Аксиологические стратегии аргументативного дискурса (Наматериалах политической риторики)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

обретенного со временем, с целью поддержания экологической системы, обеспечивающей возможность взаимной каузации между организмом и миром. Интенциональность — когнитивная функция организма. «Функции, обычно рассматриваемые как когнитивные, есть результат (действия) специализированной подсистемы организма, непрерывно воспроизводящей структуры (patterns), которые являются функциональными или референциально соотносятся с определенными изменениями, происходящими в среде. Это множество структур (созданных на протяжении существования каждого когнитивного организма) образует то, что мы обычно называем информацией» [12, 67].
Эти непрерывно воспроизводимые структуры, соотносящиеся с изменениями в среде, есть те специфические состояния активности нервной системы (репрезентации), с которыми организм взаимодействует именно потому, что они соотносятся (находятся в состоянии причинноследственной связи) с изменениями среды, т. е. они обладают значимостью. Репрезентации как ментальные структуры, порожденные опытом (и потому представляющие собой хранилище информации), есть знаковые сущности, биологическая функция которых заключается в том, что, взаимодействуя с ними, организм приспосабливается к среде посредством контроля информации. Совокупность взаимодействий организмов с языковыми знаками как эмпирическими объектами, находящимися в опосредованном (через репрезентации) отношении взаимной причинно -следственной связи с другими эмпирическими объектами (компонентами среды) с целью изменения среды через модификацию поведения организмов, взаимодействующих с репрезентация-
ми как описаниями собственного поведения, образует язык как функциональную адаптивную деятельность, суть которой состоит в контроле информации.
Литература
1. Бейтс Э. Интенции, конвенции и символы // Психолингвистика: сб. ст. М.: Прогресс, 1984. С. 50−102.
2. Боннар А. Греческая цивилизация. М., 1992. Т. 1−3.
3. Гуссерль Э. Логические исследования. Часть первая. Пролегомены к чистой логике. СПб., 2005. 258с.
4. Демьянков В. З. Когниция и понимание текста // Вопросы когнитивной лингвистики. М.: Институт языкознания- Тамбов: Тамбовский гос. университет им. Г. Р. Державина, 2005. № 3. С. 5−10.
5. Кант И. Критика чистого разума. Соч. в 6 т. М., 1963. Т.3. 435с.
6. Кравченко А. В. Знак, значение, знание. Очерк когнитивной философии языка. Иркутск: Издание ОГУП «Иркутская областная типография № 1», 2001. 261с.
7. Пригожин И. Р. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой. М.: Эдиториал, 1986. 312с.
8. Хакен Г. Тайны природы. Синергетика: наука о взаимодействии. М., 2000. 320с.
9. Chomsky N. Rules and representations. N.Y., 1982. 356р.
10. Chomsky N. On Nature and Language. Cambridge University Press, 2002. 243р.
11. Jackendoff R. X. Bar semantics // Semantics and Lexicon. Cambridge: Dordrecht, 1993. 381р.
12. Moreno А., Merelo J.J., Etxeberria A. Perception, adaption and learning // B. McMullin, N. Murphy (eds.). Autopoi-esis and perception: A workshop with ESPRIT BRA 3352. Dublin, 1992. P. 65−70.
13. Schank R., Kass A. Knowledge Representation in People and Machines // Meaning and Mental Representation. Edit. by Eco U., Santambrogio M., Violi P. Bloomington: Indiana University Press, 1988. P. 181−200.
14. Thagard P. Mind // Introduction to Cognitive Science. Cambridgge (Mass.): MIT, 1996. P. 4−6.
15. Varela F.J. Autopoiesis and a biology of intentionality // B. McMullin, N. Murphy (eds.). Autopoiesis and perception: A workshop with ESPRIT BRA 3352. Dublin, 1992. P. 4−14.
Тармаева Виктория Ивановна — кандидат филологических наук, доцент, Иркутский государственный лингвистический университет.
Рабочий адрес: Иркутский государственный лингвистический университет, 664 025, г. Иркутск, ул. Ленина, 8, тел. 8−914−873−4524, e-mail: vtarmaeva@yandex. ru
Tarmaeva Victoriya Ivanovna — candidate of philological science, associate professor of Irkutsk State Linguistic University.
Address: Irkutsk State Linguistic University, Lenin str., 8, Irkutsk, 664 025, Russia, tel. 8−914−873−4524-
e-mail: vtarmaeva@yandex. ru
Н. Е. Тогошиева АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ АРГУМЕНТАТИВНОГО ДИСКУРСА (НА МАТЕРИАЛАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ РИТОРИКИ)
Настоящая статья направлена на определение содержания и описание функций аксиологических стратегий аргументативного дискурса современного английского языка, основанных на материалах политической рито-
98
рики. Выделены основные аксиологические стратегии положительной самопрезентации и «очернения» противника, определены языковые средства их реализации. Уделено внимание манипулятивному аспекту аксиологических стратегий, который обнаруживается в апелляциях к ценностям адресата. Материалы статьи могут быть использованы в обучении письменной речи, спецкурсах по анализу дискурса, теории аргументации и теории речевого воздействия.
Ключевые слова: аксиологические стратегии, аргументативный дискурс, речевые акты, речевое воздействие, аргумент аё Иоттет.
N.E. Togoshieva AXIOLOGICAL STRATEGIES OF ARGUMENTATIVE DISCOURSE (ON THE MATERIAL OF POLITICAL RHETORIC)
The given article is devoted to the determination of content and the description of axiological strategies in argumentative discourse of modern English. The analyzed linguistic means are based on the material of political discourse. Axiological strategies of positive self-presentation and opponent’s discreditation are pointed out, linguistic means of realization are determined. Attention is given to the manipulative aspect of axiological strategies that is noticed in appellations towards addressee’s values. The material of the article may be used in teaching of written argumentative speech, discourse analyses, theories of argumentation and speech influence.
Key words: axiological strategies, argumentative discourse, speech acts, speech persuasion / manipulation, argu-mentum ad hominem.
Ценности представляют наибольший интерес в исследовании аргументативного дискурса. Их приоритетность в процессе аргументации очевидна, ибо ценности совместно с оценкой определяют стратегию и тактические приемы говорящего. Кроме этого, возникающий в процессе аргументативной деятельности аксиологический диссонанс позволяет трансформировать систему ценностей адресата в нужное говорящему направление.
Стремление говорящего к достижению коммуникативной цели приводит к необходимости выбора, касающегося не только семантического содержания, но и прагматических аспектов речевых действий. В зависимости от способа проведения основной темы общения используются разные типы аксиологических стратегий. Последние свидетельствуют об определенных идеологиях, правилах поведения — в конечном счете о социально-культурных характеристиках участников. Аксиологическая стратегия представляет собой комплекс речевых действий, направленных на достижение определенной иллокутивной цели через трансформацию ценностной модели мира адресата в желательном для говорящего направлении. В основе аксиологической стратегии — семантика и прагматика оценки.
Описанные в работе аксиологические стратегии, сформировавшиеся в среде политической риторики, изначально потребовали обращения к истории становления политического убеждения. В работе [1: 85−107] проведен диахронный срез моделей политического убеждения. При этом особый статус приобретает аксиологическая ха-
рактеристика аудитории как объекта воздействия (успешное воздействие может опираться только на интересы, ценности, идеалы аудитории).
Четкое определение целей речевого воздействия, стратегическая ясность и последовательность, однозначные ценностные ориентации позволили выделить в особую группу представителей политической риторики тексты предвыборных и инаугурационных речей президентов и кандидатов в президенты США. По аналогии с известной теорией прототипов, разработанной в когнитивной психологии и лингвистике [2], [3], настаивающей на выделении основных (центральных) представителей категории, такие тексты признаются прототипически сильными (центральными) в политический риторике.
Проведенный анализ инаугурационных речей президентов США способствовал определению ряда стратегических доминант, воздействующих на аудиторию [1]:
1) использование стратегии аксиологического контрастирования-
2) аксиологическое занижение результатов деятельности предыдущей администрации («очернение» соперников) —
3) рекурсивные стратегии — интертекстуальность как передача ценности-
4) стратегия «наведения мостов» как способ выравнивания аксиологического диссонанса-
5) использование авторитета источника для изменения ценностных ориентиров аудитории.
Выступления первых лиц прототипичны также с точки зрения интертекстуальности. В целом можно прогнозировать интенциональные горизонты дальнейших политических речевых дей-
ствий, а также определить ряд средств, наиболее успешно воздействующих на аудиторию, используемых не только первыми лицами государств, но и политиками менее крупного масштаба.
Как правило, в аргументативном дискурсе политической риторики участники «не столько рационально убеждают аудиторию в принятии своей позиции, сколько придерживаются своей партийной линии, отклоняя аргументы, входящие в оппозицию ценностным убеждениям своей партии» [4: 50]. Процесс аргументации, разворачивающийся в данных условиях, предполагает две цели с ясными аксиологическими ориентирами: 1) позитивная — утверждение пропозиции, защищаемой участником процесса аргументации- 2) негативная — опровержение точки зрения оппонента (атака а^итепШт аё Иоттет) [5: 56].
Сказанное дает основание выделить два типа аксиологических стратегий, используемых политиками: 1) аксиологическая стратегия «очернения» противника, 2) аксиологическая стратегия самопрезентации.
Отметим, что Т. ван Дейк на материале расистского дискурса выделяет две взаимодополняющие стратегии — положительной самопре-зентации и негативной презентации других [6]. Кроме этого, на материале русского языка ранее предпринималась попытка анализа стратегии самопрезентации через определение имиджевых доминант языковых личностей, а также стратегии дискредитации противника посредством описания приемов когнитивного и семантического плана [7].
Естественно, что языковые средства аксиологических стратегий «очернения» противника и самопрезентации характеризуются аксиологической полярностью. С одной стороны, акцент ставится на отрицательно окрашенные пропозиции, негативные ситуации через контрастное декларирование некоторой признанной ценности, использование атаки аё Ьоттет, с другой -осуществляется положительная характеристика говорящего посредством создания идеального образа политического деятеля.
Цель аксиологической стратегии «очернения» противника заключается в формировании моделей политически релевантных ситуаций и сопоставлении этих моделей с негативными схемами чуждых политическому деятелю личностей или групп. При этом наблюдается переход от негативного частного к негативному всеобщему. Замена пропозиции «Некоторые, А суть Р» пропозицией «Все, А суть Р» выражает се-
мантическую сущность «очернения». Именно такого рода замены склонили нас к предпочтению термина-метафоры «очернение» более привычному, но менее прозрачному «дискредитация»: ведь в результате появления квантора всеобщности действительно формируется единый «сплошной» негативный смысл. Слово «дискредитация» (лишение доверия, уважения) не обладает столь радикальной семантикой.
Дальнейший фокус стратегии направлен на создание сходной модели у аудитории через трансформацию личностных моделей политика в достоверное социальное знание. Таким образом, задача позиционирования сопряжена в диалектике аргументации с задачей ценностной интеграции.
Аксиологическая стратегия «очернения» противника довольно часто используется в период предвыборных кампаний. Механизм развенчания оппонента основан на контрасте риторических средств восхваления своей партии / кандидатуры, с одной стороны, негативными высказываниями в адрес партии противника — с другой. Обратимся к примеру аксиологической стратегии «очернения» противника.
Keyes: … and what do you find? You find the most scandal-ridden, morally corrupt administration this nation has ever known. And you find that administration coming before us at a time when it not only represents the difficulties of a few individuals, but it actually represents the coming of age of the crisis of an entire series of generations. He (Bill Clinton) represents things, and results, that are premised on ideas that were wrongly accepted by some part of several generations of Americans, and that basically can be summed up very simply, «There is no clear distinction between right and wrong. Therefore, buck up, because life consists in whatever you can get away with».
That is, in fact, the choice that’s before America today. Are we gonna ratify the delusions of that generation, or instead are we going to look around us and begin to take stock of the real consequences of those delusions? (1) The destroyed lives, (2) the broken families, (3) the young people without guidance frittering away their lives — and in some cases, unfortunately, tragically ending those lives in every possible form of mayhem and self-destruction. Are we going to begin to look at (4) the crisis of dissolving families, (5) of schools filled with violence, (6) of streets filled with fear? [These] are not the consequence of some great money crisis (A. Keyes).
В приведенном фрагменте аргументативного дискурса осуществляется попытка очернения противника в период избирательной кампании
1996 года. Алан Кийз — представитель республиканской партии — обвиняет Билла Клинтона в разрушении моральных устоев страны. Начальный абзац дискурса иллюстрирует основание обвинения, вводимого ассертивной иллокуцией на основе негативной дескрипции «the most scandal-ridden, morally corrupt administration». Усиление авторской иллокуции происходит за счет градации поля объектов, к которым прилагается дескрипция: «the difficulties of a few indi-viduals» ^ «the crisis of an entire series of generations». Действует количественный параметр оценок «few individuals» ^ «entire series of generations», подтверждающий стратегическую цель — переход от негативного частного к негативному всеобщему.
Пропозиция «He (Bill Clinton) represents things, and results, that are premised.» демонстрирует атаку argumentum ad hominem. Оппонент характеризуется как представитель направления, виновного в деградации нации, не осознающий границ между аксиологическими установками «Right» и «Wrong». Завершает фрагмент максима «There is no clear distinction between right and wrong. Therefore, buck up, because life consists in whatever you can get away with», где директив указывает на готовность объекта очернения действовать в соответствии с его негативными установками.
Второй абзац фрагмента, иллюстрирующий результат действий администрации Б. Клинтона, аккумулирует негатив пропозиций (1 — 6), призванных быть аргументами развернутой посылки, представленной в предыдущем абзаце. Определяется причинно-следственная связь между пропозициями обвинения и пропозициями, фиксирующими последствия деятельности обвиняемых, что дает возможность переживания происходящего и, следовательно, повышает эффективность речевого воздействия.
Кроме этой стратегии, приводящей к устойчивым когнитивным моделям и схемам противника, политики нуждаются в контрастной стратегии, направленной на создание собственного положительного образа. Как негативные описания чуждых говорящему групп, так и положительная самопрезентация приводят к созданию «аргументативных последовательностей, делающих оценки достоверными и социально приемлемыми» [6: 297]. Как правило, аксиологическая стратегия самопрезентации актуализирует ряд признаков: семантическое содержание высказывания включает в себя оценочные операторы, способствующие созданию положительного имиджа «Я» или «Мы-группы" — фокус на-
правлен на одну из основных проблем с последующей гарантией ее разрешения.
Gore: Now let me give you another example of fuzzy math. I want to talk about health care. And I want to talk about what needs to be done on health care in this country. (1) We’ve got 44 million people who are uninsured. Millions of them are children. (2) We have some wonderful healthcare institutions in our country. (3) Great doctors and nurses and health care professionals. But I believe it is time, long past time, to make some significant changes. (4) I will pledge to you, that if you elect me President, within these next four years, I will guarantee that every single child in this country gets high quality, affordable health care (A. Gore).
В приведенном фрагменте предвыборного выступления А. Гора аксиологическая стратегия самопрезентации реализуется через ассертивные речевые акты, основанные на сочетании негативно-оценочного предиката «uninsured» и количественной оценки «44 million people», характеризующей пропозициональное содержание в целом. В результате формируется аксиологиче-ски сильное пропозициональное содержание -(1) We’ve got 44 million people who are uninsured. Millions of them are children — явно негативного характера. Аксиологическим контрастом этому содержанию звучат пропозиции (2) и (3), где предикаты общей оценки «wonderful (healthcare institutions), great (doctors and nurses)» определяют состояние имеющегося потенциала для преодоления негатива в (1). Комиссив «I will guarantee that. «оказывается в данной ситуации оптимальным рациональным ходом аргументации, способствующим формированию целевого имиджа автора: последний дает гарантию пер-локутивного эффекта, обещая использовать потенциал (2) и (3) для решения проблемы (1).
Таким образом, политическая речь изобилует использованием приемов аксиологической стратегии положительной самопрезентации и «очернения» противника. Зачастую истинные помыслы политиков могут быть настолько завуалированы стилистическими средствами, что порой бывает невозможно определить их наличие в речи для неискушенной аудитории.
Самопрезентация и «очернение» противника являются основными аксиологическими стратегиями в аргументативном дискурсе политической риторики, способными действенным образом повлиять на адресата в желательном для говорящего направлении.
Автор отдает себе отчет в том, что выделение и описание данных типов аксиологических стратегий не охватывает всего потенциала политической аргументации. Тем не менее работа,
сформировавшаяся на основе анализа литературы, наблюдения за политической риторикой, позволила сделать общие выводы о стратегических аксиологических ресурсах участников процесса аргументации.
Литература
1. Бардина Н. Е. Аксиологические стратегии аргумен-тативного дискурса современного английского языка (на материалах политической риторики и социально-бытового общения): дис. … канд. филол. наук: 10. 02. 04 / ИГЛУ. Иркутск, 2004. 180 с.
2. Rosch E., Mervis C.B. Family Resemblance. Studies in the Internal Structure of Categories // Cognitive Psychology. 1975. № 3. P. 573−605.
3. Taylor G.R. Linguistic Categorization: Prototypes in Linguistic Theory. Oxford: Caledonian Press, 1995. 309 p.
4. Walton D.N. Informal Fallacies. Amsterdam — Philadelphia: John Benjamins Publishing Company, 1987. 337 p.
5. Walton D.N. Topical Relevance in Argumentation. (Pragmatics and Beyond. An Interdisciplinary series of Languages Studies). Amsterdam — Philadelphia: John Benjamins Publishing Company, 1982. 83 p.
6. Дейк ван Т. А. Язык. Познание. Коммуникация. М.: Прогресс, 1989. 312 с.
7. Иссерс О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. М.: Эдиториал УРСС, 2002. 284 с.
Источники примеров:
1. Gore A. Rally at Wayne State University // www. cnn. com/election/2002/transcripts.
2. Speech at American University // www. renewamerica. us/archive.
Тогошиева Надежда Евгеньевна — кандидат филологических наук, заместитель директора по вопросам развития образования ГОУ ДПО «Чукотский институт развития образования и повышения квалификации» г. Анадырь.
Togoshieva Nadezhda Evgenievna — candidate of philological science, vice-director on issues of education development (Chukotskiy Institute of Education Development and Teachers' Upgrading).
УДК 81−11
Ю.В. Туфанова
ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ВЕЖЛИВОСТЬ КАК СПОСОБ СОХРАНЕНИЯ БАЛАНСА ИНТЕРЕСОВ КОММУНИКАНТОВ В РЕЧЕВОЙ СИТУАЦИИ ИЗВИНЕНИЯ
Данная работа посвящена речевой ситуации извинения, играющей важную роль в межличностном взаимодействии партнеров по коммуникации. Автор описывает структурные параметры рассматриваемой ситуации с коммуникативно-прагматической точки зрения. В частности, анализируется взаимовлияние выделенных компонентов в данной ситуации.
Ключевые слова: речевой, ситуация, извинение, коммуникация, вежливость.
Yu.V. Tufanova THE LINGUISTIC POLITENESS AS MEANS OF MAINTAINING THE BALANCE BETWEEN PARTNERS IN THE SPEECH SITUATION OF APOLOGY
The article deals with the speech situation of apology as an important part of human communication. The main components of the situation are considered from the communicative and pragmatic point of view. Specifically, the role of linguistic politeness in the situation is discussed.
Key words: speech, situation, apology, communication, politeness.
Вежливость является неотъемлемой частью человеческого общения. Стремление вести себя прилично обусловлено обстоятельствами совместной жизни людей. Причем эта социальная не-чества (восточная, античная этика, христианские заповеди, «Домострой»). Таким образом, нормы вежливости сложились как результат взаимного общения людей в процессе исторического развития общества.
Современную жизнь, когда происходит бурное развитие науки и техники, невозможно представить без компьютера и Интернета. И даже в Интернете появляется термин Netiquette,
обходимость не является чем-то новым: попытки сформулировать основные правила, регулирующие межличностные отношения, предпринимаются на протяжении всей истории челове-происходящий от слов Network и Etiquette, определяемый как принципы хорошего тона в Интернете.
Привлечение в данном исследовании понятия вежливости вызвано необходимостью обозначить цель, к которой стремится человек в речевой ситуации извинения, и, таким образом, показать роль извинения в регулировании межличностного взаимодействия.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой