Молекулярные и эпидемиологические основы аллергии к белкам коровьего молока

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Молекулярные и эпидемиологические основы аллергии к белкам коровьего молока
Федотова М. М., ОгородоваЛ.М., Фёдорова О. С., Евдокимова Т. А. Molecular and epidemiological basis of cow'-s milk allergy Fedotova M.M., Ogorodova L.M., Fyodorova O.S., Evdokimova T.A.
Сибирский государственный медицинский университет, г. Томск
© Федотова М. М., Огородова Л. М., Фёдорова О. С., Евдокимова Т. А.
Аллергия к белкам коровьего молока характеризуется ранним дебютом и высокой распространенностью в детской популяции. В обзоре представлены современные данные о молекулярной структуре, физико-химических и аллергенных свойствах белковых компонентов коровьего молока. Изложены закономерности естественного течения пищевой аллергии и аспекты формирования толерантности к белкам данного продукта.
Ключевые слова: пищевая аллергия, коровье молоко, сенсибилизация, казеин, лактальбумин, лактоглобулин.
Allergy to cow'-s milk is characterized by early onset and high prevalence in pediatric population. The review presents current data on the molecular structure, physicochemical and allergenic properties of the cow'-s milk proteins. The patterns of the natural history of cow'-s milk allergy are described. The aspects of the development of tolerance to the proteins of this product are performed.
Key words: food allergy, cow'-s milk allergy, sensibilization, casein, lactalbumin, lactoglobulin.
УДК 612. 017. 3: 637. 12: 547. 96
Введение
Пищевая аллергия к белкам коровьего молока представляет собой актуальную проблему в ежедневной практике врача-педиатра [1, 2, 4]. Согласно данным метаанализа, симптомы аллергических реакций, возникающие при употреблении коровьего молока, регистрируются у 1−17,5% детей дошкольного возраста, 1−13,5% детей в возрасте 6−16 лет и 1−4% взрослых [28]. Проведенное в Томской области «Исследование распространенности, социально-экономического значения и основ пищевой аллергии в рамках европейского многоцентрового проекта» с использованием стандартизованного вопросника продемонстрировало, что распространенность симптомов непереносимости коровьего молока у детей 7−10 лет достигает 24,6% [3, 48]. Следует отметить, что клинические проявления, связанные с употреблением в пищу коровьего молока, зачастую имеют неаллергическую природу [2, 4]. Однако распространенность истинной пищевой аллергии к коровьему молоку, по данным результатов провокационных тестов у детей
первого года жизни, может достигать 1,9−2,24% [31, 34]. Это связано с тем, что сенсибилизация к белкам коровьего молока является стартовой в цепи «атопи-ческого марша», а развитие аллергии к коровьему молоку ассоциировано с формированием подверженности к развитию атопического дерматита, аллергического ринита и бронхиальной астмы в будущем [1, 20, 27, 32].
Таким образом, высокая распространенность аллергии к коровьему молоку в детском возрасте и клиническая значимость данной патологии диктуют необходимость изучения механизмов ее формирования и особенностей естественного течения.
По данным зарубежных авторов, все аллергены, включая бытовые, пыльцевые, грибковые, пищевые, подразделяются на 130 белковых семейств в зависимости от функциональных свойств и сходства аминокислотной последовательности. Среди белков-аллергенов животного происхождения насчитывается не менее 10 семейств. Наиболее клинически значимыми являются казеины и липокалины — к ним принадлежат основные аллергены молока. В меньшей
степени аллергенными свойствами обладают транс-феррины и сывороточные белки, а также белки семейства гидролаз [12].
Цель настоящего обзора — представление современных данных о молекулярной структуре аллергенов коровьего молока, закономерностях естественного течения и механизмах формирования толерантности.
Молекулярная характеристика белков коровьего молока
Молоко содержит в своем составе более 40 протеинов. Молоко жвачных видов животных (коровы, овцы, козы и др.) состоит из гомологичных белков, имеющих сходные структурные, функциональные и биологические свойства [45].
Коровье молоко состоит из казеина (80%) и молочной сыворотки (20%), обладающих разными физико-химическими свойствами. В состав молочной сыворотки входят а-лактальбумин и р-лактоглобулин, которые продуцируются молочной железой, а также белки, попадающие в молоко из кровотока, — коровий сывороточный альбумин, лактоферрин, иммуноглобулины и протеозопептоны [24, 45].
а-Лактальбумин, Bos d 4 (14,2 кДа) — белок семейства гидролаз (лизоцима), составляющий 25% молочной сыворотки и приблизительно 5% от всего белка коровьего молока. Состоит из аминокислот, расположенных в двух структурных областях (а-домен и р-домен), соединенных четырьмя дисульфидными мостиками [25]. а-Лактальбумин — кальцийсвязываю-щий белок- при этом связь с кальцием стабилизирует трехмерную структуру белка, повышая его устойчивость при нагревании и воздействии денатурирующих агентов [7]. В нативной молекуле белка существуют так называемые конформационные, или трехмерные, эпитопы для связывания иммуноглобулина (Ig) E, которые обусловливают аллергенность а-лактальбумина [25]. Однако в денатурированной молекуле определяются так называемые линейные эпитопы, которые могут обладать такой же или даже более высокой IgE-связывающей способностью [23].
Распространенность сенсибилизации к а-лакталь-бумину у пациентов с аллергией к коровьему молоку по результатам кожных аллергопроб достигает 75%, но при использовании других методов диагностики (измерение уровня специфического IgE, провокацион-
ные тесты) может варьировать в широких пределах и достигать 88%. По этой причине достаточно трудно сделать вывод об ассоциации сенсибилизации к а-лактальбумину и клинических проявлений аллергии к коровьему молоку [15].
р-Лактоглобулин, Bos d 5 (36 кДа) — белок семейства липокалинов, один из основных аллергенов коровьего молока, составляющий 50% белка молочной сыворотки и около 10% всех белков коровьего молока [24]. Белок представляет смесь димеров и мономеров, при этом количество мономеров увеличивается при нагревании до 70 °C [8]. р-Лактоглобулин является липидсвязывающим белком и переносчиком витамина, А [45]. Изучены две изоформы р-лактоглобулина, которые отличаются двумя точечными мутациями, и хотя структура двух вариантов практически идентична, по результатам экспериментальных исследований, интенсивность и продолжительность IgE-ответа различается [24].
Молекула р-лактоглобулина содержит множество IgE-связывающих эпитопов, разбросанных на всем ее протяжении. Некоторые эпитопы имеют короткую линейную последовательность, в то время как другие представляют собой крупные фрагменты со сложной трехмерной структурой. Выделены три группы основных эпитопов, обладающих наибольшей IgE-связывающей способностью [9]. Большое количество эпитопов р-лактоглобулина может быть маркером пер-систирующей аллергии к белку коровьего молока [44].
р-Лактоглобулин является относительно устойчивым к воздействию кислотного гидролиза и кишечных протеаз, в связи с чем часть белка остается интактной и может проникать через кишечную стенку [33]. Термическая обработка снижает IgE-связывающую способность пропорционально степени нагревания. Однако в денатурированных белках могут формирваться новые антигенные сайты, недоступные для связывания в нативной молекуле либо возникшие в процессе химической реакции с другими молекулами, присутствующими в пище [14]. Так, денатурированный р-лактоглобулин имеет, по крайней мере, один новый эпитоп, не определяемый в нативной молекуле. После химического гидролиза IgE-связывающая активность р-лактоглобулина в значительной мере сохраняется и может проявляться в некоторых ферментированных кисломолочных продуктах [33].
В связи с тем что р-лактоглобулин не содержится в грудном молоке, долгое время считалось, что он является основной причиной развития аллергии к коровьему молоку. В настоящее время, по данным различных исследований, распространенность сенсибилизации к р-лактоглобулину составляет 13−76% [15, 24].
Существуют сведения о присутствии р-лактоглобулина в небольшом количестве в домашней пыли [47].
Коровий сывороточный альбумин, Bos d 6
(67 кДа) — белок семейства сывороточных альбуминов, является главным протеином крови млекопитающих, присутствует в молоке и мясе. Чаще является причиной аллергии к говядине, реже — к молоку [18]. Применяется в производстве диагностических тест-систем, питательных сред для бактерий, кремов [45].
Сывороточный альбумин — термолабильный белок. Однако в одних исследованиях утверждается, что нагревание и химическое воздействие лишь в некоторой степени снижают аллергенность сывороточного альбумина [16], в то время как в других указывается, что термически обработанное мясо теряет аллергенные свойства [18].
Больные пищевой аллергией к говядине находятся в группе риска по развитию непереносимости коровьего молока и наоборот. Структура коровьего сывороточного альбумина гомологична структуре овечьего сывороточного альбумина и некоторых других видов животных. В этой связи пациентам с аллергией к говядине следует предпочесть индивидуальный подход в выборе альтернативных мясных продуктов [18].
Необходимо отметить, что пациенты со стойкой аллергией к молоку и наличием сенсибилизации к коровьему сывороточному альбумину подвержены риску развития чувствительности к перхоти животных, проявляющейся риноконъюнктивитом и (или) бронхиальной астмой [43].
По данным некоторых источников, распространенность сенсибилизации к коровьему сывороточному альбумину у пациентов с аллергией к коровьему молоку варьирует от 0 до 88% [15].
Лактоферрин, Bos d LF (76 кДа) — белок из семейства трансферринов. Аллерген состоит из одной полипептидной цепи, является относительно термостабильным белком и остается частично неизменным
в процессе пищеварения. Лактоферрин коровьего молока на 70% гомологичен человеческому лактоферри-ну, что может обеспечивать перекрестную реактивность с грудным молоком [15, 24].
Иммуноглобулины, Bos d 7 (160 кДа) — белки, представленные иммуноглобулинами класса G, попадающими из кровотока в грудное молоко, роль которых в развитии аллергии к коровьему молоку незначительна [15, 24].
Казеин, Bos d 8 — крупный белок молока, составляющий 75−80% молочного белка и являющийся термостабильным белком [24, 41]. Казеин содержится в большом количестве продуктов, широко используемых в пищу- при этом даже высокогидролизованные молочные смеси могут содержать остатки казеина. Казеин и казеинаты используются в качестве добавок и наполнителей для повышения питательности из-за высокого содержания белка в ряде продуктов (сосиски, хлеб, супы), входят в состав белковых коктейлей, витаминизированных каш, детского питания. Казеин входит в состав мороженого, заправки для салатов, глазури для хлебобулочных изделий [24].
Казеин включает фракции aS1-, aS2-, р-, к-казеи-ны (19−25 кДа), соотношение которых относительно постоянно и составляет 37, 13, 37, 13% соответственно. Казеин имеет малоупорядоченную структуру и значительное число вторичных и третичных структур. Молекулы формируют казеиновую мицеллу, в которой выделяется гидрофобная центральная часть и гидрофильный периферический слой. Белок не подвергается существенному изменению при длительной термической обработке, но чувствителен к действию всех протеиназ. Семейства казеинов имеют различную первичную структуру и функциональные свойства. Так, три из них — aS1-, aS2-, р-казеины — являются кальций-чувствительными, в то время как к-казеин к таковым не относится [24, 41]. Результаты исследований свидетельствуют о возможности сенсибилизации у больных к каждому из четырех видов казеина, но существует разница специфичности и интенсивности IgE-ответа к этим казеиновым фракциям в связи с наличием различных эпитопов. Так, сенсибилизация к aS1-, aS2-казеинам отмечается у всех пациентов с аллергией к коровьему молоку, к к-казеину — у 91,7%, к р-казеину только у 66,7% пациентов [11]. Интенсивность IgE-ответа тесно связана с пропорцией
казеинов в молоке, и сенсибилизация происходит, вероятно, после разрушения казеиновой мицеллы в процессе пищеварения. Частичный гидролиз р-казеина происходит за счет эндогенных энзимов, присутствующих в молоке, что приводит к образованию у-казеина и мелких фрагментов, так называемых проте-озопептонов, которые присутствуют в сыворотке и способны вызывать аллергию [21, 41].
Казеин содержит большое количество линейных эпитопов, что предположительно может оказывать влияние на развитие стойкой аллергии. Так, дети с персистирующей аллергией к коровьему молоку имеют значительно более высокий уровень специфического к линейным эпитопам аШ- и р-казеина, чем дети, у которых сформировалась толерантность. Описаны пять основныхЕ-связывающих эпитопов, исключительно связанных с развитием стойкой аллергии к коровьему молоку [30, 39].
Большинство пациентов, страдающих аллергией к коровьему молоку, сенсибилизированы к нескольким белковым компонентам. Казеин и р-лактоглобулин наряду с а-лактальбумином являются основными аллергенами, однако белки, присутствующие в низкой концентрации (сывороточный альбумин, иммуноглобулины, лактоферрин), вызывают сенсибилизацию у 35−50% пациентов [21, 45].
Перекрестная реактивность
Высокий уровень перекрестной реактивности отмечен между коровьим, овечьим и козьим молоком как результат высокой гомологичности между казеи-нами этих видов молока (идентично около 85% аминокислотной последовательности) [38]. Предполагается, что существуют общие эпитопы дляЕ, поэтому профилактика аллергии к коровьему молоку не может быть достигнута путем употребления в пищу молока других животных (козьего, овечьего и т. д.) [26]. Однако возможно развитие аллергии к козьему и овечьему молоку при толерантности к коровьему
[5].
Перекрестная реактивность между а-лактальбу-мином молока разных видов животных (коров, коз, овец и др.) возможна, но мало изучена [26]. В 10% случаев может возникать перекрестная реактивность между а-лактальбумином и р-лактоглобулином как в нативной, так и в денатурированной форме, что явля-
ется результатом идентичности участков, общих для той и другой молекулы [10]. Структура р-лактогло-булина сходна со структурой соответствующего белка других видов животных. Имеются сведения о частичной перекрестной реактивности р-лактоглобулина кобыльего и оленьего молока [40]. Также отмечена перекрестная реакция казеина с белком соевых бобов, в связи с чем при аллергии к коровьему молоку у детей до 1 года, находящихся на искусственном вскармливании, является нецелесообразным использовать соевые смеси в питании [29].
Клинические проявления и особенности естественного течения аллергии к коровьему молоку
Чаще всего аллергия к белкам коровьего молока проявляется в виде гастроинтестинального синдрома в 32−60%, а также в виде высыпаний на коже в 5- 90% случаев. Респираторные проявления регистрируются у 15−30% больных и, как правило, сочетаются с другими симптомами. Случаи анафилактических реакций, связанные с употреблением в пищу молочных продуктов, встречаются у 0,8−9% детей [32, 36].
Симптомы аллергии к белку коровьего молока появляются на первом году жизни, и в дальнейшем у большинства детей формируется толерантность к данным аллергенам. Результаты исследований, посвященных изучению естественного течения аллергии к белкам коровьего молока, свидетельствуют, что у 51% пациентов толерантность развивается к двум годам, а в возрасте 3−4 лет толерантность формируется у 80% детей [19, 37]. В то же время результаты некоторых исследований указывают на более длительный период, в течение которого могут сохраняться клинические проявления аллергии к коровьему молоку. Так, согласно данным исследования, выполненного в Израиле, к 9 годам жизни толерантность развивается менее чем у половины пациентов с IgE-опосредованной аллергией к коровьему молоку [22].
К факторам, которые могут оказывать влияние на формирование толерантности, относятся наследственная предрасположенность, возраст первого контакта с антигеном, кратность употребления и доза продукта, а также степень зрелости кишечника. Иммунные механизмы формирования толерантности связаны с уча-
стием Т-регуляторных клеток и образованием противовоспалительных цитокинов ГЬ-10 и TGF-р [6]. При этом состояние кишечной микрофлоры также может оказывать влияние на регуляцию иммунного ответа. Так, установлена способность некоторых штаммов лактобактерий индуцировать продукцию ГЬ-10 и TGF-р CD4±лимфоцитами [46].
Факторами, предрасполагающими к развитию персистирующей аллергии к коровьему молоку, являются отягощенный наследственный анамнез, а также наличие респираторных симптомов в сочетании с поливалентной сенсибилизацией к другим аллергенам [20, 27].
Согласно результатам, полученным в ходе проспективного когортного исследования, больший размер папулы при проведении кожных аллергопроб со свежим молоком коррелирует с риском развития пер-систирующей аллергии [17], однако указанные данные не нашли подтверждения в других аналогичных исследованиях [15]. Также существуют данные об ассоциации снижения уровня специфическогоЕ к коровьему молоку в сыворотке крови с развитием толерантности [42]. Некоторые авторы рассматривают в качестве предиктора персистирующего течения аллергии уровень специфическогоЕ у детей на первом году жизни — в период клинической манифестации. Так, в соответствии с результатами проспективного исследования, проведенного в Италии, среди детей, у которых аллергические проявления сохранялись до 3 лет и старше, у 68% уровень специфическогоЕ к коровьему молоку в возрасте до 1 года составлял более 3 кЕдА/л. При этом у 70% детей, имевших на первом году жизни уровень специфическогоЕ менее 3 кЕдА/л, отмечалось формирование толерантности к трем годам [35].
Также установлено, что чем меньшее количество аллергена при проведении провокационных тестов способно вызвать клинические проявления, тем более высока вероятность длительного персистирования аллергии у больного [17].
Современные исследования свидетельствуют, что наличие сенсибилизации к а81- и р-казеинам может быть предиктором формирования персистирующей аллергии независимо от возраста пациента и характера клинических проявлений [39]. Среди пациентов, у которых регистрировалось персистирующее течение
аллергии, отмечено наличие IgE преимущественно к линейным эпитопам белков коровьего молока по сравнению с уровнем IgE к нативным, конформацион-ным сайтам связывания [30, 44].
Заключение
В настоящее время изучение структурных аллергенов коровьего молока, а также закономерностей естественного течения и формирования толерантности при пищевой аллергии имеет важное теоретическое и прикладное значение. В первую очередь это позволит оптимизировать подход к индивидуальной элимина-ционной диете. Перспективным направлением является разработка молекулярных мишеней для специфической иммунотерапии, в связи с чем исследование аллергенных эпитопов белков коровьего молока имеет ключевое значение [36].
Таким образом, результаты эпидемиологических и экспериментальных исследований, посвященных изучению сенсибилизации к различным антигенам коровьего молока, послужат фундаментальным заделом для улучшения качества лечебно-профилактических мероприятий у пациентов с пищевой аллергией и повышения безопасности продуктов питания для населения.
Литература
1. Балаболкин И. И., Соснина О. Б. Пищевая аллергия у детей и подростков // Рос. аллергол. журн. 2006. № 3. С. 44−52.
2. Лусс Л. В., Репина Т. Ю. Пищевая аллергия и пищевая непереносимость: принципы диагностики и терапии // Лечащий врач. 2004. № 7. С. 16−20.
3. Фёдорова О. С. Распространенность пищевой аллергии у детей в мировом очаге описторхоза // Бюл. сиб. медицины. 2010. Т. 9, № 5. С. 102−107.
4. Фёдорова О. С., Огородова Л. М., Солодовникова О. С. и др. Пищевая аллергия у детей: аспекты эпидемиологии и естественного течения // Педиатрия. 2009. Т. 87, № 2. С. 116−125.
5. Ah-Leung S., BernardH., Bidat E. et al. Allergy to goat and sheep milk without allergy to cow'-s milk // Allergy. 2006. V. 61, № 11. P. 1358−1365.
6. Akdis M., Verhagen J., Taylor A. et al. Immune responses in healthy and allergic individuals are characterized by a fine balance between allergen-specific T regulatory 1 and T helper 2 cells // J. Exp. Med. 2004. V. 199. P. 1567−1575.
7. Anderson P.J., Brooks C.L., Berliner L.J. Functional identification of calcium binding residues in bovine alpha-lactalbumin // Biochemistry. 1997. V. 36, № 39. P. 11 648- 11 654.
8. Aymard P., Durand D., Nicolai T. The effect of temperature
and ionic strength on the dimerisation of beta-lactoglobulin // Int. J. Biol. Macromol. 1996. V. 19. P. 213−221.
9. Ball G., Shelton M.J., Walsh B.J. et al. A major continuous epitope of bovine b-lactoglobulin recognized by human IgE binding // Clin. Exp. Allergy. 1994. V. 24. P. 758−764.
10. Baroglio C., Giuffrida M.G., Cantisani A. et al. Evidence for a common epitope between bovine alpha-lactalbumin and beta-lactoglobulin // Biol. Chem. 1998. V. 379, № 12. P. 1453−1456.
11. Bernard H., Creminon C., Yvon M. et al. Specificity of the human IgE response to the different purified caseins in allergy to cow'-s milk proteins // Int. Arch. Allergy Immunol. 1998. V. 115, № 3. P. 235−244.
12. Chapman M.D., Pomes A., Breitender H. Nomenclature and structural biology of allergens // J. Allergy Clin. Immunol.
2007. V. 119. № 2. P. 414−420.
13. Chatchatee P., Jarvinen K.M., Bardina L. et al. Identification of IgE- and IgG-binding epitopes on alpha (s1)-casein: differences in patients with persistent and transient cow'-s milk allergy // J. Allergy Clin. Immunol. 2001. V. 107, № 2. P. 379−383.
14. Ehn B.M., Ekstrand B., Bengtsson U. et al. Modification of IgE-binding during heat processing of the cow'-s milk allergen beta-lactoglobulin // J. Agric. Food Chem. 2004. V. 52, № 5. P. 1398−1403.
15. Fiocchi A., Brozek J., Enemann H.S. et al. World Allergy Organization (WAO) Diagnosis and Rationale for Action against Cow'-s Milk Allergy (DRACMA) Guidelines // WAO Journal. 2010. № 4. P. 57−161.
16. Fiocchi A., Restani P., Riva E. et al. Heat treatment modifies the allergenicity of beef and bovine serum albumin // Allergy. 1998. V. 53, № 8. P. 798−802.
17. Fiocchi A., Terracciano L., Bouygue G.R. et al. Incremental prognostic factors associated with cow'-s milk allergy outcomes in infant and child referrals: the Milan Cow'-s Milk-Allergy Cohort study // Ann. Allergy Asthma Immunol.
2008. V. 101. P. 166−173.
18. Han G.D., Matsuno M., Ito S. et al. Meat allergy: investigation of potential allergenic proteins in beef // Biosci. Biotechnol. Biochem. 2000. V. 64, № 9. P. 1887−1895.
19. Hill D.J., Firer M.A. Ball G. Natural history of cows milk allergy in children: immunological outcome over 2 years // Clin. Exp. Allergy. 1993. V. 23. P. 124−131.
20. Illi S., Von Muttius E., Lau S. et al. The natural course of atopic dermatitis from birth to age 7 years and association with asthma // J. Allergol. Clin. Immunol. 2004. V. 113. P. 925−938.
21. Lara-Villoslada F., Olivares M., Xaus J. The balance between caseins and whey proteins in cow'-s milk determines its allergenicity // J. Dairy Sci. 2005. V. 88, № 5. P. 1654- 1660.
22. Levy Y. Segal N. Garty B. et al. Lessons from the clinical course of IgE-mediated cow milk allergy in Israel // Pediatr. Allergy Immunol. 2007. V. 18. P. 589−593.
23. Maynard F., JostR., Wal J.M. Human IgE binding capacity of tryptic peptides from bovine alpha-lactalbumin // Int. Arch. Allergy Immunol. 1997. V. 113 (4). P. 478−488.
24. Monaci L., Tregoat V., van Hengel A.J. et al. Milk allergens, their characteristics and their detection in food: A review // Eur. Food Research Tech. 2006 V. 223 (2). P. 149−179.
25. Permyakov E.A., Berliner L.J. Alpha-Lactalbumin: structure
and function // FEBS Lett. 2000. V. 473 (3). P. 269−274.
26. Restani P., Gaiaschi A., Plebani A. et al. Cross-reactivity between milk proteins from different animal species // Clin. Exp. Allergy. 1999. V. 29 (7). P. 997−1004.
27. Roberts G., Patel N., Levi-Schaffer F. et al. Food allergy as a risk-factor of life-threatening asthma in childhood a case-controlled study // J. Allergol. Clin. Immunol. 2003. V. 112. P. 168−174.
28. Roehr C.C., Edenharter G., Reimann S. et al. Food allergy and non-allergic food hypersensitivity in children and adolescents // Clin. Exp. Allergy. 2004. V. 34. P. 1534−1541.
29. Rozenfeld P., Docena G.H., Anon M.C. et al. Detection and identification of a soy protein component that cross-reacts with caseins from cow'-s milk // Clin. Exp. Immunol. 2002 V. 130 (1). P. 49−58.
30. Ruiter B., Tregoat V., M'-rabet L. et al. Characterization of T cell epitopes in alphas1-casein in cow'-s milk allergic, atopic and non-atopic children // Clin. Exp. Allergy. 2006. V. 36 (3). P. 303−310.
31. Saarinen K.M., Juntunen-Backman K., Kuitunen P. et al. Supplementary feeding in maternity hospitals and the risk of cow'-s milk allergy: a prospective study of 6209 infants // J. Allergy. Clin. Immunol. 1999. V. 104. P. 457−461.
32. Samson H. A. Update on food allergy // J. Allergy Clin. Immunol. 2004. V. 5. P. 805−819.
33. Schmidt D.G., Meijer R.J., Slangen C.J. et al. Raising the pH of the pepsin-catalysed hydrolysis of bovine whey proteins increases the antigenicity of the hydrolysates // Clin. Exp. Allergy. 1995. V. 25 (10). P. 1007−1017.
34. Schrander JJ, Van Den Bogart JP. Cow'-s milk protein intolerance in infants under 1 year of age: a prospective epide-miological study // Eur. J. Pediatr. 1993. V. 152. P. 640- 644.
35. Sicherer S.H., Sampson H.A. Cow'-s milk protein-specific IgE concentrations in two age groups of milk-allergic children and in children achieving clinical tolerance // Clin. Exp. Allergy. 1999. V. 29 (4). P. 507−512.
36. Skripak J.M., Nash S.D., Rowley H. et all. A randomized, double-blind, placebo-controlled study of milk oral immuno-therapy for cow'-s milk allergy // J. Allergy Clin. Immunol. 2008. V. 122, № 6. P. 1154−1160.
37. Skripak J.M., Matsui E.C., Mudd K. et al. The natural history of IgE-mediated cow'-s milk allergy // J. Allergy Clin. Immunol. 2007. V. 120. P. 1172−1177.
38. Spuergin P, Walter M, Schiltz E. et al. Allergenicity of alpha-caseins from cow, sheep, and goat // Allergy 1997. V. 52. P. 293−298
39. Spuergin P., Mueller H., Walter M. Allergenic epitopes of bovine a S1-casein recognized by human IgE and IgG // Allergy. 1996. V. 51 (5). P. 306−312.
40. Suutari T.J., Valkonen K.H., Karttunen T.J. et al. IgE cross reactivity between reindeer and bovine milk beta-lactoglobulins in cow'-s milk allergic patients // J. Investig. Allergol. Clin. Immunol. 2006. V. 16 (5). P. 296−302.
41. Swaisgood H.E. Review and update of casein chemistry // J. Dairy Sci. 1993. V. 76 (10). P. 3054−3061.
42. Vanto T., Helppila S., Juntunen-Backman K. et al. Prediction of the development of tolerance to milk in children with cow milk hypersensitivity // J. Pediatr. 2004. V. 144. P. 218- 222.
43. Vicente-Serrano J., Caballero M.L., Rodriguez-Perez R. et al. Sensitization to serum albumins in children allergic to cow'-s milk and epithelia // Pediatr. Allergy Immunol. 2007. V. 18 (6). P. 503−507.
44. Vila L., Beyer K., Jarvinen K.M. et al. Role of conformational and linear epitopes in the achievement of tolerance in cow'-s milk allergy // Clin. Exp. Allergy. 2001. V. 31. P. 1599−1606.
45. Wal J.M. Cow'-s milk proteins/allergens // Aim Allergy Asthma lmmunol. 2002. V. 89 (1). P. 3−10.
46. Weid T., Bulliard., Schiffrin E.J. Induction by a lactic acid
bacterium of a population of CD4+ T cells with low proliferative capacity that produce transforming growth factor beta and interleukin-10 // Clin. Diagn. Lab. Immunol. 2001. № 8. P. 695−701.
47. Witteman A.M., van Leeuwen J., van der Zee J. et al. Food allergens in house dust // Int. Arch. Allergy Immunol. 1995. V. 107 (4). P. 566−568.
48. Wong G.W., Mahesh P.A. Ogorodova L.M. et al. The Euro-Prevall-INCO surveys on the prevalence of food allergies in children from China, India and Russia: the study methodology // Allergy. 2009. V. 65, № 3. P. 385−390.
Поступила в редакцию 12. 05. 2011 г.
Утверждена к печати 20. 09. 2011 г.
Площадь на полосе Черно-белая печать, руб. Полноцветная печать, руб.
1/1 210×280 мм (А4) 4000 10 000
½ 2500 7500
¼ 1500 5000
1/8 1000 2500
1/16 800 1000
Текстовая реклама 50 руб. за 1 кв. см
Сведения об авторах
М. М. Федотова — аспирант кафедры факультетской педиатрии с курсом детских болезней лечебного факультета СибГМУ (г. Томск).
Л. М. Огородова — заслуженный деятель науки РФ, д-р мед. наук, профессор, член-корреспондент РАМН, зав. кафедрой факультетской педиатрии с курсом детских болезней лечебного факультета СибГМУ (г. Томск).
О. С. Федорова — канд. мед. наук, доцент кафедры факультетской педиатрии с курсом детских болезней лечебного факультета СибГМУ (г. Томск).
Т. А. Евдокимова — канд. мед. наук, докторант кафедры факультетской педиатрии с курсом детских болезней лечебного факультета СибГМУ (г. Томск).
Для корреспонденции
Федотова Марина Михайловна, тел. 8−906−956−8174- e-mail: letter. 81@mail. ru
Уважаемые рекламодатели!
На страницах журнала можно разместить рекламу о медицинских и оздоровительных организациях и учреждениях, информацию о новых лекарственных препаратах, изделиях медицинской техники, продуктах здорового питания. Приглашаем вас разместить информацию о деятельности вашего учреждения на страницах журнала в виде научной статьи, доклада или в форме рекламы.
Тарифы на размещение рекламного материала
Скидки: 2 публикации — 5%, 4 публикации — 10%, 6 публикаций — 15% 92 Бюллетень сибирской медицины, 1 6, 2011

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой