Мохши столица одноименного улуса и Золотой Орды

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

1.2. МОХШИ — СТОЛИЦА ОДНОИМЕННОГО УЛУСА И ЗОЛОТОЙ ОРДЫ
Мокшин Николай Федорович, доктор исторических наук, профессор, зав. кафедрой дореволюционной отечественной истории, археологии и этнографии ГОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева»
e-mail: kaf_dor@mail. ru
Аннотация: В статье рассматриваются исторические, этнографические, археологические, юридические аспекты организации города Мохши как столицы одноименного улуса и Золотой Орды. Анализируются связи мордвы с Золотой Ордой.
Ключевые слова: мордва, улус, Золотая Орда, административный центр, денежная система, административнополитический статус.
MOHSHI AS THE CAPITAL OF ULUS WITH THE SAME NAME AND GOLDEN HORDE
Mokshin N.F., doctor of the historical sciences, professor, chair of the Prerevolutionary state history, archeology and ethnography department of the Mordovian State University.
e-mail: kaf_dor@mail. ru
Annotation: In the article there are studied historical, ethnographic, archeological, legal aspects of the organization of the city Mohshi as the capital of the ulus with the same name and Golden Horde. Author analyzes connections of the Mordvins with the Golden Horde.
Keywords: mordvins, ulus, Golden Horde, administrative center, currency system, administrative-political status.
Вопрос о городах Золотой Орды, ее улусных центрах и столицах в целом имеет свою историю, в которой немало места уделено не только их количеству, но и локализации, времени существования их и роли в данном государстве. Первым составителем перечня этих городов был академик Петербургской академии наук Х. М. Френ, насчитавший на основе нумизматических данных 38 пунктов чеканки монет, а значит, в основном, городов, правильно в большинстве случаев определив их местоположение, в том числе двух столиц — Сарая и Сарая аль-Джадид1.
Исследования Х. М. Френа по локализации золотоордынских городов нашли продолжение в трудах А. А. Кроткова, которому в 1920-х годах удалось выяснить местонахождение одного из наиболее северных городов Золотой Орды, основанных монголами, а именно Мохши, хорошо известного по монетам, но длительное время не соотнесенного с конкретным городищем, каковым, как убедительно показал А. А. Кротков, было Наровчатское городище, остатки которого находятся у современного села Наровчат Пензенской области. В русских источниках окрестности этого города, как и он сам, носили название Наручадь, Наручадская Орда, в восточных источниках — Нуриджан2.
Судя по всему, этот город возник еще в домонгольский период, а именно в XI — XII веках, что подтверждается наличием мордовской керамики в нижних слоях городища, как и существованием в его окрестностях мордовских могильников XIII — XV веков. В ходе нашествия войск Батыя в 1230 — 1240-х годах он был частично разрушен, о чем свидетельствуют легенды о его защитнице княгине Нарчатке. Затем его
окрестности, как и все Примокшанье, несколько раз подвергались набегам монголо-татар в 1252, 1281, 1288, 1293 годах.
Однако после этих набегов территория эта довольно быстро возрождалась, показывая свою
жизнестойкость. Земли бассейна рек Мокши и Суры играли важную роль в жизнеобеспечении Золотой Орды, будучи основным поставщиком хлеба, меда, воска и продуктов охоты. И город Мохши, проименованный Нуриджаном, к концу XIII в. становится крупным экономическим и торговым центром не только Примокшанья и Присурья, но и всей Золотой Орды. Это особенно стало очевидным в начале XIV в., когда после смерти в 1312 г. хана Тохты власть в Орде перешла к Узбеку.
Географическое положение Мохши довольно своеобразно: он находится в значительном отдалении от оживленных торговых путей, проходивших по Волге и Дону в черноземной лесостепи, удобной как для занятия земледелием, так и для содержания больших стад на пойменных пастбищах. Археологические раскопки, проведенные здесь первоначально А. А. Кротковым, а затем А. Е. Алиховой, рисуют его значительным по площади с остатками строительства жилых домов, мечетей, караван-сараев, личных и общественных бань из кирпича и камня, многие из которых имели подпольное отопление, водопроводы и канализацию из глиняных труб3.
Первоначально Мохши был, видимо, просто одним из административных центров по сбору ясака, непосредственно подчинявшимся имперскому правительству. Но в конце XIV в., с началом внутренних междоусобиц и ослаблением центральной власти, здесь образуется в 70-х годах XIII века своеобразное, по выражению А. Х. Халикова, «наровчатско-мокшинское
1 Френ Х. М. Монеты ханов Улуса Джучиева, или Золотой Орды, с монетами разных мухамедданских династий. — СПб., 1832. С. 42−46.
2 Кротков А. А. В поисках Мохши // Труды Общества истории,
археологии и этнографии при Саратовском ун-те, 1923. Т. 34.
Вып. 1- ПСРЛ. Т. 15. Вып. 1. — М., 1965. С. 70- Ислам в
Центрально-Европейской части России. Энциклопедический
словарь. — М. — Н. Новгород: ИД «Медина», 2009. С. 315.
Алихова А. Е. Распад первобытнообщинных отношений у мордвы // Этногенез мордовского народа. — Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1965. С. 67−68.
княжество"4, главный город которого имел большое значение не только для Золотой Орды в глобальном смысле, но и в жизни собственно мордовского этноса в локальном смысле. Судя по ремесленным изделиям и монетным кладам по всей территории улуса Мохши, в середине XIV в. его границы распространялись на востоке до Суры, западе — Цны, севере — Теши, юге — Хопра, т. е. включали в себя нынешнюю территорию Мордовии, Пензенской области, юг Нижегородской, восток Тамбовской и Рязанской областей. Таким образом, город Мохши располагался в центре Мордовской земли.
Наивысший административно-политический статус в Золотой Орде имел г. Мохши при хане Узбеке, правившем Ордой в 1312 — 1342 годах (умер в 1342 г. в Сарай аль-Джадид). Время его правления считается эпохой расцвета городской культуры и подъема военной мощи Золотой Орды, укрепления ее международного авторитета. Узбек проводил активную реформаторскую политику как в экономической, так и социальной сферах. Так, вместо прямого военного давления он ввел порядок сбора ясака самими вассальными правителями, активизировал градостроительство, проводил политику централизации страны, объявив ислам государственной религией.
Хан Узбек известен в истории Золотой Орды больше всего тем, что он старательно распространял среди ее населения ислам. В связи с этим имя «узбек» получило уже в ту эпоху групповое значение: узбеками стала называться та часть населения Золотой Орды, которая была обращена в ислам и, тесно примыкая к господствующей верхушке, составляла ядро ханства. Она-то и положила начало узбекскому этносу, была его субстратом5.
Придя к власти, Узбек предал смерти большое количество противников исламизации страны, в ряду которых было немало влиятельных эмиров и других вельмож, чем вызвал недовольство значительных кругов населения — сторонников старой веры. Это, как и голод, обусловленный засухой, разразившейся в эти годы, видимо, были основными причинами того, что хан со своим двором был вынужден покинуть Сарай и переехать в город Мохши, куда он перенес и монетный двор. Правда в некоторых восточных источниках называется другая причина переноса столицы из Сарая в Мохши. Так, в «Шаджарат аль-атрак» говорится, что «после восшествия на ханский престол до истечения 8 лет он (Узбек — Н.М.) проводил жизнь со всем своим илем и улусом в странах северного Дешт-и-Кипчака, так как (ему — Н.М.) нравились (вода и воздух) и обилие охоты (дичи)"6. Вернулся Узбек в Нижнее Поволжье в 1321 году в построенную за восьмилетнее его отсутствие здесь новую столицу -Сарай аль-Джадид.
Сначала в Мохши чеканились медные монеты с надписью «Нуриджан», но с 1313 г. — серебряные дирхемы с чеканом «Мохши». Более половины всех найденных здесь джучидских монет связаны с именем Узбека, на других встречаются имена ханов Тохты, Кильдибека, Пулад-Тимура, наконец, эмира Тагая. При этом к чекану «Мохши» добавился эпитет «аль-
Халиков А. Х. Татарский народ и его предки. — Казань: Тат. кн. изд-во, 1989. С. 133.
5 Токарев С. А. Этнография народов СССР. — М.: Изд-во Москов. ун-та, 1958. С. 345.
6 Хайретдинов Д. Принятие ислама ханом Узбеком // Ислам в Центрально-Европейской части России. Энциклопедический словарь. С. 238−239.
Махруса» («Мохши Богохранимый»), что указывало на особую значимость этого города в ряду всех других золотоордынских городов.
Пребывание хана Узбека в Мохши не осталось без последствий и для конфессиональной жизни мордвы, особенно ее знати, которая была вынуждена под воздействием верховной власти так или иначе воспринимать ислам, о чем свидетельствуют некоторые источники. Так, фламандец Г. Рубрук, совершивший путешествие в Каракорум в 1253 — 55 годах через Мордовскую землю, писал, что мордва (МегСаэ) являются «сарацинами"7, под которыми в европейских странах в средневековье разумелись народы, исповедовавшие ислам.
Несколько позже австрийский государственный деятель и дипломат С. Герберштейн, посетив Московию дважды (в 1516 — 18 и 1526 — 27 гг.), в своих «Записках о Московитских делах» сообщал, что на восток и юг от реки Мокши встречаются огромные леса, где живет народ мордва (ророН МогСшэй), который имеет свой собственный язык и состоит под властью московского князя. «Из них некоторые пребывают в
идолопоклонстве, — отмечал он, — другие -магометане». Эту же информацию без ссылки на первоисточник продублировал итальянец Р. Барберини, побывавший в Московии в 1565 г., охарактеризовавший народ мордовский как «частью идолопоклоннический, частью магометанского исповедания"8.
Элементы мусульманского погребального обряда обнаружены на мордовском Старосотенском могильнике в южной части г. Мохши, где захоронения, совершенные по строгим канонам ислама, перемежаются с захоронениями с мордовским набором погребального инвентаря, а также с захоронениями, совершенными по смешанному обряду. Мордовские поселения и могильники хорошо известны в самарском и саратовском Поволжье. При этом в погребальном обряде некоторых из них четко прослеживаются следы исламизации в мордовской среде. Так, известен Аткарский мордовский могильник XIV в., состоящий из двух частей — языческой и мусульманской9.
Реализуя политику «разделяй и властвуй», хан Узбек в противовес усилению Тверского княжества поддерживал великого московского князя Юрия Даниловича, дав ему княжение Владимирское и женив в 1317 г. на своей сестре Кончаке. Во время войны Юрия Даниловича с тверским великим князем Михаилом Ярославичем в 1319 г. в числе войск Юрия были татары и мордва. В 1339 г. «Мордовские князи с мордвичи» совместно с русскими князьями (рязанским, московским, суздальским, ростовским и некоторыми другими) участвовали в походе татар, посланных ханом Узбеком на Смоленск, бывший тогда в руках литовского князя10.
Указанное летописное известие от 1339 г. о мордовских князьях с мордвичами свидетельствует о том, что институт мордовских князей сохранился и в бытность Мордовской земли в составе Золотой Орды.
7 Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. -М., 1957. С. 111.
8 Герберштейн С. Записки о Московитских делах. — СПб., 1908. С. 99−100- Путешествие в Московию Рафаэля Барберини в 1565 году. — СПб., 1843. С. 10.
9 Зеленеев Ю., Бочкарева Е. Ислам у мордвы в золотоордынский период // Ислам в Центрально-Европейской части России. Энциклопедический словарь. С. 97−98.
10 Тихомиров М. Н. Российское государство XV — XVII веков. -
М.: Наука, 1973. С. 87- ПСРЛ. Т. X. — М., 1965. С. 211.
К 1320 — 1350-м годам улус Мохши достигает вершины своего развития. Однако с началом в Золотой Орде «великой замятни» он оказывается предметом спора различных феодальных группировок. В 1361 г. «князь Ординьскьи Тагаи бе имя ему, и от Бездежа и Наручадь ту страну отнял себе и ту живяше и пребываше"11. Тагай продолжил чеканку медных монет со своим именем. Последней найденной монетой чекана Мохши является монета 1361 года.
В 1365 г. Тагай совершил поход на Переяславль Рязанский с татарами и мордвой, взял город, сжег его и разграбил близлежащие волости. Обремененные добычей и большим числом пленников, они медленно возвращались назад. Между тем великий князь рязанский Олег Иванович успел собрать дружину, призвать на помощь Владимира Пронского и Тита Козельского, и, настигнув войско Тагая под Шишовским лесом, разбил его12. После этого поражения имя Тагая больше не упоминается в
источниках. Скорее всего, воспользовавшись
выгодным моментом, власть в улусе Мохши захватили местные мордовские князья. Вероятнее всего, в этот период в качестве титула собственно мордовских правителей, именовавшихся в русских летописях князьями, а в мордовских источниках — инязорами (оцязорами), стал бытовать термин каназор (мокш. и эрз.), произведенный мордвой от слов хан — владыка, правитель и азор — хозяин, господин. Мордовская земля в пределах Золотой Орды обладала
определенной самостоятельностью, что особенно проявилось в бытность улуса Мохши — «Наручадской страны» русских летописей. Наибольшей
самостоятельности она достигала при Тагае -золотоордынском эмире середины XIV в., который в период ослабления центральной власти в Золотой Орде, прибыв в улус Мохши, стал его правителем. Имя Тагая вошло в мордовский ономастикон, дойдя до нас в качестве основы ряда бытующих поныне фамилий мордвы (Тагаев, Тегаев, Тюгаев, Тюганов, Тюгашкин).
Именно с этих позиций можно понять смысл русской народной поговорки «Хоть в Мордве, хоть в Орде, да в добре"13. Возникшая в условиях подчинения древнерусских княжеств Золотой Орде, поговорка эта отразила, как бы мы сейчас сказали, геополитическую ситуацию того времени. Подобно понятию «Литва», понятие «Мордва» на Руси и в Западной Европе того периода мыслилось не только как название народа (этноса), но и как название страны этого народа.
Улус Мохши в административном отношении делился на более мелкие подразделения — аймаки, что косвенно подтверждается бытованием в мокша-мордовском языке слова аймак, служащего для обозначения определенного региона (куста) поселений, имеющих свой диалект (говор), местные особенности быта, одежды и фольклора1. В эрзя-мордовском языке этого слова нет.
По мере ослабления имперской власти в Золотой Орде мордовские князья меняли свою ориентацию, все
11 ПСРЛ. Т. XV. Вып. 1. Рогожский летописец. — М., 1965. С. 70.
12 Иловайский Д. И. История Рязанского княжества. — Рязань, 1990. С. 107.
13 Даль В. И. Толковый словарь великорусского языка в 4-х томах. — М.: Изд-во «Русский язык», 2002. Т. 2. С. 346.
14 Свадьба селений Мамолаевского аймака Ковылкинского
района Мордовской АССР- Свадьба Булдыгинского аймака Зубово-Полянского района Мордовской АССР // Устнопоэтическое творчество мордовского народа. Т. 6. Ч. 2.
(Мокшанская свадебная поэзия). — Саранск, 1975. С. 42−43, 211.
больше сближаясь с русскими князьями. Не случайно в 1378 г. улус Мохши подвергся разорению войсками хана Арабшаха (Арапши), что было важной причиной выступления мордовских князей против Мамая на поле Куликовом в сентябре 1380 года. После победы в этом сражении все русские князья направили своих «киличеев» (послов. — Н. М.) с дарами к воцарившемуся в Орде хану Тохтамышу. Великий князь Московский Дмитрий Иванович также снарядил двух «киличеев своих Толбугу да Мокшия». Они благополучно вернулись 14 августа 1381 г. от «Тахтамыша царя с пожалованием и со многою честию"15.
Иван Федорович Толбуга — известное лицо во времена Дмитрия Донского, потомок князей Фоминских и зачинатель рода Толбузиных. Что касается второго киличея — Мокшия, то есть основания считать его мордвином-мокшей. Именно в это время часть мокша-мордовских земель в бассейне реки Цны вошла в состав двух русских княжеств — Московского и Рязанского, что официально было оформлено договором между князьями московским Дмитрием Ивановичем и рязанским Олегом Ивановичем от 1382 года16.
Анализ мордовских имен и отчеств, сохранившихся в русских письменных источниках XVI — XVII веков, свидетельствует о бытовании у мордвы ряда личных имен, основу которых составляет этот этноним (Мокшазар, Мокшай, Мокшан, Мокшей, Мокшоват, Мокшубай и др.). Собственное имя Мухша, Мокша, Мохшеват обнаружено и в нескольких татарских эпитафиях, датируемых XIV — XVI веками17. Будучи киличеем у великого князя Московского Дмитрия Ивановича, Мокший, надо полагать, способствовал укреплению его взаимоотношений с мордовскими властями улуса Мокши, неслучайно подвергшемуся вскоре после Куликовской битвы (в 1382 г.) разгрому Тохтамышем в ходе его победного похода на Москву.
Последний удар по существованию столицы улуса Мохши нанес Тамерлан, который в 1395 г., во время погони за Тохтамышем, уничтожил город, называемый в восточных источниках «Мошкав», «Машкав», «Машку», т. е. Мохши. Пришел в упадок и весь улус. Крупные феодалы уходили из него и поступали на службу к московским князьям. В частности, это были родоначальники таких известных в России фамилий, как Апраксины и Хитровы (потомки мурзы Солохмира из улуса Мохши). В фонде Саровского монастыря имеются родословные ряда татарских князей, часть которых (Седехметовы, Кудашевы и некоторые другие), если верить этим родословным, происходят от мурзы «князя Бехана», владевшего по Мокше «меж Сатисом и Саровым… градами и прочими жилища татарскими и мордовскими по власти Златой Орды царя». С того времени его потомки стали владеть этими вотчинами и землями и поселились по разным местам. Князья Енгалычевы, имевшие также вотчины в мордовских землях, вели свою родословную от выходца из Орды в XV в. князя Мамы18.
15 ПСРЛ. Т. XI. Патриаршая или Никоновская летопись. — М., 1965. С. 69.
16 Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV — XVI вв. — М. — Л.: Изд-во АН СССР, 1950. С. 29.
17 Юсупов Г. В. Антропонимы в булгаро-татарской эпиграфике // Личные имена в прошлом, настоящем и будущем. — М., 1970. С. 250- Он же. Булгаро-татарская эпиграфика и топонимика как источник исследования этногенеза казанских татар // Вопросы этногенеза тюркоязычных народов Среднего Поволжья. — Казань, 1971. С. 222−223.
18 ЦГА РМ. Фонд 1 (Саровский монастырь). Оп. 1. Д. 35. Л. 123 124- Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды. — Саранск, 1960. С.
Список литературы:
1. Алихова А. Е. Распад первобытнообщинных отношений у мордвы // Этногенез мордовского народа. — Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1965.
2. Белорыбкин Г. Улус Мохши // Ислам в ЦентральноЕвропейской части России. Энциклопедический словарь. С. 315.
3. Герберштейн С. Записки о Московитских делах. — СПб., 1908.
4. Даль В. И. Толковый словарь великорусского языка в 4-х томах. — М.: Изд-во «Русский язык», 2002. Т. 2.
5. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV — XVI вв. — М. — Л.: Изд-во АН СССР, 1950.
6. Зеленеев Ю., Бочкарева Е. Ислам у мордвы в золотоордынский период // Ислам в ЦентральноЕвропейской части России. Энциклопедический словарь. С. 97−98.
7. Иловайский Д. И. История Рязанского княжества. -Рязань, 1990.
8. Ислам в Центрально-Европейской части России. Энциклопедический словарь. — М. — Н. Новгород: ИД «Медина», 2009.
9. Кротков А. А. В поисках Мохши // Труды Общества истории, археологии и этнографии при Саратовском унте, 1923. Т. 34. Вып. 1- ПСРЛ. Т. 15. Вып. 1. — М., 1965.
10. ПСРЛ. Т. X. — М., 1965.
11. ПСРЛ. Т. XI. Патриаршая или Никоновская летопись. — М., 1965.
12. ПСРЛ. Т. XV. Вып. 1. Рогожский летописец. — М., 1965.
13. Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. — М., 1957.
14. Путешествие в Московию Рафаэля Барберини в 1565 году. — СПб., 1843.
15. Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды. — Саранск, 1960.
16. Свадьба селений Мамолаевского аймака Ковылкинского района Мордовской АССР- Свадьба Булдыгинского аймака Зубово-Полянского района Мордовской АССР // Устно-поэтическое творчество мордовского народа. Т. 6. Ч. 2. (Мокшанская свадебная поэзия). — Саранск, 1975.
17. Тихомиров М. Н. Российское государство XV — XVII веков. — М.: Наука, 1973.
18. Токарев С. А. Этнография народов СССР. — М.: Изд-во Москов. ун-та, 1958.
19. Френ Х. М. Монеты ханов Улуса Джучиева, или Золотой Орды, с монетами разных мухамедданских династий. -СПб., 1832.
20. Хайретдинов Д. Загадочный город Мохши // Ислам в
Центрально-Европейской части России.
Энциклопедический словарь. С. 77.
21. Хайретдинов Д. Принятие ислама ханом Узбеком // Ислам
в Центрально-Европейской части России.
Энциклопедический словарь. С. 238−239.
22. Халиков А. Х. Татарский народ и его предки. — Казань: Тат. кн. изд-во, 1989.
23. ЦГА РМ. Фонд 1 (Саровский монастырь). Оп. 1. Д. 35. Л. 123−124.
24. Юсупов Г. В. Антропонимы в булгаро-татарской эпиграфике // Личные имена в прошлом, настоящем и будущем. — М., 1970.
25. Юсупов Г. В. Булгаро-татарская эпиграфика и топонимика как источник исследования этногенеза казанских татар // Вопросы этногенеза тюркоязычных народов Среднего Поволжья. — Казань, 1971.
26. Ямушкин В. П. О ясаке и мордовском беляке // Труды Мордовского НИИЯЛИЭ. Вып. XXIV. — Саранск, 1956.
95- Ямушкин В. П. О ясаке и мордовском беляке // Труды Мордовского НИИЯЛИЭ. Вып. XXIV. — Саранск, 1956. С. 104- Хайретдинов Д. Загадочный город Мохши // Ислам в ЦентральноЕвропейской части России. Энциклопедический словарь. С. 77- Белорыбкин Г. Улус Мохши // Там же. С. 315.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой