Переосмысление роли метафизики в развитии научного знания К. Поппером

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

B.C. ХОПТЯНАЯ, ассистент кафедры логики, философии и методологии науки Орловского государственного университета Тел. 8 953 816 10 16- NeAlisaVH@yandex. ru
ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ РОЛИ МЕТАФИЗИКИ В РАЗВИТИИ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ К ПОППЕРОМ
В статье рассматриваются взгляды британского философа Карла Поппе-ра на роль метафизики в развитии научного знания. Автор рассматривает функции философии по отношению к науке, выделенные К. Поппером. Проводится сравнительный анализ взглядов на роль метафизики в развитии науки представителей неопозитивизма и К. Поппера как представителя постпозитивизма.
Ключевые слова: метафизика, философия, наука, демаркация, верификация, фальсификация.
Общей установкой позитивизма и неопозитивизма является положение, отвергающее познавательный статус метафизики. В его рамках не признается синтезирующая и эвристическая функции, выполняемые философией для развития конкретно-научного знания. В работах постпозитивистов произошел пересмотр роли метафизики в развитии науки. Как известно, философия в западной традиции отождествлялась с метафизикой. Представители позитивизма также рассматривали метафизику как учение о первичных основах бытия или о сущности мира.
Рассмотрение данной проблемы в отечественной и зарубежной литературе встречается у Дж. Агасси, Б. С. Грязнова, А. В. Леснова, Н. Ф. Овчинникова, В. Н. Садовского, Н. С. Юлиной.
Реабилитация метафизики в ее взаимоотношении с наукой начинается с британского философа Карла Поппера. Его взгляды были сформулированы в работе «Логика научного открытия», вышедшей в 1959 году, где философ большое внимание уделял влиянию метафизики на динамику научного знания. С начала своей творческой деятельности философ полемизировал с неопозитивистами, Л. Витгенштейном, М. Шли-ком, Р. Карнапом, Г. Рейхенбахом.
Необходимо отметить, что К. Поппер не только отстаивал право метафизики на существование, но и сам создал метафизическую концепцию. Г. Сколимовский в работе «Карл Поппер и объективность научного знания» выделяет в его творчестве два периода: методологический и метафизический. Название первого связано с тем, что философа интересуют проблемы приобретения и накопления знания, логика научного открытия и рост знания. Второй период связан непосредственно с созданием им метафизической концепции трех миров. Н. С. Юлина в статье «Философия Карла Поппера» отмечает, что творческое развитие мыслителя прошло путь: «…от „технических“ логико-методологических проблем к метафизически-космологической проблематике анализа научного знания для решения глубинных философских вопросов» [11, с. 16].
В. Н. Садовский выделяет два периода в творчестве мыслителя: с конца 20-х и до начала 60-х гг. и 60−90-е гг. ХХ в. [9, с. 130] На первом этапе научной деятельности философ обратился к проблеме демаркации: «Проблему нахождения критерия, кото -рый дал бы нам в руки средства для выявления различия между эмпирическими на© В.С. Хоптяная
уками, с одной стороны, и математикой, логикой и „метафизическими“ системами, — с другой, я называю, — проблемой демаркации. Эта проблема была известна уже Юму, который предпринял попытку решить ее. Со времени Канта она стала центральной проблемой теории познания» [7, с. 55]. Необходимо подчеркнуть, что философ часто полемизировал с представителями Венского кружка, называя интересующую их проблему значения научных и философских высказываний псевдопроблемой. Он предлагал обратиться именно к проблеме демаркации.
Представители неопозитивизма придерживались широко распространенного взгляда на индуктивный метод науки как подлинно научный. В истории философии этот метод был распространенным в эмпиризме Ф. Бэкона, Д. Локка, махизме, неопозитивизме. Например, согласно представителю Венского кружка, Г. Рейхенбаху именно с помощью этого метода в науке достигается истина, научные знания четко отделяются от заблуждений. К. Поппер выступает против того, что наука должна использовать индуктивный метод и восходить от наблюдения, констатации фактов к обобщениям. Участники Венского кружка придерживались индуктивного метода и выдвигали верификацию в качестве критерия демаркации. Согласно философу, основной метод критической проверки теории это фальсификация.
К. Поппер отмечает, что отказ от метода индукции, устраняет черты науки, которые считаются для нее наиболее характерными. Стирается граница, отделяющая науку от метафизических систем. Главной причиной отказа от индуктивного метода послужило то, что он не устанавливает отличительной особенности эмпирического, неметафизического характера теоретических систем. Иначе говоря, индуктивный метод не дает подходящего критерия демаркации.
Согласно философу, позитивисты обычно интерпретируют проблему демаркации натуралистически. Вместо того чтобы выдвинуть соглашение относительно этой проблемы, они стремятся открыть различие между наукой с одной стороны, и метафизикой — с другой, исходя из того, что различие между этими областями знания заложено в природе вещей. Философ отмечает: «Они постоянно пытаются доказать, что метафизика по самой своей природе есть не что иное, как бессмысленная болтовня — „софистика и заблуждение“, по
выражению Юма, — которую правильнее всего было бы „бросить в огонь“» [7, с. 67]. По его мнению, все позитивисты ставят перед собой не просто цель — поиск демаркации между метафизикой и наукой, а уничижение метафизических систем вообще, их упразднение. Именно для этого применяется термин «бессмысленный». Достаточно вспомнить Л. Витгенштейна: «Большинство предложений и вопросов, высказанных по поводу философских проблем, не ложны, а бессмысленны. Поэтому мы вообще не можем отвечать на такого рода вопросы, мы можем только установить их бессмысленность. Большинство вопросов и предложений философов вытекает из того, что мы не понимаем логики нашего языка. (Они относятся к такого рода вопросам, как: является ли добро более или менее тождественным, чем красота?) И не удивительно, что самые глубочайшие проблемы на самом деле не есть проблемы» [2, с. 18−19]. Подобные идеи в дальнейшем встречаются у Р. Карнапа: «& quot-… мнимые предложения этой области являются полностью бессмысленными. Тем самым достигается радикальное преодоление метафизики, которое с более ранних антиметафизических позиций было еще невозможным» [1, с. 69].
Философ отмечает взаимосвязь между ведущим научным методом, применяемым позитивистами и проблемой разделения метафизики и науки. Для демонстрации такой связи он приводит позицию Л. Витгенштейна относительно того, что любое имеющее значение высказывание должно быть сводимо к атомарным высказываниям, представляющим собой описания действительности. Для Л. Витгенштейна критерием демаркации является верифицируемость, выводимость предложений из наблюдения. К. Поппер отмечает, что такой критерий является одновременно и слишком узким и слишком широким. Он исключает из науки почти все, что для нее характерно — законы, не исключая астрологию, наукой не являющуюся. В стремлении уничтожить метафизику, логические позитивисты уничтожают и естественные науки, законы которых также не сводимы к элементарным высказываниям о чувственном опыте. Тем не менее, сами неопозитивисты признавали негативные стороны верификации. Например, Р. Кар-нап, отмечал, что при помощи данной процедуры нельзя верифицировать научные законы, нельзя говорить об их истинности.
В ходе проводимого анализа, философ приходит к выводу: индуктивистский критерий демаркации не может проводить границу между наукой и метафизикой, и должен приписывать им равный статус. Он отмечает: «Дело в том, что, согласно вердикту, выносимому на основании позитивистской догмы значения, и наука и метафизика представляют собой системы бессмысленных псевдовысказываний. Поэтому вместо того, чтобы изгнать метафизику из эмпирических наук, позитивизм, наоборот, ведет к внедрению метафизики в сферу науки» [7, с. 66]. По его мнению, критерий демаркации следует рассматривать как соглашение, или конвенцию. В качестве такого критерия он предлагает фальсификацию — опровержимость, проверяемость теории.
Согласно Леснову А. В., фальсификационизм ориентирован не столько на проблему динамики науки, сколько на проблему демаркации знания. По его мнению, в концепции философа можно выделить внешние и внутренние причины развития научного знания, к последним относится фальсификационизм. Первые причины рассматривает И. Лакатос: «.. Поппер считал, что (с позитивной стороны) (1) главные внешние стимулы создания научных теорий исходят из ненаучной „метафизики“ и даже из мифов. и, что (с негативной стороны) (2) факты сами по себе не являются такими внешними стимулами: фактальные открытия целиком принадлежат внутренней истории.» [3, с. 215].
К. Поппер отвергает индукцию и верифицируе-мость в качестве черты разделяющей метафизику и науку. Сторонники этих критериев характерную черту науки видят в обоснованности и достоверности, а особенность ненауки, метафизических систем — в недостоверности. Но полная обоснованность научных высказываний невозможна, а частичное подтверждение эмпирическими данными не может отделить науку от ненауки. О научности свидетельствует не подтверждаемость научных утверждений опытом, а их опровергаемость.
Философ уточняет: «. некоторую систему я считаю эмпирической или научной только в том случае, если она может быть проверена опытом. Эти рассуждения приводят к мысли о том, что не верифицируемость, а фальсифицируемость системы должна считаться критерием демаркации. Другими словами. для эмпирической научной системы должна существовать возможность быть опровергнутой опытом…» [7, с. 63]. Необходимо
отметить, что фальсифицируемость является только критерием демаркации, но не критерием осмысленности. Метафизика исключается из науки, но не дискредитируется как бессмысленная. В. Н. Садовский подчеркивает: «Попперовский критерий фаль-сифицируемости отличает теоретические системы эмпирических наук от систем метафизики (а также от конвенционалистских и тавтологических систем), не утверждая при этом бессмысленности метафизики, в которой — с исторической точки зрения — можно усмотреть источник, породивший теории эмпирических наук» [9, с. 35].
Тем не менее, в литературе встречается критическое отношение к позиции философа. Немецкий философ К. Хюбнер пишет: «. попперовский строгий критерий демаркации научного и ненаучного не может быть соблюден, поскольку этот критерий опирается на неоправданную уверенность в том, что всегда можно разделить эмпирически фальсифицируемое и эмпирически нефальсифици-руемое» [10, с. 212]. А. В. Леснов отмечает, что против фальсификационизма выступает фактор времени: для выполнения процедуры фальсификации необходимо проведение ряда экспериментов, которые не могут быть сделаны сразу после выдвижения теории. Таким образом, теории до определенного времени являются не научными, а гипотетически-научными. Также критику фальсификационизма мы встречаем у В. Н. Садовского. Он подчеркивает: «. принцип фальсификации вступает в противоречие с действительностью: научное сообщество часто вынуждено сохранять отвергнутые теории до создания более успешных теорий, что, впрочем, вынужден признать и сам Поппер- принцип фальсификации не поддается фальсификации и т. п.» [7, с. 20].
Термин «метафизика» К. Поппер понимает неоднозначно. Он использует его и для обозначения не научных систем, и для обозначения догматической части науки, возникающей в результате возведения устаревшей научной теории в неопровержимую истину. Также термин «метафизический» он применяет к определенного вида высказываниям, называя их экзистенциальными. Естественнонаучные теории и законы могут быть выражены в форме отрицаний строго экзистенциальных высказываний, высказываний о несуществовании. Философ, опираясь на предложенный им критерий демаркации, рассматривает экзистенциальные высказывания как неэмпирические, или
метафизические. Они не могут быть фальсифицированы, так как они не относятся к ограниченной пространственно — временной области.
Несмотря на то, что экзистенциальные предложения нефальсифицируемы, К. Поппер не считает их бессмысленными в отличие от логических позитивистов. Экзистенциальные предложения входят в язык науки и имеют смысл. Они выполняют полезную роль, увеличивая эмпирическое содержание теории, обогащая теорию и увеличивая степень ее фальсифицируемости. Он уточняет: «…изолированное экзистенциальное утверждение никогда не фальсифицируемое, но, будучи включено в контекст других утверждений, экзистенциальное утверждение в некоторых случаях может увеличивать эмпирическое содержание всего контекста: оно может обогатить теорию и увеличить степень ее фальсифицируемости или проверяемости. В этом случае теоретическая система, включающая данное экзистенциальное утверждение, должна рассматриваться скорее как научная, а не метафизическая» [7, с. 96].
Философ допускает существование различных уровней проверяемости теории. Имеются теории, проверяемые в высшей степени, проверяемые в меньшей степени и совсем не проверяемые. Последние относятся к разряду метафизических. Следовательно, между научными теориями и метафизическими имеется целая гамма теорий различной степени проверяемости. Даже те теории, ко -торые возникли, как метафизические могут развить проверяемые следствия и перейти в класс научных теорий.
К. Поппер постоянно подчеркивает то большое значение, которое имеет метафизика для прогресса науки. В работе «Предположения и опровержения» он отмечает, что любой миф может получить дальнейшее развитие и сделаться проверяемым. Почти все научные теории возникли из мифологических или метафизических систем. Более того, научная деятельность должна начинаться с критического обсуждения мифов. Философ сравнивает гелиоцентрическую систему Коперника и неоплатоновский культ Солнца, современный и античный атомизм, взгляды Парменида и Эйнштейна. Он уточняет: «Поэтому я чувствовал, что, если некоторая теория оказывается ненаучной, или «метафизической» (как мы могли бы сказать), из этого вовсе не следует, что она не важна, не имеет
никакого значения, является «бессмысленной» или «абсурдной» [8].
По мнению философа, во все периоды развития науки метафизика стимулировала выдвижение научных идей и развитие научных теорий. Он отмечает: «Является фактом, что чисто метафизические и, следовательно, философские идеи имели величайшее значение для космологии. От Фалеса до Эйнштейна, от древнего атомизма до Декартовых рассуждений о материи, от умозрительных спекуляций Гильберта, Ньютона, Лейбница и Бош-ковича по поводу сил до рассуждений Фарадея и Эйнштейна относительно полей и сил метафизические идеи указывали путь вперед» [7, с. 40].
Философ подчеркивает, что научные исследования и открытия невозможны без веры в некие идеи, которые часто бывают неоправданными с точки зрения науки и в этом смысле метафизическими. Его позиция активно критиковалась логическими позитивистами. Например, Г. Рейхен-бах подчеркивает: «…тезисы, защищаемые в книге Поппера, представляются мне совершенно несостоятельными… Мы не имеем никакого права на метафизическую веру, и если мы удовлетворимся попперовским решением этой проблемы, то это будет означать конец всей научной философии» [7, с. 7].
В. Н. Садовский в работе «Карл Поппер и Россия» отмечает, что философ выдвигает концепцию метафизических исследовательских программ, которые оказали большое влияние на развитие науки. Они способны подвергаться критике, но не могут быть подтверждены или проверены. К таким программам К. Поппер относит теорию естественного отбора Дарвина. Она не является проверяемой, поэтому не может считаться научной, но она может улучшаться под влиянием критики. Отголоски этой концепции мы можем найти в представлении о парадигме Т. Куна, научно — исследовательских программах И. Лакатоса.
Вслед за К. Поппером, Т. Кун говорит о интегрирующей, регулятивной, эвристической функции метафизики в развитии науки. В его концепции метафизика начинает играть еще большую роль в развитии научного знания. Если К. Поппер подчеркивал эвристическую функцию метафизики, преемственность идей метафизики наукой, то согласно Т. Куну элементы метафизики включены в парадигму в виде образцов и предписаний, которыми руководствуется ученый. Необходимо отме-
тить, что Т. Кун не считал необходимым определение критерия демаркации.
Термин И. Лакатоса научно-исследовательская программа сформировался под влиянием лекций К. Поппера, где упоминался термин метафизическая исследовательская программа [9, с. 141]. Внешнее влияние метафизики на науку, преемственность, у И. Лакатоса превращается во внутреннюю основу научно-исследовательской программы — жесткое ядро. Метафизика превращается в существенную часть рациональной реконструкции науки. Проблема демаркации И. Лакатоса почти не интересует: «.я иду гораздо дальше в стирании различий между «наукой» и «метафизикой», в смысле, который придан этим терминам Поппером- я даже воздерживаюсь от употребления термина «метафизический». Я говорю только о научных исследовательских программах, твердое ядро которых выступает как неопровержимое, но не обязательно по формальным, а, возможно, и по методологическим причинам, не имеющим отношения к логической форме» [4, с. 152].
В статье «Все люди — философы: как я понимаю философию» К. Поппер подчеркивает, что философия никогда не отделялась и не может отделиться от частных наук. Вся европейская наука выступает наследницей философских размышлений античных мыслителей о космосе, миропорядке. Общими источниками размышлений всех ученых и философов являются Гомер, Гесиод и до-сократики. Решающая проблема всей философии — проблема познания универсума выросла из рассмотрения структуры универсума. Даже после разделения науки и философии они остаются тесно связанными. Для философского исследования характерным остается критическое исследование науки, ее открытий и методов.
Несмотря на вышесказанное, мы считаем, что понимание метафизики К. Поппером не вышло за рамки позитивистской традиции. Для характеристики научного знания он вводит понятие эмпирической науки, которая наиболее полно воплощена в физике. К ней философ предъявляет следующие требования: «Во-первых, она должна быть синтетической, то есть описывать непротиворечивый, возможный мир. Во-вторых, она должна удовлет-
ворять критерию демаркации, то есть не быть метафизической системой, и описывать мир возможного опыта. В-третьих, она должна отличаться каким-либо образом от других таких систем, как изображающая именно наш мир опыта» [7, с. 14]. Следовательно, мыслитель поддерживает общую тенденцию позитивизма: знание необходимое ученому дано в опыте. Метафизика, обращенная к сверхчувственным сущностям, не попадает в область научного знания и не является необходимой для его развития.
Философ подчеркивает, что он терпимо относится к метафизике, тем не менее, подобно всем позитивистам четко противопоставляет ее науке. Критерий демаркации необходим для того, чтобы определить область науки. Знание, принадлежащее области метафизики не интересует философа, а ее познавательный статус затрагивается им лишь в контексте рассмотрения проблем эмпирической науки. Таким образом, реабилитация метафизики философом является поверхностной. Он признает эвристическую функцию философии по отношению к генезису научного знания, но не упоминает роль метафизики по отношению к развитию эмпирической науки. Во взглядах мыслителя прослеживается позитивистская позиция: подлинное знание о мире может быть получено как результат только научного познания. А. В. Леснов подчеркивает: «. в эпистемологии Поппера место метафизики ограничено» [5, с. 136].
Итак, К. Поппер отвергал принятую неопозитивистами дискредитацию метафизики: он настаивал на осмысленности философских проблем. Философ не разделял одну из центральных установок логического позитивизма, заключающуюся в том, что первостепенной задачей философии является анализ значений слов и терминов языка. Помимо эвристической функции философии, он большое внимание уделяет ее мировоззренческой функции. Необходимо отметить, что фальсификация является только критерием демаркации науки и метафизики, а не осмысленного и бессмысленного знания. Наука и философия в концепции развития научного знания К. Поппера были тесно связаны. Он вернул интерес позитивистов к метафизике и философским проблемам науки.
Библиографический список
1. Аналитическая философия: Становление и развитие. (Антология) [Текст] / М.: «Дом интеллектуальной книги», «Прогресс — Традиция», 1998. — 528 с.
-=--^^Г^^^Пг^^- -
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
2. Витгенштейн, Л. Философские работы [Текст] / Л. Витгенштейн. — М.: «Гнозис», 1994. — 520 с.
3. Лакатос И. История науки и ее рациональные реконструкции. Структура и развитие науки. Из Бостонских исследований по философии науки [Текст] / И. Лакатос. — М.: Прогресс, 1978. — с. 203−269.
3. Лакатос, И. Методология исследовательских программ [Текст] / И. Лакатос. — М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. -
4. Леснов, А. В. Гомологичность философии науки Карла Р. Поппера. [Текст]: дис. … канд. филос. наук: 09. 00. 01. / Леснов Александр Владимирович. — М., 1997. — 160 с.
5. Поппер К. Р. Все люди философы: как я понимаю философию. [Электронный ресурс] /К.Р. Поппер// [сайт] Режим доступа: http: //www. gumer. info/bogoslov_Buks/Philos/Popp/vse_lydi. php
6. Поппер, К. Р. Логика и рост научного знания: избранные работы [Текст] / К. Р. Поппер. — М.: Прогресс, 1983. — 606 с.
7. Поппер К. Р. Предположения и опровержения: рост научного знания. [Электронный ресурс] / К.Р. Поппер// [сайт] Режим доступа: http: //www. gumer. info/bogoslov_Buks/Philos/popper/01. php
8. Садовский В. Н. Карл Поппер и Россия. [Текст] / В. Н. Садовский. — М.: Эдиториал УРСС, 2002. — 280 с.
9. Хюбнер, К. Критика научного разума: Перевод с немецкого. [Текст] / К. Хюбнер. — М.: ИФРАН, 1994. — 326 с.
10. Юлина Н. С. Философия Карла Поппера [Текст] / Н. С. Юлина // Философия науки: Проблемы рациональности. — 1995. — Вып. 1. — С. 14−42. — Библиогр. — С. 43.
In article sights of British philosopher Charles Popper at a metaphysics role in development of scientific knowledge are considered. The author considers philosophy functions in relation to a science, allocated with K. Popper. The comparative analysis of sights at a metaphysics role in development of a science of representatives of neopositivism and K. Poppera as representative of postpositivism is carried out.
Key words: metaphysics, philosophy, a science, demarcation, verification, falsification.
384 с.
V.S. HOPTYANAYA
RETHINKING THE ROLE OF METAPHYSICS IN THE DEVELOPMENT OF SCIENTIFIC KNOWLEDGE K. POPPER

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой