Хозяйство удельных крестьян Яранского уезда Вятской губернии в конце XVIII середине XIX веков

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ды, но большинство из нас интересуется лишь тем, чтобы поговорить, выпить в баре…" [6. С. 5]. Однако определённый вклад в сохранение и развитие национального русского самосознания русские эмигранты всё-таки внесли [6. С. 5]. В-четвёртых, русским эмигрантским кругам за рубежом в период перестройки не был представлен по-настоящему интересный проект преобразований, в котором они могли бы принять активное участие.
Литература
1. Виноградов И. Русский национальный собор // Нижегородская правда. 1992. 18 фев.
2. Вожди: сборник биографий / сост. В. Прибыловский. М.: Информационно-экспертная группа «Панорама», 1995. 117 с.
3. Лимонов Э. Моя политическая биография. СПб.: Амфора, 2002. 301 с.
4. Лимонов Э. Нас загоняют в тупик// Советская Россия. 1992. 31 дек.
5. Мозокин В. Без фундамента недолговечен дом… Субъективные заметки с Русского национального собора // Земля нижегородская. 1992. 22 фев.
6. Назаров М. Наши идеалы // Слово. 1991. № 1. С. 5−9.
7. Обращение к нашим соотечественникам за рубежом в ответ на письма г. Красовского // Отечество (Новосибирск). 1991. № 5.
8. Осипов В. Н. Корень нации. Записки русофила. М.: Алгоритм, 2008. 621 с.
9. Смирнов А. Народные республиканцы — партия идей Солженицына // Наше время. 1990. № 4.
10. Струкова Е. Альтернативная периодическая печать в истории российской многопартийности (1987−1996). М.: Историческая библиотека, 2005. 309 с.
11. СупрунюкБ. Стерлигов с вами//Московские новости. 1993. 11 апр.
12. Уголовный кодекс РСФСР с изменениями и дополнениями на 1 января 1978 г. с приложением постатейно-систематизированных материалов. М.: Юридическая литература, 1979. 256 с.
13. Фёдорова М. С. Либерально-консервативное направление общественно-политической мысли Русского зарубежья 20−40-х гг. XX в.: дис. … канд. ист. наук. М., 2003. 238 с.
14. Центральный архив общественно-политической истории Москвы (ЦАОПИМ). Ф. 8650. Оп. 1. Д. 6.
15. ЦАОПИМ. Ф. 8823. Оп. 1.Д. 34.
16. Это наше право. Обращение представителей русских патриотических организаций // Литературная Россия. 1991. 21 июня.
ФОМЕНКОВ АРТЁМ АЛЕКСАНДРОВИЧ — доцент кафедры истории политических партий и общественных движений, Нижегородский государственный университет имени И. Н. Лобачевского, Россия, Нижний Новгород (artjom2310@inbox. ru).
FOMENKOV ARTJOM ALEXANDROVICH — candidate of historical sciences, assistant professor, Lobachevsky State University of Nizhni Novgorod, Russia, Nizhni Novgorod.
УДК 908
Н.И. ХАЛТУРИНА
ХОЗЯЙСТВО УДЕЛЬНЫХ КРЕСТЬЯН ЯРАНСКОГО УЕЗДА ВЯТСКОЙ ГУБЕРНИИ В КОНЦЕ XVIII — СЕРЕДИНЕ XIX ВЕКОВ
Ключевые слова: крестьяне, земледелие, скотоводство, крестьянская реформа, удел, свободная земля, пахотная земля, урожайность, орудие труда.
Исследовано хозяйство удельных крестьян Иранского уезда Вятской губернии в конце XVIII — середине XIX вв.: посевные площади, урожайность зерновых культур, орудия труда и приёмы земледелия.
N.I. KHALTURINA
THE FARM OF SPECIFIC PEASANTS IN YARANSK UYEZD OF VAYTKA GUBERNIYA FROM THE END OF THE EIGHTEENTH CENTURY TILL THE MIDDLE OF THE NINETEENTH CENTURY
Key words: peasants, farming, cattle-breeding, peasant reform, a lot, free land, arable land, productivity, implement of labour.
The farm of specific peasants in Yaransk uyezd of Vyatka guberniay from the end of the eighteenth century till the middle of the nineteenth century: crop area, yield of grain crops, tools and techniques of farming.
Удельные крестьяне Яранского уезда Вятской губернии занимали наиболее благоприятную в хозяйственном отношении территорию относительно других категорий крестьян, проживавших на территории Вятской губернии.
Так, в 1852 г. в одном из отчётов вятского губернатора прозвучало, что «самыми зажиточными крестьянами считаются удельные, поселённые большею частью в хлебородных уездах Яранском и Сарапульском» [8. С. 102].
Главной отраслью хозяйства удельных крестьян в рассматриваемое время оставалось, как и по всему Яранскому уезду, земледелие. В начале XIX в. среднеуездный надел составлял 3,07 десятины. В большинстве крестьянских хозяйств наделы были меньше среднеуездного показателя [6. С. 114].
Решался земельный вопрос в удельной деревне путём выделения удельным крестьянам наряду с казёнными из фонда свободных земель и за счёт покупки земли у казны и частных лиц. В 1802 г. был издан закон, на основании которого можно было наделять удельных крестьян казённой землёй. Но уже в 1811 г. Департамент уделов был вынужден издать циркуляр о том, чтобы управляющие контор не выдавали представления о наделении крестьян землёй впредь до «особого распоряжения», так как вскоре после принятия закона Департамент уделов был завален просьбами о выделении казённой земли [8. С. 105]. В 1827 г. последовало уточнение правил: удельные крестьяне могли быть наделены казённой землёй только в многоземельных губерниях, что резко сузило сферу применения закона. В этой связи усилились просьбы к властям о наделении землёй. Вот одна из них: в 1840 г. в Вятскую удельную контору обратились «крестьяне Яранского уезда Пиштанского приказа починка Дружнаго Козьма Иванов Чермных и Михайло Степанов Жаворонков, доверенные от общежителей из числа 27 душ, писанных по 8-й ревизии», которые «просят по недостатку земли, находящейся у них во владении с прирезанною на 8-мь душ, состоявших в их починке по прошедшей 7-й ревизии наделить их по числу душ 8-й ревизии узаконенною пропорциею земли из смежных казённых дач, находящихся свободными и никем не занятыми наравне с государственными крестьянами… «, так как они «…наделены землёю по 7-й ревизии на 21 душу, а по 8-й, прибыло у них таковых 6-ть, на которых ещё не наделены» [3. Оп. 8. Д. 889. Л. 1−1 (об.), 6].
Большие трудности по наделению крестьян землёй создавала существующая в стране система управления. Об этом свидетельствует следующий типичный факт. В 1810 г. Департамент уделов возбудил ходатайство о наделении 183 удельных крестьян Вятской губернии (среди которых были и крестьяне Яранского уезда) казёнными землями. В 1811 г. десяти ревизским душам такие земли были выделены, через десять лет (в 1821 г.), получили землю ещё 39 ревизских душ. При этом чиновник казённой палаты «отысканные» земли оценил как «заросшие мелким лесом и потому для казны бесполезные». В 1830 г. получили наделы на казённых землях ещё 20 ревизских душ. Судьба остальных крестьян неизвестна [8. С. 106].
Покупка земли Департаментом уделов также не принесла успеха вследствие ограниченности денежного капитала. К сожалению, источники не позволяют определить соотношение основных путей увеличения абсолютных размеров землепользования удельных крестьян. Определённую роль сыграли и наделение казённой землёй, и покупка земли в собственность удела у частных владельцев. В то же время источники вполне определённо указывают на то, что крестьяне самовольно занимали казённые и частные земли, приспосабливали для обработки неудобные участки. Масштабы приобретения земель и самовольные переселения достигали значительных размеров.
Так, в 1839 г. жители Пиштанского приказа завладели казённой землёй в Пачинской и Кугушергской дачах. По свидетельству, «учинённому командированным для производства мирских дел Котельнического уездного суда дворян-
ским заседателем Сарычевым при депутате со стороны удельной земли расчищенной в казённом ведомстве… оказалось… пашни в длину — на 50 ширину 10 сажень, покосу в трёх местах 1-м в длину 140 ширину 45, 2-м в длину 150 ширину 30 и 3-м в длину 100 ширину 50 сажень и вырублено под расчистку земли разного рода лесов в длину на 80 и ширину 40 сажень» [2. Оп. 1. Д. 33].
Во второй трети XIX в. земельная проблема оставалась наиболее острой во внутренней жизни удельной деревни. В 1842 г. возник вопрос о наделении землёй крестьян 16 селений вышеупомянутого Пиштанского приказа. Ситуацию выясняли до 1845 г., когда казённая палата на запрос ответила, что съёмка казённых земель в этой части губернии не произведена и выделить земли она не может. В последнем сообщении в Департамент уделов по этому вопросу, датированном маем 1847 г., говорилось, что от казённых властей сообщения о съёмке не поступало [8. С. 108].
Здесь же встречается жалоба удельных крестьян на «неправильное» вступательство казённых крестьян Пиштанской волости починка при речке Шуйше «в землю починка Мельничного» [2. Оп. 1. Д. 106. Л. 82−82(об.)].
Столкновение интересов двух категорий крестьян к взаимным захватам земель нередко было связано «непрофессиональной работой» межевой комиссии. Обнаруживалось, что границы некоторых участков после Генерального межевания оказались «не видимыми в натуре» или снятыми небрежно. В результате никто из должностных лиц не мог точно показать границ участков. В таких условиях произвести размежевание общих владений государственных и удельных крестьян, а также определить количество казённых земель с тем, чтобы свободные земли отвести в надел, было невозможно. Ко всему вышеизложенному можно дополнить, что иногда населённые пункты с одинаковым названием объединяли одну дачу, что значительно затрудняло возможность провести границу между землями, относящимися к тому или иному селению.
Так, в августе 1831 г. возник спор между крестьянами Водозерского приказа починка Отар Семёном и Иваном Коневыми с ясашными поселянами Мало-ижмаринской волости починка Елатарова и Шудомаринской деревни Отар по поводу захвата последними удельной сенокосной земли примерно 3,½ десятины. Дело дошло до Министерства императорского двора и оттуда было направлено в Вятскую казённую палату. На основании указа Сената 31 марта 1813 г., «дабы видеть сколько у кого из них по числу душ 7-й ревизии находиться в завладении излишка за 15-десятинную пропорциею, снять землю при тех селениях, как в бесспорном владении находящуюся, так и спорную чрез уездного землемера на план с надлежащим о количестве и качестве оной изчисле-нием и с показанием на оной земле владеемой непринадлежащую жителям… спорную землю предоставить в общее владение спорющим казённым и удельным крестьянам по числу их душ» [3. Оп. 8. Д. 305. Л. 4−4(об.), 24, 25].
Аналогичная ситуация возникла в 1842 г. между крестьянами казёнными Рождественской волости починка большого Туманура и удельными Пиштанского приказа починка Малого Туманура. Между крестьянами «произошла ссора и драка о земле, принадлежащей последним, но оспариваемой первыми без всяких доказательств…». Разбирательство продолжалось до 1845 г., итогом стал приезд удельного землемера Бехтерева который «полосу… около 100 десятин отрезал во владение удельных крестьян» [3. Оп. 8. Д. 1076. Л. 28−28(об.)]¦
Во второй трети XIX в. продолжалось освоение удельными крестьянами новых земель, принадлежавших другим ведомствам. Так, в 1835 г. удельные
крестьяне деревни Малые Ярки Ильинского приказа расчистили под пашню 59 десятин [8. С. 110]. К середине XIX в. размеры землепользования удельных крестьян в Вятской губернии составляли по Яранскому уезду — 87 451 десятин, из фонда которой пахотная земля составляла 70 020 десятин, а на одну душу мужского пола, исходя из числа душ — 30 701 соответственно приходилось 2,29 десятины, что свидетельствовало о явной нехватке земли [8. С. 110]. Урожайность зерновых культур была такая: озимые — «сам 3», яровые — «сам 2 ½» [4. Оп. 1. Д. 202. Л. 330(об.)-331].
Нехватка земельных угодий неизбежно вела к неудовлетворительному состоянию скотоводства. Об этом единодушно сообщали из разных имений и приказов. Из Пиштанского приказа сообщали, что «крестьяне приказа нуждаются в земле, которая к тому же по дурному свойству требует тщательной обработки и удобрения, по крайнему недостатку лугов, крестьяне не имеют возможности иметь достаточного количества скота — на пахотную десятину приходится всего по 1 и 1/8 головы» [8. С. 110−111].
Недостаточное количество угодий препятствовало развитию земледелия. В удельных приказах сохранялись традиционные способы земледелия, которые вели к сокращению количества лесов, выгонов и сенокосов, что, в свою очередь, отрицательно сказывалось на скотоводстве.
Не произошло существенных изменений и в производственно-технической базе земледелия. Так, в Яранском уезде для земледельческих работ использовалась «царёвосанчурская косуля», имеющая те же части, что и плуг, которая, однако, была «устроена не прочно и тяжела для работника». Через двадцать с лишним лет управляющий вятским имением отмечал, что «сельское хозяйство находится здесь и в соседних имениях в младенческом состоянии, чему главная причина недостаток земли» [1. С. 116−117, 132−133]. Вот как описывал очевидец земледельческие работы в удельных имениях в 1856 г.: «Земля обрабатывалась обыкновенными здешними сохами (о двух ральниках с шабалкой) в одну лошадь, деревянными боронами, и только для общественной запашки заведены лёгкие американские плуги. А хлеб сеют правой рукой из сита, ударяя о последнее дабы разлетелось зерно по пашне в обе стороны, жнут хлеб ручными серпами, молотят цепами, солому убирают деревянными вилами и граблями, хлеб веют руками с лопаты посредством ветра, траву косят больше косами и горбушами, а в некоторых местах и литовками» [8. С. 112].
Но всё же отрицать полностью прогресс сельского хозяйства в удельной деревне первой половины XIX в. было бы неправильно. В это время наблюдалось и усовершенствование сельскохозяйственной техники, которая принадлежала самим крестьянам. Так, в земледельческой газете 1851 г. приводились такие факты: на вятскую сельскохозяйственную выставку была представлена высокопроизводительная конно-действующая мукомольная мельница с устройством при ней «маслобойки», построенная удельным крестьянином Яранского уезда Осипом Христолюбовым [5. С. 161−162].
Существенным, хотя и трудно прослеживаемым, было ещё одно направление в развитии производительных сил удельной деревни, связанное с повышением производительности труда за счёт совершенствования трудовых навыков, накопления опыта и знаний. В удельных имениях имелись сельские училища и в слободе Кукарка ремесленная школа. Качественный уровень подготовки в ремесленной школе подтверждается её успешным участием на выставке сельских произведений в России в 1850 г. «Блистательными… были железные изделия ремесленной школы удельного ведомства, находящейся
Яранского уезда в слободе Кукарке, а также вещи, представленные бывшими учениками этой школы удельными крестьянами Яранском уезда Андреем Ко-вязиным, Николаем Репиным и Александром Мирошиным. Вещи эти, по чистоте отделки, не уступили бы лучшим в этом роде, и потому комитет, желая поощрить выделку железных вещей в Вятской губернии, присудил мастеру Кукарской ремесленной школы, Петру Шашкину, под наблюдением которого все эти вещи были сделаны, серебряную медаль малого размера, а прочим трем удельным крестьянам денежные премии», — встречается сообщение о ремесленном заведении в вышеуказанной газете [5. С. 163].
В среде удельных крестьян встречались сравнительно образованные люди. Например, один из ревизоров отмечал в 1857 г., что в слободе Кукарке он остановился в доме удельного крестьянина Кошкина, «где нашёл фортепьяно, журналы «Северная пчела», «Современник», «Художественный листок» [8. С. 113]. Крестьянин Пиштанского приказа Осип Харитонов регулярно выписывал по сельскому хозяйству периодику. Представленные им на Вятскую выставку две маслобойни, модели водопроводной машины и механической тёрки картофеля были выполнены по рисункам и схемам, помещённым в журналах и газетах [7. С. 110].
Развитие производительных сил в сельском хозяйстве наиболее наглядно отражают показатели урожайности основных культур. Данные о количестве высеваемого зерна обнаруживают изменение в посевных площадях: в 1814—1817 гг. в удельных селениях Вятского имения среднегодовой посев составлял 122 716 четвертей, в 1821—1827 гг. — 149 052, в 1828—1831 гг. -280 009 четвертей [8. С. 113]. Во второй четверти XIX в. темпы увеличения посева значительно замедлились: в 1836—1840 гг. — в среднем 62 195, в 1854—1858 гг. — 92 941 четвертей [8. С. 114].
Таким образом, анализ развития производительных сил в удельной деревне с конца XVIII по первую половину XIX вв. свидетельствует о заметных положительных сдвигах в их состоянии. Расширялись посевные площади (в основном за счёт освоения крестьянами новых земель), наблюдался некоторый рост урожайности зерновых культур, совершенствовались орудия труда и приёмы земледелия.
Литература и источники
1. Байков (псевдоним В.П. Бурнашева). Обозрение сельского хозяйства удельных имений в 1832—1833 гг. СПб. ,
1836.
2. ГАКОФ. 61.
3. ГАКОФ. 575.
4. ГАКОФ. 711.
5. Земледельческая газета. 1851. № 21.
6. История уделов за столетие их существования. СПб., 1902. Т. III.
7. Китары Я. И. Вятская очередная выставка сельских произведений. 1854 год. Казань, 1856.
8. Половинкин Н. С. Производительные силы удельной деревни Урала в первой половине XIX века // Крестьянство Урала в эпоху феодализма: сб. науч. тр. Свердловск: Академия наук СССР. Урал, отд-ние, 1988.
ХАЛТУРИНА НАТАЛЬЯ ИВАНОВНА — соискатель учёной степени кандидата исторических наук кафедры отечественной истории, Марийский государственный университет, Россия, Йошкар-Ола (hvnpost@yandex. ru).
KHALTURINA NATALIYA IVANOVNA — competitor of scientific degree of Historical Sciences candidate, Mari State University, Russia, Yoshkar-Ola.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой