Аксиология как система в учении о теодицеи Н. О. Лосского

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

L.L. Arhangelsky
PROBLEMS OF THE SENSE OF JUSTICE IN A CONTEXT OF LEGAL PHILOSOPHY OF IVAN ILYIN
Ivan Ilyin'-s doctrine about sense of justice is considered. The originality of forms of sense of justice in a state system context comes to light.
Key words: the right, sense of justice.
Получено 16. 05. 2012
УДК 2−426
Г. В. Валеева, канд. филос. наук, ст. преп., 8(905)62−11−171, stark. k@rambler. ru (Россия, Тула, ТГПУ им. Л.Н. Толстого)
АКСИОЛОГИЯ КАК СИСТЕМА В УЧЕНИИ О ТЕОДИЦЕИ Н.О. ЛОССКОГО
Предполагается рассмотрение аксиологии как системы в контексте учения о теодицеи русского религиозного философа Н. О. Лосского. Анализируется иерархическая система ценностей мыслителя, в которой выделяются абсолютные и относительные ценности.
Ключевые слова: теодицея, Бог, добро, зло, ценность, выбор, эгоизм.
С точки зрения русского философа Н. О. Лосского, религиознофилософское учение о теодицее возникает и развивается в основном в пределах христианского миропонимания (или в предхристианских философских исканиях, например, в сочинениях Плотина, который дал подробнейшую для древнего мира теодицею). Но в основном теодицея — это проблема христианина, проблема человека с разбуженной совестью. И потому, чем более проникается человек христианским миропониманием, тем настоятельнее встает вопрос, как мог всемогущий и всеблагой Бог сотворить наш мир, столь глубоко пронизанный всевозможными видами зла.
К проблеме теодицеи Н. О. Лосский подходит через категории добра и зла. Зло есть обратная сторона добра. Добро не является добром по отношению к чему-нибудь- оно не есть высшее благо, нечто сравнительное, а простая позитивность. Личность не является ни доброй и ни злой. Ее этическая сущность состоит скорее в том, чтобы быть одинаково способной на добро и зло. Этически ценным (добрым) поступком является поступок того, кто предпочел добро злу. Добрым или злым является лишь человек как целенаправленно действующее существо, имеющее в своем распоряжении свободу выбора определенного действа в определенной ситуации.
Категории «добро» и «зло» позволяют признавать и чувствовать, что одно заслуживает одобрения и достойного существования, а другое -порицания и недостойного существования. Однако, имея дело со сложным
10
содержанием жизни, легко впасть в ошибку и не заметить зла, замаскированного примесью к нему добра, или не оценить добра, которое не лишено недостатков. Чтобы не совершить ошибку, философ предлагает утвердить своеобразную абсолютно совершенную и всеобъемлющую меру добра, которая станет основой для всех остальных оценок. Таким высшим добром он называет Бога. «Бог есть само Добро во всеобъемлющем значении этого слова: Он есть сама истина, сама Красота, Нравственное Добро, Жизнь и т. д. Таким образом, Бог, и именно каждое лицо пресвятой Троицы, есть Всеобъемлющая абсолютная самоценность» [1, с. 344].
В работе «Бог и мировое зло» Н. О. Лосский утверждает, что мир лежит во зле. Философ ставит перед собой задачу дать ответ на вопрос, как возможно, чтобы Бог, будучи Всемогущим, Всеблагим и Всеведущим, сотворил мир, в котором совершается так много зла, как возможно, чтобы, тем не менее, Бог ни в какой мере не был причиной, творящей зло.
Н. О. Лосский утверждает, что Бог создал мир из «ничего». Причем создатель не брал материал для изготовления мира извне, подобно скульптору, создающему статую из мрамора, он сотворил мир и по форме, и по содержанию как нечто совершенно новое, абсолютно отличное от него самого. Между Богом и миром существует резкая бытийственная грань.
Следует отметить, что, согласно Августину, Бог также создал мир из «ничего», однако из этого следует не вывод о пропасти между создателем и созданием, а утверждение о том, что на творении лежит печать небытия, конечности и злобности. Мир имеет свойства использованного строительного материала, всему сотворенному присуща тяга к небытию, разрушению и самоуничтожению. Любая вещь удерживается в бытии одним только божественным содействием. Это суждение лежит в основе метафизического варианта теодицеи Августина.
Очевидно, тем самым Н. О. Лосский пытается преодолеть недостатки подобной концепции, ставящей под сомнение один из неотъемлемых атрибутов Бога — его Всемогущество. Ведь если строитель ограничен свойствами материи и не в силах преодолеть ее недостатки в конечном творении, то о всемогуществе говорить не приходится.
Бог создал мир не для себя, это ему просто не нужно, а для тварных существ, которые должны быть «действительными личностями». Действительная личность характеризуется тем, что она осознает абсолютные ценности. «Абсолютная ценность, сама в себе, безусловно оправданная, следовательно, имеющая характер добра с любой точки зрения, в любом отношении и для любого субъекта- не только сама по себе она всегда есть добро, но и следствия, необходимо вытекающие из нее, никогда не содержат в себе зла. Такое добро есть, например, Божественная абсолютная полнота бытия» [1, с. 312]. К таким ценностям мыслитель относит истину,
нравственность, добро, свободу, красоту и, наконец, Бога и руководствоваться ими в жизни.
Абсолютные ценности даны человеку посредством интуицию, через особое духовное озарение. Эти ценности основа реальной нравственной жизни человека. Общество, в котором исчезают представления о высших общечеловеческих ценностях и идеалах, становится бездуховным и безнравственным. По мнению Н. О. Лосского, в таком обществе происходит становление общества, в котором исчезают представления о высших общечеловеческих ценностях и идеалах и происходит скапливание сил для возрастания во зле.
Однако в жизни существует и иные ценности — относительные, которыми человек также дорожит в своем тварном бытии. «Относительная ценность есть ценность, имеющая характер добра лишь в каком-либо отношении или для каких-нибудь определенных субъектов- в каком-либо другом отношении или для каких-либо других субъектов такая ценность сама по себе есть зло, или, по крайней мере, необходимо связана со злом. Такие ценности, в которых добро необходимо связано со злом, возможны только в царстве бытия, где деятели относительно изолированы друг от друга своею большею или меньшею эгоистическою замкнутостью в себе» [1, с. 313]. В качестве примера Н. О. Лосский приводит войну, победа в ней оказывается добром для победителя и злом для побежденного.
В отличие от абсолютного добра зло не первично и не самостоятельно по следующим причинам:
— зло существует только в тварном мире, причем вследствие акта свободной воли субстанциального деятеля-
— злые акты воли совершаются под видом добра, в составе зла всегда есть добро.
На основе учения о положительных ценностях в итоге можно развить учение об отрицательных ценностях. «Отрицательная ценность, т. е. характер зла (в широком, а не этическом лишь значении), имеет все то, что служит препятствием к достижению абсолютной полноты бытия. Из этого, однако, не следует, будто зло, например, болезнь, эстетическое безобразие, ненависть, предательство и т. п., сами в себе безразличны и только постольку, поскольку следствием их является недостижение полноты бытия, они суть зло- как добро оправданно само в себе, так и зло есть нечто само в себе недостойное, заслуживающее осуждения- оно само в себе противоположно абсолютной полноте бытия как абсолютному добру» [1, с. 372].
«Однако есть разница между Абсолютным Добром и злом: зло не первично и не самостоятельно (оно существует только в тварном мире и может осуществляться исключительно по средствам добра)» [3, с. 122]. В этой связи Н. О. Лосский задаётся вопросом: откуда в этом случае берется зло и когда оно возникает?
Н. О. Лосский отмечает, что Бог как творец мира не причастен к мировому злу, поскольку наделяет свои творения всеми средствами для осуществления добра. Если же личность вступает на путь зла, то начало этого зла кроется только в самой этой личности и ответственность за зло падает на нее полностью.
«Существует некая иерархия ценностей, в которой Бог — высочайшая ценность, и поэтому его необходимо любить больше всего в мире. Затем в иерархии ценностей следует тварная личность как некий индивидуум, неповторимый как существующий и незаменимый никакой иной ценностью, если мы примем во внимание его возможное творчество в Царстве Божием. Следовательно, каждый должен любить ближнего, как самого себя. Мы должны любить ценности, такие, как истина, нравственная добродетель, свобода, красота, которые являются составными частями абсолютного блага полноты жизни» [1, с. 279].
В зависимости от того, избирает человек абсолютные или относительные ценности, он принадлежит либо Царству Божию, в котором процветают абсолютные ценности, либо Царству греха, населенному грешными эгоистическими существами, отпавшими от Бога.
Таким образом, в иерархической системе ценностей Н. О. Лосского можно выделить: а) абсолютные ценности (истина, нравственность, добро, свобода, красота и Бог) — б) относительные ценности (для одних, в определенном отношении, такая ценность добро, а в неком другом отношении или для другого субъекта — зло). В зависимости от того, избирает человек абсолютные или относительные ценности, личность устремляется к Абсолютному бытию либо становится на путь эгоистического себялюбия, обретая свое существование в ареале несовершенного бытия.
По мнению Н. О. Лосского, Царство бытия, полное несовершенств, состоит из личностей эгоистических, не исполняющих в совершенстве двух основных заповедей Христа — люби Бога больше себя и ближнего, как себя. Все распады, разъединения, все виды обедненной несовершенной жизни философ объясняет как следствие греха, то есть эгоистического себялюбия деятелей Царства бытия, значит, нечто сотворенное нами самими. Бог предвидел, что человек изберет неправильный путь и обречет себя на более или менее длительный процесс восхождения к Царству Божию.
Многие деятели неправильно использовали свою свободу и осуществили действительность зла. Мы сами создали свою несовершенную жизнь, мы сами — виновники зла и все страдания, испытываемые нами, есть печальное, но заслуженное нами следствие нашей вины. По словам Лос-ского, он выработал теорию свободной воли, опровергающую детерминизм и обстоятельно объясняющую, почему сотворенные богом существа могут быть только свободными деятелями.
Н. О. Лосский приходит к выводу о том, что любовь (каждый должен
любить ближнего, как самого себя) может быть только свободным выражением личности. Детерминисты отрицают свободу воли на том основании, что каждое событие имеет причину. Под причинностью они понимают порядок следования во времени одного события за другим и единообразие этого следования. Причинная связь, порождение, творение и все другие динамические стороны причинности исключены.
Исходя из закона причинности, Н. О. Лосский доказывает, что воля свободна, но защищает ее динамическую интерпретацию. Всякое событие возникает не из самого себя, но кем-либо создается- оно не может быть создано другими событиями- обладая формой времени, события в каждый момент низвергаются в сферу прошлого и не имеют никакой творческой силы порождать будущее. Только сверхвременные субстанциальные деятели, т. е. актуальные и потенциальные личности, являются носителями творческой силы- они создают события как собственные жизненные проявления.
Неверные представления об учении о свободной воле устраняются путем различения между формальной и материальной свободой. Формальная свобода означает, что в каждом данном случае деятель может воздержаться от некоторого отдельного проявления и заменить его другим. Эта свобода абсолютна и не может быть утрачена ни при каких обстоятельствах.
Материальная свобода означает степень творческой силы, которой обладает деятель, и находит свое выражение в том, что он способен творить. Она беспредельна в Царстве Божием, члены которого единодушно соединяют свои силы для совместного творчества и даже получают помощь от божественного всемогущества. Но деятели вне Царства Божьего пребывают в состоянии духовной деградации и получают весьма небольшую материальную свободу, хотя их формальная свобода не умаляется.
Жизнь вне царства Божьего есть результат неверного использования свободы воли. Деятель может направить свою любовь на некоторую ценность, предпочитая ее всему остальному, безотносительно к ее месту в иерархии ценностей. Так, любя совершенство абсолютной полноты жизни, деятель может стремиться к ней ради самого себя, предпочитая себя всем другим существам. Это просто заурядное себялюбие. Оно заслуживает осуждения, потому что себялюбие нарушает иерархию ценностей, указанную Иисусом Христом в его двух главных заповедях: люби Бога больше самого себя и своего ближнего, как самого себя. Неисполнение этих заповедей означает грехопадение.
Существует другой вид эгоизма, нарушающего иерархию ценностей значительно больше: некоторые деятели, стремящиеся к совершенству, к абсолютной полноте бытия и, более того, к благу всего мира, принимают решение достигнуть своей цели своим собственным путем и занять первое место и возвыситься над всеми другими существами и даже самим господом Богом. У этих людей преобладающей страстью является
гордость. Такие люди вступают в соперничество с Богом, считая, что они способны привести в порядок мир лучше, чем его творец. Преследуя недостижимую цель, они терпят поражение на каждом шагу и начинают ненавидеть Бога.
«Эгоизм отделяет нас от Бога, поскольку мы ставим перед собой цели, несовместимые с Божией волей, — что мир должен быть совершенным. Точно таким же образом эгоизм отделяет деятеля в большей или меньшей степени от других деятелей: его цели и действия не могут быть согласованы с действиями других существ и часто ведут к враждебности и взаимной противоположности» [4, с. 321].
Таким образом, по мнению Н. О. Лосского, причиной падения твар-ного существа является эгоизм. Это первичное, основное нравственное зло и все остальные виды зла суть следствия себялюбия.
В вопросе об основании зла Н. О. Лосский несколько расходится с христианской концепцией грехопадения. Состояние невинности, которое предшествовало акту грехопадения, религиозному мировоззрению казалось более предпочтительным, чем искушенность в познании добра и зла. Ведь такое познание дает человеку свободу, оборотной стороной которой является произвол, стремление жить независимо от божественных предписаний, по собственному усмотрению.
Грешник, согласно Библии, похваляется в душе, говоря: «Я буду счастлив, несмотря на то, что буду ходить по произволу сердца моего» (Втор, 29−19). Истинная свобода человека отождествляется с подчинением божественной воле, а зло трактуется как извращенное, неправильное употребление свободы, своеволие и гордыня — наглое подобно божественного всемогущества: «Но они и отцы наши упрямствовали и шею свою держали упруго, и не слушали заповедей Твоих» (Неем, 9−16).
Гордость как уверенность в собственных силах, как сознание своей ценности и независимости составляет, согласно христианству, психологическую основу греха. «Гордость ненавистна и Господу и людям, и преступна против обоих. Начало гордости — удаление человека от Господа и отступление сердца его от Творца его- ибо начало греха — гордость и обла-даемый ею изрыгает мерзость» (Сир, 10−7, 14−15).
Связывая греховность с независимостью человека, религия тем самым претендует на обладание абсолютной истиной. Правда может быть только одна, и она уже заранее известна, поэтому каждый, кто хочет сказать что-либо иное, есть богоотступник и грешник.
Таким образом, зло в христианстве трактуется как извращенная, гипертрофированная форма самоутверждения человека. Но природа эгоизма, являющегося, согласно мнению Лосского, основой нравственного зла, несколько иная. Здесь речь идет не о самовозвеличивании человека, а о пренебрежении к Богу и ближним.
«Если немногие удостоятся Царства Божия, а бесчисленное множество остальных существ обречено на вечные невыносимые страдания в геенне огненной, то мир не заслуживает творения. Мало того, если хотя бы одно существо будет до скончания века подвергаться мучениям, то нельзя было бы понять, каким образом всеведущий и всеблагой Бог мог сотворить его» [1, с. 278]. Н. О. Лосский убежден, что воскреснет не только избранный, но и все те души, которые столь низко пали в своем эгоизме.
Рассуждая о сущности Царства Божия как совокупности бытия совершенных личностей Н. О. Лосский делает вывод о том, что каждый субстанциальный деятель, даже если он любил себя больше, чем Бога, имеет возможность спасения. Так Н. О. Лосский становится сторонником учения о переселении душ: «Согласно персонализму, не только человек, но и
каждый электрон, каждая молекула, всякое растение и животное, даже каждый листок на дереве есть существо, которому открыта возможность, поднимаясь на более высокие ступени жизни, стать действительною личностью и вступить, наконец, в Царство Божие. В этом смысле можно сказать, что никто и ничто не пропадает в мире, все бессмертно и все существа подлежат воскресению» [1, с. 274].
Необходимо отметить, что эта позиция Н. О. Лосского противоречила официальному христианскому вероучению. Идея апокатастасиса как возможности всеобщего спасения (даже дьявола) была предпринята в III в. известным христианским мыслителем Оригеном. Но уже в VI в. христианская Церковь осудила учения об апокатастасисе и о переселении душ как еретические.
Неоднозначную реакцию позиция Лосского по этому вопросу, особенно в части учения о переселении душ, вызвала и у таких русских мыслителей, как С. Л. Франка, С. Н. Булгакова, Н. А. Бердяева, В.В. Зеньковско-го, Г. В. Флоровского, которые видели в этом учении возрождение древних оккультных взглядов. Позднее, под влиянием критики, и сам Н. О. Лосский несколько пересмотрел свою позицию, наполнив ее в большей степени не оригеновским, а лейбницианским содержанием. Впрочем окончательно мыслитель от своего понимания проблемы спасения и воскресения не отказался.
Н. О. Лосский отвергает точку зрения о небытийственности зла: оно существует в тварном мире, причем по вине самих же людей Когда человек следует по пути добра, то живет полной жизнью, и теряет истинное бытие, когда выбирает путь зла. Таким образом, зло — это отсутствие добра, оно не имеет онтологического существования. Мыслитель вводит Абсолютную меру добра — это Бог.
Мир, сотворенный Богом, не содержит в себе зла, но он не содержит и реализованного сполна добра: это есть мир субстанциальных деятелей, наделенных всеми свойствами, которые служат условием возможно-
сти Абсолютного Добра. Если предположить, что зло существовало изначально, то мы приходим к дуализму. Или мы будем вынуждены предположить, что зло было сотворено самим Богом, но тогда это бросает тень на Его благость. Н. О. Лосский говорил, что если реальность добра требовала бы реального осуществления зла, то такой мир был бы несовершенным и в нем не было бы свободы. Свобода же есть условие действительного достижения тварными существами Божественного добра. Поскольку тварные деятели свободны, то существует как возможность добра, так возможность и зла. Мыслитель подчеркивает, что зло возникает не как стремление к злу, а как стремление к добру — Абсолютной полноте бытия, но неправильно понятое и неверно осуществляемое.
Отметим, что важным моментом в концепции теодицеи Н.О. Лос-ского является убеждение в том, что зло не создано Богом: оно возникает на основе злоупотребления свободою, которая сама, тоже есть добро и необходимое условие для творения жизни. Следовательно, зло есть явление вторичное, зависимое от сил добра. Таким образом, мыслитель делает вывод, что может быть абсолютное добро, но зло не бывает абсолютным.
В своей интерпретации проблемы теодицеи Н. О. Лосский представляет своеобразную систему ценностей. Абсолютная положительная ценность — оправданная ценность, приравнивающаяся к добру. Такая ценность сама по себе всегда обладает абсолютной полной добра, и последствия, вытекающие из нее, не содержат в себе зла. К таким ценностям философ относит: истину, нравственность, добро, свободу, красоту и, наконец, Бога и предлагает руководствоваться ими в жизни. Относительная ценность — для одних, в определенном отношении, такая ценность добро, а в неком другом отношении или для другого субъекта — зло. В качестве примера Н. О. Лосский приводит феномен войны. Абсолютные ценности даны человеку посредством интуиции, через особое духовное озарение. Отрицательные ценности Н. О. Лосский определяет как все то, что препятствует достижению абсолютной полноты бытия. По существу это разные формы зла. Но в отличие от Абсолютного Добра, как отмечает мыслитель, зло не первично и не самостоятельно. Оно производно, поскольку существует в тварном мире как производное следствие свободной воли субстанциальных деятелей.
Список литературы
1. Лосский Н. О. Бог и мировое зло. М.: Республика, 1994. 432 с.
2. Лосский Н. О. Условия абсолютного добра. М.: Политиздат, 1991.
528 с.
3. Лосский Н. О. История русской философии. М.: Высшая школа, 1991. 560 с.
G.V. Valeeva
AXIOLOGY AS THE SYSTEM IN N.O. LOSSKY’S THEODICY DOCTRINE
This article is to view axiology as the system in the context of Russian religious philosopher N.O. Lossky’s theodicy doctrine. We consider the hierarchical system of values of the thinker in which absolute and relative values are highlightened.
Key words: theodicy, God, good, evil, value, choice, selfishness.
Получено 16. 05. 2012
УДК 130. 2:2:[130. 11:128]
А. В. Ерёмина, аспирант, (4872) 31−77−11, dembiamie@va. ru (Россия, Тула, ТулГУ)
ДУХ И ДУША В УЧЕНИИ ОРИГЕНА АЛЕКСАНДРИЙСКОГО
Рассматриваются категории духа и души в учении Оригена на основании данных трактата «О началах». Выявляются соотношение и взаимосвязь данных категорий в системе Оригена.
Ключевые слова: дух, душа, ум, сердце.
Ориген Александрийский — ярчайший представитель александрийской школы богословия, оказавший огромное влияние на развитие всей восточной патристики. Поэтому изучение его антропологических взгля-дов, имеет особое значение для исследования формирования средневековой концепции человека. Наиболее философским в наследии Оригена является его трактат «О началах», в котором автор выстраивает первую в истории христианской мысли догматическую систему. В ряду других поднятых в трактате тем большое место занимает и проблема человека.
Ориген испытал на себе серьезное влияние эллинистической философии, что дало повод исследователям относить его к числу «христианских платоников» [5, с. 349]. «При этом характерно, что синтез Оригена является не только своего рода самопроизвольным следствием органической связи между христианскими идеями, как у прочих учителей и отцов Церкви, но и сознательно поставленной целью. И Ориген склонен его понимать так же, как понимали свои системы философы и гностики» [2, с. 64].
Такое смешение разнородных систем породило разнообразие среди исследователей в вопросе общей характеристики системы Оригена: «так, одни ученые видят в нем религиозного философа (довольно часто — представителя так называемого «христианского платонизма), другие — наследника «библейского гносиса», опирающегося преимущественно на Священное Писание, третьи — мистика и т. д.» [6, с. 30−31]. «До недавнего времени

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой