Актуальные аспекты социологического подхода к проблематике информационной безопасности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А. А. Марков
АКТУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДА К ПРОБЛЕМАТИКЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Социальные технологии присутствуют практически во всех процессах социальной динамики: индивидуального, группового и межгруппового взаимодействия. Ряд петербургских социологов полагает, что в широком смысле этого понятия социальные технологии представляют собой особый вид социальной теории, которая после осмысления вопросов о качественной и количественной определенности изучаемого общественного явления ставит и обосновывает вопрос о том, как, каким образом и в какой последовательности возможны специфические операции с результатами познавательной деятельности [8, с. 18]. Очевидно, что социальные технологии затрагивают все стороны социальных явлений.
Социальные технологии могут быть связаны с технологиями производства, обработки и изучения информационных процессов. В этом отношении они характеризуют социальную информдинамику. По мнению цитировавшихся выше ученых, здесь явным образом прослеживается выход на новый уровень обществознания — операциональное когнитивное обществознание. В этой области во главу угла ставятся информационные связи социального субъекта. И тогда включенными в эту область будут такие сферы, как социология массовых коммуникаций, Public Relations, техника и методика делового обучения. Информационное взаимодействие социальных субъектов создает новый тип социальной реальности и требует новых методов и новых парадигм познания [8, с. 18].
Информационная безопасность — относительно новое понятие. Оно вошло в нашу жизнь первоначально как производное кибернетического направления научно-технической революции. Поэтому проблемы информационной безопасности вначале изучались и исследовались специалистами технических наук, где информационная безопасность воспринималась как основа защиты от происходящих сбоев, поломок, вирусных заражений и т. п. внутри развивающихся информационно-коммуникационных технологий. Зона внимания к проблемам информационной безопасности расширилась, когда встали вопросы несанкционированного доступа, промышленного шпионажа, умышленного повреждения информатизационных систем и пр., что определило изучение феномена информационной безопасности со стороны правоведов и экономистов. Позже с потенциальным и реальным ростом внешних информационных угроз, напрямую затрагивавших и национальную безопасность, проблемами обеспечения информационной безопасности заинтересовались политологи. Когда информационное общество в России из абстракции стало приобретать зримые очертания, стало понятно, что наряду с благами такого общества в информационной сфере содержатся негативные субстанции, способные отрицательно воздействовать на интересы этого общества и его членов, и проблематикой информационной безопасности занялась социология.
В настоящее время, на наш взгляд, мы видим постепенное и неуклонное перетекание основных проблем, связанных с обеспечением информационной безопасности, именно в социальную плоскость, когда, например, та же технико-технологическая часть информационной безопасности все больше осложняется социальными причинами своего
© А. А. Марков, 2010
происхождения. Так, хакеры представляют собой прежде всего социальное явление. Хотя объектом их действий являются информационно-коммуникационные, технические, информатизационные, компьютерные средства, сами действия лежат в области социального изучения.
Или же возьмем проблемы обеспечения технической информационной защиты в организациях, где, как уже отмечалось выше, все большую угрозу надежности такого обеспечения представляют не столько технические элементы (вирусы, спам, сбой и др.), сколько халатность, некомпетентность, корыстные побуждения персонала, отсутствие в нем должной корпоративной культуры, ответственности за порученное дело и т. д., что является опять же предметом социологического изучения. Что же касается исследования психофизической составляющей информационной безопасности, то она, несомненно, соотнесена полностью с социологическим подходом в ее изучении.
Все это позволяет говорить о том, что информационная безопасность во многих своих аспектах и проявлениях на сегодняшний день является достаточно актуальной и одновременно малоисследованной социологической темой. В контексте настоящей работы мы можем представить информационную безопасность как совершенно уникальную социальную технологию, представляющую несомненный интерес непосредственно как феноменальное явление и в то же время как многофункциональное средство защиты интересов личности и общества от деструктивного воздействия на них со стороны современных информационных процессов и их продуктов в постиндустриальную эпоху.
Канадский философ М. Маклюэн в своей социокультурной модели полагал, что технологии коммуникации определяют восприятие людьми окружающей действительности как объективной реальности [5]. К. Ясперс, один из основателей экзистенциализма, видел между общением и коммуникацией тождество, а в самой коммуникации — смысл человеческого существования [1]. Русский философ М. М. Бахтин считал, что любая идея интериндивидуальна и интерсубъективна и живет не в рамках замкнутого индивидуально-атомарного сознания, а в пространстве коммуникации между сознаниями и личностями [3].
В настоящее время процессы коммуникации, коммуникационные личностные, межличностные, групповые и межгрупповые контакты усложнились предельно. Современное общество, опутанное информационно-коммуникационными сетями, воспринимает содержащиеся в них информационные потоки по-разному: от возбуждения до отвращения. К. М. Оганян отмечает, что опыт, социальное положение, обстановка определяют пассивное или критико-рефлексивное отношение людей к массовой информации. И в этой связи «информационное общество… созидается посредством массовых коммуникаций, объединяющих и/или разъединяющих людей на группы в связи с различиями в отношении к массовой информации или знаковым предметам престижного потребления. Информационное общество конструируется МК за счет создания для масс картины мира, имиджа и образа жизни той или иной отдельной общности, трансляции от поколения к поколению культурных ценностей, предоставления массовой аудитории развлекательной и мотивирующей информации. Взаимодействуя с индивидом, семьей, системой образования, улицей, индустрией арт-шоубизнеса, МК доминирует в формировании имиджа каждого нового поколения, в социальных представлениях людей» [8, с. 346−347].
Информационно-коммуникационные технологии сегодня являются доминантами коммуникаций. Они определяют характер, взаимозависимость, объемы и форматы всех форм общения и обмена, тем самым выражая свой лидирующий статус самой прогрессивной коммуникативной формы, созданной человеческой цивилизацией до сего вре-
мени. В то же время, являясь и социально связующей системой общения индивидов и социумов, эти технологии имеют ярко выраженный социальный статус. Цитировавшийся выше К. М. Оганян, на наш взгляд, в целом верно отмечает, что «информационные технологии, начиная с радио, электронных средств ТВ и до Интернет — ???, отменили чтение, выдвинули на первое место визуальные образы (им), вовлекающие огромные массы людей в единое зрелищное представление, активируя слух и воображение, сенсорику тактильности, психоэнергетики, реставрируя „неоархаику“ — первобытные чувства и эмоции, от которых человечество удалилось благодаря изобретению грамотности. Мир становится глобальной деревней благодаря тотальным (массовым) коммуникациям: локальное, например болезнь президента или его поведение, становится достоянием масс, а массовое и публичное безжалостно вторгается в локальное, приватное и интимное, определяя семейную и внутреннюю жизнь каждого из нас» [8, с. 333].
Актуальность вывода о преимущественном социологическом подходе к изучению проблем, связанных с обеспечением информационной безопасности, подтверждают не только мнения ученых, но и результаты проведенных автором социологических исследований с целью выяснения, какие информационные угрозы считаются российским обществом наиболее значимыми.
Проведенным опросом1 было выявлено 10 наиболее, на взгляд респондентов, опасных информационных угроз, которые отображены на рис. 1.
Из общего числа респондентов мужчины составили 35%, женщины — 65%. Возрастной ценз определился следующим образом: до 20 лет — 20−30 лет — 638 человек, 30−40 лет — 94 человека, 40−50 лет — 66 человек, после 50 лет — 12 человек. Самая многочисленная аудитория — студенты (611 человек).
Ответы распределились следующим образом (по нисходящей опасности информационных угроз): СМИ — 316, Интернет — 299, черный РИ- 64, вирусы — 37, слухи, сплетни — 28, сбои программ — 25, хакеры — 21, информатаки врагов России — 9, несанкционированный доступ в ПК — 6, иное — 5.
Аналогичный опрос в целях сравнительного анализа — отличаются ли мнения горожан российского мегаполиса от мнений жителей провинции, — был проведен в ряде городов России2. Результаты этого опроса приведены на рис. 2.
Из общего числа респондентов мужчины составили 42%, женщины — 58%. Возрастной ценз определился следующим образом: до 20 лет, 20−30 лет- 136 человек, 3040 лет — 105 человек, 40−50 лет — 48 человек, после 50 лет — 11 человек. Самая многочисленная аудитория -работающие с высшим образованием (207 человек).
Ответы распределились следующим образом (по нисходящей опасности информационных угроз): СМИ — 86, Интернет — 80, вирусы — 61, сбои программ — 20, хакеры — 16, черный РИ-15, иное -22.
1 В проведении данного опроса (в том числе, и в качестве респондентов) приняли участие студенты Российского государственного гидрометеорологического университета (56 человек), Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета (657 человек), Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики (49 человек), Санкт-Петербургской академии управления и экономики (48 человек). Всего — 810 респондентов. Опрос проводился на территории Санкт-Петербурга в период с 1 по 16 ноября 2009 г.
2Опрос проводился в городах Брянске, Ростове, Ульяновске, Салавате (Башкортостан), Когалы (Ханты-Мансийский А О Тюменской обл.), Тольятти, Набережных Челнах, Новом Уренгое, Красноярске, Норильске, Смоленске, Сыктывкаре и Киришах (Ленинградская обл.). В каждом городе опрашивалось до 20−30 человек. Всего — 300 респондентов. Помощь и участие в проведении данного опроса автору оказали иногородние студенты Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета.
§
т
СИ
о
0
3!
X
о
п.
о
0
О-
§
0 0 т
1
? СМИ
? Интернет
? Черный РР
? Вирусы
? Слухи, сплетни
? Сбои программ
? Хакеры
? Информ. атаки России
? Несанкционированный доступ в ПК ¦ Иное
Рис. 1.
Несмотря на некую разницу в приведенных выше данных обоих опросов, очевидно одно: наибольшую озабоченность респондентов вызывают нынешнее состояние СМИ и Интернета, оставившее все остальные позиции далеко внизу (единственное, что можно выделить: в провинции ближе всего к первым двум позициям стоят вирусные угрозы, что можно объяснить отсутствием надежных программ и сервиса в защите ПК в провинциальной России). Ни хакерство, ни технические проблемы (сбои, поломки, выход из строя, несанкционированный доступ) особого беспокойства у респондентов не вызывают. Любопытно появление — правда, в небольших величинах — РЯ как источника информационной угрозы. Думается, здесь свою роль играет некая инерция сознания, связанная с недавним прошлым, когда так называемый «черный РЯ» в самом деле оказывал негативное воздействие на общественное мнение в различных своих проявлениях, чаще всего связанных с политическими коллизиями и предвыборной борьбой.
Среди причин, почему СМИ представляют повышенную информационную угрозу, многие опрошенные отметили агрессивность, пошлость, эротичность, примитивизм многих информационных продуктов СМИ. Приведены примеры: самыми развращающими проектами на телевидении названы «Дом-2» (ТНТ) и «Секс с Текилой» (МТВ). Последний проект посвящен пропаганде бисексуальных отношений. Самой развращающей нравы современных россиян печатной продукцией названы газеты «Мегаполис-экспресс» и «Спид-Инфо». Примечательно, что последнее издание позиционирует себя как «лучшее развлекательное издание России"3.
3 В № 20 за октябрь 2009 г. в «Спид-Инфо» можно выделить, не обращая внимания на прочие пошлые и алогичные тексты, заголовок на последней странице «На яйцах перхоти не место!» и изображения гениталий, снимающие все вопросы относительно асоциальной направленности этой газеты.
90
В Интернет? Черный РР
? Вирусы ИИное
? Сбои программы
Рис. 2.
Интернет, по мнению респондентов, является угрозой потому, что в нем предельно доступны порнографические сайты, сайты, демонстрирующие жестокость, пытки и насилие, сайты, обучающие негативному, асоциальному и криминальному поведению, сайты, пропагандирующие человеконенавистнические идеи, идеи доминирования одной нации над другой, националистические, фанатически-религиозные и др.
Остальные позиции, на взгляд респондентов, относятся к случайным фактам их жизнедеятельности и не оказывают постоянного негативного воздействия, к тому же многие респонденты сами не сталкивались с такими угрозами и предполагают их наличие потенциально, как явление, не отягощенное собственным эмпирическим познанием.
Заметим, что практически никто из респондентов не отметил среди угроз происходящие из внешних и глобальных источников, за исключением «группы мегаполис», которые частично отметили в перечне угроз «информационные атаки врагов России». На наш взгляд, это связано с тем, что большинство российских граждан в повседневной жизни не сталкиваются с угрозами, имеющими национальный или глобальный характер. В представлении респондентов они если и существуют, то применительно к ним иррациональны. Людей куда больше волнует то, что происходит с ними, в их семьях, окружении, что деструктивно сказывается на их социальной жизни. И в этом плане людей прежде всего волнует нравственное и психическое здоровье их самих, их детей и близких, друзей и сослуживцев, поэтому они отмечают в качестве угроз психическому и нравственному благополучию то, с чем сталкиваются чаще всего в своей информационной сфере.
Таким образом, очевидно, что и респонденты мегаполиса, и российской провин-
ции (а география проведенного опроса позволяет судить об общероссийском отношении общества к заявленной проблеме) на первые места информационных угроз, которые они ощущают как реальные, ставят деятельность СМИ и Интернета как самых востребованных информационно-коммуникационных продуктов, с которыми имеют постоянный потребительский контакт. И характер этих угроз прямо связан с психофизическими аспектами информационной безопасности и имеет социальную направленность.
На наш взгляд, к источникам подобных угроз следует отнести не указанные в опросах, однако имеющие непосредственное отношение к общественным массовым коммуникациям явления такие, как публичные зрелища, публичные квазиучения и квазиидеологии, реклама.
Культурные, нравственные, моральные, этические нормы зачастую во многих публичных зрелищах отнесены на задний план. Эротичность и пошлость непременно входят в постановочный репертуар большинства театров и — что особенно тревожно — даже в репертуар детских и юношеских театров. Так, в дни зимних школьных каникул 2008 г. Санкт-Петербургский театр юного зрителя (ТЮЗ) им. А. А. Брянцева предложил школьникам и подросткам следующие спектакли: 2. 01. — «Чужая жена и муж под кроватью" — 3. 01. — «Пока муж ловил треску" — 4. 01. — «Заложники любви" — 5. 01. — «Шашни старого козла», «Заложники любви» (малая сцена) — 6. 01. — «Старая дева» [7]. Совершенно очевидно, что подобный репертуар не несет в себе позитивной и воспитательной нагрузки, зато явно учит формирующуюся психику подростка определенным знаниям, которые сложно назвать в данном возрасте полезными.
Что касается рекламы, то сегодня функциональная значимость рекламы намного превышена конъюнктурно-коммерческой интеграцией в массовое сознание. При этом, несмотря на негативное отношение большей части общества к объемам рекламы в средствах массовой информации, ее поток увеличивается. По мнению болгарского исследователя Сони Миладиновой, «социологические исследования, которые проводились с целью увеличения воздействия рекламы, дали понять, что реклама превращается в канал управления производством, в фактор системы социальной информации» [6].
Определенный вред психике индивидуума наносится тем, что из «афиши товара» реклама превратилась в уродливую диктатуру навязчиво повторяющихся плоских шаблонов и клише образцов стилей жизни. Чрезмерная насыщенность рекламой, особенно электронных средств СМИ, не только раздражает зрительскую аудиторию, но и заставляет субъекта подсознательно впитывать ее стереотипы, фон, навязчивость. В наибольшей степени это свойственно детям и подросткам, чаще проводящим время у телеэкранов, ибо невольно на рекламе акцентируются все психические и психосоматические центры индивида, память, слух, зрение, отвлекая подобным образом интеллектуальный ресурс личности и загружая сознание рекламным мусором.
Особенно вредна реклама для детей, что уже отмечается психологами. Дети, имеющие обостренное любопытство и восприимчивость к любой информации как естественные признаки активного познавания окружающей действительности, чутко реагируют на любую слышимую и визуально наблюдаемую информацию. Неоднократно повторяющаяся реклама, к тому же со всей возможной назойливостью расположенная на улицах, в метро, в других общественных местах, отпечатывается в детском сознании как безусловная реальность, ребенок непроизвольно запоминает наизусть незамысловатые рекламные тексты, но с трудом может запомнить детские стихи, порой он начинает и мыслить рекламной фразеологией («райское наслаждение», «масса удовольствия», «сыт и доволен», «кто не знает, тот отдыхает» и пр.). Ребенок может стать психологиче-
ски зависимым от навязчивой рекламы, испытывая в ней потребность как в постоянной необходимой информации. Говоря словами Ю. А. Александровского, «одним из важнейших условий возникновения пограничных форм нервно-психических расстройств является несоответствие имеющихся у человека социальных и биологических возможностей для переработки информации скорости ее поступления и количеству, которое в этих случаях может быть как избыточным, так и недостаточным. Это несоответствие нередко служит непосредственной причиной разнообразных нарушений упорядоченных коммуникационных отношений человека» [2].
Реклама способна формировать в психике и поведении личности иждивенчески-пассивное и потребительское отношение к действительности. Упрощая нормативные ориентиры индивида, сводя их к потребительским ощущениям, реклама воздействует на людей, не обладающих критическим анализом реальности как защитной реакцией сознания на рекламные фетиши. Поэтому такие люди, особенно несовершеннолетние, бессознательно усваивают и доверяют рекламе, подгоняя под рекламные стандарты свое поведение, образ существования, манеры общения и т. д.
Особой темы заслуживают тиражируемые средствами массовой коммуникации те или иные идеологические установки. Разумеется, на фоне идеологического вакуума в России появляются иные идеологии, заменяющие государственную идеологию. К криминальной идеологии, являющейся одним из таких идеологических суррогатов, естественным образом примыкают идеологии сектантские и националистические.
Длительное время поддерживавшийся государством атеизм, отстраненность православной церкви от источников массовой коммуникации привели к определенному снижению влияния церкви в России. Это вызвало значительный рост общин и сект различного толка, исповедующих самые разнообразные религиозные учения, объединенные лишь одной направленностью — антиправославием. Распространение квазире-лигиозных учений, несомненно, следует связать с характерными для нашего трансформирующегося времени духовной опустошенностью, отсутствием у людей смыслообразующих ценностей, потерей нравственной, социальной ориентировки собственной личности. Верно определяет эту ситуацию Ф. В. Кондратьев: «Распространение новых сект и псевдорелигий заполняет сорняками наше традиционное культурное и религиозное поле, содержит социальный вред, причиняет страдания близким вовлеченных в секты и наносит ущерб здоровью последних. Для противопоставления этому распространению требуются объединенные усилия представителей всех гуманитарных профессий, включая деятелей культуры и религии, социологов и психологов, психиатров и юристов с широким использованием средств массовой информации» [4].
Современная Россия наполнена полулегальными и тайными организациями и сектами, братствами и группами мистического, фанатического и сатанинского толка, разрешающих не только человеческие жертвоприношения в обрядах и культах данных сект, но и оправдывающие, пропагандирующие неповиновение и сопротивление власти, ритуальные убийства, жестокость, насилие как основу жизнедеятельности подобных лжеучений. Особенную опасность представляет вовлечение в данные сектантские сообщества несовершеннолетних, которые наиболее восприимчивы к идеологиям, заключающим в себе таинственное и опасное, несущим смысловую нагрузку в разрушении моральных, нравственных и культурных традиционных ценностей общества как осознанном самовыражении протеста против этих ценностей.
Очевидно, что как существо социальное, личность не может существовать без какой-либо значимой идеи. Поиск национальной идеи — вот то, к чему стремится общественная мысль. При этом отсутствие выраженной и целенаправленной государственной
доктрины позволяет олицетворять национальную идею в ее искаженных или крайних националистических формах.
Перечисленные нами факторы и источники информационных угроз реальны и способны существенно скорректировать нормы морали и поведения личности и неустойчивой части общества, различных социальных и возрастных групп. Поэтому так важен акцент на исследование проблем информационной безопасности личности и общества в социологическом формате.
Литература
1. Jaspers K. Der philosophische Glaube angesicht der Ofienbarung. Munchen, 1963.
2. Александровский Ю. А. Состояние психической дезадаптации и их компенсации (пограничные нервно-психические расстройства). М.: Наука, 1976. С. 48.
3. Бахтин М. М. К теории речевых жанров // Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1986.
4. Кондратьев Ф. В. Квазирелигиозные учения и психическое здоровье // Безопасность и здоровье нации в аспекте преступности. М.: Криминологическая ассоциация, 1996. С. 81.
5. Маклюэн М. Галактика Гуттенберга: Становление человека печатающего. М.: Академический проект, 2005.
6. Миладинова С. Телевизионная реклама — перспектива развития. Л.: ЛГУ, 1989. С. 41.
7. Панорама Т В. 2007. № 52 (753).
8. Социальные технологии и современное общество: Сб. науч. трудов / Под ред. К. М. Оганяна. СПб.: СПбГИЭУ, 2008. 578с.
Статья поступила в редакцию 26 июля 2010 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой