пойду (в каты, палачи, берут преступника не наказывая) [5. Т. 2. С. 107].
Добро и любовь идут в народном сознании рядом: Люблю того, кто не обидит никого. Наш Андрей никому не злодей. Человек жалью живет. Скорбит человек по человеку. Доброму человеку и чужая болезнь к сердцу. Чует сердце доброхота. Сердце сердцу весть подает. Сердце вещун: чует и добро и худо.
В качестве иллюстрации в словарной статье ЛЮБИТЬ автор приводит следующие тексты: Союз истины и любви рождает премудрость. Покоряй сердца любовью, а не страхом. Где любовь, там и Бог. Нет того любее, как люди людям любы [6. Т. 2. С. 282].
Любовь к другому человеку — это любовь к ближнему: Нет выше той любви, как за друга душу свою полагать. Друг для Даля — это «другой, в знач. такой же, равный, другой я, другой ты- ближний, всякий человек другому» [6. Т. 1. С. 495]. Не пожелай другу, чего себе не желаешь. Любите друг друга, снисходите друг другу или друг ко другу, один другого или к другому. Над другом посмеялся, над собою поплачешь. Не смейся другу, не изжив веку. Делай другу добро, да себе без беды. Любить себя — любить друга. Любить друга — любить себя. В дружке себя любишь. Друговщина, по Далю, это и есть «община, общество, товарищество, круг, согласие, ватага, артель, братство» [6. Т. 1. С. 496]. Друго-любие — то же, что дружелюбие, любовь к ближнему, друга к другу, расположенье к миру, согласию и взаимной любви и услугам. Друголюбный — дружелюбный, приятельский, благосклонный, милостивый, радушный и миролюбный.
В собрании пословиц и поговорок это понимание подтверждается многочисленными примерами, ср.: Люби ближнего, как себя. Люби брата, что себя. Где любовь, тут и бог. Бог — любовь. Милее всего, кто любит кого. Нет того любее, как люди людям любы.
Мило, как люди людям милы. Нет ценности супротив любви. Ум истиною просветляется, сердце любовью согревается.
Намалое число пословиц говорит о любви как взаимном и нравственном чувстве между женщиной и мужчиной: Совет да любовь, на этом свет стоит. Где любовь, там и совет. Где советно, там и любовно. Где совет (союз, любовь), там и свет. Равные обычаи — крепкая любовь. Одна думка, одно и сердце. Для милого не жаль потерять и многого. Ради милого и себя не жаль. За милого и на себя поступлюсь. Для милого дружка и сережку изушка.
Это чувство позволяет открыть хорошее в любимом человеке, увидеть согласованность между внешним и внутренним: В милом нет постылого, а в постылом нет милого. Миленек -и не умыт беленек. Не по хорошу мил, а по милу хорош. Полюби нас в черненьких, а в беленьких и всяк полюбит.
Любовь делает жизнь человека наполенной смыслами и заботой о другом: С милым во любви жить хорошо. С милым годок покажется за часок. Живут душа в душу. Она им не надышится. Он на нее не наглядится. Что шелкова ленточка к стенке льнет (девица к парню). Жив друг — не убыток. Есть дружок — есть заступничек. Без солнышка нельзя пробыть, без милого нельзя прожить. Не пил бы, не ел, все б на милую глядел. Изнизал бы тебя на ожерелье, да носил бы в воскресенье. А без любви и жизнь не мила: Не милое прялье, где милого нет. Не мил и свет, когда милого нет. Дружка нет: не мил и белый свет. Без тебя опустел белый свет. Без тебя пуст высок терем. Без тебя, мой друг, постеля холодна, одеялочко заиндевело. Без тебя заглох широкий двор. Без тебя не цветно цветы цветут, не красно дубырастут в дубровушке.
Именно любовь позволяет человеку ощутить красоту и гармонию мира: Красная моя ягодка. Яблочко мое наливчатое. Миленок Ивашка в белой рубашке. Хорош мой миленькой в однорядочке синенькой. Настя-Настенька, шубейка красненька: сама черноброва, опушка боброва. Идет, словно павушка плывет. Грудь лебедина, походка павлина, очи сокольи, брови собольи. Красота дарит радость и полноту жизни: Что взглянет -рублем подарит. Взглянет, что огнем опалит, а слово молвит, рублем подарит. Черный глаз, поцелуйхотьраз- тебя, свет мой, неубудет, амнерадости прибудет!
В словаре В. И. Даля КРАСНЫЙ включает сопряженное представление о доброте и красоте: «красивый, прекрасный- превосходный, лучший. Красная изба, чистая, белая. Красный угол в избе, передний, старший, где иконы и стол. Велик звон да не красен. Игра расчетом красна. На чужой стороне и весна не красна» [6. Т. 1.С. 187].
В народном сознании красота тесно связана с благом, пользой (см. [7]), ср.: Красны девицы, пирожны мастерицы, горшечные пагубницы. Не красна изба углами, красна пирогами. Не наряд девку красит, домостройство. Княжна хороша, и барыня хороша, а живет красна и наша сестра. Красиво то, что полезно, что обеспечивает продолжение рода, служит выражением физического здоровья и внутренней силы: Кругла, пухла, бела, румяна, кровь с молоком. Коса — девичья краса. Красная краса-русая коса. Природна трубчата коса — дорога девичья краса. Девичья коса — на всю Москву (на все село) краса. Девка пляшет, сама себя красит. Красная девка в хороводе, что маков цвет в огороде.
При этом внешняя красота недолговечна: Вянет и красный цвет. Девичья краса до возрасту, молодичья до веку. Достойны восхищения внутренняя красота и целомудрие девушки: Смиренье — девичье ожерелье. Девичье терпенье — жемчужно ожерелье. Чего девушка не знает, то ее и красит. Хороши марьяны (бусы), да девки не скрасят. Девка хороша, да слава не хороша. Хороша девка, не хороша славка. Смиренная, как агнец- делова, что пчела- красна, что райская птица- верна, что горлица. Из милости следком до травки-муравки дотрагивается. Из милости ступает, травы не мнет- ненароком взглянет, чторублем подарит.
Таким образом, софийность представляет собой сложный комплекс трех взаимосвязанных сущностей: Любовь, Красота и Добро. Любовь выполняет в этом триединстве синтезирующую и одухотворяющую функции, она служит источником видения Красоты. Красота и Любовь, связанные вместе, рождают желание творить Добро.
Средоточием чувства красоты для русского человека является душа. Человек, умеющий разглядеть красоту, любит весь мир, способен прощать. Красота и доброта в фольклоре представлены как внешняя и внутренняя характеристика человека и мира.
Одна из поздних, но не менее значимых констант русского фольклора — константа справедливости. Справедливость предполагает сопоставление того, как есть в реальности, с тем, как должно быть — с точки зрения народного сознания. Сама необходимость обращения к понятию «справедливость» связана с отсутствием гармонии между реальным и желаемым. Именно тогда возникает потребность в исправлении ситуации в соответствии с народным идеалом.
Подобное понимание прямо соотносится с толкованием исходного глагола справли-ватъ, справлять в словаре В. И. Даля: «править, прямить, выправлять» [6. Т. 4. С. 298]. Справляют (выправляют, выпрямляют) то, что изогнулось, искривилось (ср. пример из словаря: Справить ствол по струне), то, что содержит неточности, ошибки (ср. Как ни справляй, а в печатне новых ошибок наделают). Таким образом, «справедливый» связано с оценкой какой-то конкретной ситуации и предпринятого в связи с этим действия.
Исправление действительности находится в руках конкретных людей. Они могут заниматься этим по своему статусу: старший в семье (отец, мать), судья, барин, начальник, староста и т. п. (наивысший в этом смысле — царь-батюшка). Но исправить положение может и простой человек, равный другим по званию, и тогда это народный заступник. В фольклорных произведениях о «народных заступниках» раскрывается народный идеал исторической личности, проявляются социальные и этические воззрения людей (см. [2]). В собрании Даля выделяется песня пугачевского цикла, в которой упоминается один из центральных образов «народного заступника» в русском фольклоре — бывший казак Пугачев, который, подобно социально обездоленному герою волшебной сказки, обретает царскую власть: Они, сердце разъяря, Пошли искать себе царя. Они полгода страдали, Всё царя себе искали, Нашли себе царя Донского казака Емельяна Пугача [8. С. 389]. С образом народного заступника в песне связаны традиционные мотивы военного предводительства, мудрого суда и пожалования, одаривания подданных. Многообразно реализуется константа справедливости и в народных сказках, в том числе записанных В. И. Далем и переданных для публикации А. Н. Афанасьеву.
С константой справедливости в словаре В. И. Даля увязывается объяснение слов правда, истина. Так, например, ИСТИНА толкуется как «все, что верно, подлинно, точно, справедливо, что есть». «Истинный — истину составляющий- правдивый, справедливый, несомненный, неложный- верный, точный, прямой, подлинный, настоящий- искренний, непритворный & lt-… >- Истый, истный, истинный, точный, подлинный, настоящий, тот самый, сущий- верный- неложный, истинный- прямой, правдивый. Кто за правду горой, тот истый герой» [6. Т. 2. С. 60].
О связи правды-справедливости с поисками гармонии и счастья в народном представлении говорят следующие пословицы: Неправдой нажитое впрок не пойдет. Неправедное — как пришло, так и ушло- а праведная денежка век кормит. Неправая нажива
— детям не разжива. Нажитое грехом не устроит дом. Неправедное богатство прахом пойдет. Худом нажитое добра не сотворит. Неправедное стяжание — прах (или: огонь). Неправедно пришло, неправедно и ушло. У старца (т. е. у нищего) взятъ — огонь в дом. Лишнего не бери, кармана не дери (души не губи). Неправедно нажитая прибыль
— огонь. Неправедная деньга — огонь. О несправедливости: Всякая неправда грех. Без
правды не житье, а вытье. Без правды житье — вставши, да и за вытье. Без правды не живут люди, а только маются (или: плачут).
Соответствие образа жизни народному идеалу актуализировано в пословицах: Праведен муж весь день ликует. За правого бог и добрые люди. Кто правдой живет, тот добро наживет. Правда не на миру стоит, а по миру ходит (т. е. не начальствует). За правое дело стой смело! Дело право, только гляди прямо! Каждому по делом его. Кто правды желает, тому Бог помогает. Хоть гол, да прав (или: да исправен). Кто правду хранит, того Бог наградит. В правде бог помогает, в неправде запинает (или: карает). Вся неправда от лукавого. Правда — кус купленный, неправда — краденый. Правда — кус моленый, неправда — проклятой.
Некоторые фольклорные тексты звучат как предупреждение, нравственный императив: Молвя правду, правду и чини. Не ищи правды в других, коли в тебе ее нет. Чем кого взыщешь — и себе то сыщешь. Другу не дружить, а недругу не мстить, чтоб души не сгубить. Не торопись казнить, дай вымолвить! Сперва рассуди, а там осуди! Незнаемая прямизна наводит на кривизну. От великих порядков стались беспорядки.
Несправедливость тяготит человека: Лучше умереть, чем неправду терпеть. Без правды жить — с бела света бежать. Без правды жить — избожиться, а не поверят -удавиться. Без правды веку не изживешь. В тесноте живут люди, а в обиде гибнут. И в бедах люди живут, а в неправде пропадают. Не теснота губит, а лихота. Беда смиряет человека, а неправда людская губит. Сам пьет, а людей за пьянство бьет. Свое ярмо (или: свой хомут, свою шлею), да на чужую шею. С больной головы да на здоровую. Ваши пьют, ау наших с похмелья голова болит. Ваши пьют, а наших пьяных бьют.
О том, как должно жить по справедливости, говорят пословицы: Не ставь меня (или: брата) хуже себя. Режь, да ешь- ломай, да и нам давай! Что тебе, то и мне. Что мне, то и тебе. Что всем, то и одному. Что одному, то и всем. Живи, и дай пожить другим. Чего себе не хочешь, того и другому не твори. Какую другу чашу налил, такую и сам пей (или: и сам выпьешь). Каково аукнешь, таково и откликнется. Каков голосок, таков и отголосок. Люби брать, люби и отдавать. Люби взять, люби и отдать. Люби ездить, люби и саночки возить. Люби кататься, люби и салазки возить. Вези под гору, вези временем и в гору. Люби пар, люби и угар. По чужу голову идти — свою нести. Не принять горького, не видать и сладкого.
Дело знай, а правду помни. Дело делай, а правды не забывай! Хлеб-соль кушай, а правду слушай! Доброе дело — правду говорить смело. Хлеб-соль ешь, а правду режь (или: а правду-матку режь). Пей, ешь, а правду режь. Царев хлеб ешь, а правду режь! Правда суда не боится. Правда бессудна (или: несудима). На правду нет суда. На пословицу, на дурака да на правду — и суда нет.
Стремление к правде не приносит материального благополучия: На правде ничего не возьмешь. На правде взятки гладки. Правдою не обуешься. Правдою не оденешься. Правдой жить — ничего не нажить. Правдой жить — ничего не нажить. Но при этом только она дает счастье и полноту жизни: Бог тому даст, кто правдой живет. Живи не ложью
— будет по-божью. Правда со дна моря выносит. Правда из воды, из огня спасает. Кто правды ищет, того бог сыщет.
Ценность правды-справедливости раскрывается в следующих текстах: Правда светлее солнца. Правда чище ясного солнца. Деньги смогут много, а правда все. Правда дороже золота. Дороги твои сорок соболей, а на правду и цены нет. Что ни говори, а правда надобна.
О том, что рано или поздно истинное станет известно: Засыпь правду золотом, а она всплывет. Завали правду золотом, затопчи ее в грязь — все наружу выйдет. Правда, что масло. Вари не вари, а масло поверху. Праведное (или: Правда) на огне не горит, на воде не тонет. Правда тяжело золота, а на воде всплывает. Правда — елей, везде на-
верх всплывает. Правда сама себя очистит. Правда сама себя хвалит и величает (или: честит). Придет пора, что правда скажется (или: перетянет). Правда старше старосты. Правды некуда девать. Правды в сучок не засунешь. Что знается, то и скажется. Неправдою свет пройдешь, да назад не воротишься. Правота — что лихота: всегда наружу выйдет. Украдено мудрено, а будет найдено. Как ни крой, швы наружу выйдут. Вор по воре каблук кроет, а все следу не заметет. Как ни жаться, а в правде признаться. Этого полой (или: ладонью) не прикроешь. Мошенники повздорили — и правда наружу. Ржа на железе, а неправда в человеке не утаится. Из черного не сделаешь белого. Черного кобеля не вымоешь добела. Огонь под полой недалеко унесешь. На воре шапка горит. Как ни хорони концов, а выйдут наружу. Как ни хорони концов, а бог попутает, выдаст. Как ни путай, а божья воля распутает. Ложь стоит до правды. Рать стоит до мира, ложь до правды. Правду похоронишь, да сам из ямы не вылезешь. Неправда (или: Грех), что дуга ветловая: концы в воде, так середка наружу- середка в воде — концы наружу. Ложь (или: Неправда) доводит до правды (т. е. уличает). Пропадай кривда, выходи правда наружу!
О двойственности восприятия правды, ее необходимости и «неудобности»: Хороша правда-матка, да не перед людьми, а перед богом. Правда глаза колет. Правда уши дерет. Правда тошнее перечосу. Правда рогатиной (или: копылом) торчит. Правде нигде нет места. Велику (или: Великим) правду говорить — не легче лжи. За правдивую погудку смычком по лыку бьют. На правду да на смерть, что на солнце: во все глаза не взглянешь. Правда в лаптях- а кривда, хоть и в кривых, да в сапогах. Правду говорить — себе досадить. Правду говорить — никому не угодить. Правда по миру ходит. Без правды не жить, даио правде не жить. С кривдою жить больно, с правдою тошно.
Таким образом, аксиологические константы, воплощенные в устно-поэтических текстах, отвечают потребности «очеловечивания» мира, наделения его смыслами. Фольклорное сознание как часть коллективного народного опыта выполняет интегративную функцию, сохраняя и транслируя последующим поколениям заключенное в образах и мотивах духовное знание, ценностные ориентиры, критерии поведения, способствуя формированию этнического самосознания, обеспечивая устойчивость существования социума и человека как его части.
Собранные и систематизированные В. И. Далем более 30 тысяч пословиц и поговорок, тексты сотен песен и десятков сказок, а также многочисленные записи устных рассказов, быличек, поверий и прочих жанров фольклора составляют золотой фонд отечественной фольклористики и позволяют судить о единстве и многообразии способов и форм осмысления действительности в традиционной духовной культуре. В понимании этого единства непреходящую значимость имеют и те определения и интерпретации, которые даны им в «Толковом словаре живого великорусского языка».
Список литературы
1. Голованов, И. А. Константы фольклорного сознания в устной народной прозе Урала (ХХ-ХХІ вв.) [Текст] / И. А. Голованов. — Челябинск: Энциклопедия, 2009. -251 с.
2. Голованов, И. А. Народные заступники и цари-избавители в фольклоре Урала и Башкирии [Текст] /И.А. Голованов // Русская речь. -2011. -№ 5. -С. 96−99.
3. Даль, В. И. Напутное [Текст] / В. И. Даль // Даль В. И. Пословицы русского народа: сб. в2т. -М.: Терра, 1996. — Т. 1.С. 3−26.
4. Даль, В. И. Недовесок к статье «Полтора слова о нынешнем русском языке» [Текст] / В. И. Даль // Неизвестный Владимир Иванович Даль. — Оренбург: Оренбургское кн. изд-во, 2002. — С. 431−451.
5. Даль, В. И. Пословицы русского народа [Текст]: сб. в 2 т / В. И. Даль. — М.: Терра, 1996.
6. Даль, В. И. Толковый словарь живого великорусского языка [Текст]: в 4 т. / В. И. Даль. — М.: Русскийязык, 1989−1991.
7. Колесов, В. В. Русская ментальность в языке и тексте [Текст] / В. В. Колесов. -СПб.: Петербургское Востоковедение, 2006. — 624 с.
8. Неизвестный Владимир Иванович Даль [Текст] / сост. А. Г. Прокофьева, Г. П. Мат-виевская, В. Ю. Прокофьева, И. К. Зубова. — Оренбург: Оренбургское кн. изд-во, 2002. -480 с.
9. Степанов, Ю. С. Константы: Словарь русской культуры [Текст] / Ю. С. Степанов.
— М.: Академический Проект, 2001. — 990 с.
УДК 81
Елена Иосифовна Голованова
Челябинский государственный университет
АНТРОПОНИМКАКБАЗОВОЕ СРЕДСТВО ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ИКОРПОРАТИВНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ И ПРЕЗЕНТАЦИИ В СОВРЕМЕННОЙКУЛЬТУРЕ
В статье рассматриваются особенности расширения функций антропонима как идентификационного знака в современной культуре. Выявляются ключевые области вторичного знакообразования на основе антропонима, анализируется состав привлеченных имен и способы их трансформации.
Ключевые слова: антропоним, вторичный семиозис, индивидуальная и корпоративная презентация, идентификация, культура.
Функционирование русского языка в современном обществе, на сломе культурных эпох, рождает мысль об изменении ряда его традиционных характеристик. Не случайно тематика многих научных конференций, семинаров, сборников научных трудов и словарей ориентирована на новое, изменяющееся, что отражено в названиях, ср.: «Изменяющийся языковой мир» (Пермь, 2001), «Новая Россия: новое в языке и науке о языке» (Екатеринбург, 2005) — «Изменяющаяся Россия: новые парадигмы и новые решения в лингвистике» (Кемерово, 2006), «Новое в теории и практике лексикографии» (Иваново, 2009), «Когнитивная лингвистика: новые проблемы познания» (Москва- Рязань, 2007), «Толковый словарь русского языка конца XX века. Языковые изменения» под ред. Г. Н. Скляревской (СПб., 2000).
Цель настоящей статьи — показать традиционную значимость собственного имени человека в меняющемся пространстве современной культуры.
Основная функция собственных имен — быть средством индивидуализации объектов окружающего мира. Антропоним как знак культурной и социальной идентификации человека в соответствии с антропоцентрическим принципом организации языка и культуры занимает среди них особое положение. В сегодняшнем мире, отличающемся сложностью, многомерностью, полипарадигмальностью его интерпретаций, антропоним не только сохраняет свою востребованность, но и значительно расширяет сферу своего
© Е. И. Голованова, 2012.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой