Молодежь как социокультурное явление: методологические подходы к определению системообразующего противоречия

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 008 ББК 87. 3(2)
М.И. Гомбоева
г. Чита
Молодежь как социокультурное явление: методологические подходы к определению системообразующего противоречия
Молодежь является наиболее динамичной частью общества и, составляя до трети всего населения страны, представляет собой самую многочисленную социальную группу, определяющую черты будущей социальной действительности России. Актуальность исследования данной проблемы определяется необходимостью осмысления глубинных оснований молодежной конфликтогенности, а также важностью разработки направленных действий на мобилизацию потенциала молодежи на эффективное социокультурное воспроизводство.
M.I. Gomboeva
Chita
The young people as a social and cultural phenomenon: methodological approaches to the definition of a system-defined contradiction
The young people are the most dynamic part of our society and as it constitutes a third of the whole population of Russia, it is the most numerous social group which defines the future social reality of Russia. This research is topical as it is necessary to perceive basic reasons of conflicts among the young people, as well as to work out measures to mobilize their potential for social and cultural reproduction.
Молодежь как особенное социокультурное явление заинтересовала исследователей лишь с конца XIX — начала XX вв. Это было обусловлено тем, что, по мнению ряда ученых «до ХХ в. общества не знали молодежи» [1, с. 56]. Конечно, в любом обществе всегда были люди 14 — 30летнего возраста- более того, «раньше (в доин-дустриальном обществе) их доля была во много раз выше, чем в настоящее время. Сельский паренек рано становился некрасовским „мужичком в сапогах“: в двенадцать — четырнадцать лет он уже работал в поле наряду с взрослыми. Да и женили его рано. Следовательно, он
из детства, подростка сразу „прыгал“ во взрослость. То же самое случалось с „фабричными“ пареньками и девушками из простого народа в городе» [2, с. 247]. Таким образом, взросление приходило быстро. Наблюдалась символическая, но достаточно четкая граница между стадиями «детство» и «взрослость», которую подростки пересекали, испытав «символическую смерть в качестве ребенка» через различные обряды перехода, инициации, тяжкий труд повседневности. Однако «самой же молодости (того, что по нашему определению и является сутью перехода) просто не существовало» [3, с. 48]. Поэтому можно сказать, что молодежи как особой социально-демографической группы населения со специфическими культурными ролями не существовало- были дети, подростки и взрослые.
Возникновение молодежи — «как нового социального и культурного феномена» [4, с. 39] связано с процессом индустриального развития общества. Молодежь рассматривается как отдельная когерентная группа — атрибут современного индустриального общества, возникший благодаря разделению труда и последующей индустриализации, которые обусловили изменение структуры свободного времени, способствовали увеличению ученической фазы, определили характер социокультурной дифференциации" [5, с. 122]. А затем бурное развитие техники обусловило появление молодежной культуры и субкультур [6, с. 178]. П. Сорокин выделяет не только технологические, но и социокультурные аспекты индустриализации, приведшие к формированию молодежи. В 1916 г. в работе «Кризис современной семьи» он описал, что процесс распада традиционных семейных связей привел не только к разрыву традиционных связей между родителями и детьми в рамках семьи, но и обеспечил передачу воспитательных и опекунских функций по отношению к подрастающему поколению в руки государства. Таким образом, основной причиной появления молодежи П. Сорокин считал кризис традиционной патриархальной семьи как следствие развития индустриального общества.
В ряде работ наблюдается переход от историко-этнографических подходов к исследованию молодежи к социологическому и структурно-функциональному изучению молодежи как социокультурного феномена. Именно в вышеуказанной работе П. Сорокина отразился исторический переход от рассмотрения ребенка как индивида, являющегося объектом социализации в семье, к анализу молодого поколения, молодежи в целом, как общности,
члены которой обладают сходным социальным статусом, культурным паттерном. В целом, следует заметить, что социологический подход к изучению молодежи так или иначе связан с возрастающими требованиями к специализации человека в условиях индустриального общества с усложнившимся характером труда и, как следствие, потребностью в получении образования и длительной профессиональной подготовки вне семьи. Выход из семьи и удлиняющийся период до обретения профессиональной зрелости и экономической самостоятельности можно назвать основными конституирующими характеристиками молодежной культуры.
Современные исследователи отмечают, что молодость есть отчетливая биографическая фаза, но эта фаза еще в настоящий момент существенно пролонгировалась- более того, своеобразная мода на моложавость стала характерной чертой современной культуры. В настоящее время глобальная тенденция состоит в том, что юность начинается все раньше и раньше и продолжается все дольше и дольше [7, с. 29]. Возрастные границы молодежного возраста подвергаются действию двух противоположных тенденций. Подростки раньше становятся зрелыми физически, интеллектуально- но одновременно все дольше и дольше остаются в социальном отношении «детьми» или, как их называют Ю. Р. Вишневский и В. Т. Шапко, «несовершенновзрослыми» [там же], то есть отмечается наличие инфантилизма, что отражается и в культуре.
Серьезные и активные попытки осмысления понятий «молодость», «молодежь» и «молодое поколение» предпринимались учеными на протяжении всего ХХ в. В ходе этого процесса отношение к молодежи претерпело значительные изменения: от представления о ней как о категории «не взрослых», до выделения ее в самостоятельную социально-демографическую группу, признание ее социокультурным феноменом. Это нашло свое отражение и в спорах об институциализации самостоятельной науки о молодежи. Еще в 1974 г. С. Н. Иконникова писала: «Пока следует говорить скорее о необходимости такой теории, нежели о ее наличии» [8, с. 12]. А в 1999 г. В. В. Павловский писал о становлении новой, базовой науки о молодежи — ювенологии [9].
В настоящее время основные теоретические, методологические аспекты исследования молодежи рассматриваются в интердисциплинарном ключе, а отдельные аспекты — в поле зрения целого комплекса социально-гуманитарных наук, таких как культурология, социальная философия, политология, психология, педагогика
и ряда других. Ведутся дебаты о необходимости введения практических отраслей, например, таких, как ювенальная юстиция. Из многочисленных определений молодежи одно из первых принадлежит В. Т. Лисовскому, который писал: «Молодежь — поколение людей, проходящих стадию социализации, усваивающих, а в более зрелом возрасте уже усвоивших, образовательные, профессиональные, культурные и другие социальные функции- в зависимости от конкретных исторических условий возрастные критерии молодежи могут колебаться от 16 до 30 лет» [10, с. 32]. Позже, в 1975 г. он пишет: «Молодежь — специфическая социально-демографическая общественная группа, имеющая общие социально-психологические особенности и ориентации, обусловленные характером социальных отношений данного периода развития общества» [11, с. 42].
В более узком, социологическом смысле, молодежь — это социально-демографическая группа, выделяемая на основе обусловленных возрастом особенностей социального положения молодых людей, их места и функций в социальной структуре общества, специфичностью интересов и ценностей. К молодежи обычно относят людей в возрасте 16 — 30 лет [12, с. 421].
Анализ многочисленных подходов и принципов определения содержания понятия «молодежь» провели Ю. Р. Вишневский и В. Т. Шапко. Они обобщили существующие в литературе определения к изучению понятия «молодежь» [13, с. 243−244]:
— психофизиологический подход: молодость рассматривается как период развития человеческой личности между половой зрелостью и полной зрелостью-
— социально-психологический подход: молодежь — «определенный возраст со своими социобиологическими и психологическими отношениями, а вследствие этого — всеми особенностями возрастного класса" —
— конфликтологический подход: молодость
— это «трудный, полный стрессов и чрезвычайно важный период жизни" — «длящийся конфликт между индивидом и обществом" — «проблемная стадия в развитии человека" —
— ролевой подход: молодость — это «особая поведенческая фаза в жизни людей, когда они более не играют роли ребенка и в то же время не являются полноправными носителями ролей взрослого" —
— субкультурный подход: молодежь — это группа со своим специфическим образом жизни, стилем поведения, культурными нормами и ценностями-
— стратификационный подход: молодежь — это особая социально-демографическая группа, ограниченная возрастными рамками, со специфическими социальными позициями, статусом и ролями-
— социализационный подход: молодость — это период социального роста, первичной социализации-
— интеракционистский подход: молодость
— это одно из трех состояний души, присущих каждому человеку. В отличие от состояния «родитель» (ориентация на нормативное поведение) и «взрослый» (ориентация на принятие разумных решений) оно проявляется в спонтанности, непосредственности, нестандартности поведения-
— субъективный подход: молодость — это особое мироощущение, устремленность в будущее, оптимизм, жизнелюбие, жажда деятельности, ощущение себя молодым вне зависимости от реального возраста-
— процессуальный подход: молодые — это те, кто не завершен, не интегрирован, находится в состоянии становления, формирования.
Каждое из этих определений, отражая неполноту исследовательского подхода, считают Ю. Р. Вишневский и В. Т. Шапко, обладает тем достоинством, которое позволяет зафиксировать реальные и значимые стороны феномена молодежи, однако содержание многих определений совпадает по смыслу и функциональной определенности. В целом операциональная значимость понятий носит ограниченный характер.
Существуют в современной литературе и постмодернистские подходы к осмыслению феномена молодежи, которые обобщила Е. Омельченко [14, с. 164]. На основе анализа научной и популярной литературы автор выявила наиболее распространенные пять нарративов, выражающие отношение общества к молодежи:
— «молодежь как зависть»: происходит дифференциация и фрагментация молодежных жизненных стилей-
— «молодежь как страх»: социокультурное и психологическое неприятие молодежи, отторжение ее ценностей и идеалов, представление о молодежи как угрозе привычным нормам традиционально-патриар-хального мира «взрослых» и т. п. -
— «молодежь как надежда»: с молодежью связываются самые лучшие идеи будущего социального устройства мира, жизнь взрослых рассматривается как некий залог будущего счастья детей. Ныне живущая молодежь приобретает некоторые преимущества перед взрослыми, поскольку именно она уже сегодня несет в себе «светлое» завтра и т. п. -
— «молодежь как символ»: этот подход характерен для творческого, философского и художественно-литературного осмысления молодости. В его рамках возможно соединение всех предыдущих, но не на реальном, а символическом уровне-
— «как проблема»: молодежь — источник социальных и культурных конфликтов, угроза существующему и будущему социальному порядку, причина криминализации общества, источник болезней общества и моральных паник и т. д.
Многочисленные концепции и подходы к научному исследованию молодежи обобщил И. С. Кон, акцентировав свое внимание на продуктивность двух подходов к анализу молодежи. Первый из них предполагает, что свойства молодости или юности имеют своей основой закономерности определенной фазы онтогенеза, более или менее универсальный набор культурных проявлений, связанных с половым созреванием, социальным самоопределением и т. д. В этом случае: «Возрастные категории суть нормативные определения культуры, которые задают людям определенную модель поведения» [15, с. 12]. Другой подход рассматривает молодежь с позиций социального конструктивизма как социокультурную категорию, как специфический социокультурный феномен, чьи характеристики и функции обусловлены спецификой субкультуры и моделирующими особенностями общества, в котором она существует.
Современная молодежь образовалась на основе двух встречных процессов. Это, во-первых, биологический процесс акселерации, которое ознаменует более раннее окончание детства, и, во-вторых, более поздние сроки вступления в профессиональную жизнь, связанные с более длительным периодом учебы. Именно этот промежуточный возраст, «когда детство кончилось, а ответственная, обремененная профессиональными, семейными заботами взрослость не наступила, и называется молодостью» [16, с. 247].
Выполнение данной демографической группой населения особых задач в общественном развитии связано с его двумя яркими онтологическими характеристиками одного системообразующего противоречия: способностью к инноватике и неполнотой средств для ее выражения. В литературе подчеркивается лишь одна из сущностных характеристик молодежи
— это ее инновационный потенциал. С молодежью (с ее онтологическими характеристиками) связываются социокультурные изменения, направленные на обновление, усовершенствование и, следовательно, обеспечивающие даль-
нейшее развитие культуры и общества. Об инновационной, обновленческой роли молодежи в первой половине ХХ в. писали К. Манхейм, Ч. Рейч и др., а в настоящее время И. Ильинский,
В. Чупров, С. Левикова и др. отмечают возрастание значимости инновационной роли молодежи.
Менее исследованной характеристикой является депривация как недостаток ресурсов и реакция на неполноту бытия. Наряду с явным инновационным потенциалом необходимо указывать на наличие мощной латентной де-привационной реакции современной молодежи на свой статус и функции в обществе. Под депривацией (от лат. Deprivatio — лишение- англ. deprivation — потеря, лишение [17, с. 263]) понимается ограничение, лишение, потеря, утрата базовых экономических, социальных и культурных потребностей и благ- а также недостаточность условий, необходимых для нормальной жизни. В целом это состояние, при котором люди испытывают недостаток того, в чем они нуждаются.
Согласно словарю Коллинза, культурная депривация — это отсутствие соответствующих культурных ресурсов [17, с. 357] и соответствующая реакция.
В сложившейся исследовательской практике депривация рассматривается с феноменологической точки зрения, как некий недостаток, существенно влияющий на поведение системы. В связи с осмыслением протестных форм поведения людей депривация рассматривается как мотивирующее данное поведение представления о несправедливом распределении ценностей, ограничение доступа к социальным благам, порождающее недовольство и готовность к определенным действиям. Иногда при изучении девиантности, нищеты и бедности депривация рассматривается как причина этих явлений, как недоступность базовых материальных (жилье, пища, продукты питания, предметам первой необходимости и т. д.) и социальных благ (здравоохранение, образование и др.).
Видимо, депривация — явление достаточно распространенное и характерное в той или иной мере всем стратам и гендерным проявлениям общества. Однако именно для молодежи характерно наиболее яркое ее проявление. Можно сказать, что молодежь по сравнению с другими социально-демографическими группами больше других групп подвержена депри-вационным процессам. Современная молодежь все чаще оказывается в ситуациях, когда в ходе жизнедеятельности испытывает недостаток в ресурсах экономического, социального, куль-
турного и иного другого характера. С одной стороны, современное возрастание темпов социокультурных изменений усиливает неравномерность развития разных сфер общества, общества и культуры.
Одной из особенностей молодежи является то, что биологически, психофизиологически молодой индивид взрослеет раньше, чем нравственно или социально, а современные процессы интенсификации производства в широком смысле и акселерации еще более углубляют данную неравномерность. Наличие разницы в характере изменений в культуре и в социальных отношениях обуславливает несоответствие культурных ресурсов и самой возможности воспроизводить их содержание. С другой стороны, усиливается асинхрония этапов и выполняемых функций в развитии и становлении молодого человека. Молодежь испытывает недостаток и отсутствие ресурсов культурного духовного характера, необходимых для придания человеку необходимой устойчивости.
В результате взаимного усиления вышеуказанных тенденций: способность к инноватике и недостаток ресурсов для ее реализации — развивается еще один механизм приспособления к запросам времени — компенсаторный, что в целом увеличивает асинхронность социальных культурных ролей молодого человека. На самом деле с ростом темпов современных социокультурных изменений увеличивается и неполнота значимых ресурсов. В этом случае депривация как разносторонняя реакция на неполноту бытия, становится важной характеристикой жизнедеятельности молодого человека, возрастающая до состояния системообразующего противоречия. Это, в свою очередь, приводит к росту внутренней напряженности, обострению конфликтогенности молодежи, росту дезорганизации в обществе в целом.
Молодежь окончательно сформировалась как крупное и значительное явление в начале ХХ в., обрела определенную социокультурную автономность и увеличила свое влияние на общество и культуру. Как более активная, динамичная, открытая инновациям и менее привязанная к традициям категория населения, она более чем другие ориентирована на будущее, на преобразование и поиск нового. Однако при этом молодежь заключает в себе скрытое противоречие, ощущая дефицит значимых ресурсов культуры и общества, обусловленный спецификой современной культуры, наиболее остро и непосредственно реагирует на данное противоречие.
Именно поэтому противоречивая сущность молодежи нашла отражение в характеристиках ее ролевой специфики. «Обновленческий» потенциал молодости подчеркивал К. Манхейм- М. Мид отводила молодежи роль «социального бульдозера" — «носителем новых программ и идей», «социального аккумулято-
ра трансформаций» видел ее И. Ильинский. Молодежь опасаются, ее рассматривают как «источник социальных и культурных конфликтов, как угроза существующему и будущему порядку, как причину криминализации общества, источник болезней и моральных паник» [3].
Библиографический список
1. Ильин, В. В. Философия политики [Текст] /
B.В. Ильин, А. С. Панарин. — М., 1994. — С. 247.
2. Омельченко, Е. Молодежные культуры и субкультуры [Текст] / Е. Омельченко. — М., 2000.
3. Левикова, С. И. Молодежная субкультура [Текст] / С. И. Левикова. — М., 2004. — С. 39.
5. Социология молодежи в контексте социальной работы [Текст]. — Саратов, 2004. — С. 122
5. Левикова, С. И. Место техники в системе ценностей молодежной культуры [Текст] /
C.И. Левикова // Общественные науки и современность. — 2001. — № 4. — С. 178.
6. Вишневский, Ю. Р. Парадоксальный молодой человек [Текст] / Ю. Р. Вишневский, В. Т. Шапко // Социологические исследования. — 2006. — № 6. — С. 29.
7. Иконникова, С. Н. Молодежь: Социологический и социально-психологический анализ [Текст] /
С. Н. Иконникова. — Ленинград, 1974. — С. 12.
8. См.: Павловский, В. В. Ювенология: становление науки о молодежи [Текст] / В. В. Павловский. — Красноярск, 1997- Павловский, В. В. Социология молодежи и ювенология [Текст] / В. В. Павловский // Социологические исследования. — 1999.
— № 5. — С. 46 — 52- Павловский, В. В. Ювенология: проект интегративной нау-
ки о молодежи [Текст] / В. В. Павловский. — М., 2001.
9. Социология молодежи [Текст]. — СПб., 1996. — С. З2.
10. Лисовский, В. Т. Когда наступает взрослость… [Текст] / В. Т. Лисовский // Молодежь и современность. — Л.: Знание, 1975. — С. 40.
11. Энциклопедический социологический словарь [Текст] / под общ. ред. Г. В. Осипова. М. — ИСПИ РАН. — 1995. — С. 421.
12. Вишневский, Ю. Р. Современная российская молодежь: методология изучения [Текст] / Ю. Р. Вишневский, В. Т. Шапко // Молодежь и общество на рубеже веков. — М., 1999. — С. 24З — 244.
13. Омельченко Е. Молодежные культуры и субкультуры [Текст] / Е. Омельченко. — М., 2000.
14. Молодежь в современном мире: проблемы и суждения [Текст]: материалы круглого стола // Вопросы философии. — 1990. — № 5. — С. 12.
15. Ильин, В. В. Философия политики [Текст] / В. В. Ильин, А. С. Панарин. — М., 1994. — С. 247.
16. Мюллер, В.К. Англо-русский словарь: 5З000 слов [Текст] / В. К. Мюллер. — М., 1981. — С. 20З.
17. Большой толковый социологический словарь (Collins). Т 1. — М., 1999. — С. З57.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой