Молодежь в транзитивном российском обществе 1990-2000-х годов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Ильяшенко Алексей Николаевич
доктор юридических наук, профессор, заместитель начальника Краснодарского университета МВД России по научной работе
(тел.: 88 612 584 050)
Молодежь в транзитивном российском обществе 1990−2000-х годов
Аннотация
В статье рассматривается проблема воздействия процесса становления транзитивного общества в России на молодежь как особую социально-демографическую группу Автор рассматривает специфику социализации и социального развития российской молодежи в современных условиях и приходит к выводу о наличии дисфункциональности данных процессов, приводящей к возникновению социальной базы экстремизма в молодежной среде.
Annotation
In this article the problem of influence of process of formation of a transitive society in Russia on the youth as special socially-demographic group is considered. The author considers specificity of socialization and social development of the Russian youth in modern conditions and concludes about a presence of dysfunction of the given processes, leading to occurrence of a social base of extremism in the youth environment.
Ключевые слова: молодежь, социализация, социальное развитие, транзитивное общество, экстремизм.
Key words: youth, socialization, social development, transitive society, extremism.
В настоящее время становится очевидным, что Россия не может оставаться в стороне от процесса становления глобального информационного общества, являясь частью мировой системы. Именно так произошло в конце XX — начале XXI в. Однако для нашей страны процесс перехода к новому типу общества осложняется рядом факторов, в числе которых экономическая нестабильность, технологическое отставание от развитых стран, коррупция, правовой нигилизм значительной части населения, резкое экономическое расслоение общества, значительная дифференциация регионов, доминирование столиц (Москвы и Санкт-Петербурга) над остальными регионами в технологическом, информационном аспектах и т. д.
Характеризуя социальную, политическую, экономическую, культурную ситуацию в России конца XX — начале XXI в., ряд исследователей применяют термины & quot-транзиция"-, & quot-транзитивное общество& quot-. Д. Ж. Маркович отмечает, что в самом общем смысле понятие & quot-транзиция"- обозначает изменения в обществе, преобразование, переход из одного общественного состояния в другое. Однако данное понятие используется применительно к трем видам таких переходов.
Во-первых, для обозначения общественных изменений с целью совершенствования техни-
ко-технологических основ труда и рыночной экономики в странах, где осуществляется демократизация политической системы без сущностной смены общественно-политического устройства. В подобной интерпретации транзиция отождествляется с модернизацией, которой обозначают длительное усвоение комплексных социокультурных и технико-экономических характеристик современных капиталистических индустриальных стран. Такого рода модернизация не должна противоречить транзиции государств, а, наоборот, может ускорить процессы их развития, как показал опыт стран Азиатско-Тихоокеанского региона.
Во-вторых, понятие & quot-транзиция"- употребляется для обозначения перемен в некоторых государствах южной части Европы и Южной Америки. В-третьих, транзицией называют процесс отказа от социалистической концепции развития среднеевропейских и восточноевропейских стран, которые назывались социалистическими. Однако существует мнение, что для этого процесса следует использовать понятие& quot-преобразование"- (& quot-трансформация"-), поскольку транзи-ция идеологически окрашена и подразумевает переход к либеральному капитализму (системе, базирующейся на частной собственности и нерегулируемом рыночном пространстве). В российской политической и научной литературе для
269
обозначения преобразования социалистического планового хозяйства в рыночное, движения к политическому плюрализму используется понятие & quot-переходный период& quot- [1, с. 21].
В то же время существует и определение тран-зиции как долговременного сложного процесса, который должен обеспечить эффективное хозяйствование в постсоциалистических странах и поиск оптимального отношения между экономическими и социальными интересами, государственным и частным сектором, плюралистическими отношениями собственности, демократией, частным предпринимательством и рыночной экономикой. В данном случае также не упоминается о возврате к капитализму как цели процесса транзиции. & quot-Сердцем"- транзиции является приватизация, отказ от общественной собственности как источника неэффективности экономики и переход к капитализму. Спад производства, высокий процент безработных, неадекватные системы социального обеспечения, рост социального неравенства, преступности и общей бедности — вот лишь некоторые черты процесса транзиции. И наряду с заметными успехами в формировании демократических институтов и превращении плановой экономики в некие формы рыночной, почти во всех социалистических странах наблюдаем снижение жизненного уровня населения и рост бедности. По сути, как показывает опыт, транзиция привела к ряду таких негативных социальных явлений, как безработица, бедность, сокращение возможностей удовлетворения потребностей в образовании, охране здоровья, снижение зарплаты и рост преступности, которые крайне медленно устраняются, что может привести и приводит к различным конфликтам [1, c. 24−25].
Таким образом, события последних десятилетий в России позволяют применять термин '-'-транзиция'-'- по отношению к тем социальным и социокультурным трансформациям, произошедшим в нашей стране. Анализируя социально-экономическую, социокоммуникативную и социокультурную составляющие транзитивного российского общества, можно прийти к выводу о том, что системный кризис, продолжающийся в российском обществе, не может не затронуть фундаментальные механизмы его функционирования и развития, в том числе и общественное воспроизводство. С одной стороны, изменяются материальные условия жизни, положение социальных групп, основания их социальной дифференциации и стратификации в обществе, потребности, интересы, ценности людей и возможности их реализации, мотивационные структуры и идентификации, образцы поведения, с другой — пере-
сматриваются критерии оценки происходящих изменений, активизируется процесс их фрагментации по социальным, региональным, политическим и другим признакам [2, с. 5−6].
По мнению В. И. Чупрова, системный кризис, охвативший российское общество, не может не затронуть фундаментальные механизмы его функционирования и развития, в том числе и общественное воспроизводство. Как естественно-исторический процесс развития социетальной системы общественное воспроизводство в условиях перемен призвано обеспечить стабильность и целостность общества. Как управляемый процесс общественное воспроизводство само подвержено изменениям, которые могут входить в противоречие с естественноисторическими потребностями развития различных структур, что в свою очередь проявляется в деформации социальной структуры в целом и социального поведения действующих личностей. То есть изменение воспроизводственного механизма и углубление системного кризиса российского общества имеет двойственную зависимость. С одной стороны, это изменение является прямым следствием кризиса, с другой, — причиной его углубления. Поэтому нельзя вывести страну из кризиса, не перекрыв каналы его воспроизводства и не раскрыв источники обновления общества.
Таким источником в системе общественного воспроизводства считается молодое поколение, его социальное развитие. В результате смены поколений происходит не только процесс простого воспроизводства социальной структуры, но и обновления всей системы общественных отношений. Однако этот процесс протекает неодинаково в стабильных, в динамично развивающихся и в кризисных обществах. Если в стабильных и развивающихся обществах инновационный процесс протекает относительно динамично, то в кризисном (переходном) накопление нового опыта всегда сопряжено с конфликтом, с отрицанием устаревшего, отжившего. Молодежь, призванная осуществлять передачу обновленного совокупного общественного опыта от одного поколения к другому, является решающим фактором в преодолении данного конфликта. Поэтому в условиях социальной нестабильности воспроизводственная функция молодежи существенно актуализируется. От того, насколько гармонично эта функция будет реализирована в общественном воспроизводстве, зависит развитие молодого поколения сегодня и российского общества завтра [3, с. 93].
Сущностные свойства молодежи связаны с ролью, которую играет эта социальная группа в общественном воспроизводстве. Становление
270
субъектности молодежи в процессе реализации ею основных социальных функций — воспроизводственной и инновационной, сопряжено с преодолением как внутренних, так и внешних противоречий. В стремлении обрести самостоятельность и независимость от взрослых молодым людям, особенно подросткам, приходится преодолевать внутренние противоречия, являющиеся порождением амбивалентных проявлений (застенчивость и агрессивность, открытость и замкнутость, нигилизм и фанатизм). Внешние противоречия возникают на стыке взаимодействия молодежи с обществом, при столкновении с его жесткими требованиями. На групповом и индивидуально-личностном уровне это нередко проявляется в дискриминации молодежи по возрастному признаку, в нарушении ее прав в образовании, труде, профессиональной деятельности, сфере культуры, семейных отношениях, ограничении возможностей ее физического и духовного развития, ущемлении прав личности. Молодые люди не могут не реагировать на подобное отношение к ним, нередко выбирая экстремальные формы защиты.
Итак, молодежь — становящийся субъект общественного воспроизводства, поэтому ее социальное положение характеризуется неполнотой социального статуса, маргинальностью социальных позиций, неопределенностью социальных идентификаций [4, с. 37−39]. Не секрет, что в транзитивном российском обществе одной из самых уязвимых, подверженных риску социальных групп является именно молодежь. Вообще молодежная среда даже в стабильном обществе выступает источником потенциальных рисков, так как молодым людям свойственен ряд социально-психологических и социокультурных признаков, предопределяющих их нестабильное положение в обществе.
Ю. Г. Волков отмечает, что в современном российском обществе, претерпевающем период системной социетальной трансформации, молодежь является одной из наиболее социально незащищенных групп и в первую очередь испытывает на себе эффекты происходящих перемен. Тревожным выглядит тот факт, что в стране растет и без того значительный слой молодежи, в силу бедности и низкого социального статуса родителей обладающей чрезвычайно узким диапазоном реальных возможностей и жизненных перспектив и сознающей это, что способствует росту у этих молодых людей иногда социальной пассивности и индифферентности, иногда же -пессимизма и агрессивности [5, с. 484−485].
В индивидуально-психологическом плане для молодежи характерны не всегда осознанное желание освободиться от внешнего контро-
ля, повышенная эмоциональность, возбудимость, идеализация некоторых жизненных представлений, максимализм, а также неустойчивость нравственных позиций, часто основанная на восприятии негативных явлений общества. & quot-Конфликтное самосознание нашей молодежи является лишь отражением хаоса, существующего в нашей общественное жизни, а ее замешательство — естественный результат ее неопытности… Молодежь смотрит на конфликты современного общества как бы извне. Именно поэтому она является зачинателем любых изменений в обществе& quot- [6, с. 57−58].
Стоит отметить, что в транзитивном российском обществе 1990−2000-х гг. оказались разрушены механизмы социализации молодежи. Как известно, под социализацией понимается процесс усвоения индивидом образцов поведения, психологических механизмов, социальных норм и ценностей, необходимых для его успешного функционирования в данном обществе. Социализация заключается в богатом многообразии взаимопроникающих процессов усвоения, накопления и обогащения опытам предыдущих поколений с целью его передачи потомкам индивидом и социальной группой в ходе их материальной и духовной деятельности, в сложной системе межличностных и коллективных отношений [7, с. 7−8].
В любом обществе социализация является важнейшим фактором общественной жизнедеятельности, выступает процессуальной стороной социальных отношений. Вместе с тем, при ближайшем рассмотрении, социализация — явление динамическое, имеющее специфику, формы, особенности для каждого конкретного общества и исторического отрезка времени. Глобальные изменения цивилизационного характера (в первую очередь, масштабное развитие средств массовой коммуникации) оказывают колоссальное социализизирующее воздействие на молодое поколение всей планеты и России, в частности [8, а3−4].
Социализация молодежи протекает в сложных условиях, связанных с трансформацией постсоветского российского общества, сопровождающейся процессами углубления социально-экономического неравенства- с кризисом основных институтов социализации — семьи, школы, армии, трудового коллектива- сменой основной модели социализации- возрастанием роли СМИ в современном обществе. В этой ситуации появились достаточно острые проблемы, связанные с ростом преступности, наркомании, алкоголизма и суицида среди молодежи, молодежной безработицы, социального сиротства и беспризорности, ^
271
моральной распущенности, бездуховности, деформации в отношении к труду [9].
Не может не тревожить положение дел в семье как ключевой ячейке общества. Семья, в качестве важного элемента процесса социализации, оказалась неспособной обеспечивать усвоение молодежью норм и правил общества, так как многие семьи оказались на грани разрушения, или были разрушены под давлением тяжелых социально-экономических обстоятельств (безработица, низкий уровень жизни, постоянные стрессовые ситуации и пр.).
Очевидно, что в транзитивном обществе СМК играют ключевую роль в процессе социализации молодежи. Одним из важнейших механизмов социализации, как известно, является подражание. Молодой человек & quot-впитывает"-, вбирает в себя определенные нормы, ценности, принципы миропонимания в процессе взаимодействия со & quot-значимыми другими& quot-. В транзитивном обществе ситуация осложняется еще и тем, что в роли & quot-значимых других& quot- для молодежи все чаще выступают СМК, часть из которых практически не контролируется государством (например, Интернет).
Нынешнему поколению подростков предоставлена свобода выбора форм, норм, мира, пространства социализации. Вместе с тем, стоит отметить, что виртуальный мир предлагает формы и нормы социализации, подобные, но не тождественные тому, что принято в реальном мире. В настоящее время в самостоятельную жизнь входят подростки, социализация которых происходит в меняющихся условиях транзитивного общества. Для нынешней молодежи она осуществляется одновременно в двух мирах: упорядоченной реальности повседневной жизни и принципиальном хаосе виртуальности сети Интернет. Виртуальное пространство заменяет сложную конструктивную деятельность поиска молодым человеком своей идентичности в реальном мире суррогатом активности в виртуальных сообществах, основанных на личных интересах. Нередко вследствие влияния СМК на нормативно-ценностные ориентации молодого человека они не только искажают, деформируют или вовсе ставят в тупик его не до конца сформировавшуюся (на жизненном, индивидуальном уровне) матрицу культурных, духовных, нравственных установок, но и закрепляют к усвоению и реализации антиобщественных, антиправовых установок и норм.
Дисфункции процессов социализации и социального развития российской молодежи приводят к ряду негативных социальных последствий, и прежде всего, к росту экстремистских устано-
вок и практик в молодежной среде. Проблема заключается в том, что молодежное сознание до конца не сформировано, в результате чего опытные экстремисты могут использовать сложившееся положение дел и насаждать выгодные им установки. Молодежь нуждается в повышенном внимании со стороны общественности, государственных управленческих структур, так как в силу своих социально-психологических и социальновозрастных особенностей может подвергаться влиянию экстремистских тенденций. На начальном этапе экстремистские группы могут привлекать молодого человека своей оригинальностью, альтернативностью, агрессивностью жизненного стиля. Однако затем, попадая под влияние данных объединений, молодые люди нередко подвергаются юридическим санкциям, происходит ломка личности молодого человека.
В настоящее время активизируются экстремистские молодежные движения, активно транслирующие на российскую молодежь экстремистские установки посредством Интернета и компьютерной коммуникации. Идеологи экстремистских молодежных движений используют расширившиеся коммуникативные возможности глобализирующегося общества для насаждения ценностей, норм, образцов поведения, идеологических установок, носящих антисоциальный характер. Мы констатируем, что в современной ситуации российская молодежь оказалась уязвимой перед коммуникативным воздействием экстремистского характера. Свою роль играет неэффективная среда, где происходит социализация молодых людей и, как следствие, не правильное принятие решения в сложных жизненных ситуациях, что уводит молодежь с верного пути, способствует проникновению в их внутренний мир экстремистских установок. Экстремизм на сегодняшний день редко, только в крайних случаях, носит открытый характер, он глубоко законспирирован и адаптируется к современным условиям, в частности через Интернет. Именно поэтому приобретают важность и практическую значимость социологические исследования молодежи как объекта и субъекта социальных изменений транзитивного российского общества.
1. Маркович Д. Ж. Противоречия транзиции постсоциалистических обществ // Социол. ис-след. 2006. № 9.
2. Чупров В. И., ЗубокЮ.А. Молодежь в общественном воспроизводстве: проблемы и перспективы. М., 2000.
3. Чупров В. И. Молодежь в общественном
272
воспроизводстве // Социол. исслед. 1998. № 3.
4. Зубок Ю. А., Чупров В. И. Молодежный экстремизм: сущность и особенности проявления // Социол. исслед. 2008. № 5.
5. Волков Ю. Г Социология/под общ. ред. доктора философских наук, проф. В.И. Добрень-кова. Изд. 4-е. Ростов н/Д, 2008.
6. Бобахо В. А., Левикова С. И. Современные тенденции молодежной культуры: конфликт или преемственность поколений // Общественные науки и современность. 1996. № 3.
7. Попов М. Ю. Правовая социализация личности как ресурс социального порядка. М., 2006.
8. Ильина Е. В. Реклама как фактор социализации молодежи (на примере учащихся школ г. Москвы). Автореф. дис. … канд. соц. наук. СПб., 2005.
9. Ковальчук В. К. Проблемы социализации современной российской молодежи // Тезисы докладов II Всероссийской научной конференции Сорокинские чтения — 2005 & quot-Будущее России: стратегии развития& quot-. ISBN 5−902 955−02−5 Электронный ресурс.
1. Markovic D. Zh. Contradictions of a tranzitsiya of post-socialist societies // Sotsiol. research. 2006. № 9.
2. Tchuprov V.I., Zybkov Yu.A. Youth'-s teeth in public reproduction: problems and prospects. M., 2000.
3. Tchuprov V.I. Youth in public reproduction // Soc. research. 1998. № 3.
4. Zubok Ju.A., Tchuprov V.I. Youth extremism: essence and features of manifestation // Sotsiol. research. 2008. № 5.
5. Volkov Yu.G. Sociology / under gen. edition of the doctor of philosophy, prof. V.I. Dobrenkova. Prod. the 4-th. Rostov on/D, 2008.
6. Bobakho V.A., Levikova S.I. Current trends of youth culture: conflict or continuity of generations // Social sciences and present. 1996. № 3.
7. Popov M. Ju. Legal socialization of the personality as resource of a social order. M., 2006.
8. Ilyin E. V. Advertizing as a factor of socialization of youth (on an example of pupils of schools of Moscow): Avtoref. yew … edging. soc. sciences. SPb., 2005.
9. Kovalchuk V.K. Problems of socialization of modern Russian youth // Theses of reports of the II All-Russia scientific conference Sorokinsky readings — 2005& quot-the Future of Russia: development strategy& quot-. ISBN 5−902 955−02−5 Electronic resource.
273

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой