Переходный период в развитии государства и правовой системы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2014. № 4 (41). С. 69−79.
УДК 340
ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД В РАЗВИТИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ
TRANSITIONAL PERIOD IN THE DEVELOPMENT OF THE STATE AND LEGAL SYSTEM
Я. В. БАКАРДЖИЕВ (Y. V. BAKARDZHIEV)
Обозначены общетеоретические подходы к пониманию механизма возникновения и развития состояния переходности в процессе исторического существования государства и правовой системы, рассмотрены признаки и этапы, характеризующие государство и право переходного периода, позволяющие идентифицировать их нахождение в этом периоде.
Ключевые слова: государство- право- правовая система- переходный период- государство и право переходного периода- правовая надстройка- трансформация государства и права.
Article marked theoretical approaches to understanding the mechanism of emergence and development of transition in the historical existence of the state and legal system are discussed features and steps that characterize a state and a law of the transition period, allowing to identify their presence in this period.
Key words: state- law- legal system- transitional period- the state and the law of the transition period- legal superstructure- transformation of the state and law.
Вопрос построения новых политикоправовых моделей в бывших республиках СССР неизбежно пересекается с проблематикой переходного периода, наблюдаемого во всех этих государствах. В общем виде переходным периодом в развитии любой страны принято называть процесс радикальной трансформации её государствообразующих систем (политической, правовой, экономической, социальной и т. д.), т. е. переход этих систем от одного состояния (исторического типа или модели общественного устройства) к качественно новому состоянию (историческому типу или модели общественного устройства).
Состояние переходности присуще многим сложноструктурированным самооргани-зуемым системам. Изучением закономерностей этих процессов занимается специальная сравнительно новая, но бурно развивающаяся наука — синергетика. В последнее время всё больше синергетика как методологический приём начинает применяться в социальногуманитарных исследованиях. Выявленные синергетикой принципы и закономерности,
по мнению многих учёных, справедливы не только по отношению к естественным наукам — физике, химии, биологии, но и к процессам общественного развития как на уровне отдельных общностей и государств, так и в качестве всеобщих законов существования [1]. Но всё же следует оговориться, что далеко не все синергетические подходы являются универсальными для функционирования социальных систем. Немалое значение здесь имеют субъективные факторы, заключающиеся в том, что отдельная личность или группа лиц способна не только в локальном, но и в глобальном масштабе изменить объективные закономерности развития того или иного процесса [2]. И таких примеров в истории немало. Важное и, возможно, определяющее значение имеет духовно-культурная основа общества [3]. Тем не менее общие положения синергетики о фазовых переходах, точках бифуркации, флуктуациях и т. д. вполне применимы к переходным явлениям, наблюдаемым в таких открытых системах, как постсоветские государства и их правовые системы. Использование в дальнейшем
© Бакарджиев Я. В., 2014
69
Я. В. Бакарджиев
принципов синергетики как методологического приёма позволит с определённой вероятностью сделать выводы о тенденциях развития бывших советских республик.
Государство переходного периода отличается от государства, находящегося в относительно стабильном (стационарном) состоянии. Последнее развивается на основе устоявшихся и закрепившихся основополагающих форм и принципов путём совершенствования и эволюционных изменений присущих им институтов, связей и отношений. Эти процессы протекают в государстве перманентно и не затрагивают основополагающие устои общества. В переходный период происходит комплексная деконструкция прежних структурных элементов государства и конструирование новых. Соответствующие нарождающемуся строю институты, связи и отношения вытесняют старые системообразующие императивы. Такое вытеснение всегда занимает определённое время. Мгновенного перехода быть не может. Это связано как с объективными возможностями различных социальных систем — экономической, культурной, политической, правовой, так и с сознанием отдельных граждан и менталитетом всего общества. При этом ни старые, ни новые институты и отношения не действуют в полную силу. Первые подрываются и постепенно приходят в упадок, а вторые — только начинают утверждаться. Нарождающиеся отношения могут продемонстрировать свою нецелесообразность и не будут восприняты. И напротив, ранее существовавшие докажут свою эффективность и в современных условиях. Такое диалектическое взаимодействие наблюдается в любой сложноструктурированной системе, находящейся в состоянии перехода. Поскольку к таковым системам, безусловно, можно отнести государство и право, возникают специфические тенденции в сфере правового регулирования и государственного управления, изменяются задачи юридической политики, обеспечивающие новые политические потребности и проводимые социально-экономические преобразования.
Ситуация заметно усложняется, если переход от одного качественного состояния государства и права к другому не происходит в относительно короткий промежуток време-
ни. Это может означать лишь одно — отсутствие достаточных предпосылок для становления новой системы отношений в данный исторический период развития общества. Желания реформаторов не воплощаются в реальной действительности. Следовательно, деятельность, направленная на смену исторического типа государства и права, в этом случае не вызвана объективной необходимостью, а носит искусственный (субъективный) характер. Затягивание процесса преобразований приведёт к тому, что баланс сил между двумя системами, прежней и прививаемой, будет постоянно меняться. Государство и право будет оставаться в переходном состоянии значительно более длительный срок, чем это требуется для завершения перехода в условиях сформировавшихся социально-экономических потребностей и детерминант.
Необходимо заметить, что в развитии переходного государства достаточно чётко выделяется этап преодоления первоначальных кризисных явлений, свойственных резкому изменению вектора развития страны. Может показаться, что установление стабильного политического режима и институционализация основ нового государственного строя знаменует собой окончание переходного периода. Важно отметить позицию некоторых авторов, которые полагают, что «при определении хронологических границ права переходного периода следует исходить из связи его с государством. Импульс переходного развития право получает именно от государства, через государственную волю, в которую синтезируются интересы разнородных социальных групп. Поэтому с окончанием коренной трансформации государственного механизма и закрепления её правовыми средствами можно ставить вопрос о завершенности переходного периода» [4]. Действительно, необходимо согласиться с тем, что «интересы разнородных социальных групп» определяют условия развития правовой системы. Однако под государством, «синтезирующим» эти интересы, следует понимать отнюдь не его институциональную (административно-бюрократическую) составляющую, а саму социальную среду. Только общество, а не государство способно сформировать и выразить свои интересы и потребности. Государство лишь с той или иной долей ус-
70
Переходный период в развитии государства и правовой системы
пеха их отражает и оформляет. Причём в переходный период государство не стремится удовлетворить интересы и потребности широких социальных слоев. Лишь при приближении к новому историческому типу государство начинает выражать интересы большинства населения, но, как показывает история, это в большей степени становится заслугой самого общества. Следовательно, окончание «коренной трансформации государственного механизма» не означает, что переходный период в государстве движется к своему завершению. Не стоит отождествлять одно и другое. Не достаточно только лишь провозгласить новый строй или даже частично его сформировать. Требуется внедрить его во всех сферах общественных отношений. Стационарное состояние государства не может носить изолированный характер по отношению к различным его подсистемам. Го -сударственные механизмы, право, социальноэкономические отношения, культурные, идеологические, мировоззренческие установки должны быть подвержены изменениям в комплексе. Только в этом случае можно будет сказать, что сформировался новый исторический тип государства.
С другой стороны, переходный период -это процесс изменения качественного состояния какой-либо системы. Завершение кризисного состояния в государстве и начало дальнейшего планомерного изменения и развития его подсистем тоже есть завершение процесса. Налицо противоречие, которое следует разрешить.
Необходимо исходить из того, что понятие «государство» принято рассматривать в узком и широком смыслах. В первом случае государство выступает в качестве системы специальных органов и учреждений, посредством которых осуществляется административное управление обществом и защита его основных интересов. Во втором — в качестве особой формы организации различных подсистем общественных отношений.
Вполне логично, что если явление характеризуется как сложноструктрированная разноуровневая система, то одни элементы этой системы могут процесс трансформации завершить, а другие — ещё продолжать свои качественные изменения. В связи с этим в государстве переходного периода следует
выделить как минимум два уровня трансформации.
Первый уровень связан со становлением механизмов и институтов государства в новом качественном состоянии. Его можно обозначить как институциональный уровень переходного периода государства, для которого характерны следующие признаки:
а) активное построение новых государственных механизмов и становление государственных органов и институтов, соединяющих черты прошлого, настоящего и будущего-
б) дисбаланс в системе разделения властей и доминирование в ней какой-либо ветви власти. Как справедливо отмечает Н. Н. Арзамаскин, «переходная форма, равно как и само государство, лишена стабильности и равновесия. Например, форма правления переходного государства не имеет отлаженной системы сдержек и противовесов, наблюдается дисбаланс полномочий органов законодательной, исполнительной и судебной властей» [5]. Чаще всего доминирующей оказывается исполнительная ветвь власти, возглавляемая президентом или главой правительства, реже ведущую роль в политической системе играет парламент. Как отмечают многие учёные, это происходит потому, что «…в обстановке ослабления структур кажется весьма предпочтительным добиться успеха в осуществлении власти путём её сосредоточения в руках органов или лиц, наделенных особыми или даже чрезвычайными полномочиями… Власть будет действовать быстро и решительно, если она освобождена от проволочек и колебаний, сопряженных с затяжными дискуссиями в представительных органах власти, с многочисленными согласованиями и компромиссными решениями» [6]-
в) динамизм процессов изменения моделей функционирования государственных органов и институтов в относительно короткий хронологический промежуток в целях поиска наиболее оптимальных вариантов их деятельности-
г) ослабление регулятивной роли государства, отсутствие чёткой компетенции и разделения предметов ведения между органами государственной власти по вертикали и горизонтали. Как следствие, высокий уровень коррумпированности управленческих
71
Я. В. Бакарджиев
структур и низкий уровень государственного контроля и надзора-
д) неопределённость хронологических рамок функционирования существующей модели построения органов и институтов го -сударства-
е) политическая нестабильность, обусловленная, как правило, первичной либерализацией политической системы. В дальнейшем в целях укрепления системы управления и стабилизации положения в стране такая нестабильность может перейти в монополизированную государством партийно-политическую (классово-политическую) систему при формальном провозглашении принципов народовластия.
Институциональный уровень переходного периода государства длится, как правило, относительно непродолжительное время и напрямую связан с установлением политической стабильности в стране, которая выступает своего рода индикатором завершения этого уровня. Можно констатировать, что в большинстве постсоветских государств политическая и институциональная стабильность наступила к концу XX в. Прибалтийские страны, Россия, Казахстан, Белоруссия к этому времени имели вполне сформировавшиеся, устоявшиеся и работоспособные го -сударственные институты и механизмы. Подвижность государственных институтов и межинституциональных отношений наблюдается лишь в некоторых бывших советских республиках с дестабилизированной политической обстановкой: Молдавии, Украине,
Таджикистане, Киргизии, Грузии.
Второй уровень переходного периода можно обозначить как социально-политический. Он связан не с формальным становлением новых институтов и механизмов го -сударства, а с той самой радикальной трансформацией социально-экономической и политической среды (в широком её понимании), которая и должна привести к возникновению государства качественно нового исторического типа. Соответственно, процесс изменений, протекающих на этом уровне, более длителен, чем на институциональном. Его характерной особенностью является появление новых социальных связей и отношений, в прежнем историческом типе государства не существовавших, а также резкое снижение
ряда социально значимых показателей в начале переходного периода и их постепенное повышение к концу.
Социально-политическому уровню переходного периода государства присущи:
а) радикальная смена государственной идеологии и целей деятельности государства, как правило, без указания конкретных путей их достижения, декларативный характер достижения целей, отсутствие долгосрочных, научно обоснованных программ развития, разрушение социальных ориентиров, ведущее к маргинализации сознания населения-
б) становление гражданского общества либо, напротив, подавление его проявлений-
в) разрушение традиционных экономических связей, расстройство экономических отношений, снижение бюджетной обеспеченности государства и материального благо -состояния большей части населения-
г) отчуждение государства и общества друг от друга.
Данный процесс обусловлен как объективными, так и субъективными причинами: усилением имущественного расслоения населения, возрастанием социальной напряжённости, снижением уровня легитимации власти. Часто можно наблюдать преобладание субъективных интересов политической элиты над объективными потребностями трансформирующегося государства. В условиях недостатка экономических ресурсов государственная власть вынуждена перераспределять их в пользу сфер, обеспечивающих политическую стабильность и в интересах социальных слоев, являющихся опорой политической власти. Сферы общественных отношений, не являющиеся значимыми для поддержания стабильности существующей политической власти, финансируются по остаточному принципу. Закономерный процесс расслоения общества по имущественному признаку при переходе к рынку способствует постепенному сужению социальной базы государственной власти, которая перестает отвечать психологическим ожиданиям основной массы населения. В условиях складывающегося государственно-монополистического капитализма, господства финансовой олигархии неуклонно уменьшается поддержка обществом формирующейся правовой системы и, соответственно, усиливается от-
72
Переходный период в развитии государства и правовой системы
чуждение между обществом и правом. Одновременно возрастают требования, предъявляемые реформаторскими группами к правовой системе в целях скорейшего решения общественных проблем. Это противоречивое развитие государственно-правового строя в переходный период обуславливает усиливающуюся нестабильность правового порядка и порождает рассогласованность в функционировании государства и права.
Политические, экономические и социальные отношения выступают внешними по отношению к праву детерминирующими факторами. Кардинальные изменения, происходящие в этих сферах, неизбежно вызывают необходимость трансформации правовой системы государства. Право объективно не может сохранить стабильность и регулятивный потенциал в условиях существования новых, фактически сложившихся отношений. Если отношения, подлежащие правовому воздействию, не урегулированы правом, то де-юре находятся «вне закона», нелегальны. Как справедливо отмечает В. В. Сорокин, «право обеспечивает проведение широкомасштабных преобразований во всех сферах жизни общества, а правовая система выступает тем пространством, в котором отражаются глубокие общественные перемены» [7].
Среди множества признаков переходного периода в праве можно выделить следующие наиболее существенные:
а) Активная системная трансформация правовой действительности.
Речь идёт прежде всего о том, что в переходный период происходит не просто усовершенствование отдельных структурных элементов правовой системы, где право выступает лишь инструментом преобразования и регулирования общественных отношений (что характерно для его стационарного состояния), а изменение сущности этой системы. Содержание всех компонентов правовой системы и характер взаимодействия между ними становится качественно иным. Происходит формирование и становление новых правовых принципов, отраслей, институтов, норм и прекращение действия прежних, не соответствующих нарождающимся общественным взаимосвязям. Воспроизводство большинства прежних моделей правовых отношений прекращается, и они заменяются новыми.
Системный характер трансформации выражается в том, что ей подвержены не только сами правовые регуляторы и отношения, но и иные компоненты правовой системы и сопутствующие им правовые явления. Изменяются господствующее правопонимание, правосознание, правовая идеология и правовая культура в целом. Как справедливо замечает В. А. Рыбаков, в переходный период происходит «формирование нового правового мышления» [8], причём не только на обыденном и профессиональном уровнях, но и прежде всего на доктринальном. Стоит отметить, что современной российской юридической науке свойственен некий консерватизм, запаздывание в отношении складывающейся действительности. Во-первых, это вызвано отставанием юридической науки с советского периода от мировых тенденций. В настоящее время российская юриспруденция осваивает лишь то, что уже давно пройдено и от чего начинают отходить во многих странах Запада. Механическое заимствование иностранного опыта в отношении правового регулирования или создание новых для России юридических институтов без должной научной обоснованности приводит к тому, что часто такие модели не работают, а подчас результаты оказываются совершенно противоположными. Во-вторых, научная мысль не поспевает за быстроменяющейся, порой разворачивающейся на 180 градусов общественной и политической обстановкой. Регулярно принимаемое в угоду текущим политическим и социально-экономическим потребностям законодательство приводит к тому, что правоведам приходится осмысливать уже произошедшие перемены, а не предвосхищать их. Юриспруденция не может в связи с этим занять место идеологического и доктринального базиса, не позволяет научной мысли стать теоретическим источником проводимых правовых преобразований, что негативно сказывается на правовой системе страны. Деятельность государства в сфере правового регулирования не подчинена единым целям и задачам, не охвачена единой доктриной, не имеет четких ориентиров. Поэтому юридическая политика в России отличается нестабильностью, непоследовательностью и разобщенностью.
Следует согласиться с точкой зрения Н. Н. Тарасова, который отмечает, что «сего-
73
Я. В. Бакарджиев
дня для нашей теоретической юриспруденции настал „момент истины“. Сумеет ли российское правоведение стать полностью адекватным не только текущим (ситуативным) социальным запросам, но и идеалом современной науки, способным не только объяснять текущее „настоящее“, но и эффективно прогнозировать и проектировать принципиальное „будущее“ права, или „планомерно отступит“ на описательно-комментаторские позиции, во многом зависит от отношения юристов к проблемам методологии своей науки» [9].
Наблюдаются кардинальные изменения и в юридической практике как явлении, представляющем неразрывное единство между практической правовой деятельностью и социально-правовым опытом, существующим и вновь накапливаемым. Следовательно, этот процесс вполне объективен и обусловлен социально-экономическими и политическими преобразованиями в государстве.
Можно отметить, что наиболее полную и радикальную трансформацию правовая система претерпевает при переходе в новую правовую семью, что и произошло со всеми правовыми системами бывших союзных республик.
б) Накопление и сосуществование хронологически и типологически различного правового материала.
В переходный период происходит сохранение элементов деконструируемой правовой системы, формируются новые или преобразуются прежние нормы для удовлетворения потребностей настоящего и для создания ещё отсутствующих общественных отношений. Такая «эклектика» связана с невозможностью одномоментно отказаться от прежнего права (эффективно или нет, но продолжающего выступать социальным регулятором). Ещё более сложная задача — за короткий период времени создать новую правовую систему. Следовательно, переходная правовая система всегда содержит в целом или какой-либо своей части признаки преемственности. Компоненты правовой системы достаточно редко создаются заново. Происходящие в них изменения, даже самые глубокие, как правило, имеют свои предтечи. Более того, положительный опыт прошлого, показавший свою эффективность в новых условиях, часто
воспринимается и продолжает своё существование на более высоком уровне развития. В то же время правовая система переходного периода объективно нацелена на формирование желаемых для преобразуемого государства общественных отношений. Однако социальная, экономическая, политическая и другая обстановка может вносить свои коррективы в идеальные модели будущего устройства страны, которые первоначально предполагались реформаторами.
Следует заметить, что ретроградность в праве нельзя рассматривать в качестве положительного явления, как, впрочем, и чрезмерное опережение правовых предписаний социальной реальности. Задача юридической политики в переходный период и состоит в синхронизировании регулирующего воздействия права с соответствующими изменениями, происходящими в других областях государственной и общественной деятельности [10]. Юридическая политика не должна допускать ни значительного отставания, ни значительного опережения действительности. Запаздывание права и нежелание его модернизации в соответствии с назревшей необходимостью ведёт к появлению неурегулированных общественных отношений, застойным явлениям и, как результат, к отставанию в развитии социально-экономических процессов. Место правовых пробелов начнёт занимать теневое регулирование. Право, «опережающее время», не сможет стать реальным регулятором, поскольку необходимые отношения фактически не сложились, и, следовательно, потеряет своё функциональное назначение.
Уместно вспомнить в связи с этим слова русского правоведа Е. Н. Трубецкого, кото -рый в 1909 г. писал, что «при создании и развитии права необходимо учитывать два фактора: с одной стороны, исторический опыт правовой жизни общества, а с другой — идеи разумного воздействия на социальные процессы, и тогда будут подобраны наиболее эффективные методы, способы, типы, режимы правового регулирования» [11].
в) Неопределённость и протяженность временных рамок трансформации правовой системы.
Данное свойство правовой системы, находящейся в состоянии переходности, вызва-
74
Переходный период в развитии государства и правовой системы
но рядом объективных обстоятельств. Во-первых, следует учитывать тот факт, что право не является абсолютным инструментом для становления новых общественных отношений. Без соответствующих политических, социальных, экономических, идеологических, культурных и прочих условий принципиально новые общественные отношения создать только с помощью правовых предписаний невозможно. Средствами права они будут формироваться лишь до определённых пределов, в дальнейшем право должно стать их регулятором. Но если иные предпосылки развития социальной среды отсутствуют или не получили должного развития, то и завершение трансформации самой правовой системы произойти не может.
Во-вторых, необходимо время, чтобы проявились положительные, прогрессивные для создаваемого общественного строя свойства трансформированной правовой системы — способность права выполнять регулятивную функцию в новых условиях и отвечать на социальные потребности, была продемонстрирована верность принятых правовых решений по различным вопросам деятельности государства и общества.
В-третьих, структурные компоненты правовой системы должны сложиться и быть приведены в соответствие с целями, достижение которых обозначено в качестве объективного критерия завершения перехода правовой системы и государства в целом к новому историческому типу. Например, «первоначально мы считали, — пишет С. В. Полени-на, — что переходный период завершится принятием новой Конституции Р Ф, потом связывали его с окончанием конституционных реформ на базе Конституции Р Ф 1993 г. Жизнь показала, однако, что переходным периодом следует считать тот временной отрезок, в течение которого на практике будут реализованы положения ст. 1 и ст. 7 Консти -туции РФ, провозгласившие Россию демократическим, правовым федеративным и социальным государством» [12].
И наконец, базисом правовой системы, составляющим и опосредующим её качественные характеристики, выступают право -сознание и правовая культура индивида и общества в целом. В основе этих правовых явлений находятся психологические структу-
ры сознания человека, а они, как известно, меняются только эволюционно. Поменять психологию человека за короткий промежуток времени невозможно. Потребуется время, чтобы в общественном и индивидуальном правосознании закрепились новые правовые императивы.
г) Подчиненный характер права по отношению к потребностям государственного управления.
Право в переходный период вторично, правовые средства выступают инструментом для решения насущных задач, стоящих перед политической властью. Трансформация политической, экономической, социальной систем требует скорейшей легитимации складывающихся отношений, правового обеспечения положительных и нивелирования отрицательных тенденций. Именно социальнополитическая ситуация диктует условия развития правовой системы, особенно на первых этапах переходного периода, когда в наибольшей степени учитывается текущая ситуация, а не долгосрочные закономерности становления новых общественных отношений.
д) Активное правотворчество и нестабильность законодательства.
Нестабильность различных государствообразующих систем непосредственным образом отражается на характере формирования, существования и воздействия правовых регуляторов на социальную реальность. Быстроменяющаяся и часто непрогнозируемая ситуация требует постоянного обновления законодательства, урегулирования ранее отсутствующих общественных отношений, замены устаревшего законодательства новым, отвечающим современным потребностям. И поскольку нужные нормативные правовые акты необходимо принимать как можно быстрее, то о качестве этого законодательства говорить не приходится. Следовательно, в скором времени оно потребует замены. Как справедливо отмечает В. А. Рыбаков, «законодательные акты первого поколения наименее стабильны. Они не имеют достаточно чёткой концепции, своего рода идеологии, поэтому наблюдается их рассогласованность и прямые противоречия одних актов другим» [13].
В дальнейшем структурная незавершенность новой модели существования государ-
75
Я. В. Бакарджиев
ства и неопределённость её итогового состояния продолжают сохраняться, хотя и в значительно меньших объёмах. Потребность в постоянном совершенствовании государственных систем и механизмов в условиях переходного периода остаётся, что влечёт издание заметно большего массива законодательства, чем в условиях стационарного состояния. Но чем более структурируется государство, тем более структурируется и право. Дифференциация социальных связей формирует четкую, стабильную систему права, а следовательно, и систему законодательства, определяются конкретные формы права для регулирования тех или иных общественных отношений.
е) Высокая доля влияния субъективных факторов на изменения, происходящие в правовой системе по сравнению со стационарным состоянием.
Для переходного состояния права характерна не только детерминированность объективными изменениями политической и социально-экономической формаций, но и субъективное воздействие политической элиты -необходимость скорейшего закрепления новых политико-идеологических и экономических парадигм для сохранения своего влияния на общество и государство, правовые преференции социальным группам, выступающим политической и экономической опорой власти. Довольно часто право оказывается игрушкой в руках политиков, определяющих способы использования правовых механизмов, исходя из собственных конъюнктурных интересов. Личные потребности политически и экономически господствующего слоя преобладают над общественными и го -сударственными.
ж) Двухэтапный характер процесса трансформации правовой системы.
Характерной особенностью правовой системы, находящейся в состоянии перехода, является специфика её развития как целостной регулятивной системы. Эта специфика выражается в прохождении двух основных этапов. Первый этап длится относительно непродолжительное время и сопровождается резким снижением качественных свойств большинства составляющих правовой надстройки, что вызвано двумя основными причинами.
Первая обусловлена деструктивными явлениями, связанными с принципиальным отказом от прежних правовых устоев, особенно в политической и экономической сферах. Проводится демонтаж ранее существовавших правовых институтов, но, как правило, без системной замены их новыми в силу необходимости скорейшего завершения этого процесса.
Вторая причина вытекает из невозможности отказа от ряда норм права без полноценной замены их новыми. Такой отказ может привести к полному разрушению системы правового регулирования в той или иной сфере отношений. Особенно это характерно для отраслей, имеющих комплексный, системный характер правового воздействия (отраслей публичного права, процессуальных отраслей). Поэтому правовые предписания в этих группах отношений дольше сохраняют силу. Например, в большинстве постсоветских республик многие кодексы советского образца продолжали действовать с небольшими изменениями вплоть до их замены новыми, несмотря на серьёзное изменение социальной, политической и экономической реальности. Однако это, в свою очередь, ведёт к рассогласованию между правом и фактическими сложившимися общественными отношениями, что вызывает резкое снижение регулятивного воздействия правовых норм. Поэтому чем последовательнее и своевременней осуществляется отказ от прежней системы правового регулирования и происходит её замена новой, тем меньше мы можем наблюдать деструктивных явлений в правовой системе переходного периода и спад в регулятивном воздействии права.
Второй этап процесса трансформации правовой системы более длительный и характеризуется последовательным формированием и становлением различных правовых институтов, приобретением ими новых свойств, что в итоге завершается их переходом в иное качественное состояние. Этой фазе свойственна восходящая направленность в развитии элементов правовой надстройки, постепенная институционализация правовых форм, правовых режимов и иных элементов правовой системы, протекающая вместе со становлением и развитием новых общественных отношений в государстве вплоть до окончания переходного периода.
76
Переходный период в развитии государства и правовой системы
В научной литературе встречаются сходные подходы к осмыслению развития переходных процессов [14]. Например, В. А. Рыбаков предлагает в переходном механизме выделить три части и соответствующие им стадии переходного периода в развитии права:
1) оценка состояния правовой надстройки, её диагностика-
2) проведение ликвидационных мероприятий, демонтажа старой правовой системы-
3) правовое строительство [15].
Можно заметить некоторую корреляцию
с выделенным двухэтапным процессом трансформации права в переходный период. Однако, на наш взгляд, есть и существенные отличия. Приведённая трёхзвенная стадийность не в полной мере отражает объективные условия развития и свойства переходных правовых систем.
Прежде всего, ключевым основанием для выделения этапов является не сам процесс демонтажа-монтажа, а нисходящая и восходящая направленность в качественном развитии элементов правовой надстройки, связанных с перманентными изменениями социальной реальности. Мы уже отмечали ранее, что невозможно одномоментно демонтировать всю правовую систему в силу ряда объективных причин и также одномоментно построить новую. Переходный период тем и характеризуется, что сочетает в себе хронологически и типологически разнородные элементы, а сами ликвидационные и «строительные» мероприятия не имеют четких временных рамок. Поэтому стадийность развития не может быть присуща всей правовой системе в целом, а характерна для отдельных правовых институтов, развивающихся в известной мере автономно друг от друга как по содержанию, так и хронологически.
В. А. Рыбаков выделяет такую стадию переходного периода в развитии права, как оценка состояния правовой надстройки, её диагностика, которая предшествуют двум другим стадиям. Безусловно, некая оценка ситуации всегда присутствует перед началом любых преобразований. Но следует отметить, что переходный период наступает после неких революционных подвижек, произошедших в социально-политическом устройстве общества. Основная задача, которую приходится всегда решать на первых этапах
политико-правовой трансформации — стабилизация положения в стране, прежде всего политическая и экономическая. Правовые преобразования в этот период — это скорее оперативные мероприятия по тем направлениям, где медлить уже нельзя. Латаются лишь самые очевидные пробелы в правовом регулировании. Правовая регламентация отличается бессистемностью и противоречивостью. Последствия принимаемых решений часто не прогнозируются. Право нередко вынуждено «догонять» события, не успевая предупреждать негативные проявления общественной жизни. И лишь затем в процессе планомерного развития правовой системы приходит осознание необходимости научно обоснованной и спрогнозированной юридической политики. Но и в этом случае сложно представить, что кто-либо сможет осуществить комплексную оценку правовой реальности во всех областях регулирования.
Есть ещё один аспект вопроса: оценка по своей сути есть перманентно протекающая деятельность, она осуществляется на протяжении всего процесса преобразований и не может иметь чётко выраженного последовательного характера, свойственного стадийному развитию различных процессов. По нашему мнению, оценку не следует выделять в отдельную стадию, а необходимо рассматривать как сопутствующий элемент преобразовательной деятельности отдельных элементов правовой системы, присутствующий чаще всего на втором этапе переходного периода.
Оценку как самостоятельную стадию, присущую процессу трансформации правовой системы в целом да ещё и предшествующая демонтажу этой системы, можно рассматривать только с существенной оговоркой о том, что эта деятельность является не изучением состояния правовой реальности и обоснованием с научной точи зрения потребностей в тех или иных преобразованиях, а лишь констатацией политической элитой (или обществом) необходимости смены правовых основ государства, исходя из идеальных представлений о будущей правовой системе.
з) Снижение регулятивных свойств и социальной ценности права.
Помимо специфики трансформационных процессов для правовой системы пере-
77
Я. В. Бакарджиев
ходного периода характерно общее снижение регулятивных свойств и социальной ценности нормативных предписаний. Указанная закономерность носит вполне объективный характер. Комплексная трансформация правовой реальности неизбежно приводит к пробельности и коллизионности в нормативных предписаниях, что негативно сказывается на эффективности их воздействия. Сосуществование хронологически и типологически различных правовых регуляторов ведёт к их несогласованности как между собой, так и с формирующимися общественными отношениями. Большой массив законодательства, не получившего теоретического обоснования и научного прогнозирования, разрушает системность правового воздействия. Частый субъективизм и узкая социальная ориентированность в принятии правовых решений нивелирует ценность права как общесоциального регулятора.
Данные негативные свойства и тенденции переходной правовой системы выступают своего рода индикаторами степени завершенности правовых преобразований. Чем меньше проявляются указанные выше явления, тем более зрелой становится трансформирующаяся правовая система, тем ближе она находится к качественно новому состоянию.
Снижению социальной ценности права способствуют и иные объективные явления, присущие переходному периоду и носящие внеправовой характер, например, отчуждение государства от общества, имущественное и социальное расслоение населения, политическая маргинализация граждан, вызванная разрушением идеологических парадигм.
и) Динамизм легитимации правовых предписаний.
Переходное состояние права характеризуется первоначальной делегитимацией прежней правовой системы и постепенной легитимацией вновь формируемой. Но в отличие от закономерностей фазового развития права переходного периода данный процесс детерминирован причинами, носящими в основном социальный характер. Массовое правосознание воспринимает правовую действительность эмпирически, делегитимация права обусловлена правовыми преференциями экономически и политически господствую-
щего социального слоя, что резко снижает степень легитимации властных решений со стороны основной массы населения. Но по мере расширения социальной базы реформ, направленности правовых средств на решение проблем большинства населения поддержка и принятие обществом правовых предписаний будут возрастать.
В связи с вышеизложенным необходимо понимать, что сам переходный период в го -сударстве и праве — это такое же нормальное состояние его существования в определённый исторический промежуток времени, как и стабильное, со свойственными этому периоду особенностями и закономерностями в развитии всех сущностных элементов. Хронологически этот период всегда длится намного дольше, чем этап преодоления первоначальных кризисных явлений, связанных с резким изменением политического и экономического курса страны, заканчивающийся установлением относительной политической и институциональной стабильности в государстве. Решение социальных, экономических, политических и иных проблем переходного периода является более долгосрочной и масштабной задачей. Игнорирование этих фактов и стремление в максимально короткие сроки перейти в новое стационарное состояние (а иногда и констатирование нахождения в нём), пренебрежение объективными обстоятельствами и предпосылками приводит к неблагоприятным последствиям для всех сфер общественных отношений.
1. Асланов Л. А. Культура и власть. Философские заметки. — Кн. 1. — М., 2001. — С. 35−51 — Майнцер К. Сложносистемное мышление: Материя, разум, человечество. Новый синтез / пер. с англ. — М., 2009. — 464 с. — Шунди-ков К. В. Синергетический подход в правоведении. Проблемы методологии и опыт теоретического применения. — М., 2013. — 256 с. — Майнцер К. Сложность и самоорганизация. Возникновение новой науки и культуры на рубеже веков / пер. с англ. Ю. А. Даниловой. — URL: http: //www. nonlin. ru/articles/meinzer/ complexity_and_selforganization — Венгеров А. Синергетика и политика. — URL: http: //
spkurdyumov. narod. ru/Vengerov1. pdf — Астафьева О. Н. «Переходность» как принцип социокультурного развития: движение общества к новому типу культуры. — URL: http: // spkurdyumov. narod. ru/Astaphyeva. htm — Буданов В. Г. Синергетика: история, принципы,
78
Переходный период в развитии государства и правовой системы
современность. — URL: http: //spkurdyumov. narod. ru/SinBud. htm — Князева Е. Н. Синерге-тически конструируемый мир. — URL: http: // spkurdyumov. narod. ru/KnyazevaElena. htm — Её же. Синергетический вызов культуре. — URL: http: //spkurdyumov. narod. ru/SINVIZKUL. htm.
2. Между тем это можно рассмотреть как явление, называемое в синергетике флуктуацией -случайное отклонение от закономерного развития системы в силу непредсказуемых факторов.
3. Сорокин В. В. Концепция эволюционного развития правовой системы в переходный период: дис. … д-ра юрид. наук. — Екатеринбург, 2003. — 337 с.
4. Рыбаков В. А. Переходный период в развитии права: к вопросу о понятии // Современное право. — 2009. — № 4. — С. 5.
5. Арзамаскин Н. Н. Форма правления в современной России в условиях переходности // Представительная власть — XXI век: законодательство, комментарии, проблемы. — 2007. -Спецвыпуск. — С. 1.
6. Там же.
7. Сорокин В. В. Проблемы понимания правовой системы переходного периода (часть 1) // Представительная власть — XXI век: законодательство, комментарии, проблемы. — 2005. -№ 4. — С. 17.
8. Рыбаков В. А. Указ. соч. — С. 5.
9. Тарасов Н. Н. Методологические проблемы юридической науки. — Екатеринбург, 2001. -
С. 9.
10. См., например: Сорокин В. В. Право и время: Правовая система и переходное время // Правоведение. — 2002. — № 1. — С. 180−195.
11. Трубецкой Е. Н. Лекции по энциклопедии права. — М., 1909. — С. 83.
12. Закон в переходный период: опыт современной России (круглый стол) // Государство и право. — 1995. — № 10. — С. 28.
13. Рыбаков В. А. Указ. соч. — С. 8.
14. Марченко М. Н. Проблемы теории государства и права. — М., 2001. — С. 243 — Сорокин В. В. Государственность переходного периода: теоретические вопросы: дис. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 1999. — С. 14.
15. См. подробнее: Рыбаков В. А. Указ. соч. — С. 9.
79

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой