Актуальные проблемы социофонетического исследования просодии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Т. И. Шевченко
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОФОНЕТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОСОДИИ
В статье освещаются перспективы изучения просодии с позиций когнитивного и социокультурного подходов. Обозначены некоторые теории, методы и результаты исследования в области становления детской речи, билингвизма, гендерной и возрастной вариативности просодии.
Ключевые слова: социофонетика- когнитивный подход- социокультурный подход- «модель экземпляра" — овладение языком- прототипы- просодия гендера и возраста.
Социальную вариативность произношения, включая вариативность просодии, мы рассматриваем как проявление факторов географического, стратификационного и ситуативного характера, определяющих речевое поведение личности в двух англоязычных речевых сообществах, британском и американском, и в отдельных регионах этих стран, в разных социальных классах и социальных группах, определяемых по возрастному, гендерному и этническому признакам.
Современные социолингвистические теории направлены на то, чтобы дать объяснение того, как человек усваивает социальные варианты, начиная с периода овладения родным языком в раннем детстве, как он продолжает развиваться в течение всей своей жизни.
Основными теориями, на которые опирается современная социолингвистика, являются следующие:
1) «теория вариативных правил», истоками которой была генеративная фонология Н. Хомского с ее жесткой детерминированностью инварианта-
2) «теория экземпляра», т. е. теория типичного образца, развиваемая американским фонологом Дженет Пьерхамберт [10] и британскими экспериментаторами П. Фолкесом и Г. Дохерти [6]. Эта модель позволяет учитывать градуальный характер вариантов в пределах установленных категорий благодаря выявленной дисперсии в пределах множества- иными словами, эта теория учитывает частотность и качество вариантов, которые хранятся в памяти человека-
3) особая позиция принадлежит ведущему американскому социолингвисту У. Лабову, который опирается в своих решениях на
огромный корпус звучащего материала, собранного в Нью-Йорке и Филадельфии, а также во всех других регионах США, статистически обработанный для составления Фонологического Атласа Северной Америки и описанный в двух изданных томах задуманного автором трехтомного труда о принципах изменения языка [9].
Из перечисленных выше теорий для понимания социальной вариативности просодии особое значение имеет современное видение фонетико-фонологической вариативности, отраженное в теории, или в «модели экземпляра» [10]. По существу она является «теорией типичного образца», значение которого выводимо из частотности употребления определенных образцов в речи говорящего и его окружения. Преодолевая формализм теории вариативности Хомского, «теория экземпляра» утверждает, что социофонетическая вариативность является в большей степени градуальной, чем категориальной, поэтому она может быть использована для моделирования постепенных изменений в языке, для детального описания специфических черт, свойственных диалекту или социальной группе. Эта теория была использована для объяснения того, как устанавливается связь между формирующимися фонологическими и социальными категориями при овладении родным языком в детстве. Авторы полагают, что когнитивные представления слов сочетают в себе как лингвистическую, так и индексную информацию, и что оба типа информации представлены в сознании говорящего с ранних этапов овладения языком [6].
Для того, чтобы выделить воздействие просодии на ребенка, речь, записанную на электронный носитель, подвергают специальной фильтрации, в результате чего слышны не конкретные гласные и согласные, а только ритм и мелодика речи. Так, например, было установлено, что дети, у которых родной язык — английский, предпочитают слушать слово типа '-na-na с ударением на первом слоге, что более характерно для английского языка, чем na-'-na, а также предложения, произнесенные с английской интонацией, в отличие от испанской. В Испании дети, напротив, выбирают мелодику и ритм испанского языка. Аналогичным образом установили, что шестимесячные дети в США предпочитают мелодику английского языка норвежской, но не отличают мелодику английского языка от мелодики нидерландского, которая, действительно, имеет много общего с английской. Во Франции дети дифференцируют французскую и русскую интонацию, английскую и итальянскую.
Высокая чувствительность детей с возрастом уходит. Взрослые люди, например французы, становятся «глухими» по отношению к ритмическому рисунку ударения в других языках. Французы, для которых словесное ударение в родном языке не несет лексического значения и неизменно оказывается на конце слова, не слышат разницы в положении ударного слога в другом языке или в искусственно придуманных словах французского языка. Так, например, они не слышат разницы в длительности ударных и безударных слогов, характерной для японского языка [5].
Установлено, что новорожденный ребенок реагирует на голос матери, но игнорирует чужой голос или родной голос, если он искусственно искажен механическим способом (монотоном). Создается впечатление, что на тембр голоса матери, т. е. на определенные частоты, он настроился еще до появления на свет. Речь на родном языке он готов слушать дольше, чем на любом незнакомом [8]. Первое слово, которое младенец учится узнавать и выделять в потоке речи — это свое имя.
Младенец может показать поворотом головы, ускорением сосательных движений и движением глаз, что он различает такие звуки, как [ра, Ьа], т. е. реагирует на признак глухости/звонкости. В Японии дети до четырех месяцев способны различать звуки [1] и [г], а затем перестают их дифференцировать, отбирая только те контрасты, которые нужны для их родного языка. По другим данным, дети в США и в Швеции особым образом реагируют на гласные родного языка и перестают различать гласные другого языка в возрасте шести месяцев, например, дети, у которых родной язык — английский, перестают различать немецкие напряженные гласные /и/ и /:/ [5].
В разных языках мира у детей совпадают способности различать звуки на слух, совпадает последовательность усвоения определенных классов согласных и целых слогов: смычные предшествуют щелевым, губно-губные и зубные предшествуют палатальным, открытый слог появляется первым, а далее либо остается единственным универсальным слогом, либо предшествует появлению закрытых слогов. Многие слоги редуплицируются, например: da-da, ba-ba, ma-ma.
Вокализации младенца способствуют развитию дыхания, использованию голосовых связок, помогают ему общаться с матерью в ритме диалога (звук — пауза). Они поэтапно проходят периоды гуления (6−8-я недели), звуковой игры (20−30-я недели), лепета (25−50-я недели). Лепет продолжается и после того, как появляется собственно
речь (до 18-го месяца), при этом продолжается повторение определенного набора звуков, с которых начинается речь.
В этих регулярных соответствиях между различными языками проявляются возможности речевого аппарата и слухового аппарата человека, т. е. способность произносить и различать указанные звуки на слух. Важно отметить следующие социально и коммуникативно значимые моменты в овладении звуками родного языка:
— Развитие речи происходит благодаря врожденной потребности в общении, ребенок произносит первые звуки для того, чтобы что-то «сказать», т. е. произнести слово, придать своему речевому жесту какое-то коммуникативное значение, поэтому звуки важны не сами по себе, а как носители смысла в составе слов, и, далее — в составе грамматических конструкций.
— Речь ребенка развивается параллельно с познанием мира, с его когнитивным развитием. Категоризация явлений предметного мира и способность сообщить о них знаками звукового или жестового языка развиваются параллельно. Глухонемые дети у слышащих родителей, которых не научили языку жестов в детстве, не смогли овладеть этим языком в полной мере впоследствии.
— Целый год после рождения, а возможно и в преднатальный период развития ребенка, уходит на наблюдение, сбор акустической информации, тренировку речевого аппарата. Способность реагировать на значимые различия акустических образов слов в значительной мере обгоняет способность произносить эти звуки и слова. Иными словами, восприятие звуков обгоняет их производство.
— В ранний период жизни мозг человека необыкновенно пластичен.
Если упустить эту возможность — не разговаривать с ребенком до
6 лет — то окажется, что время безнадежно упущено. Критический период наступает после 11−12 лет к периоду полового созревания, после которого способность к овладению речью на родном языке утрачивается.
— Тот факт, что те несчастные дети, которые не научились говорить в детстве, впоследствии способны только называть некоторые предметы и действия, но не способны построить грамматически правильное предложение, говорит о том, что лексикон и грамматика относительно самостоятельно существуют в структурах мозга.
— Фонология, которую ребенок осваивает в процессе своего развития, связана, прежде всего, с лексиконом как с формой слов, а также
с грамматикой (синтаксисом) как со средством планирования речи. Очень важно, что это усвоение проходит успешнее на фоне положительных эмоций, передаваемых интонацией.
— Отмечено, что матери, разговаривая с младенцами, используют гласные полного образования, которые и составляют набор прототипических образцов гласных родного языка.
— Особая роль в развитии речи детей принадлежит интонации: многие исследователи утверждают, что интонационные модели утверждения, вопроса, требования-просьбы осваиваются ребенком раньше, чем система фонологических различий согласных и гласных. Вместе с тем более сложные фонологические значения самой интонации развиваются и совершенствуются в процессе социализации.
Среди теорий, авторы которых пытались объяснить эти явления, известна позиция американского лингвиста Н. Хомского и его последователей. По теории Хомского, язык — это врожденный инстинкт: программы усвоения универсальной грамматики и лексикона уже заложены в мозгу ребенка, остается только предъявить ограничения, связанные со спецификой конкретного языка. Сторонники Хомского утверждают, что не всё, что говорят дети, было адресовано им в речи воспитателей, не всё есть имитация и закрепление путем повторения. Современное понимание когнитивного и речевого взаимодействия уточняет и корректирует эту точку зрения.
Действительно, дети слышат, как взрослые разговаривают между собой, и они способны к наблюдению и к языковому творчеству. Способность младенцев различать звуки, а точнее, различать признаки звуков уже получает подтверждение, однако дети, с которыми не разговаривали в детстве, никогда не научатся говорить, и этому факту также есть печальное подтверждение. Поэтому опыт социализации личности ребенка важен так же, как и проявление способности к языковому развитию, которая появилась у всех людей в результате длительного периода эволюции.
Запись речи матерей и спектральный анализ этого материала показывает, что с младенцами матери говорят, особенно отчетливо и протяжно произнося гласные, смягчая согласные. Это не просто выражение нежности, но еще и модель артикуляции, прототип. Кроме того, как было сказано ранее, это и модель социального общения в диалоге.
Наблюдения показали, что чем младше ребенок, тем чаще родители стараются использовать в обращенной к нему речи стандартные
варианты. Речь, обращенная к старшим детям, содержит большее количество региональных черт произношения. Пол ребенка также имеет значение: матери девочек старались чаще употреблять нормативные варианты. В речи ребенка, как в зеркале, отражались черты речи его матери, особенно в первые годы его жизни.
Таким образом, процесс познания языка можно полно описать, только учитывая социальное окружение, в котором происходит познание. То, что ребенок узнает о языке, зависит от его языкового опыта. Но этот опыт формируется разными социальными факторами, и различное социальное окружение может предоставить различные познавательные возможности [6].
По мере того, как ребенок взрослеет, встречает новых людей, меняется и тот язык, который он слышит. С изменением социального опыта изменяются возможности ребенка постигать лингвистические формы. Поэтому лингвистические отображения со временем меняются вслед за изменениями в окружающей языковой среде.
Изучение процессов развития детской речи занимает психолингвистов в течение многих лет уже потому, что темпы освоения звуков родного языка действительно вызывают восхищение. И в какой-то мере возникает возможность узнать секрет или, может быть, простую истину, чтобы обучить этому взрослых людей или машину.
Большой интерес в связи с изучением когнитивных процессов, сопутствующих усвоению языка и его категорий, вызвал опыт билингвов. Человечество вдруг обнаружило, что примерно три четверти населения земного шара — билингвы. И дело не только в том, что существуют страны, подобные Швейцарии или Индии, где официально признаны несколько государственных языков. И не в том, что есть много интернациональных семей, где родители, мать и отец, говорят на разных языках, но знают один третий, который их объединяет в общении. Практически во всех странах билингвизм, или даже многоязычие, -весьма распространенное явление. Не только на территории бывшей Британской империи, но и в США, и в России многие люди реально пользуются двумя языками, часто разделяя их по сферам делового и семейно-бытового общения. В США, например, 18 миллионов жителей, рожденных в этой стране, отметили при опросе в анкетах, что их родной язык — испанский [1]. Существует множество других этнических групп бывших эмигрантов, которые владеют кроме английского еще и другим, материнским языком. В России используют
для общения 280 национальных языков, но трудно представить себе россиянина, не владеющего еще и русским языком. В Лондоне и в его окрестностях можно услышать 300 языков, не считая английского.
Изучение билингвизма, включая искусственный билингвизм, наблюдаемый при изучении иностранного языка, имеет большое социокультурное и прикладное значение. В англоязычных странах, прежде всего в США, преподаватели иностранных языков отмечают, что неуспех американцев в изучении других языков объясняется отсутствием должной мотивации, недооценки того, какие возможности им может открыть знание иностранных языков в понимании другой культуры, в том, как это знание может обеспечить им занятость и профессиональный успех. В то же время эмигранты первого поколения, имеющие высокую степень мотивации, способны освоить английский язык для нужд повседневного профессионального общения, но их фонетико-фонологические особенности сохраняются в виде сильного иностранного акцента, чего не скажешь об их детях, легко усваивающих именно произносительную сторону английского языка.
В отношении детей-билингвов ранее высказывалось мнение, что они отстают в обучении на первоначальных этапах, но в настоящее время считается, что знание других языков делает ребенка более адаптивным, готовым к переработке новой информации в трудных условиях меняющейся жизни.
Итак, изучение детской речи показало, какую работу выполняет маленький ребенок в течение первого года жизни, собирая акустическую и зрительную информацию, отбирая из нее значимые сигналы различия слов родного языка, тренируя свои органы речи, подготавливая их к тому времени, когда интеллект будет готов воспринимать и выражать их значения. При этом восприятие смысла, как правило, обгоняет способность выразить его с помощью собственной речи.
Речь появляется тогда, когда ребенок хочет что-то сказать, т. е. общаться. Первые звуки у детей разных национальностей схожи потому, что отражают слуховые, визуальные и произносительные возможности органов речи и слуха. Среди первых слогов — открытый слог, который состоит из смычного согласного и гласного. Для английского языка важно и место ударения в слове — на первом слоге. Интонационные формы детской речи проявляются раньше, чем фонологическая система согласных и гласных.
Развитие фонологических категорий идет параллельно с когнитивным развитием: первые редуплицированные слоги — это слова с широкой семантикой. Фонология, таким образом, появляется вместе с лексиконом. Фонетические (акустические) характеристики звуков сохраняются в составе слухового образа слова в качестве ментальной репрезентации.
Вместе с тренировкой дыхания происходит овладение ритмом чередования слов и пауз, ритмом чередования реплик в общении. В дальнейшем форма интонационных контуров утверждения и вопроса также соединится с определенными синтаксическими структурами в том отделе мозга, где происходит планирование речи.
Естественный билингвизм у детей — сложное явление формирования двух лексиконов и двух грамматических систем, при котором на разных стадиях развития ребенок восполняет ресурсы одного языка за счет другого. Создавая новые правила, проверяя их и исправляя, ребенок творчески осваивает систему языка, владея при этом «межъ-языком». При определенных условиях можно свободно овладеть двумя языками. Вопрос о пользе билингвизма для адаптации в современном многоязычном мире в наше время решается положительно.
Изучение иностранного языка, т. е. создание условий для искусственного билингвизма, может быть успешным и радостным, поскольку оно открывает контакт с другой культурой и расширяет профессиональные ресурсы человека. Для этого нужны: мотивация обучающегося, который владеет стратегией обучения, мотивация преподавателя, который подбирает методику и образцы в соответствии с когнитивными возможностями и профессиональными целями обучающихся, обучение «часто и понемногу», а также другие способы вовлечения в реальную коммуникативную деятельность на языке.
Проблема социальной дифференциации и просодической вариативности, а также исследования социолингвистических факторов, которые их обусловливают, проводились с учетом различных параметров. Изучение просодических характеристик жителей различных регионов Великобритании и США, а также представителей среднего класса, имеющих разные профессиональные, возрастные и гендерные показатели статуса, последовательно проводилось исследователями кафедры фонетики английского языка МГЛУ [2−4]. В качестве основного дифференцирующего признака был установлен диапазон мелодических изменений.
Исследования, проводимые в рамках теории социальной стратификации, разработанной Лабовым, раскрывают значимость таких социальных факторов, как социально-экономический класс, возраст и гендер в формировании речевого поведения и социальной идентификации говорящих. Для изменений, которые находятся в состоянии стабильности или на стадии завершения, наиболее значимыми являются показатели социально-экономического класса. Для новых и быстро развивающихся изменений основным социальным фактором является возраст [9]. В области просодии современная тенденция использования восходящего тона в утверждениях в наибольшей степени характерна для американской и австралийской молодежи.
Целый ряд социолингвистических исследований свидетельствует о том, что гендерный и возрастной факторы оказывают сильное влияние на использование нестандартных (диалектных) форм в речи. Например, на материале речи жителей одного из городов Шотландии отмечено, что возрастной фактор способен вызвать более 50% изменений в речи- не менее важным является воздействие гендерного фактора. На материале речи жителей США было доказано, что северяне говорят быстрее, чем южане, а молодые говорят быстрее, чем пожилые. Такие выводы предсказуемы, но неожиданно выявляется, что молодые мужчины читают быстрее, чем женщины. Это выяснилось в результате обследования чтения и говорения 94 жителей двух штатов [7]. Ряд других работ доказывает, что не всегда различие голосов опирается на физиологию. Есть предположение, что мужчины и женщины склонны влиять на свои голосовые характеристики, подчеркивая гендерную принадлежность [8].
На основании работы, посвященной восприятию возраста человека по его речи и выполненной на материале шведского языка, можно говорить о том, что при помощи формантного синтеза и метода линейной интерполяции возраст говорящего может быть успешно смоделирован искусственным путем. В связи с вопросом о том, какие характеристики, просодические или непросодические, являются основным акустическим коррелятом возраста и играют ведущую роль в процессе восприятия возраста на слух, Сьюзен Шотц отмечает, что ни одна фонетическая характеристика не может считаться приоритетной, а качественное слуховое восприятие возраста говорящего возможно лишь в совокупности с изучением комплекса просодических и непросодических характеристик речи [11].
Изложенные выше факты социальной вариативности просодии дают основание утверждать, что социальные варианты просодии английского языка усваиваются человеком, начиная с раннего детства, в процессе овладения родным языком и развиваются под влиянием социального окружения, в которое постепенно включается не только непосредственное окружение, разделенное по гендерному и возрастному признакам, но и более широко понимаемое речевое сообщество с его географическими, социальными и этническими особенностями. Каждая из этих особенностей может составить предмет социофонетики. Доказательством данного тезиса могут служить статьи, которые включены в настоящий выпуск Вестника МГЛУ
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Кристал Д. Английский язык как глобальный. — М.: Изд-во «Весь мир», 2001. — 238 с.
2. Романова Е. Ю. Просодическая вариативность американской монологической речи в различных возрастных группах // Фонетическая вариативность современной англ. речи. — М., 2007. — С. 116−125 (Вестн. Моск. гос. лингвист. ун-та- вып. 523).
3. Шевченко Т. И. Социальная дифференциация английского произношения: Моногр. — М.: Высшая школа, 1990. -142 с.
4. Шевченко Т. И., Постникова Л. В. Специфика американской просодии в американском контексте // Фонетическая культура речи. — М., 2003. -С. 176−188 (Тр. / МГЛУ- вып. 476).
5. Durand J. and Laks B. (eds) Phonetics, Phonology and Cognition. — Oxford: Oxford University Press, 2004. — 338 p.
6. Foulkes P., Docherty G. The Social Life of Phonetics and Phonology // Journal of Phonetics. — 2006. — V. 34, # 4. — P. 409−438.
7. Jacewicz E., Fox R., O’Neill C., Salmons J. Articulation Rate across Dialect, Age and Gender. Language Variation and Change. — 2009. — V. 21, # 2. -P. 233−251.
8. Karpf, Anna. The Human Voice. — NY and London: Bloomsberry Publishers, 2006. — 399 p.
9. Labov, W. Principles of Linguistic Change. — Vol. II: Social factors. — Oxford: Blackwell, 2001. — 542 p.
10. Pierrehumbert, Janet. The Next Toolkit // The Journal of Phonetics. — 2006. -V. 34, # 4. — P. 516−530.
11. Schotz, Susan. Perception, Analysis and Synthesis of Speaker Age // PhD Dissertation. Department of Linguistics and Phonetics. — Lund: Lund University, 2006. — 202 p.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой