Активизация партизанского движения на территории Брянского региона в период с мая 1942 г. По февраль 1943 г

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Активизация партизанского движения на территории Брянского региона в период с мая 1942 г. по февраль 1943 г.
15. Политбюро и крестьянство: высылки, посе-ление. 1930−1940 гг. в 2-х т / отв. ред. Н. Н. Покровский. — М.: РОССПЭН, 2005. — Кн. 1, 2.
16. Постановление Политбюро Ц К ВКП (б) 1930 г. «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: // www. defree. ru/publications/p01/p40. htm#0723 (дата обращения: 04. 10. 2015).
17. Скипина И. В. Документирование трудовых
отношений спецпереселенцев в 1930-е годы // Документ в контексте универсальных практик. — Тюмень: ТюмГУ, 2007. — С. 51−59.
18. Фарносова В. В. Коллективизация в жизни коми Мужевского сельсовета (ЯНАО) в 30−50-е гг. XX в. // Вестник археологии, антропологии и этнографии. — 2007. — № 7. — С. 171−182.
19. Ямало-Ненецкий национальный округ: Экономико-географическая характеристика. — М.: Наука, 1965. — 272 с.
УДК 94(470)"1942/1943″
Абовян Елена Николаевна
кандидат исторических наук Брянский государственный технический университет
mjordon@yandex. ru
АКТИВИЗАЦИЯ ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ БРЯНСКОГО РЕГИОНА В ПЕРИОД С МАЯ 1942 Г. ПО ФЕВРАЛЬ 1943 Г.
В статье описывается третий этап борьбы партизан с оккупантами на территории Брянщины, который ограничивается периодом с мая 1942 по февраль 1943 гг. Данный этап партизанской борьбы характеризуется централизацией управления партизанским движением, организацией серьезной помощи партизанам с «большой земли», организацией «рельсовой» войны на железных дорогах, превращением партизанского движения в массовое сопротивление населения оккупационному режиму. Такое развитие событий заставило германские власти резко усилить использование вооруженного коллаборационизма для борьбы с партизанами и организовать зачистку от населения территорий, окружающих лесные партизанские массивы. Это, в свою очередь, вызвало широкое протестное движение населения и развитие массового партизанского движения. Возникли целые партизанские территории, свободные от противника. Коллаборационистских сил оказалось явно недостаточно. Это заставило германское командование организовать целый ряд крупных боевых операций по уничтожению партизан с участием кадровых немецких войск и усилить террор против населения, сочувствующего и помогающего партизанам. Борьба шла с переменным успехом. Победа на фронте Красной армии резко усиливала сопротивление внутри региона, поражение на фронте вело к снижению сопротивления. Когда судьба мира решалась под Сталинградом, столкновение партизан с силами коллаборационистов, германских войск и их союзников достигло в декабре 1942 г. — феврале 1943 г. своего апогея. С огромным трудом и большими потерями партизаны устояли.
Ключевые слова: Великая Отечественная война, партизанское движение, партизанский отряд, подполье, диверсии, сопротивление, оккупация.
Третий этап партизанской борьбы на территории Брянского региона определен временными границами с мая 1942 по февраль 1943 гг., временем завершения Сталинградской битвы, изменившей характер не только всей войны, но и поведения населения и оккупационных войск на территории региона. С весны германские власти резко усиливали роль в регионе коллаборационистских сил, бросив их против партизан, которые вели борьбу по разрушению коммуникаций противника и, таким образом, препятствовали переброске его войск с севера на юг.
Советское командование в ответ на это усилило помощь партизанам и ускорило процесс централизации руководством партизанского движения и координации действий. 29 мая 1942 г. приказом объединенного штаба были созданы районные штабы партизанских отрядов. На них возлагалось руководство отрядами и работа по созданию новых, проведение политико-массовой работы среди населения для вовлечения его в борьбу, ведение печатной пропаганды. По данным А. П. Горшкова, в подчинение штаба
объединенных партизанских отрядов было включено 48 крупных партизанских отрядов численностью 9776 человек и 88 групп самообороны, общей численностью 7449 человек [3, Ф. 451, Оп. 1, Д 166].
По решению Государственного Комитета обороны от 30 мая 1942 г., в июне при Ставке Верховного Главнокомандования был образован Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД) (7 марта 1943 г. Постановлением Государственного Комитета обороны Центральный штаб партизанского движения расформирован, а затем через два месяца был восстановлен и действовал до конца Великой Отечественной войны — Е.А.), руководителем которого был назначен первый секретарь ЦК ВКП (б) Белоруссии П. К. Пономаренко. 1 июля 1942 г. в соответствии с приказом Ставки Верховного Главнокомандования от 16 июня 1942 г. сформирован Брянский штаб партизанского движения (БШПД) при Военном Совете Брянского фронта. Начальником штаба был назначен первый секретарь Орловского обкома ВКП (б) А. П. Матвеев, заместителем — майор А. П. Горшков [17, c. 145].
© Абовян Е. Н., 2015
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова «S& gt- № 6, 2015
37
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ
Согласно данным архива ФСБ по Брянской области, летом 1942 г. было сформировано 72 партизанских отряда, а к началу октября добавилось еще 27. К лету 1942 г. численный и боевой состав партизанских сил на Брянщине вырос до 23 570 человек. В их числе было 4628 коммунистов [1, Д. 95, Л. 1−12]. Партизанские отряды юго-западной группы Орловской области в период с октября 1941 по 15 мая 1942 г. выросли с 900 человек до 8000 человек партизан и бойцов самообороны [1, Д. 227, Л. 9].
Продолжалась деятельность подпольщиков, которые сообщали в центр важные сведения о противнике. В мае 1942 г. по ориентирам, переданным А. А. Черненко, советская авиация нанесла бомбовый удар по железнодорожной станции Брянск II. Было разбито 3 эшелона с войсками и техникой. На станции Брянск II была разрушена железная дорога в 47 местах, поврежден вокзал, разбито 500 вагонов с техникой и боеприпасами, разрушен распределительный пункт, 2 склада с боеприпасами. Железнодорожный узел не работал 2 дня.
Брянский штаб партизанского движения сообщал Военному совету Брянского фронта в июле 1942 г.: «В таких военных пунктах, как Брянск, Орджоникидзеград, Дятьково, Навля, Трубчевск и ряде других выявлены места нахождения важных военных объектов…, за июль со стороны Рославля на Брянск прошло более 160 эшелонов с войсками, техникой и боеприпасами. От Гомеля на Брянск в течение 19−26. 07. 1942 г. прошло до сорока четырех воинских эшелонов» [16].
Обстановка для партизан становилась тревожнее. Усилились бомбардировки освобожденных партизанами территорий, вокруг них стали накапливаться крупные силы карателей. Конец весны -начало лета 1942 г. стали для партизан Брянщины временем тяжелых испытаний. Крупные силы противника наносили удары по основным местам их сосредоточения, пытаясь блокировать и разгромить партизанские отряды поодиночке. В мае войскам карателей удалось вытеснить партизан из ряда селений Суземского, Севского, Брасовского районов. Многие селения были сожжены, а жители подвергались пыткам и массовым расстрелам. Другие отряды карателей овладели поселком Бытошь и несколькими селами на севере Дятьковского района. Однако в конце мая силами Бытошского, Жуковского отрядов и бригады Г. И. Орлова поселок был вновь освобожден. Тогда же Рогнединским отрядом вместе с прибывшим из-за линии фронта отрядом майора А. Н. Галюги была взята под контроль значительная часть селений Рогнединского района.
5 июня 1942 г. вблизи поселка Гуры состоялась первая партийная конференция партизанского края. В этот же день началась первая крупная операция против брянских партизан (кодовое название «Птичье пенье» — Vogelsang), которая была проведена с 5 по 30 июня 1942 г. в районе Болва-
Десна-Ветьма севернее Брянска [4, РХ 26−707/15, Л. 25]. В ней участвовали один танковый полк и два стрелковых полка 339-й пехотной дивизии. Целью операции было восстановление контакта с частями 4-й танковой армии и уничтожение партизан в районе Дятьково. Согласно данным, приведенным И. Грибковым, партизаны потеряли 1193 человек убитыми, 1400 ранеными, 498 было захвачено в плен. Кроме того, 2249 мужчин гражданского населения в возрасте от 16 до 50 лет были арестованы, а еще 12 531 жителей было выселено из района под предлогом эвакуации (потери оккупантов составили: 58 убитых, 130 раненых и 1 пропавший без вести [7, с. 95], что представляется явно заниженным).
В начале июня немцы большими силами обрушились на Дятьковский партизанский район. Партизанские отряды были вынуждены уходить в леса. Попытки их «прочесывать» обернулись для оккупантов значительными потерями. Тогда они приступили к планомерному уничтожению материальной базы партизанского движения. Заняв селения, немцы сжигали все постройки, уничтожали имущество жителей, взрывали погреба, землянки, колодцы, угоняли скот, а самих жителей частью истребляли, частью угоняли на оборонительные работы, разминирование минных полей, увозили в Германию.
Некоторые из находившихся в Дятьковском партизанском крае отрядов были вынуждены перемещаться в другие районы. Так, отряд «Славный» под командованием А. П. Шестакова, прибывший из-за линии фронта в конце февраля и сформированный в основном из известных спортсменов-мо-сквичей, ушел за Десну и обосновался близ хутора Козелкина на юго-западе Жуковского района.
Партизаны в это трудное для них и всей страны время, когда войска Вермахта рвались к Волге и на Кавказ, получали ощутимую помощь «большой земли» для усиления «рельсовой войны». Летом они получили достаточное количество подрывной техники, прошли выучку диверсионному делу. Противником на охрану мостов были выставлены гарнизоны, участки основных железнодорожных магистралей, особенно в лесных или прилегающих к ним участках, были взяты под усиленную охрану. Лес на 150−200 метров от дорог был вырублен. Вдоль железных дорог на особо важных участках возводили проволочные заграждения, устанавливали доты и дзоты, усиливали патрульную службу. Для этого активно использовалось население под руководством и охраной коллаборационистских сил.
В период летних боев под Сталинградом особое значение для оккупантов приобрела железная дорога Брянск — Льгов. По ней ежедневно проходило до 30−40 эшелонов с войсками и техникой. Диверсионные группы партизан непрерывно пытались вывести ее из строя, но немецкие и коллаборационистские части сумели отбить все атаки и быстро
38
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова jij- № 6, 2015
Активизация партизанского движения на территории Брянского региона в период с мая 1942 г. по февраль 1943 г.
устранить повреждения. По данным И. Грибкова, с мая по сентябрь 1942 г. партизаны произвели на железной дороге Гомель — Брянск 15 крушений воинских эшелонов, разрушили 9 км. железнодорожного пути. На магистрали Брянск — Орел диверсионные группы совершили 13 крушений, разбили 7 паровозов, 285 вагонов с живой силой и техникой противника. По сведениям штаба Брянского фронта на 1 октября за месяц партизаны выводили из строя в среднем 8−10 паровозов и 150−200 вагонов, что составляло 2−3% имевшегося на этом направлении подвижного парка немецких войск [7, с. 86]. С сентября по декабрь партизаны пустили под откос 226 воинских эшелонов, тогда как за весь предшествующий период уничтожили только 85 составов [2, Ф. 69, Оп. 1, Д. 110, Л. 27].
Поддерживать движение немцам удавалось за счет увеличения охранных войск. В июле 1942 г. для контроля над железной дорогой Рославль -Брянск была переброшена 707-я пехотная дивизия (727-й, 747-й пехотные полки, легкая артиллерийская группа и саперная рота) [2, Д. 71, Л. 91- Д. 129, Л. 14]. В декабре для охраны железнодорожных линий Брянск-Орел, Брянск-Гомель привлекли дополнительные части: тыловой корпус № 532 в составе пехотного «русского» полка «Десна», 313-го, 304-го, 703-го, 862-го батальонов «русской» полиции, «истребительного» батальона, «добровольческого» отряда Фишера, велосипедного батальона. Командовал корпусом генерал-лейтенант Бернхард. Сюда же была направлена 102-я венгерская дивизия сил безопасности. Союзники Германии и «русские добровольцы» тоже сыграли свою роль в решающей битве — роль врагов России.
В ночь на 5 октября Дмитровский отряд под командованием М. В. Миленина разрушил 6 км полотна, взорвал мосты, нарушил связь на участке железной дороги Брянск-Льгов. Было уничтожено до 100 человек. 10 суток дорога не действовала. По данным В. В. Крашенинникова, за май-август партизанами было взорвано 60 немецких поездов, за сентябрь-декабрь уже 166. Новую крупную карательную акцию оккупанты начали в конце июля против южного партизанского края, ведя наступление сразу с нескольких направлений. Немецким, венгерским (мадьярским) войскам и «русской» полиции, частям Локотского «самоуправления» удалось занять около 170 населенных пунктов, большинство которых было сожжено [6]. Уцелевшая от расправ часть населения уходила в леса и присоединялась к партизанам. Это создавало им дополнительные трудности: не хватало хлеба и другого продовольствия, выросли нагрузки на небольшой медперсонал при острой нехватке медикаментов, затруднялись возможности маневренных действий.
Проведенные в мае-июле карательные операции не достигли главной цели — покончить с партизанским движением. Хотя партизаны понесли
серьезные потери (отдельные отряды были разбиты почти полностью: так случилось, например, с Жуковским отрядом Е.М. Воробьева), но в целом партизаны сохранили основную часть своего состава и боевой дух.
К осени партизан вытеснили из ближайших к Локтю районов. По данным С. Г. Чуева, из партизанских отрядов дезертировало свыше 400 человек, а 65 из них вступили в локотские «батальоны» Б. Каминского [18].
Однако партизаны не только сопротивлялись, но и усиливали свою боевую деятельность. 23 августа в районе лесничества Речица, 18 км восточнее Трубчевска, состоялась общепартизанская конференция, на которой присутствовало 152 делегата, в том числе командиры украинских партизан С. А. Ковпак и А. Н. Сабуров [3, Ф. 451, Оп. 1, Д. 166, Л. 22−23].
Первый секретарь обкома партии А. П. Матвеев и начальник политуправления Брянского фронта генерал А. П. Пигурнов сообщили Главному Политическому управлению Красной армии следующее: «С октября 1941 г. по 15 июня 1942 г. брянские партизаны уничтожили 22 382 вражеских солдат и офицеров, более 700 взяли в плен, пустили под откос 49 вражеских эшелонов с боевой техников и живой силой, бронепоезд, уничтожили 53 танка, 22 бронемашины, 28 боевых самолетов, 553 автомашины, подорвали 4 склада с боеприпасами, снаряжением, горючим, 27 железнодорожных мостов, разгромили 11 штабов. Только с 10 по 20 мая 42 партизанских отряда в южной части брянского леса под командованием Д. В. Емлютина и А. Д. Бондаренко, ведя борьбу с крупными воинскими частями противника, уничтожили 2319 фашистов, 3 самолета» [10].
Роль партизан в блокировании переброски германских войск вдоль линии фронта резко возрастала. Но германские власти не хотели их официально признавать в качестве противника. Показательно, что на основании директивы одного из руководителей рейха Гиммлера от 31 июля 1942 г. в оккупационной пропаганде, а также в приказах по охранным частям, полиции и войскам СС, слово «партизан» не употреблялось. Партизаны именовались «бандитами», «грабителями», «налетчиками», «убий-цами-поджигателями» и т. п. [15].
Признание важной роли партизанской борьбы для Отечества выразилось в приеме Верховным Главнокомандующим И. В. Сталиным, Центральным комитетом партии и членами Государственного комитета обороны группы Брянских партизан [3, Ф. 451, Оп. 1, Д. 166, Л. 24]. 5 сентября 1941 г. Народный Комиссар Обороны И. В. Сталин подписал приказ [2, Ф. 69, Оп. 1, Д. 3, Л. 12−17], сыгравший важную роль в развитии сопротивления. 28 сентября 1942 г. для усиления разведывательной деятельности и диверсионной борьбы в бригадах
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова «S& gt- № 6, 2015
39
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ
и отрядах были введены должности заместителей командира по разведке и диверсиям. Для усиления политической работы 1 октября в штабе объединенных партизанских бригад был создан политический отдел, начальником которого был назначен В. А. Андреев.
При содействии штабов партизаны стали получать политическую литературу, газеты, боеприпасы, медикаменты, оружие и даже продовольствие. «Большая земля» укрепила радиосвязь с партизанами. Всего летом 1942 г., по подсчетам А. П. Горшкова, по всей стране в 387 учтенных партизанских отрядах имелось 37 радиостанций. В сентябре 1942 г. уже было учтено 1273 отряда.
Германские спецслужбы усилили поиски подполья. К его ликвидации подключили все специальные органы по линии вермахта и РСХА (Reichssi-cherheitshauptamt — главное управление имперской безопасности) с активным привлечением агентурного коллаборационизма. В первую очередь они обращали внимание на людей, занимавших различные должности в системе «гражданского управления», на предприятиях, железнодорожных узлах. Засылали агентов и перевербовывали партизанских агентов.
В подпольных организациях было мало опытных людей, знакомых с принципами конспирации. Нередки были случаи, когда подпольщики устраивали собрания, коллективно слушали передачи советского радио, вели протоколы собраний, хранили списки организации. Достаточно было проникнуть в такую организацию агенту, как она подвергалась разгрому. Немецкие органы безопасности и их «русские» агенты работали достаточно эффективно. Гестапо и военная контрразведка с помощью агентурной сети разгромили клетнян-ских, комаричских, стародубских, суражских, на-влинских, брасовских, новозыбковских и брянских подпольщиков [1, Д. 85, Т 1. Л. 137- Т 3, Л. 13, 14, 160]. Так, при содействии полицейских Навлин-ской районной полиции и агентов, в июле была ликвидирована Навлинская подпольная организация [1, Д. 27, Ч. 2, Л. 4−7]. Такая же судьба постигла Брасовское и Комаричское подполье. Серьезные удары гестапо, ГФП (Geheime Feldpolizei, тайная полевая полиция) и абверкоманды нанесли по подполью Орджоникидзеграда, Клетни, Сещи, Жуков-ки и Клинцов. Эти удары поставили их на грань окончательной гибели, но все подполье оккупанты при поддержке коллаборационистов уничтожить не смогли. Активно работало комсомольское подполье. В октябре 1942 г. бюро Орловского обкома ВЛКСМ приняло постановление о создании Брянского подпольного горкома комсомола [16].
К концу 1942 г. напряжение на фронтах резко возросло. Германские войска и их союзники вышли к Волге, на Кавказ. Решалась судьба России и всего мира. Германское командование спешило пере-
бросить войска из-под Ленинграда и Москвы для завершения операций на юге. Партизаны по приказу своих штабов усилили «рельсовую войну». Из «журнала боевых действий (немецкой) 2 танковой армии с партизанскими отрядами на Брянщине» (Брянск, 22. 10. 42 г.): «Снова растет количество взрывов рельс. Особенно заметно, что банды как раз предпочитают совершать диверсии на дорогах, граничащих с «Треугольником»» [1, Д. 101, Л. 79].
14 декабря партизанская бригада «За власть Советов» произвела налет на железнодорожную станцию Комаричи. Была разгромлена станция, эшелон, сожжен склад горючего и сена, освобождено, по данным А. П. Горшкова, 68 заключенных, нарушена телефонная связь, захвачено вооружение, военное снаряжение и имущество [З, Ф. 451, Оп. 1, Д. 166]. Из немецких документов: «На территории вокзала взорвалось 6 мин, потери немцев: 2 убитых и 4 раненых- потери партизан: 2 убитых, 5 пленных. Общие потери со стороны немцев: 2 убитых и 4 раненых солдата- мадьяры: 2 убитых и З раненых солдата- народная стража: З раненых. Немцы проводят контратаку и преследуют партизан при отходе» [4, РХ 21−2/718, Л. 34, З6].
Немцев особенно беспокоил участок к северу от реки Навля. Для уничтожения партизан в этом районе было проведено две операции (с 16 по З0 сентября) — «Треугольник» (Dreieck) и «Четырехугольник» (Viereck). Из «журнала боевых действий (немецкой) 2 танковой армии с партизанскими отрядами на Брянщине» (Брянск, 0З. 11. 42 г.): «При совместной операции З-его батальона добровольческого полка «Десна» и З-его батальона 51 венгерского полка в «Четырехугольнике», западнее Салтановки, убито 4 противника, 1 взят в плен, 1 перебежчик» [1, Д. 101, Л. 86]. По данным И. Грибкова, в этих операциях участвовала и 108-я Венгерская дивизия сил безопасности [7, с. 95−96]. На направлении главного удара — севернее реки Навля — вел наступление полк Каминского и батальон СС [14].
В октябре-ноябре партизаны, разбитые врагом, стали возвращаться на прежние места, строить землянки, создавать новые лагеря. Центром связи с «Большой землей» стал в это время Суземский район с его аэродромом у деревни Смелиж.
В середине декабря немецкое командование предприняло очередную попытку взять в кольцо партизанские силы в районе Мамаевских лесов и, расчленив их по частям, уничтожить. Операция называлась «Репейник» (Klette). Против партизанской группировки, в которую входило З бригады и несколько самостоятельных отрядов (всего около 2,5 тысяч человек [2, Ф. 69, Оп. 1, Д. 41, Л. 241]), немцы, согласно данным И. А. Ильиных, выставили части 2-й и 4-й танковых армий, в частности 2 пехотные дивизии, 7 полицейских батальонов, «восточные» батальоны «Днепр», «Березина»,
40
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова jij- № 6, 2015
Активизация партизанского движения на территории Брянского региона в период с мая 1942 г. по февраль 1943 г.
«Припять», подразделения 2 авиаполков и зенитных групп [9]. Хотя партизаны понесли потери, им удалось избежать разгрома. Общее число партизанских потерь, по данным И. Грибкова, составило 43 человека убитыми, 2 попали в плен, а 127 лиц мужского пола были «эвакуированы» [7, с. 96].
В разгар битвы под Сталинградом, когда немецкой армии для победы не хватало немного сил, германское командование стремилось полностью уничтожить партизанское движение в исследуемом регионе. Генерал-полковник Хойзингер, командовавший немецкими силами, по уничтожению партизан принял решение о проведении повторной акции — «Репейник-2» (Klette-II) с 15 января по 9 февраля 1943 г. Оказавшиеся в блокаде отряды понесли следующие потери: 441 человек убитыми, 126 пленными, а 178 дезертировали, но уничтожить всю группировку партизан немцы снова не сумели [5].
В январе-феврале 1943 г, в районе лесного массива южнее линии Брянск-Дмитриев-Михайловка также было проведено три операции по уничтожению партизан под кодовым названием «Белый медведь» (Eisbar — I, II, Ill). В операциях приняли участие войсковая группа Рюбзама, подразделения локотской бригады «РОНА» и другие полицейские «русские» части, но окончательного разгрома партизан не произошло.
В результате операций с апреля по декабрь 1942 г., потери партизан составили 5644 человек убитыми, потери немцев и вспомогательных сил -2402 человек, включая раненых и пропавших без вести [8]. Когда под Сталинградом враг был разбит, и шла операция по уничтожению окруженной группировки противника, партизаны продолжили свои боевые действия не только против германских войск, но и против частей коллаборационистов и войск союзников Германии. К примеру, в оккупированном г. Клинцы стояли части, сформированные из итальянцев, венгров, финнов [12], были и поляки. К 1943 г. появились на некоторое время и скоро ушли из города формирования из армян, азербайджанцев [1, Д. 24, Л. 5−6], украинцев. Из сводки штаба Трубчевской партизанской бригады о режиме, установленном фашистами в Стародуб-ском районе от 13 февраля 1943 г.: «Финны разъезжали по селам, выявляли участников финской войны и тут же расстреливали их без допросов…» [11].
В феврале 1943 г. Ставкой Верховного Главнокомандующего было приказано провести ряд местных операций, охватывающих центральный участок Брянского фронта. Командующим фронтом было решено привлечь к совместным действиям партизан. В совокупности все боевые действия партизаны осуществляли в этот период времени так: партизанские бригады «За власть Советов» и «За Родину», совместно с группой партизанской авиации — звена ПО-2, захватили участок железной
дороги между станциями Навля-Девочье, разрушили и минировали 4 км железной дороги. В результате операции железная дорога Брянск-Льгов не работала 10 суток [З, Ф. 451, Оп. 1, Д. 166]. В условиях непогоды немцы выгоняли местных жителей для очистки дорог от снега. Партизанские разведчики и минеры устанавливали связь с работающими местными жителями, распространяли среди них газеты и листовки, минировали только что очищенные от снега дороги.
Моральный дух у немцев, их союзников и, тем более, предателей резко упал. Войска венгерского оккупационного корпуса и «русских частей» прекратили активные действия. Началась перебежка из венгерских частей к партизанам. Из приказа объединенным партизанским бригадам от 15 февраля 194З г. № 0029: «Организовать при партизанском отряде им. Чкалова бригады Молотова отдельный отряд из Бывших мадьярских солдат в количестве ЗО человек» [З, Ф. 1650, Оп. 1, Д. 160, Л. 27, 55]. В отрядах бригады «За власть Советов» Сузем-ского района были созданы взводы из венгерских солдат. По данным сводок, за ноябрь — декабрь из полиции и «русско-немецких батальонов» перешло к партизанам до 1ОО человек. Из политдонесения партизанской бригады им. Сталина (за первый квартал 194З г.): «Среди солдат «русско-немецких войск» и полиции царит растерянность, многие из них не верят в победу Германии [З, Ф. 1672, Оп. 1, Д. 8, Л. 277−278].
Таким образом, когда ситуация на фронте начала меняться не в пользу Германии, местное население стало ждать прихода Красной армии, возросла роль партизанского движения, а также изменился качественно и коллаборационизм в разных своих формах проявления.
Библиографический список
1. Архив Управления Федеральной службы безопасности РФ по Брянской области (АУФСББО). -Открытый фонд. — Д. 4, 24, 27, 85, 95, 101, 1З7.
2. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). — Ф. 69. -Оп. 1. — Д. З, 17, 41, 11О.
3. Центр новейшей истории Брянской области (ЦНИБО). — Ф. 451. — Оп. 1. — Д. 166- Ф. 1650. -Оп. 1. — Д. 16О- Ф. 1672. — Оп. 1. — Д. 8.
4. Bundesarchiv-Militararchiv (BA-МА) (Федеральный архив — военный архив (БА-МА)). -РХ 26−707/15, РХ 21−2/718, РХ 21−2/792.
5. Армстронг Д. Партизанская война: стратегия и тактика, 1941−194З / пер. с англ. О. А. Федяева. -М.: Центрполиграф, 2ОО7. — 429 с.
6. Горбачев О. В., Колосов Ю. Б., Крашенинников В. В и др. История Брянского края. XX век. -Клинцы, 2ООЗ. — С. 279−281.
7. Грибков И. Хозяин Брянских лесов. Бронислав Каминский, Русская освободительная народ-
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова «S& gt- № 6, 2015
41
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ
нал армия и Локотское окружное самоуправление. Вып. 1. — М.: Библиотека журнала «Эхо Москвы», 2008. — 116 с.
8. Жуков Д. А., Ковтун И. И. 29-я гренадерская дивизия СС «Каминский». — М.: Вече, 2009. — 304 с.
9. Ильиных И. А. Шестьсот дней в боях и походах. — Тула: Приокское книжное издательство, 1969. — 314 с.
10. Ковалев М. Ф. Лесной фронт: документальная повесть. — М.: ДОСААФ, 1983. — 256 с.
11. Партизаны Брянщины. Сб. документов и материалов / сост. Г. М. Шульженко, З. А. Фишман, А. И. Ткаченко, И. И. Фишман. — Брянск, 1962. -
С. 68−71.
12. Перекрестов Р. И. Клинцовский летописец. — Клинцы: Клинцовская городская типография, 2004. — Кн. 1. — С. 28−34.
13. Подстольная Т. К. Борьба комсомольцев и молодежи Брянщины в тылу врага // Шли на бит-
ву партизаны. Сборник материалов научной конференции «О всенародной борьбе в тылу врага на оккупированной территории Брянщины в период Великой Отечественной войны 1941−1943 гг.» / научный редактор А. Ф. Юденков. — Брянск., 1972.
14. Рябоконь М. В. Против партизан Брянщины // Военно-исторический журнал. — 2004. -№ 4. — С. 21−25.
15. Смоленский вестник (орган смоленского городского управления). — Смоленск. — 1941. — № 11.
16. Соколов Я. Брянск — город древний. -Брянск.: ЗАО Издательство «Читай город», 2006.
17. ТрифанковЮ.Т., Шанцева Е. Н, Дзюбан В. В. История оккупации Брянской области в годы Великой Отечественной войны: Партизанское движение и коллаборационизм (1941−1945 гг.). — Брянск: БГТУ, 2012.
18. Чуев С. Проклятые солдаты. Предатели на стороне Третьего Рейха. — М.: Эксмо, 2004. — 571 с.
42
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова jij- № 6, 2015

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой