Хлорорганические пестициды и полихлорбифенилы в отдельных элементах экосистемы Баренцева моря

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2004
Известия ТИНРО
Том 137
УДК 628. 394. /:597(268. 45)
Н. Ф. Плотицына (ПИНРО, г. Мурманск)
ХЛОРОРГАНИЧЕСКИЕ ПЕСТИЦИДЫ И ПОЛИХЛОРБИФЕНИЛЫ В ОТДЕЛЬНЫХ ЭЛЕМЕНТАХ ЭКОСИСТЕМЫ БАРЕНЦЕВА МОРЯ
Проведенные исследования свидетельствуют о сравнительно & quot-свежем"- поступлении гексахлорциклогексана (ГХЦГ) в Баренцево море. Более высокие концентрации ГХЦГ в прибрежных печорских и новоземельских водах, а также относительно & quot-свежее"- поступление ДДТ в юго-восточную часть моря указывают на возможное влияние берегового стока, так как с водами р. Печора в море выносится значительное количество загрязняющих веществ, поступающих с обширной площади водосбора. В водах западных и центральных районов Баренцева моря доминировали высокомолекулярные полихлорбифенилы (ПХБ), входящие в состав индустриальных смесей типа Aroclor. В водах юго-восточной части моря относительное содержание летучих низкомолекулярных соединений ПХБ превышало 50%, что указывает на увеличение доли атмосферных источников поступления ПХБ на акваторию моря. В целом суммарные концентрации изомеров ГХЦГ, метаболитов ДДТ и конгинеров ПХБ не превышали рыбохозяйственные ПДК. Проведенные исследования подтвердили полученные ранее данные о том, что в органах и тканях промысловых рыб Баренцева моря в той или иной степени содержатся загрязняющие вещества, получившие глобальное распространение и привнесенные в морскую среду из локальных источников. Однако уровни накопления загрязняющих веществ в исследованных рыбах в настоящее время незначительны и не превышают нормативов содержания, установленных санитарными правилами и нормами для морских рыб и морепродуктов.
Plotitsyna N.F. Organochlorine pesticides and polychlorinated biphenyls in certain elements of the Barents Sea ecosystem // Izv. TINRO. — 2004. — Vol. 137. — P. 301−309.
Chlorinated hydrocarbons enter Barents Sea mainly with the waters of Atlantic origin and from atmosphere. Mean concentration of the hexachlorcyclohexane isomers (HCH) in the Atlantic waters entering Barents Sea is 1. 75, in the central part of the Sea — 3. 51, in the waters off Norwegian and Murmansk coasts — 1. 36, in the south-eastern part of the Sea — 4. 17 ng/l. In the water of all investigated areas the ratio of the isomers concentrations a-HCH/y-HCH is & lt- 1 that indicates a & quot-fresh"- input of y-HCH into the marine environment.
Mean concentration of the DDT metabolites in the Atlantic water mass is 4. 57, in the waters of the central part of the Sea — 4. 94, in the waters off Norwegian and Murmansk coasts — 2. 59 ng/l- in the south-eastern part of the Sea their concentration does not differ from the concentration in the Atlantic waters entering Barents Sea. The ratio p'-p-DDT/p'-p-DDE metabolites is & lt- 1 in the central and western parts of Barents Sea and off Norwegian and Murmansk coasts that testifies an & quot-old"- input of these pesticides to the Sea. In the south-eastern part of the Sea the p'-p-DDT/p'-p-DDE is & gt- 1, so the DDT input into marine environment is relatively & quot-fresh"- that is possibly connected with Pechora River discharge.
Mean concentration of the polychlorinated biphenyls (PCB) in the Atlantic waters entering Barents Sea is 5. 1, in the waters of the central part of the Sea — 5. 5,
in the waters off Norwegian and Murmansk coasts — 5.6 and 3.0 correspondingly, and in the south-eastern part of the Sea — 4.2 ng/l. High-molecular hexa- and heptachlorinated biphenyls with numbers 153, 138, 118 and 105 prevail in the main part of the Sea, their summary share exceeds 70%. The compounds mentioned are included into the composition of the industrial mixtures like Aroclor, widely applied in an industry. Congener with number 118 is referred to the dioxin-like compounds. In the south-eastern part of the Sea, low-molecular tri-, tetra- and pen-tachlorinated biphenyls with numbers 28, 31, 52, 99, 101 are more significant, their summary share exceeds 50%, that points out an increase of atmospheric sources of the PCB.
Total HCH, DDT, PCB concentrations both in surface and bottom layers of Barents Sea differ insignificantly and do not exceed the Russian Standard of 10 ng/l.
Mean content of DDT and its metabolites in the muscles of cod is 0. 06, haddock — 0. 87, long rough dab — 5. 86, and starry skate — 56.6 ng/g wet weight. HCH is found in the muscles of long rough dab only. Summarized PCB concentration in the muscles of cod varies in the range 0. 49−0. 91, haddock — 1. 50−4. 10, long rough dab 0. 47−1. 25 ng/g wet weight. In the muscles of starry skate the PCB accumulates to the highest degree (98 ng/g wet weight). Chlorinated hydrocarbons contents in the liver of the investigated Barents Sea fishes are much higher than in muscles, as the liver is the accumulation organ where pollutants accumulation occurs first of all. DDT and its metabolites prevails among the organochlorine pesticides both in muscles and liver of the fishes, congeners with numbers 28, 52, 101, 118 dominate among polychlorinated biphenyls in muscles of fish, and those with numbers 118, 138, 153 dominate in liver of fish. Chlorinated hydrocarbons concentration in the liver of cod depends on oil content in it. Total concentrations of organochlorine pesticides and polychlorinated biphenyls in muscles and liver of Barents Sea fishes do not exceed allowable levels confirmed by the Russian sanitary rules and standards for food raw material and products.
В связи с повышением требований к качеству рыбной продукции и актуализацией проблем охраны водных экосистем все большее значение приобретает информация об уровнях загрязнения гидробионтов Баренцева моря и среды их обитания.
Среди токсикантов глобального распространения выделяется группа хлорированных углеводородов, не имеющих природных аналогов. В эту группу входят хлорорганические пестициды (ХОП) и полихлорбифенилы (ПХБ) — химические вещества, которые до недавнего времени широко применялись в сельском хозяйстве и промышленности. Все они очень устойчивы, но в то же время летучи и переходят в атмосферу в виде паров и аэрозолей, откуда в последствии выпадают с осадками на поверхность суши, морей и океанов (Iwata et al., 1997). Хлорированные углеводороды поступают в Баренцево море главным образом с атлантическими водами и в результате крупномасштабного атмосферного переноса.
В приказе Госкомрыболовства Р Ф № 326 от 16 октября 2001 г. мониторинг состояния загрязнения биоресурсов и среды их обитания в условиях природного и антропогенного воздействия отнесен к приоритетным направлениям научно-исследовательских работ по направлению & quot-Экология рыбохозяйственных водоемов& quot- на 2002−2006 гг.
В данной работе использованы экспедиционные материалы 2002 г., собранные сотрудниками ПИНРО в рейсах промысловых и научно-исследовательских судов. Отбор, подготовка и химический анализ проб воды и рыбы выполнены в соответствии с методическими руководствами ФАО и ЮНЕСКО (Manual of Methods …, 1975, 1976, 1983- Chlorinated biphenils …, 1993).
Хлорорганические пестициды (а, у-гексахлорциклогексаны, гексахлорбензол, цис-, транс-хлордан, транс-нонахлор, алдрин, ДДТ и его метаболиты) и полихлорбифенилы (конгинеры с номерами по номенклатуре IUPAC: 28, 31, 52, 99, 101, 105, 118, 138, 153, 156, 180, 187) определялись методом капиллярной газовой хроматографии
на хроматографе & quot-Hewlett-Packard"--5890, Series II (США) с детектором электронного захвата (63Ni) и капиллярной кварцевой колонкой длиной 50 м. Количественное определение проводилось с использованием многоуровневой калибровки тестовыми смесями, приготовленными из сертифицированных кристаллических пестицидов и полихлорбифенилов фирмы & quot-Promochem"- (Швеция). В качестве внутреннего стандарта использовался ПХБ-53. Для автоматической обработки результатов анализа применялась программа & quot-Chemstation"- фирмы & quot-Hewlett-Packard"-. Всего проанализировано 120 проб воды и 170 проб биологического материала, собранных в различных промысловых районах Баренцева моря.
Качество аналитических работ оценивалось при регулярных анализах стандартных материалов сравнения SRM 2974 & quot-Organics in freeze-dried mussel tissue (Mytilus edulis)& quot-/ NIST, USA и MA-A-1/OC & quot-Хлорированные углеводороды в гомогенате копепод& quot-/1АЕА, Monaco, а также при участии химической лаборатории ПИНРО в Схеме лабораторного тестирования по международному проекту QUASIMEME (Гарантия качества информации при мониторинге морской среды в Европе), который возглавляет Морская лаборатория Департамента рыболовства Великобритании в Абердине.
Пробы воды, отобранные в период с сентября по ноябрь 2002 г. из поверхностного и придонного горизонтов в промысловых районах северо-западной, юго-западной, центральной, юго-восточной частей Баренцева моря, а также в прибрежной зоне Кольского полуострова, характеризовали уровни загрязнения атлантических, арктических, прибрежных норвежских, мурманских, печорских и новоземельских вод.
Распределение концентраций хлорированных углеводородов по акватории Баренцева моря представлено на рис. 1−3.
Суммарные концентрации изомеров гексахлорциклогексана (ГХЦГ) в атлантических водах, поступающих в Баренцево море, варьировали в интервале 0,00−4,90 нг/л при средней концентрации 1,75 нг/л. В воде центральной части моря средняя концентрация ГХЦГ составляла 3,51 нг/л, в прибрежных норвежских и мурманских водах — 1,36 нг/л. Распределение ГХЦГ в толще воды не подчинялось каким-либо закономерностям вследствие очень низких концентраций. В арктических водах концентрации ГХЦГ изменялись от аналитического нуля до 6,46 нг/л, причем более высокие значения обнаружены на станциях, расположенных во фронтальной зоне (см. рис. 1). В прибрежных печорских и новоземельских водах средние концентрации ГХЦГ составляли соответственно 3,76 и 4,17 нг/л и превышали таковые в северо-западном и юго-западном районах Баренцева моря. Вероятно, это связано с влиянием мощного берегового стока, так как с водами р. Печора в море выносится значительное количество загрязняющих веществ, поступающих с обширной площади водосбора.
Известно, что в воде изомер у-ГХЦГ разлагается микроорганизмами и подвергается фотохимической изомеризации, переходя в более стабильный изомер a-ГХЦГ. Поэтому увеличение относительного содержания a-ГХЦГ по сравнению с другими изомерами гексахлорциклогексана свидетельствует о более удаленном в пространстве и во времени источнике загрязнения (Benezet, Matsumara, 1973). В воде всех исследованных районов отношение концентраций a-ГХЦГ/ у-ГХЦГ & lt- 1 указывало на & quot-свежее"- поступление у-ГХЦГ в морскую среду. Тем не менее концентрации гексахлорциклогексана в воде Баренцева моря были значительно ниже рыбохозяйственной ПДК 10 нг/л (Перечень …, 1999).
Средние концентрации гексахлорбензола и изомеров хлордана в воде Баренцева моря не превышали десятые доли нанограмма на литр. Низкие концентрации этих пестицидов в морской воде объясняются тем, что в 70-е гг. прошлого века были введены ограничения на их использование (Niimi, 1987- Barrie et al., 1992). В настоящее время в арктических морских водах определяются лишь остаточные количества этих токсичных соединений.
Рис. 1. Суммарные концентрации гексахлорциклогексана в поверхностном слое воды Баренцева моря, нг/л: 1 — устойчивые гидрофронты, 2 — границы промысловых районов
Fig. 1. Summarized concentrations of hexachlorcyclohexane in the surface layer of the Barents Sea waters, ng/l: 1 — stable hydrofronts, 2 — fishing grounds boundaries
Суммарные концентрации ДДТ в атлантических водах варьировали в широком интервале — 1,26−11,45 нг/л — при среднем значении 4,57 нг/л. В воде центральной части моря средняя концентрация ДДТ составляла 4,94 нг/л, в прибрежных норвежских и мурманских водах — 2,59 нг/л. В арктических водах суммарные концентрации ДДТ изменялись от 1,07 до 15,1 нг/л при среднем значении 4,64 нг/л, причем более высокие концентрации обнаружены на станциях, расположенных во фронтальной зоне (рис. 2). В прибрежных печорских и новоземельских водах средние концентрации ДДТ (соответственно 4,45 и 4,20 нг/л) не отличались от средних концентраций в атлантических и арктических водах.
В типичном техническом ДДТ преобладающим компонентом является изомер р'-р-ДДТ (77%). В результате физико-химических и биологических процессов, происходящих в море, ДДТ трансформируется в более стойкие метаболиты — ДДД и ДДЕ. Согласно литературным данным, в атмосфере высоких широт, в биотической и абиотической компонентах морских арктических экосистем отношение концентраций р'-р-ДДТ/р'-р-ДДЕ & lt- 1, что указывает на давнее поступление ДДТ в окружающую среду (Chernyak et al., 1995- Iwata et al., 1997).
Отношение концентраций р'-р-ДДТ/р'-р-ДДЕ & lt- 1 в воде северо-западного, юго-западного и центрального районов Баренцева моря, а также в прибрежных норвежских и мурманских водах свидетельствовало о давнем поступлении этого пестицида в море. В то же время в водах в юго-восточной части моря, в Печорском море и прибрежной зоне о-вов Новая Земля отношение концентра-
1i'- 161 15'- 2П- 22'- 2i'- 261 25 '- 3D'- 32'- 3i'- 3S1 35'- iD'- i2'- ii'- iE1 45'- SD'- S2'- Si'- SS'- S3'- SD'-
• 0 -1. 52 ф 5. 26 -7. 81
• 1. 52 — 3. 74 A
• 3. 74- 5. 26 W 7−81 -15. 1
Рис. 2. Суммарные концентрации ДДТ в поверхностном слое воды Баренцева моря, нг/л. Условные обозначения как на рис. 1
Fig. 2. Summarized concentrations of DDT in the surface layer of the Barents Sea waters, ng/l. Legend as fig. 1
ций p'-p-ДДТ/р'-р-ДДЕ & gt- 1 указывало на сравнительно & quot-свежее"- поступление ДДТ в морскую среду. Вероятно, это связано с влиянием мощного берегового стока р. Печора. Концентрации ДДТ в поверхностном и придонном слоях воды Баренцева моря различались незначительно и в целом не превышали рыбохо-зяйственную ПДК 10 нг/л (Перечень …, 1999). Только на нескольких станциях в районе архипелага Ш пицберген, расположенных во фронтальной зоне, концентрации ДДТ в воде превышали рыбохозяйственный норматив (рис. 2).
Полихлорбифенилы представляют собой синтетические ароматические соединения. Теоретически возможно существование 209 различных родственных соединений — конгинеров, — и 130 из них уже идентифицированы в промышленных продуктах. Они широко используются в трансформаторах и крупных конденсаторах в качестве диэлектриков, в гидравлических системах и системах теплопередачи, в рецептуре трансформаторных, смазочных и охлаждающих масел, пестицидов, а также как пластификаторы в красителях, копировальной бумаге, клеях, замазках и пластических массах. Полихлорбифенилы, как и хлорорганические пестициды, характеризуются химическим и биологическим постоянством в морской среде и имеют высокий потенциал биоаккумуляции, поэтому относятся к наиболее опасным химическим веществам — суперэкотоксикантам.
Суммарные концентрации полихлорбифенилов (ПХБ) в атлантических водах, поступающих в Баренцево море, варьировали от 1,69 до 9,75 нг/л при средней концентрации 5,10 нг/л, в воде центральной части моря средняя концентрация составляла 5,5 нг/л, в прибрежных норвежских и мурманских водах — соответственно 5,6 и 3,0 нг/л. В арктических водных массах концентрации ПХБ
изменялись в широком интервале от 2,61 до 16,3 нг/л при средней концентрации 5,10 нг/л. На станциях, расположенных во фронтальной зоне (район архипелага Шпицберген), концентрации ПХБ в воде были значительно выше (рис. 3), что свидетельствует о возникновении полей хронического загрязнения в области схождения разнородных водных масс (Израэль, Цыбань, 1989). В юго-восточной части моря концентрации полихлорбифенилов варьировали от 3,19 до 4,79 нг/л при средней концентрации 4,20 нг/л. Распределение ПХБ в толще воды не подчинялось каким-либо закономерностям вследствие очень низких концентраций. Из индивидуальных конгинеров ПХБ в атлантических, арктических, прибрежных норвежских и мурманских водах преобладали высокомолекулярные гекса- и геп-тахлорированные бифенилы с номерами 153, 138, 118 и 105, относительное содержание которых в суммарной концентрации превышало 70%. Указанные соединения входят в состав индустриальных смесей типа Лгос1ог, широко применяющихся в промышленности. Причем конгинер ПХБ с номером 118 относится к диокси-ноподобным соединениям, так как проявляет токсичность, подобную токсичности 2,3,7,8-тетрахлордибенздиоксина, но имеет более низкий токсический потенциал.
U& quot- 16& quot- 15& quot- 2D& quot- 22& quot- 21• 26& quot- 2В'- 3D& quot- 32& quot- ЭГ 36& quot- 35& quot- (?& quot- & lt-2- И- 16& quot- IS& quot- SD& quot- 52& quot- SI& quot- 56& quot- SS'- 60
H& quot- 16& quot- 18& quot- 2П- 22- 21- 26'- 2В1 ЭП& quot- 32& quot- ЭГ 36& quot- 3S1 (?& quot- 12- Ищ 16 1 1В& quot- 5П& quot- 52& quot- 51& quot- 56& quot- 55& quot- 6O1
= 0. 6−2.6 ?5. 3−7. 9
? 2. 6−4 ¦-,
? 4−5.3 -16. 3
Рис. 3. Суммарные концентрации полихлорбифенилов в поверхностном слое воды Баренцева моря, нг/л. Условные обозначения как на рис. 1
Fig. 3. Summarized concentrations of polychlorinated bi phenyls in the surface layer of the Barents Sea waters, ng/l. Legend as fig. 1
В водах юго-восточной части моря, в прибрежных печорских и новоземель-ских водах относительное содержание низкомолекулярных три-, тетра- и пента-хлорированных бифенилов с номерами 28, 31, 52, 99, 101 превышало 50%, что указывает на увеличение доли атмосферных источников их поступления в морскую среду, так как по сравнению с высокомолекулярными соединениями они в большей степени подвержены атмосферному переносу (Iwata et al., 1997). Кон-
центрации полихлорбифенилов в воде исследованных районов Баренцева моря не превышали рыбохозяйственную ПДК 10 нг/л (Перечень …, 1999).
Распределение персистентных хлорированных углеводородов в морских организмах отличается крайней неоднородностью и приуроченностью повышенных концентраций к системам депонирования, а также к органам и тканям с высоким содержанием жиров и липидов (Худолей, 1991).
Данные о содержании хлорорганических пестицидов и полихлорбифени-лов в мышцах и печени рыб Баренцева моря представлены в табл. 1 и 2. Среднее содержание ДДТ и его метаболитов в мышцах трески составляло 0,06 нг/г сырой массы, в мышцах пикши — 0,87, камбалы-ерша — 5,86 и ската звездчатого — 56,6 нг/г сырой массы. Концентрации гексахлорбензола в мышцах исследованных рыб не превышали 0,15 нг/г сырой массы, а хлордана — соответствовали аналитическому нулю. Гексахлорциклогексан был обнаружен только в мышцах камбалы-ерша.
Суммарные концентрации полихлорбифенилов (ПХБ) в мышцах трески варьировали от 0,49 до 0,91 нг/г сырой массы, в мышцах пикши — от 1,5 до 4,1, камбалы-ерша — от 0,47 до 1,25 нг/г сырой массы. В наибольшей степени полихлорбифенилы накапливались в мышцах ската звездчатого (табл. 2).
Суммарные концентрации пестицидов и полихлорбифенилов в мышцах исследованных рыб не превышали допустимые уровни, утвержденные санитарными правилами и нормами для продовольственного сырья и пищевых продуктов (СанПин 2.3.2. 1078−01). Из пестицидов в мышцах рыб преобладали ДдТ и его метаболиты, из полихлорбифенилов — соединения, содержащие в молекуле от 3 до 5 атомов хлора и составляющие более 90% общего содержания ПХБ (конгинеры с номерами 28, 52, 101, 118).
Для сравнения, в мышцах рыб Балтийского моря концентрации указанных конгинеров не превышали 15%, в то время как конгинеры, содержащие в молекуле 6 атомов хлора (ПХБ-138 и 153), составляли 30−40% общего количества (Mattig et al., 1997), что свидетельствует о более высоком уровне загрязнения Балтийского моря техническими полихлорбифенилами.
Содержание хлорированных углеводородов в печени рыб Баренцева моря значительно выше, чем в мышцах, так как печень является депонирующим органом, где в первую очередь происходит накопление загрязняющих веществ (см. табл. 1, 2).
Суммарные концентрации изомеров гексахлорциклогексана, ДДТ и ПХБ не превышали допустимые уровни, установленные санитарными правилами и нормами для печени морских рыб и продуктов из нее (СанПин 2.3.2. 1078−01). Полученные результаты хорошо согласуются с ранее опубликованными данными о содержании хлорированных углеводородов в ихтиофауне северных морей (Плотицына, Киреева, 1996- Horst, L ehman, 1997).
В печени рыб преобладали ДДТ и его метаболиты, затем следовали изомеры хлордана, гексахлорциклогексана и гексахлорбензол.
Соотношение индивидуальных ПХБ в печени исследованных рыб Баренцева моря с преобладанием конгинеров 118, 138, 153, содержащих в молекуле от 5 до 6 атомов хлора, указывает на поступление в морскую среду специфических соединений типа Aroclor, широко используемых в промышленности. Концентрация хлорированных углеводородов в печени трески обусловливалась только количеством жира в ней вследствие его высокого содержания, составлявшего 22−43%, и не зависела от линейных размеров рыб.
Из полученных данных можно сделать вывод о сравнительно & quot-свежем"- поступлении гексахлорциклогексана в Баренцево море. Более высокие концентрации гексахлорциклогексана в прибрежных печорских и новоземельских водах, а также относительно & quot-свежее"- поступление ДДТ в юго-восточную часть моря указывают на возможное влияние берегового стока, так как с водами р. Печора в море выносится значительное количество загрязняющих веществ, поступающих с обширной площади водосбора.
Таблица 1
Содержание хлорорганических пестицидов (ХОП) в рыбах Баренцева моря, нг/г сырой массы
Table 1
Content of the organochlorine pesticides (OCP) in fishes of Barents Sea, ng/g wet weight
Координаты Вид Кол-во Жир, Альфа- Гамма- ГХБ ТраНС& quot- хлордан Цис- Транс- Р'-Р- р'-р-ДДД+ Р'-Р- Сумма
с.ш. В.Д. ткани рыб, шт. /о ГХЦГ гхцг хлордан нонахлор ДДЕ +о'-р-ДДТ ДДТ ХОП
Треска
73°57'- 20°23'- Мышцы 25 0,20 + 0,10 0 0 0,12 + 0,06 0 0 0 0,02 + 0,01 0,02 + 0,01 0,02 + 0,01 0,18 + 0,06
Печень 25 32,7+10,4 5,6 + 2,3 0,51+0,30 16,3 + 7,4 4,1+3,3 Пикша 26,0+10,2 34,0+12,4 26,2+15,5 30,5+18,7 0,02 + 0,01 143,0 + 28,0
70°04'- 35°46'- Мышцы 25 0,10 + 0,02 0 0 0,08 + 0,05 0 0,30 + 0,19 0 0,85 + 0,32 0 0,02 + 0,01 1,3 + 0,7
Печень 25 11,5 + 4,3 4,6 + 2,7 13,3 + 5,1 4,7 + 3,2 0 Камбала-ерш 24,2 + 6,5 16,5 + 3,3 10,2 + 7,5 23,7+10,1 0 144,0 + 36,0
74°19'- 29°55'- Мышцы 25 0,13 + 0,02 0,32 + 0,11 5,1+3,8 0,15 + 0,10 0 0 0 2,5 + 0,6 2,5+1,5 0,86 + 0,51 11,4 + 2,8
Печень 25 5,2 + 3,2 3,6+1,7 22,5 + 8,4 4,5 + 3,1 0,99+1,5 Скат звездчатый 6,3 + 2,5 11,2 + 3,6 31,8 + 9,4 43,4+10,7 26,2 + 9,3 151,0 + 29,0
70°59'- 37°36'- Мышцы 10 0,17 + 0,05 0 0 0,14 + 0,06 0 0 0 30,0 + 28,4 1,5 + 0,6 5,1+4,2 36,7 + 5,4
Печень 10 4,3 + 3,1 12,5+10,6 6,4 + 4,1 3,7 + 2,2 6,9 + 4,1 32,0+10,7 40,0 + 27,3 71,6 + 34,2 4,4 + 3,1 31,6+11,3 209,0 + 42,0
Таблица 2
Содержание полихлорбифенилов (ПХБ) в рыбах Баренцева моря, нг/г сырой массы
Table 2
Content of the polychlorinated biphenyls (PCB) in fishes of Barents Sea, ng/g wet weight
Координаты Вид Кол-во Жир, Номера конгинеров полихлорбифенилов по номенклатуре IUPAC Сумма
с.ш. в.д. ткани рыб, шт. /о 28 53 101 118 153 105 138 156 180 ПХБ
Треска
73°57'- 20°23'- Мышцы 25 0,20 + 0,10 0 0 0,50 + 0,36 0,20 + 0,10 0 0 0 0 0 0,70 + 0,21
Печень 25 32,7+10,4 0,54 + 0,42 0,02 + 0,01 18,8+13,4 26,2+10,5 Пикша 76,2 + 31,3 17,3+10,7 25,2+15,3 0 0,53 + 0,21 165,0 + 48,0
70°04'- 35°46'- Мышцы 25 0,10 + 0,02 0,30 + 0,24 0 1,9+1,7 0,62 + 0,34 0 0 0 0 0 2,8+1,3
Печень 25 11,5 + 4,3 0 2,2+1,6 29,5 + 8,3 47,7+15,2 Камбала-ерш 95,6 + 32,4 0 67,8 + 21,2 11,7 + 5,6 11,5 + 3,8 266,0 + 97,0
74°19'- 29°55'- Мышцы 25 0,13 + 0,02 0,56 + 0,42 0,22 + 0,17 0 0,08 + 0,07 0 0 0 0 0 0,86 + 0,39
Печень 25 5,2 + 3,2 7,3 + 2,1 1,7 + 0,9 30,5+10,7 4,6 + 2,3 Скат звездчатый 24,6 + 9,8 10,1+2,7 16,5 + 7,3 3,8 + 3,2 7,8 + 5,1 107,0 + 31,0
70°59'- 37°36'- Мышцы 10 0,17 + 0,05 0 87,6 + 49,2 3,2 + 2,7 7,2 + 3,8 0 0 0 0 0 98,0 + 39,0
Печень 10 4,3 + 3,1 0 8,2 + 6,3 17,7+10,2 28,8 + 21,6 79,7 + 48,6 6,8 + 5,3 54,5 + 33,2 7,9 + 4,1 8,8 + 4,9 212,0 + 52,0
В водах западных и центральных районов Баренцева моря доминировали высокомолекулярные полихлорбифенилы, входящие в состав индустриальных смесей типа Aroclor. В водах юго-восточной части моря относительное содержание летучих низкомолекулярных соединений превышало 50% и свидетельствовало об увеличении доли атмосферных источников поступления ПХБ на акваторию моря. В целом суммарные концентрации изомеров гексахлорциклогексана, метаболитов ДДТ и конгинеров ПХБ не превышали рыбохозяйственные ПДК.
Проведенные исследования подтвердили полученные ранее данные о том, что в органах и тканях промысловых рыб Баренцева моря в той или иной степени содержатся загрязняющие вещества, получившие глобальное распространение и привнесенные в морскую среду из локальных источников. Однако уровни накопления загрязняющих веществ в исследованных рыбах в настоящее время незначительны и не превышают нормативов содержания, установленных санитарными правилами и нормами для морских рыб и морепродуктов (СанПиН 2.3.2. 1078−01).
Литература
Израэль Ю. А., Цыбань А. В. Антропогенная экология океана. — Л.: Гидроме-теоиздат, 1989. — 528 с.
Перечень рыбохозяйственных нормативов: предельно допустимых концентраций и ориентировочно безопасных уровней воздействия (ОБУВ) вредных веществ для воды и водных объектов, имеющих рыбохозяйственное значение. — М.: ВНИРО, 1999. — 304 с.
Плотицына Н. Ф., Киреева Л. И. Содержание загрязняющих веществ в гидро-бионтах Баренцева моря // Материалы отчетной сессии по итогам НИР ПИНРО в 1995 г. — Мурманск: ПИНРО, 1996. — С. 168−191.
СанПиН 2.3.2. 1078−01: Гигиенические требования безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов. — М.: Минздрав России, 2002. — 164 с.
Худолей В. В. Полициклические ароматические и галогенизированые углеводороды: антропогенная нагрузка северных морей и оценка онко-экологической опасности // Проблемы экологии полярных областей. — М.: Наука, 1991. — С. 88−91.
Barrie L., Gregor D., Hargrave B. et al. Arctic contaminants: sources occurrence and pathways // Sci. Total Environ. — 1992. — Vol. 122. — P. 1−71.
Benezet H.J., Matsumara F. Isomerization of g-BCH to a-BCH in the environmental // Nature. — 1973. — № 243. — P. 480−481.
Chernyak S.M., McConnel L.L., Rice C.B. Fate of some chlorinated hydrocarbons in arctic and far eastern ecosystems in the Russian Federation // Sci. Total Environ. — 1995. — Vol. 160/161. — P. 75−85.
Chlorinated biphenyls in open ocean waters: sampling, extraction, cleanup and instrumental determination: Manual and G uides/lOC, UNESCO. — 1993. — № 27. — 36 p.
Horst K., Lehman I. Variation of organochlorine residues with length in the edible part of mackerel (Scomber scombrus) from different fishing grounds // Arch. Fish. Mar. Res. — 1997. — Vol. 45(2). — P. 135−137.
Iwata H., Tanabe S., Sakai N., Tatsukawa R. Distribution of persistent orga-nochlorines in the oceanic air and surface sea water and the role of ocean on their global transport and fate // Environ. Sci. Technol. — 1997. — Vol. 27. — P. 1080−1098.
Manual of Methods in Aquatic Environment Research. Part 1: Methods for Detection, Measurement and Monitoring of Water Pollution: FAO Fisheries Technical Paper. — 1975. — № 137. — 238 p.
Manual of Methods in Aquatic Environment Research. Part 3: Sampling and Analyses of Biological Material: FAO Fisheries Technical Paper. — 1976. — № 158. — 124 p.
Manual of Methods in Aquatic Environment Research. Part 9. Analyses of Metals and Organochlorines in Fish: FAO Fisheries Technical Paper. — 1983. — № 212. — 33 p.
Niimi A.J. Biological half-life of chemicals in fishes // Rev. Environ. Contam. and Toxicol. — 1987. — № 99. — P. 1−46.
Mattig F., Ballin U., Bietz H. et al. Organochlorines and heavy metals in bentic invertebrates and fish from the back barrier of Spiekeroog // Arch. Fish. Mar. Res. — 1997. — Vol. 45(2). — P. 113−133.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой