Актуальные пролемы адвокатского расследования в уголовном процессе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Международный Научный Институт & quot-Educatio"- II (9), 2015
ляют хотя бы протоколом выемки, то материала ОРД, материалы административного производства, являющиеся основаниями для возбуждения уголовного дела и включающие в себя предметы с признаками вещественных доказательств, вообще никаким образом не вводятся в уголовный процесс. Следователи считают, что достаточно одного отношения (сопроводительного письма соответствующего органа), с которым направляется административный материал, либо постановления о представлении материалов ОРД, чтобы представленный материал был введен в уголовный процесс.
Такое положение на практике будет продолжаться до тех пор, пока на законодательном уровне не будут урегулированы понятие собирание доказательств, понятие способов собирания доказательств, не будет определен перечень способов собирания доказательств относительно каждой стадии уголовного судопроизводства. В УПК РФ должно быть закреплено, что материалы ОРД и материалы административного производства являются основанием для возбуждения уголовного дела, что представление указанных материалов должны вводиться в уголовный процесс протоколом представления. Это приведет к упорядочению правоприменительной практики, а все предметы и документы с признаками вещественных доказательств приобретут доказательственное значение.
ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ
Список литературы
1. Архив районного суда г. Тихорецка Краснодарского края. Уголовное дело № 1−187/14 за 2014 год.
2. Демурчев Л. Г. Собирание доказательств в ходе досудебного производства путем проведения иных процессуальных действий: диссертация на соискание ученой степени кандидате юридических наук. Краснодар, 2012.
3. Жогин Н. В., Фаткуллин Ф. Н. Возбуждение уголовного дела. М., 1961- Кудин Ф. Н., Костенко Р. В. Достаточность доказательств в уголовном процессе. Краснодар, 2000.
4. Корнеева Л. М. Доказывание при отказе в возбуждении уголовного дела//Советское государство и право. 1975. № 2.
5. Сереброва С. П. Проблемы рационализации досудебного производства: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 1994.
6. Чельцов М. А. Советский уголовный процесс. М., 1962.
7. Шейфер С. А. Доказательства и доказывание по уголовным делам. М., 2009.
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОЛЕМЫ АДВОКАТСКОГО РАССЛЕДОВАНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
Овчинникова Анна Павловна
магистрант, Юго-Западный государственный университет, г. Курск
Козявин Андрей Александрович
к.ю.н., доцент, Юго-Западный государственный университет, г. Курск
ACTUAL PROBLEMS OF LAW INVESTIGATIONS IN CRIMINAL PROCEEDINGS
АННОТАЦИЯ
В статье на основе анализа судебной и дисциплинарной практики адвокатских палат субъектов Российской Федерации проведено исследование по совершенствованию комплекса нормативно-правовых актов, регламентирующих институт профессиональных прав адвоката-защитника. Детально раскрывается институт адвокатского расследования. Исследование осуществляется через призму международно-правовых стандартов.
ABSTRACT
In article on the basis of the analysis of the judicial and disciplinary practices law chambers of subjects of the Russian Federation conducted a study on improvement of legal acts, regulating the Institute ofprofessional rights of the lawyer-defender. It shows the Institute of legal inquiries. The study is carried out through the prism of international legal standards Ключевые слова: адвокат-защитник, институт адвокатского расследования, внутреннее убеждение, совесть, этика. Keywords: lawyer-defender, the Institute of legal inquiries, an inner conviction, conscience, ethics.
Заранее обусловимся, что под адвокатским расследованием понимается расследование, которое проводится наряду с предварительным расследованием, которое осуществляют орган дознания, следователь или прокурор. [4, с. 61] Так, адвокатское расследование характеризуется автономностью, самостоятельностью, независимостью от государства. Объем и пределы адвокатского расследования, как и в целом досудебного производства, а также особенности деятельности адвоката на данном этапе процесса регламентируются ст. ст. 43, 45, 53, 73, ч. 3 ст. 86 УПК Российской Федерации.
Параллельное адвокатское расследование характерно для англо-саксонского уголовного судопроизводства. [1, с. 9] Для российского уголовного процесса пробелы участия адвоката в доказывании необходимо восполнять не посредством изменения законодательных положений, а посредством совершенствования правоприменительной деятельности по практической реализации нормативных положений.
Так, «оценку доказательств» адвокат-защитник естественно реализуют по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности известных им доказательств, руководствуясь законом, а в ряде случаев и совестью, с учетом того что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. А. Я. Сухарев утверждает, что «свобода оценки доказательств по внутреннему убеждению» — это «система мыслительных логических действий и выводов» не только суда и других властных субъектов уголовного процесса, но «и представителей защиты» [10, с. 24]. Однако, законодатель не включил адво-ката-защитника в число участников доказывания в уголовном процессе по внутреннему убеждению, предусмотренному ст. 17 УПК Российской Федерации.
Анализ судебной и дисциплинарной практики позволяет сделать вывод о том, что существует проблема отграничения усмотрения от правовой небрежности и произвола, когда адвокаты выходят за рамки не только норм морали, но
Международный Научный Институт & quot-Educatio"- II (9), 2015
43
ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ
и закона, демонстрируя тем самым как профессиональную, так и нравственную деформацию, что, в свою очередь, приводит к нарушению прав личности, охраняемых Конституцией Российской Федерации. В этой связи полностью разделяем мнение Т. К. Рябининой, полагающей, что «неприемлемым является поведение адвокатов, которые, осуществляя защиту своих клиентов, выходят за рамки дозволенного с точки зрения права и морали…» [11, с. 334]
Согласно пп. 1, 4 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» [5], п. 1 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката [3] адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами. В силу подп. 1 п. 1 ст.9 Кодекса адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне.
Так, согласно жалобе, поступившей в Адвокатскую палату Орловской области на всей стадии предварительного следствия адвокат Р. не выполняла своих профессиональных обязанностей, в результате чего Б. был лишен возможности защищаться в полном объеме. Так, заявитель жалобы неоднократно просил адвоката Р. подать ходатайство о проведении экспертизы вещественных доказательств на предмет наличия его отпечатков пальцев, что подтвердило бы невиновность Б. в инкриминируемом ему преступлении. Кроме того, в период следствия Б. настаивал на подаче ходатайства о переквалификации его действий на ст. 116 УК РФ, а также о предоставлении из ПДН характеризующей информации. Однако адвокат Р. данные просьбы подзащитного не исполняла, объясняя это тем, что все это не важно для его защиты.
Также в жалобе указано, что адвокат Р. заверила своей подписью якобы отказ Б. от подписания протокола допроса подозреваемого от 17. 11. 2009 г., однако при проведении указанного следственного действия адвокат Р. не присутствовала. Кроме того, адвокат Р. своей подписью заверила якобы отказ подзащитного от подписания протокола ознакомления с материалами уголовного дела в соответствии со ст. ст. 216−218 УПК РФ от 02. 12. 2009 г., составленного на территории СИЗО-1 г. Орла, в то время как в названный день адвокат Р. Б. в СИЗО не посещала. Более того, адвокат Р. ставила свою подпись в графике совместного ознакомления с материалами уголовного дела за
19. 11. 2009 г., 01. 11. 2009 г., 02. 12. 2009 г., что также не соответствует действительности, поскольку согласно выписке о посещении Б. в ходе предварительного следствия в период с 18. 02. 2009 г. по 29. 03. 2010 г. адвокат Р. посещала своего подзащитного в СИЗО только 1 раз —
24. 09. 2009 г. По мнению заявителя жалобы, адвокат Р. самоустранилась от исполнения своих профессиональных обязанностей по защите Б., а напротив, явилась инструментом следствия в полной фальсификации материалов уголовного дела. Адвокат был привлечен к дисциплинарной ответственности. [6]
Являясь новеллой уголовно-процессуального законодательства 2001 г., категория совести утвердилась как важнейший критерий оценки уголовных доказательств, не лишенная, однако, дискуссионных вопросов. Так, критика произвольного применения закона и допущения нарушений порядка уголовного судопроизводства при оценке доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле
доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью находит отражение в тексте жалоб в Конституционный Суд Российской Федерации. [7] Более того, судебная практика позволяет выявить противоречие вышеуказанной правовой нормы статье 49 УПК РФ, поскольку исключает оценку доказательств на основании закона, в том числе закрепляющего принцип презумпции невиновности. [8] Вынуждены не согласиться с последней точкой зрения, так как ч. 1 ст. 17 УПК Российской Федерации, закрепляя принцип оценки доказательств по внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, и предписывая руководствоваться при этом законом и совестью, подлежит применению в системной связи с иными законодательными положениями, устанавливающими порядок собирания, проверки и оценки доказательств в уголовном судопроизводстве. Более того, при выявлении сомнений в допустимости или достоверности этих доказательств правоприменитель имеет право отвергнуть их в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 49 УПК Российской Федерации.
Так, в связи с отсутствием в УПК Российской Федерации указания на внутреннее убеждение адвоката, необходимо регламентировать нормами федерального законодательства об адвокатуре и положениями КПЭА критерии совестливости. На пути к приведению дисциплинарной практики адвоката к единообразию и выработке стандартов для разграничения усмотрения от правовой небрежности и произвола, необходимо, руководствуясь международными стандартами [9], внести изменения в пп. 1 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре и изложить текст в следующей редакции:
«Адвокат обязан: честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами. При этом критерии совестливости представляют собой: должная организация труда, исключение спешки и поверхностности, активность в судебном процессе, принципиальность и настойчивость в отстаивании избранной позиции, полное использование процессуальных возможностей, включая предусмотренное законом право обжалования неблагоприятных решений, оказание доверителю и подзащитному всесторонней юридической помощи, а именно: разъяснение правового значения возникающих проблем, ознакомление с документами».
В поле научной и практической деятельности юристов долгое время ведутся дискуссии о совершенствовании комплекса нормативно-правовых актов, регламентирующих институт профессиональных прав адвоката-за-щитника. Так, право защитника собирать доказательства, предоставленное ему п. 2 ч. 1 ст. 53, ч. 3 ст. 86 УПК РФ, по мнению ученых, представляет собой методологическую спорную позицию законодателя, противоречащую концепции собирания доказательств в уголовном процессе. [2, с. 60]
Повышение эффективности процессуальных гарантий независимости адвоката в Российской Федерации представляется возможным посредством введения административной ответственности за непредставление органами государственной власти, органами местного самоуправления, общественными объединениями и организациями информации, документов или их копий по запросу адвоката. Данную норму представляется целесообразным закрепить в ст. 5. 39. 1 КоАП РФ, а также в п. 1.1 ст. 18 Федерального закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ, изложив ее в следующей редакции:
Международный Научный Институт & quot-Educatio"- II (9), 2015
44
ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ
«1. Нарушение органами государственной власти, органами местного самоуправления, общественными объединениями и иными организациями требований законодательства о предоставлении по запросу адвоката сведений или документов, необходимых для оказания юридической помощи, — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей- на юридических — от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей.
2. Предоставление адвокату заведомо недостоверных сведений либо подложных документов, — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере десяти тысяч рублей- на юридических лиц — от пятидесяти до ста тысяч рублей.
3. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем через 10 суток со дня получения запроса адвоката».
Представляется, что предложенный комплекс нормативных изменений в действующее федеральное законодательство призван повысить эффективность механизма реализации права на получение квалифицированной юридической помощи, а также обеспечить состязательности сторон в уголовном судопроизводстве.
Список литературы
1. Воскобитова Л. А. Состязательность: две концепции участия адвоката в доказывании. Статья 2. Программа // Уголовное судопроизводство. — 2012. -№ 4. — С. 9 — 17.
2. Григорьев В. Н. О методологии совершенствования доказательственного права / В. Н. Григорьев, А. В. Победкин // Государство и право. — 2003. — № 10. -С. 55 — 62.
3. Кодекс профессиональной этики адвоката: [принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31. 01. 2003: по состоянию на 22. 04. 2013] // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. — № 3. — 2013.
4. Мартынчик Е. Г. Адвокатское расследование в уголовном процессе. Теоретико-методологические основы доктрины адвокатского расследования. — М.: Юрист, 2009. — 258 с.
5. Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: [федеральный закон от
31. 05. 2002 № 63-ФЗ (ред. От 02. 07. 2013) ] // Собрание законодательства РФ. — 2002. — № 23. — Ст. 2102.
6. Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Орловской области за 2011 год. — [электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: [ http: // www. advokat57. ru/dpraktica_p4. html]
7. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Зайцева Сергея Ивановича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 17 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: [Определение КС РФ от 16 июля
2013 г. № 1102-О] // СПС «Консультант плюс»
8. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества & quot-Управляющая компания & quot-Жилкомсервис"- на нарушение конституционных прав и свобод частью первой статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации: [Определение КС РФ от 24 июня
2014 г. № 1434-О]
9. Правила адвокатской этики, утвержденные Правлением международного союза (Содружества) адвокатов: [утв. Правлением Международного Союза (Содружества) адвокатов от 22 мая 1998 г.] // [электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: [ http: //www. mgub. net/advetika. html]
10. Сухарев А. Я. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. и научн. ред. А. Я. Сухарева. -М.: Норма- Инфра-М, 2004. -1104 с.
11. Рябинина Т. К. Нравственные начала уголовного процесса: Учеб. пособие. Курск, 2007. — 440с.
12. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: [от 18. 12. 2001 № 174-ФЗ (ред. от 03. 02. 2015)] // Собрание законодательства РФ. -2001. — № 52 (ч. I). — Ст. 4921.
РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРАВ АВТОРОВ АУДИОВИЗУАЛЬНОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ В РОССИИ,
ВЕЛИКОБРИТАНИИ, США И ФРАНЦИИ
Первачева Ольга Александровна
магистр Российской Государственной Академии Интеллектуальной Собственности
THE REGULATION OF THE AUTHORS RIGHTS IN AUDIOVISUAL SPHERE IN RUSSIA, UK, USA AND FRANCE Pervacheva Olga, Russian State Academy of Intellectual property, master, Moscow
АННОТАЦИЯ
В статье автор рассматривает правовой режим аудиовизуальных произведений в законодательстве Великобритании, США и Франции. Отмечаются достижения этих стран в области сближения правовых норм с современными цифровыми и коммуникационными технологиями. Проводится сравнительный анализ национального законодательства России с законодательством этих стран с целью имплементировать в российское законодательство нормы, показавшие свою эффективность в аудиовизуальной сфере.
ABSTRACT
In the article the author examines the legal regime of audiovisual works in the UK, USA and France. The achievements of these countries are remarked in the field of legal convergence with modern digital and communication technologies. The author makes the comparative analysis of Russian legislation with the legislation of these countries with the aim to implement in the Russian legislation norms, which demonstrated its effectiveness in the audiovisual sphere.
Ключевые слова: аудиовизуальное произведение, кинематографическое произведение, имплементация.
Key words: audiovisual work, cinematographic work, implementation.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой