Характеристики вегетативных реакций у юных спортсменов на тестирующие нагрузки

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ХАРАКТЕРИСТИКИ ВЕГЕТАТИВНЫХ РЕАКЦИЙ У ЮНЫХ СПОРТСМЕНОВ
НА ТЕСТИРУЮЩИЕ НАГРУЗКИ
А.В. ЕВТУХ, ФГБУ ФНЦ ВНИИФК
Аннотация
В обзоре изложены основные представления об общепринятых характеристиках, которые отражают особенности физиологических реакций организма юных спортсменов на различные тестирующие нагрузки. Раскрыты также дискуссионные вопросы способа задания тестирующей нагрузки, соответствия критерия нагрузочного тестирования задачам исследования, рекомендованы корректные подходы к интерпретации результатов тестирования. Показано, что тестирование физиологических систем организма юных спортсменов позволяет не только оценить степень напряженности вегетативных функций, но и определить направленность тренировки на каждом этапе многолетней подготовки.
Ключевые слова: юные спортсмены, вегетативные системы организма, физиологическое
тестирование.
Abstract
This review contains basic concepts of common characteristics representing the peculiarities of young athlete organism reaction on standart testing loads. Discussion topics of testing load formation and adequacy of testing criteria to research tasks are also revealed, correct approaches toward testing results interpretation are given. It is shown that testing of physiological systems in young athletes allows not only evaluate strain level for physiological systems, but also to determine training trends on every period of multiyear training.
Key words: young athletes, vegetative systems of organism, physiologic testing.
Введение
При изучении реакций организма на тестирующую нагрузку юных спортсменов необходимо корректно выбрать способ ее задания, чтобы выявить качественные и количественные изменения биологических признаков, определяющих особенности этапов возрастного развития юного спортсмена.
Масса тела и его частей, как известно из биологии, возрастает пропорционально кубу линейных размеров, а площадь поверхности тела — пропорционально их квадрату. Поэтому площадь поверхности тела может характеризовать возможности теплоотдачи тела, в то время как теплопродукция является функцией массы тела.
С увеличением массы тела юного спортсмена под влиянием возрастного развития и спортивной специализации количество работающих мышц конечностей может составлять до 65−70% общей массы скелетных мышц, однако это значение может существенно изменяться при систематической напряженной мышечной деятельности -как в абсолютном, так и в относительном выражении. Способ задания нагрузки по абсолютному критерию не всегда учитывает особенности телосложения и уровень подготовленности спортсмена. Более адекватным представляется способ задания нагрузки по относительному критерию, поскольку он учитывает динамику линейных и объемных размеров тела.
В ходе постнатального генеза масса тела человека возрастает примерно в 25 раз, а площадь поверхности тела — в 4−5 раз, поэтому и абсолютные физиологиче-
ские характеристики могут увеличиваться многократно. Следовательно, при задании тестирующей нагрузки целесообразно анализировать возрастную динамику относительных показателей.
В этой связи имеет смысл кратко остановиться на некоторых особенностях периодов возрастного развития, а затем перейти к анализу реакций юных спортсменов на стандартную нагрузку умеренной мощности или ступенчато повышающуюся нагрузку.
Известно, что в возрасте 6−7 лет мышцы верхних и нижних конечностей растут относительно медленно. В диапазоне 8−9 лет скорость роста увеличивается, особенно роста мускулатуры рук. В возрасте 10−11 лет интенсивность ростовых процессов резко понижается. Иногда это связывают с активизацией процессов диф-ференцировки в смешанных волокнах скелетных мышц [Никитюк]. В 12-летнем возрасте увеличивается скорость роста мышц рук (препубертатный рост начинается с верхних конечностей).
В 12−13 лет наиболее интенсивно растет мускулатура ног, которая в 13−14 лет вновь обнаруживает торможение роста, связанное с первой фазой пубертатных дифферен-цировок. В 12−13 лет наблюдается расхождение пиков скорости роста, когда мышцы рук достигают максимума скорости роста на 1 год раньше, чем мышцы ног [3]. Это соответствует данным [4] относительно опережающего роста в длину верхних конечностей по сравнению с нижними.
Вторая фаза этого процесса приходится на 16 лет, когда скорость роста вновь снижается. Синхронные изме-
нения мышечной массы верхних и нижних конечностей выявляются только в 15−16 лет, когда наступает фаза роста и развития мышц, контролируемая тестостероном. Этот период характеризуется наибольшей скоростью увеличения поперечного сечения мышечных волокон быстрого типа.
У девочек пик скорости роста приходится на возраст 10−12 лет, после чего ростовые процессы тормозятся и отмечается сравнительно небольшая их активация в возрасте 15 лет, после чего темп ростовых процессов снижается.
1. Вегетативные реакции на стандартную нагрузку умеренной интенсивности
В соответствии с результатами исследований Института возрастной физиологии РАО [1−3], который провел масштабное изучение особенностей вегетативного обеспечения напряженной мышечной работы у школьников обоего пола в возрасте от 7 до 17 лет, отдельные вегетативные реакции можно обобщить по следующим характеристикам.
1. Частота сокращений сердца. ЧСС в устойчивом состоянии снижается с возрастом. Возрастное снижение функционального напряжения организма может происходить параллельно со снижением ЧСС в условиях мышечного покоя. По этой причине прибавка ЧСС с возрастом при работе в устойчивом состоянии по сравнению с покоем может практически не меняться, а пульсовая стоимость нагрузки, как и ее кислородная стоимость, может оказаться практически одинаковой для 7- и 17-летних испытуемых. Некоторые авторы [7−9] считают, что в этом возрастном диапазоне объем сердце растет почти строго пропорционально увеличению массы тела. Вследствие этого на данном отрезке онтогенеза отмечено сравнительное постоянство соотношений размеров сердца.
2. Кислородный пульс (КП). Данный показатель отражает отношение скорости 02-потребления к величине ЧСС. Данный индекс показывает, какое количество (объем) О2 транспортируется к тканям работающих мышц за одно сердечное сокращение. Наибольший прирост величины КП в покое наблюдается в период от 9−10 до 12−13 лет, когда значительно активизируются ростовые процессы в начале пубертатного периода.
3. Внешнее дыхание (МОД). Минутный объем дыхания увеличивается в условиях устойчивого состояния более чем в 3 раза по сравнению с покоем — как у детей 7−8 лет, так и у подростков 16−17 лет. С возрастом дыхание становится реже и глубже, выдыхаемый воздух оказывается у испытуемых старших возрастных групп беднее кислородом (поскольку выше утилизация О2 в легких) как в покое, так и при нагрузке. Особенно резкое изменение утилизации кислорода легкими происходит в период между 9−10 и 12−13 годами.
Параллельно этому увеличивается содержание углекислого газа в выдыхаемом воздухе. Всё это отражает увеличение экономичности функции дыхания с возрастом. Именно в этот период активизируется мышечная фосфофруктокиназа [5]. Следовательно, перечисленные
здесь изменения прямо или косвенно связаны с увеличением роли анаэробно-гликолитических процессов при мышечной работе.
4. Дыхательный коэффициент (ДК). Данный показатель отражает суть газообмена: соотношение количества потребленного О2 и выделенного СО2.
Следует отметить сложность интерпретации сразу нескольких процессов, мало связанных в ходе напряженной мышечной работы как минимум по трем причинам. Во-первых, величина ДК прямо зависит от того, каков пищевой рацион человека. С преобладанием жиров данный показатель принимает довольно низкие значения — около 0,70. При избыточном употреблении белков это значение может колебаться в пределах 0,85. Если же в рационе преобладают углеводы, то значения ДК достигают 1,0. Во-вторых, ДК отражает вентиляционно-перфузионные отношения (ВПО), имеющие место в различных отделах легких и характеризующие качественную сторону вентиляционной функции относительно уровня кровообращения в малом круге [6, 7]. И, в-третьих, ДК значительно увеличивается при активации анаэробно-гликолитического источника энергии при мышечной деятельности [6].
При мышечной работе изменяются все три фактора, причем в сторону увеличения ДК. Среди окисляемых субстратов все большая доля приходится на углеводы, вентиляционно-перфузионное отношение зачастую увеличивается, а активация гликолиза неизбежно приводит к появлению ЕхсС02. Обязательным условием достижения МПК является наличие «неметаболического» излишка СО2 (ЕхсС02) и значение ДК не ниже 1,0. Эти данные характеризуют ДК как один из важнейших показателей газообмена.
В условиях относительного мышечного покоя у детей 7−10 лет ДК достоверно выше, чем у подростков и юношей. Из этого следует, что, в отличие от подростков и юношей, в пуле субстратного обеспечения напряженной мышечной работы у младших детей доминирует доля углеводов и, следовательно, преобладает гликолитиче-ский механизм образования энергии.
Сразу после начала мышечной работы ДК резко снижается практически у всех испытуемых, а уже ко 2-й минуте работы возвращается к исходному уровню. Существует гипотеза, что первые сокращения мышц нижних конечностей могут выполнять роль дополнительного мышечного насоса, поставляющего «избыточные» порции крови в малый круг кровообращения. Дыхательный центр еще не успевает адекватно активизировать работу межреберных мышц и диафрагмы- в результате этого вентиляция несколько отстает, в то время как перфузия легких уже перестраивается в соответствии с запросом организма [3].
Отставание скорости развертывания функции дыхания по сравнению с функцией кровообращения в начале динамической мышечной работы — один из наиболее сложных для интерпретации фактов, поскольку значительная часть исследователей все же считает, что динамика кровообращения следует за изменениями дыхания.
а
Из этих данных следует, что ДК может достаточно полно характеризовать переходные процессы как в начале мышечной работы, так и по ее окончании. Например, в начальный момент восстановления ДК начинает увеличиваться, однако это лишь создает иллюзию «всплеска» ЕхсС02. По окончании периода врабатывания в течение основного рабочего периода с 3 до 10 минуты величина ДК сохраняется примерно постоянной у испытуемых всех возрастных диапазонов. Это может указывать на тот факт, что наиболее ответственным, с точки зрения задания параметров тестирующей нагрузки, является период первых 3−4-х минут, в ходе которого осуществляется полное развертывание аэробной функции.
Необходимо также учитывать более низкий уровень значений ДК у подростков и юношей в период врабаты-вания, что указывает на более высокую эффективность аэробного обеспечения мышечной работы у них по сравнению с детьми 7−8 лет. Это может также указывать на большую, чем у детей, степень участия аэробного механизма в энергетическом обеспечении мышечной работы у подростков и юношей уже с первых минут тестирующей нагрузки.
5. Кислородный долг (КД). В этих же исследованиях показано, что величина КД, отнесенная к массе тела, остается практически неизменной у испытуемых всех возрастных групп в диапазоне от 7 до 17 лет. Таким образом, при умеренной стандартной нагрузке скорость О2-потребления (т.е. отношение VO2 к массе тела) практически не изменяется с возрастом. Иными словами, потребление кислорода при умеренной нагрузке с возрастом повышается строго пропорционально увеличению массы тела. Это означает, что термодинамическая эффективность работы у детей практически такая же, как у юношей.
2. Вегетативные реакции в тесте со ступенчато нарастающей мощностью до отказа и в восстановительном периоде у детей, подростков и юношей
1) ЧСС. Возрастные различия в динамике ЧСС при нагрузке и в ходе восстановления могут отражать как особенности регуляции этой функции, так и особенности метаболических процессов при напряженной мышечной работе.
Угол наклона кривых ЧСС, отражающий скорость изменения показателя по мере увеличения мощности, практически одинаков для детей всех 4-х возрастных групп. Разница между возрастными группами состоит лишь в том, что у 16-летних юношей как в покое, так и при всех мощностях нагрузки уровень ЧСС значительно ниже. Этот факт достаточно широко известен.
Совершенно иная картина отмечается в восстановительном периоде. Наиболее «классические» кривые восстановления демонстрируют мальчики 11 и 14 лет. Заметная плотность этих кривых доказывает отсутствие между ними существенных различий — как по уровню значений, так и по их кинетике.
Так, у 9-летних мальчиков в момент отказа от работы пульс находился на таком же уровне (около 190 уд. /мин),
но скорость его восстановления на 1-й минуте ниже, а на 2-й и 3-й минутах — выше, чем у подростков 11−14 лет. В период восстановления с 3-й по 7 минуту уровень ЧСС у 9-летних мальчиков оказался самым низким из всех возрастных групп.
У 16-летних юношей ЧСС на 1-й минуте восстановления сохраняется практически на уровне наибольшей нагрузки и только со 2-й минуты начинает снижаться.
Однако никто из детей 9−16 лет, прошедших ступенчато возрастающий тест до отказа, не продемонстрировал снижение ЧСС до исходного уровня в течение 15 минут восстановительного периода.
Более медленное восстановление ЧСС у 16-летних детей, по-видимому, является следствием более выраженного напряжения анаэробного механизма.
2) Систолический объем (СО). Показатель С О зависит от размеров сердца, потому он значительно больше у 16-летних юношей, значительно меньше — у 9-летних мальчиков и вполне сопоставим у 11- и 14-летних детей. Однако наибольший интерес здесь могут представлять не столько очевидные количественные различия в уровне показателя, сколько качественные различия, наблюдавшиеся в его динамике.
У 9-летних детей СО увеличивается практически до максимума уже на первом уровне нагрузки — 1 Вт/кг. Это увеличение составило около 30% и в дальнейшем поддерживалось на этом уровне не только до конца работы, но и далее — в течение первых 3-х минут периода восстановления. Затем, к 12-й минуте восстановления, происходило постепенное снижение показателя до исходного уровня или даже несколько ниже.
У детей 11 лет увеличение СО достигает примерно 50% от уровня покоя, но максимум приходится на 3-ю ступень нагрузки, после чего данный показатель быстро снижается, хотя мощность работы возрастает. В восстановительном периоде у детей этого возраста отмечается небольшое увеличение СО на 2-й минуте, а затем — плавное снижение, не приводящее к достижению исходного уровня, в течение 15 минут.
Динамика С О у 14-летних подростков до нагрузки 2 Вт/кг почти в целом совпадает с динамикой показателя у 11-летних детей, однако в дальнейшем СО не снижается, а увеличивается до последней ступени нагрузки и к 15-й минуте восстановительного периода снижается равномерно и быстро ниже исходного уровня.
Несколько неожиданной выглядела динамика СО у 16-летних юношей: сначала значительное (50%-ное) увеличение в зоне умеренной мощности — 1 и 1,5 Вт/кг, а затем — значительное снижение показателя по мере увеличения мощности нагрузки.
При этом в восстановительном периоде отмечались две отчетливые фазы — нарастания показателя в первые 4 минуты и его быстрого снижения до исходного уровня к 15-й минуте.
Таким образом, в каждой из возрастных групп отмечались специфические особенности динамики показателя систолического объема в ходе мышечной работы и в восстановительном периоде.
Это может означать, что в исследуемый период онтогенеза регуляция СО при мышечной работе неоднократно меняется [3].
Для сравнения можно отметить, что у взрослых нетренированных людей, как известно, данный показатель достигает максимума также при нагрузках субмакси-мальной мощности — примерно на уровне 40−50% от МПК, но в отличие от подростков снижения показателя у взрослых людей по мере увеличения мощности нагрузки не наблюдается. Иными словами, у взрослых динамика данного показателя ближе всего к динамике показателя у 9-летних детей с той разницей, что по сравнению с уровнем покоя прибавка СО более заметная.
Эти экспериментальные данные могут свидетельствовать о том, что количественные и качественные изменения в организме подростков и юношей приводят также и к перестройкам регуляции сердечной деятельности. Выяснение механизмов этих перестроек является одной из важнейших составляющих научного обоснования режимов нагрузки и их регулирования в детском и юношеском спорте.
3) Минутный объем кровообращения (МОК). Данный показатель имеет существенное значение при диагностике функциональной подготовленности юных спортсменов.
Согласно результатам недавнего исследования [3], у 9-летних детей, как и в других возрастных группах, прирост показателя от покоя к рабочему уровню на 1-й ступени нагрузки достаточно велик, и дальнейший рост показателя у 9-летних и 16-летних испытуемых протекает значительно медленнее.
В возрасте 14 лет отмечается высокий уровень МОК в режиме МПК, и прирост МОК на последней ступени нагрузки в этом возрасте — более значительный, чем в других возрастных группах.
Благодаря увеличению ЧСС величина МОК достигает максимальных значений, как правило, на уровне МПК.
Однако у 11-летних мальчиков уровень МОК отмечается уже на 3-й ступени нагрузки, то есть примерно на уровне 50% от МПК.
Возрастные отличия выявляются также в динамике восстановительных процессов. Самые малые значения долга МОК отмечены у детей 9 лет, причем у них показатель возвращается к исходному примерно на 12-й минуте реституции. Сходная картина отмечена у 14-летних, тогда как 11-летние, и особенно 16-летние испытуемые, характеризуются медленным восстановлением и невозвращением показателя к исходным значениям через 15 минут после завершения работы.
4) Потребление О2 (ПК). Заметные возрастные различия абсолютных значений в кинетике потребления кислорода в целом обусловлены увеличением размеров тела по мере увеличения возраста, а также и массы тела [3].
Максимальная величина ПК у 11-летних детей несколько выше, чем у 14-летних (для абсолютных значений различия недостоверны- при расчете относительных значений — на 1 кг массы тела — различия достоверны, р & lt- 0,01).
В динамике восстановительных процессов отмечаются следующие особенности.
Уровень П К у детей 9 лет восстанавливается практически до исходного уровня на 5−7-й минуте.
Примерно такая же картина отмечается у подростков 11 и 14 лет, в то время как у юношей 16 лет этот процесс затянут и даже на 15-й минуте величина ПК, как правило, превышает уровень О2-потребления в покое. Очевидно, это связано со значительным вовлечением в работу анаэробно-гликолитических механизмов энергообеспечения.
5) Легочная вентиляция (ЛВ). По мере нарастания мощности нагрузки, а также в восстановительном периоде динамика ЛВ имеет значительные сходства с кинетикой О2-потребления.
Однако различие состоит в том, что у 9-летних детей на протяжении всей работы, включая максимальную нагрузку, отмечается достаточно высокий уровень ЛВ.
В периоде восстановления различия в кинетике показателя ЛВ у 16-летних подростков и в остальных возрастных группах выражены особенно отчетливо [3].
6) Кислородный пульс (КП). Эффективность транспорта кислорода, оцениваемая по показателю кислородного пульса, обнаруживает значительный прирост показателя при работе по сравнению с уровнем покоя.
Степень этого увеличения — свыше 400% - наиболее заметна в возрасте 16 лет- в 9-летнем возрасте — около 200%. Примерно такая же величина прироста показателя у 14-летних детей.
В то же время 11-летние дети достигали еще большего прироста показателя — почти 500%, что связывалось с повышенным содержанием митохондрий в ткани скелетных мышц в этом возрасте [1, 7].
В восстановительном периоде величина КП у детей 9−14 лет возвращается к исходному уровню уже на 3−4-й минутах восстановления, тогда как у 16-летних наблюдалось длительное снижение показателя ниже исходных значений. Возможно, это объясняется необходимостью более интенсивного, по сравнению с О2-потреблением, кровообращения в мышечной ткани у старшеклассников с целью возможно быстрого удаления продуктов гликолиза в восстановительном периоде.
7) Дыхательный коэффициент (ДК). Исходя из величин ДК, зарегистрированных у детей школьного возраста при ступенчато нарастающей нагрузке до отказа [3], только 9-летние мальчики преодолели условный критерий (ДК & gt- 1,0). Поэтому их величины О2-потребления на последней ступени нагрузки можно рассматривать в качестве МПК.
Близкие к этим значения продемонстрировали и 16-летние подростки, в то время как 11- и 14-летние мальчики показали сравнительно низкие значения ДК в ходе работы.
В восстановительном периоде ДК у всех испытуемых становится больше 1,0, и происходит это на 3-й минуте восстановления, когда, как известно, наблюдается максимальная диффузия из работающей ткани в кровь кислых продуктов метаболизма.
а
У подростков 11 и 14 лет ДК в течение 15 минут восстановления возвращается к исходному уровню, а у детей 9 и подростков 16 лет остается повышенным.
Выявленные особенности кинетики ДК могут свидетельствовать об имеющих место важных различиях в субстратном обеспечении мышечной деятельности у представителей разных возрастных групп.
Вместе с тем показатель ДК является слишком зависимым от ряда других показателей, что не позволяет однозначно судить о тонких метаболических процессах.
8) Вентиляционно-перфузионное отношение (ВПО). Различия в кинетике ВПО соответствуют возрастным особенностям проявления активности механизмов внешнего дыхания и кровообращения, и их кинетика сходна для всех возрастных групп.
Эта кинетика характеризуется нарастанием до максимума, по мере увеличения мощности нагрузки, а затем -сначала быстрым, а затем более медленным снижением до уровня, не отличающегося от исходного, к 15-й минуте восстановления.
Повышенный уровень ВПО у 16-летних мальчиков по сравнению с остальными возрастными группами, по-видимому, отражает тот факт, что степень улучшения вентиляционной функции на заключительных этапах полового созревания более высокая, чем у функции кровообращения.
Заключение
Приведенные экспериментальные данные разных авторов в целом свидетельствуют о необходимости корректного анализа изучаемых параметров подготовленности, особенно подверженных одновременному влиянию нескольких переменных, не коррелирующих между собой.
Результаты исследований разных авторов показывают, что у мальчиков выражен предпубертатный пик скорости роста в возрасте 9 лет и торможение ростовых процессов в 10−11 лет- наиболее значительное увеличение роста отмечается в возрасте 13−15 лет, хотя и в 17 лет вновь отмечено ускорение ростовых процессов. Наличие специфически мужского пика скорости роста у подростков 17-ти лет свидетельствует о важном влиянии мужских половых гормонов, которые у девочек к этому возрасту значительно утрачивают свою функциональную активность. С точки зрения динамики ростовых процессов можно считать, что девушки достигают дефи-
нитивного уровня созревания примерно к 17 годам, тогда как у юношей данного возраста процесс биологического созревания отдален до возраста 19−20 лет.
В работах сотрудников Института возрастной физиологии РАО (В.Д. Сонькин, Р. В. Тамбовцева и др.) показано двухфазное развитие пубертатного процесса — положение, достаточно новое в возрастной физиологии. Несмотря на тот факт, что испытуемыми в этих исследованиях были преимущественно мальчики и подростки, активно не занимающиеся спортом, описанные особенности пубертатного периода вносят уточнения в существующие представления о нем и могут оказаться полезными в тренировке юных спортсменов. Две фазы данного процесса нередко отмечаются при описании гормональной ситуации в ходе полового созревания.
Эти экспериментально установленные факты следует учитывать не только при обследованиях детей, подростков, девушек и юношей, занимающихся спортом, но и при долгосрочном планировании тренировочного процесса, выборе тренировочных средств и оптимальных режимов нагрузки на этапах многолетней подготовки.
Эти данные указывают также на необходимость максимально возможного ограничения нагрузок гликолити-ческой направленности, особенно на этапах ранней спортивной специализации, которая нередко приходится уже на период полового созревания детей и подростков, а во многих видах спорта — и на учебно-тренировочный этап.
Показано, что даже мышечная нагрузка, адекватная возможностям организма в зоне умеренной мощности, не всегда однозначно выявляет существенные различия у детей, подростков и юношей в возрастном диапазоне 7−17 лет. Наблюдавшееся при этом повышение экономичности дыхания и тканевой экстракции О2 в целом может и не оказывать влияния на термодинамическую эффективность мышечной работы у исследованного контингента юных спортсменов. Регуляция вегетативных функций при выполнении мышечной работы в так называемом аэробном диапазоне мощности для разных возрастных диапазонов достаточно сложна. В этой связи корректный выбор нагрузки, адекватной текущим возможностям организма, целесообразен, поскольку обоснован с биологических позиций и потому составляет актуальную задачу при проведении обследований детей, подростков, девушек и юношей, занимающихся спортом, на этапах многолетней подготовки.
Литература
1. Корниенко И А. Применение эргометрии для оценки возрастных и индивидуально-типологических особенностей энергетики скелетных мышц у мальчиков 7−17 лет / И. А. Корниенко, В. Д. Сонькин, Г. М. Маслова, Р. В. Тамбовцева // Физическая культура индивида: сб. науч. трудов ВНИИФК / под ред. В. Д. Сонькина. — М.: ВНИИФК, 1994. — С. 35−53.
2. Корниенко И. А. Возрастная периодизация развития скелетных мышц в онтогенезе человека / И. А. Корниенко, В. Д. Сонькин, Р. В. Тамбовцева // Новые исследования: альманах. — 2001. — № 1. — С. 44−57.
3. Сонькин В. Д. Возрастная физиология мышечной деятельности: монография / В. Д. Сонькин, Р. В. Тамбовцева. — М.: РГУФК- Институт возрастной физиологии РАО, 2008.
4. Таннер Д. Рост и конституция человека / Д. Таннер // Биология человека. — М., 1979. — С. 366 471.
5. Eriksson B.O. Physical training, oxygen supply and muscle metabolism in 11−13-years old boys / B.O. Eriksson // Acta Physiol. Scand. — 1972. — Suppl. № 384. -P. 5−48.
6. Issekutz B. Respiratory quotient during exercise / B. Issekutz, K. Rodahl // J. Appl. Physiol. — 1961. -V. 16. — P. 606−610.
7. O’Flaherty EJ. Physiologic changes during growth and development / E.J. O’Flaherty // Environ. Health Pers-pect. — 1994. — № 102 (Suppl. 11). — P. 103−106.
8. Turley K.R. Cardiovascular responses to exercise in children: a review / K.R. Turley // Sports Med. — 1997. -V. 24. — № 4. — P. 241−257.
9. Wilmore J.H. Physical work capacity of young girls 7−13 years of age / J.H. Wilmore, P.O. Sigerseth // J. Appl. Physiol. — 1967. — V. 22. — № 5. — P. 923−928.
References
1. Kornienko I.A. et al. Ergometry use for estimation of age and individual typologic peculiarities of the skeletal muscle energetics in 7−17-years old boys // Fizicheskaya kultura individa: collection of papers VNIIFK / ed. by V.D. Sonkin. — M.: VNIIFK, 1994. — P. 35−53.
2. Kornienko I.A. et al. Age periodisation of skeletal muscle development in human onthogenesis // Novye issle-dovaniya: almanac. — 2001. — № 1. — P. 44−57.
3. Sonkin V.D., Tambovtzeva R.V. Age physiology of muscle activity. — M.: RGUFK- Age physiology institute, 2008.
4. Tanner D. Height and constitution of human // In: Biologiya cheloveka. — M., 1979. — P. 366−471.
5. Eriksson B.O. Physical training, oxygen supply and muscle metabolism in 11−13-years old boys / B.O. Eriks-
son // Acta Physiol. Scand. — 1972. — Suppl. № 384. -P. 5−48.
6. Issekutz B. Respiratory quotient during exercise / B. Issekutz, K. Rodahl // J. Appl. Physiol. — 1961. -V. 16. — P. 606−610.
7. O’Flaherty E.J. Physiologic changes during growth and development / E.J. O’Flaherty // Environ. Health Pers-pect. — 1994. — № 102 (Suppl. 11). — P. 103−106.
8. Turley K.R. Cardiovascular responses to exercise in children: a review / K.R. Turley // Sports Med. — 1997. -V. 24. — № 4. — P. 241−257.
9. Wilmore J.H. Physical work capacity of young girls 7−13 years of age / J.H. Wilmore, P.O. Sigerseth // J. Appl. Physiol. — 1967. — V. 22. — № 5. — P. 923−928.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой