Монгольская молодежь и политика: виртуальное измерение национальной безопасности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЯ. ФИЛОСОФИЯ
УДК 32. 019. 52
doi: 10. 18 097/1994−0866−2015−0-8−85−88
Монгольская молодежь и политика: виртуальное измерение национальной безопасности*
*Статья выполнена в рамках государственного задания Министерства образования и науки РФ, проект № 3433 «Сравнительные исследования социальных эффектов развития горнорудной промышленности трансграничных регионов России, Монголии, КНР»
© Актамов Иннокентий Галималаевич
кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики, директор центра Азиатских исследований Бурятского государственного университета Россия, 670 000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а E-mail: aktamov13@gmail. com © Бадмацыренов Тимур Баторович
кандидат социологических наук, доцент кафедры политологии и социологии, директор центра социально-политических исследований «Альтернатива», докторант Бурятского государственного университета Россия, 670 000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а E-mail: batorovitch@mail. ru
В статье рассматриваются особенности использования интернет-пространства современной монгольской молодежью для выражения своей позиции относительно угроз национальной безопасности Монголии. Исследование было проведено на материале наиболее популярной социальной сети Facebook. Она используется в качестве инструмента привлечения сторонников разных политических позиций, революционных настроений в странах Ближнего Востока, Средней Азии, Восточной Европы и др. Материал статьи основан на данных, полученных в августе 2014 г. в монголоязычном сегменте Facebook, которые позволили выделить ряд значимых общественно-политических дискурсов. В указанный период в монгольском обществе бурно обсуждались вопросы, связанные с выбором стандарта колеи новой железной дороги, принятием «Закона о земле», а также перспективами развития взаимоотношений со своими двумя соседями — Россией и КНР. Именно в этот период готовились визиты лидеров двух стран — Владимира Путина и Си Цзиньпина.
Ключевые слова: монгольская молодежь, политика, национальная безопасность, Монголия, Россия, КНР.
Mongolian Youth and Politics: the Virtual Dimension of the National Security Innokentii G. Aktamov
PhD, A/Professor, Asian Studies Centre of Buryat State University, Director 24a, Smolina Str., Ulan-Ude 670 000, Russia Timur B. Badmatsyrenov
PhD, A/Professor, Social and Political Studies Centre of Buryat State University «Alternativa», Director, doctoral
student of Buryat State University
24a, Smolina Str., Ulan-Ude 670 000, Russia
This article is devoted to the issue of features of the internet space using by Mongolian youth and how its political position explicit through the vision of the threats to the Mongolia national security. The issue is based on the data of the popular social network «Facebook». This social network has been used as an instrument to involve supporters of different political ideas and discourses in the revolution process in the Middle East, Central Asia, East Europe etc. This article is based on the data obtained in August 2014 in Mongolian sector of «Facebook». These data allowed to identify a certain number of specific socio-political discourses. In this period in Mongolian society was vigorously debated the questions connected with the choice of railways gauge standard, the legislation of the «Land law» and development prospects of the international relations with the two neighbors — Russian Federation and People'-s Republic of China. In this period Mongolia was preparing to the visits of the leaders of two neighbor countries — Vladimir Putin and Xi Jinpimg.
Keywords: Mongolian youth, policy, national security, Mongolia, Russia, China.
Все большее количество людей активно использует Интернет в поиске и передаче политической информации. В этой специфической социально-информационной среде происходит развитие новых форм политической деятельности, а образы становятся все более значимыми участниками процесса конструирования социальной виртуальной идентичнocти [6, с. 152−155]. Интернет формирует среду для «слабой», «игровой» религиозной идентичности. Он позволяет создать внепространственную организацию политического взаимодействия, построить информационный обмен, координацию поли-
тической деятельности и даже управление ею в глобальном охвате при существенной экономии сил и средств. Через Интернет происходит трансляция политических идей, создание позитивного образа государства, политических организаций и групп, вовлекаются новые последователи. До появления современных технических средств сетевого общения удаленная коммуникация по принципу «многих со многими» была крайне затруднена и практически невозможна. Технологии Веб 2.0 позволили организовывать массовые обсуждения с множеством независимых участников, территориально отдаленных друг от друга, в режиме реального времени, организующиеся на специализированных интернет-ресурсах (форумы, интернет-конференции, вебинары, скайп-сессии и т. п.), на площадке практически любой социальной сети, а также в блогах. Коллективное обсуждение социально значимых проблем, формирование консолидированных позиций часто способствуют тому, что в интернет-среде начинают складываться так называемые сетевые сообщества. В ряде случаев такая форма общения может выступать своеобразным аналогом объединений и собраний граждан, уличных пикетов, митингов, шествий или демонстраций. Интернет-сообщества также используются их участниками как удобное средство планирования и организации реальных мероприятий. Большую популярность получили так называемые флэшмобы, а также акции протеста [4, с. 95]. Активное использование Интернета в координации массовых выступлений во время «арабской весны» даже повлекли за собой возникновение термина «БасеЬоок-революций».
Социальные сети как системы, включающие взаимодействия между людьми, социальными группами и организациями, в широком смысле могут рассматриваться как неотъемлемая часть человеческого общества. Они существуют во множестве исторически сложившихся форм информационной коммуникации, но в настоящее время уже прочно закрепилась связь этого термина со сравнительно недавно возникшими системами интернет-коммуникации, базирующимися на платформе, онлайн-сервисе или веб-сайте, созданными для социальной коммуникации посредством технических средств сети Интернет. Такие системы и средства обмена информацией и общения между людьми посредством Интернета в последнее время все чаще стали обозначать термином «социальные медиа», к которым причисляют социальные сети, блоги, виртуальные игры, геосоциальные сервисы, интернет-сообщества и прочие онлайн-технологии, позволяющие пользователям общаться между собой. Главная особенность социальных медиа — создание и размещение контента самими пользователями, которые могут обмениваться своими мнениями, опытом и знаниями, делиться новостями, информацией, видео, фото и музыкой, взаимодействовать друг с другом, налаживать контакты, причем используя преимущественно бесплатный доступ к услуге [4, с. 51]. Более того, возможность комментирования породила даже целый жанр — «сетевой троллинг». Это намеренное провоцирование виртуального собеседника или аудитории на негативную эмоциональную реакцию и соответствующие действия [3, с. 48−51]. Изучение комментариев, «лайков» и «репостов» может быть направлено на выявление особенностей сетевого взаимодействия, его структуры и направленности.
Социальные сети уже давно перестали быть местом исключительно для виртуального самовыражения и простого обмена информацией. Зачастую они выполняют функцию мобилизации широких масс для решения конкретных общественно-политических задач. Как правило, целевой аудиторией для подобного рода мобилизации выступает молодежь, составляющая значительный и политически самый активный сегмент социальных сетей [8, с. 59−68]. В этом плане показателен пример использования в политических целях социальной сети БасеЬоок в период «арабской весны» в странах Ближнего Востока, на пространстве бывшего Советского Союза. Катализаторами массовых протестных движений, нередко перераставших в открытое противостояние с властью и государственные перевороты, в указанных случаях становились записи с соответствующим смысловым наполнением на личных страницах и в тематических группах пользователей сети. Данные записи были призваны побуждать и одновременно с этим формировать настроения масс. Путем создания вербальных и визуальных образов с приданием максимально эмоциональной окраски для сопереживания и восприятия ситуации как угрозы личной безопасности и ущемление прав, жизненно важных для каждой отдельной личности, происходила манипуляция общим настроем и отношением к определенным вопросам наиболее социально активной группы населения.
Подобные явления характерны и для монгольского сегмента БасеЬоок. Обзор тематических групп и страниц отдельных пользователей сети, произведенный в августе 2014 г., позволил выделить ряд значимых общественно-политических дискурсов. Напомним, что в этот период времени в монгольском обществе особо остро обсуждались вопросы, связанные с выбором стандарта новых железных дорог, проектом так называемого «Закона о земле», а также перспективами взаимоотношений с сосе-
И. Г. Актамов, Т. Б. Бадмацыренов. Монгольская молодежь и политика: виртуальное измерение национальной безопасности
дями — Россией и Китаем, в т. ч. на фоне развивавшегося «украинского кризиса» и готовившихся визитов Владимира Путина и Си Цзиньпина.
На основании проведенного анализа можно выделить ряд следующих особенностей:
1. Монгольская молодежь создает группы и сообщества для выражения своего несогласия с позицией премьер-министра и проводимой им политики в отношении сотрудничества с КНР. Формы выражения протеста носят различный характер. Часть пользователей в качестве фотографии личного профиля использует запрещающий знак и надпись — «Не поддерживаю закон о земле!"1.
2. Одно из направлений деятельности активистов носит ярко выраженный националистический, персонифицированный характер. В данном случае объектом нападок являются монгольские политики, относимые к так называемым эрлиз — люди, родившиеся в смешанном браке от этнического китайца и монголки или наоборот. Создаются коллажи с их фотографией с отметиной на лбу в виде китайского флага и лозунгом: «Выселим поколения эрлизов из Монголии» и «Где бы вы ни находились, ни один монгол не забудет [о вашем происхождении]!!!».
Примечательно, что все политики, которые изображены в коллажах, выступали сторонниками узкоколейной железной дороги, соответствующей стандарту железных дорог КНР. Таким образом, по замыслу авторов данных коллажей, личные предпочтения человека напрямую увязываются с этническим происхождением.
3. Еще одна характерная особенность проявления беспокойства относительно будущего Монголии связана с Россией. Небольшой сегмент пользователей выражает тревогу возможностью подписания безвизового режима между Россией и Монголией. Дается ссылка на статью в «Российской Газете» [7], которую сопровождают комментарии, отражающие обеспокоенность наплывом российских граждан в Монголию. Но мы можем отметить, что опасения монгольских граждан не оправдались. Более того, с конца 2014 г. до настоящего времени мы являемся свидетелями обратной ситуации.
4. Проявление тревоги относительно обоих соседей также находит отражение среди пользователей. Например, коллаж о разделе Монголии Россией и Китаем. Картинка, на которой Монголия изображена в виде омлета и два ее соседа со столовыми приборами, готовые к трапезе, сопровождается (что характерно!) надписью на английском языке «NO!».
Проведенный анализ монгольского сегмента социальной сети Facebook свидетельствует о том, что наиболее актуальные вопросы общественной жизни страны в той или иной степени сводятся к «китайской угрозе». Представленные сюжеты наполнены крайней обеспокоенностью по поводу возможной утраты Монголией политической воли и даже независимости во взаимоотношениях с КНР. Наряду с этим, есть попытки придания российско-монгольским взаимоотношениям такой же тревожной тональности. Не исключено, что это обусловлено лоббированием интересов различных политических сил и групп, заинтересованных в конструировании соответствующих настроений и убеждений молодежи как наиболее активной части электората.
Литература
1. Бадараев Д. Д., Винокурова А. В., Батжаргал Ж. Основные тенденции развития ценностных ориентаций в контексте трансформационных процессов в современном монгольском обществе // Теория и практика общественного развития. — 2012. — № 5. — С. 75−83.
2. Бадмацыренов Т. Б., Бадмацыренова Е. Л., Доржиева И. Ц. Образовательные стратегии школьников и профессиональные намерения студентов вузов // Вестник Бурятского государственного университета. Вып. 14(2): Философия, социология, политология, культурология. — 2014. — С. 64−70.
3. Внебрачных Р. А. Троллинг как форма социальной агрессии в виртуальных сообществах // Вестник Удмуртского университета. Вып. 1. Философия. Социология. Психология. Педагогика. — 2012. — С. 48−51.
4. Интернет в России. Состояние, тенденции и перспективы развития: отрасл. докл. — М.: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, 2014 — С. 95.
5. Родионов В. А. Национальная безопасность Монголии: представления и реалии // Россия — Монголия. 100 лет дипломатического сотрудничества: материалы междунар. науч. конф. — Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2013. — С. 321−328.
6. Родионов В. А. Политические образы России в дискурсивных практиках СМИ Монголии // Вестник Бурятского государственного университета. Вып. 8. Востоковедение. — 2014. — С. 152−155.
7. Соглашение о безвизовом режиме с Монголией будет подписано в августе [Электронный ресурс] // Российская газета. — URL: http: //www. rg. ru/2014/06/23/rejim-anons. html (дата обращения: 19. 11. 2014).
8. Kaplan A. M., Haenlein M. Users of the world, unite! The challenges and opportunities of Social Media, Business Horizons. — 2010. — № 53(1). — P. 59−68.
1 Здесь и далее использованы материалы монгольского сегмента Facebook
— И. А., Т. Б.
References
1. Badaraev D. D., Vinokurova A. V., Batzhargal Zh. Osnovnye tendentsii razvitiya tsennostnykh orientatsii v kontekste transformatsionnykh protsessov v sovremennom mongol'-skom obshchestve [Major trends of value orientations development in the context of transformation processes in contemporary Mongolian society]. Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya — Theory and practice of social development. Krasnodar, 2012. No. 5. Pp. 75−83.
2. Badmatsyrenov T. B., Badmatsyrenova E. L., Dorzhieva I. Ts. Obrazovatel'-nye strategii shkol'-nikov i professional'-nye namereniya studentov vuzov [Educational strategies of schoolchildren and professional intentions of university students]. Vestnik Buryatskogo gosudarstvennogo universiteta — Bulletin of Buryat State University. 2014. V. 14 (2). Pp. 64−70.
3. Vnebrachnykh R. A. Trolling kak forma sotsial'-noi agressii v virtual'-nykh soobshchestvakh [Trolling as a form of social aggression in virtual communities]. Vestnik Udmurtskogo universiteta. Filosofya. Sotsiologiya. Psikhologiya. Pedagogika — Bulletin of Udmurt University. Philosophy. Sociology. Psychology. Pedagogy. 2012. V. 1. Pp. 48−51.
4. Internet v Rossii. Sostoyanie, tendentsii iperspektivy razvitiya [The Internet in Russia. Status, trends and prospects]. Moscow: Federal Agency for Press and Mass Communications, 2014. P. 95.
5. Rodionov V. A. Natsional'-naya bezopasnost'- Mongolii: predstavleniya i realii [National Security of Mongolia: Perceptions and Realities]. Rossiya-Mongoliya. 100 let diplomaticheskogo sotrudnichestva Russia-Mongolia — 100 years of diplomatic cooperation. Proc. Int. sci. conf. Ulan-Ude: Buryat State University publ., 2013. Pp. 321−328.
6. Rodionov V. A. Politicheskie obrazy Rossii v diskursivnykh praktikakh SMI Mongolii [Political image of Russia in the discursive practices of Mongolian media]. Vestnik Buryatskogo gosudarstvennogo universiteta — Bulletin of Buryat State University. V. 8. 2014. Pp. 152−155.
7. Soglashenie o bezvizovom rezhime s Mongoliei budet podpisano v avguste [Agreement on visa-free regime with Mongolia will be signed in August]. Rossiiskaya gazeta — The Russian newspaper. Available at: http: //www. rg. ru/2014/06/23/rejim-anons. html (accessed November 19, 2014)
8. Kaplan A. M., Haenlein M. Users of the world, unite! The challenges and opportunities of Social Media. Business Horizons. 2010. No. 53 (1). Pp. 59−68.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой