Перевод черной металлургии Урала с угля на природный газ в 1960-х годах

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2015. № 24 (379). История. Вып. 66. С. 173−177.
УДК 669(470. 5)
ББК 63. 3(2)63
Д. И. Никитин
ПЕРЕВОД ЧЕРНОЙ МЕТАЛЛУРГИИ УРАЛА С УГЛЯ НА ПРИРОДНЫЙ ГАЗ В 1960-Х ГОДАХ
Статья подготовлена при поддержке гранта РГНФ. Проект № 15−31−1 226.
На основе материалов федеральных и местных архивов, публикаций историков и металлургов, а также законодательных актов в статье проведен ретроспективный анализ перехода черной металлургии Урала в 1960-х гг. на новый вид технологического топлива — природный газ. Рассмотрен процесс выбора рационального покрытия потребностей региона в энергоносителях и его реализация в рамках семилетнего плана развития народного хозяйства СССР. Как результат — значительно улучшились технико-экономические показатели металлургического производства: увеличилась производительность доменных и мартеновских печей, снизился расход кокса, уменьшены вредные выбросы в атмосферу. Проанализировано влияние газификации региона на смежные отрасли — угледобывающую и транспортную промышленность.
Ключевые слова: черная металлургия- газовая промышленность- угольная промышленность- Урал- 1960-е- семилетка.
Бурное развитие советской промышленности в послевоенный период требовало постоянного увеличения выпуска металлургической продукции, причем как по валу, так и по сортаменту. Согласно семилетнему плану развития народного хозяйства (1959−1965 гг.), районы Урала сохраняли ведущее место в Советском Союзе по производству черных и цветных металлов. Намечался дальнейший масштабный рост металлургии, машиностроения, химической, лесной и других отраслей промышленности. Все это обуславливало увеличение потребности региона в энергоносителях.
Основные трудности для дальнейшего развития производственных сил данного высокоразвитого промышленного комплекса заключались в ограниченных местных энергетических ресурсах. Это предопределяло необходимость значительного увеличения завоза углей и других видов топлива в будущем.
В связи с этим наиболее рациональным путем покрытия грозившего Уралу «энергетического голода» являлось повышение потребления природного и попутного нефтяного газа. Причем использовать газ планировалось не только на производство электроэнергии, но и для технологических нужд промышленности, в первую очередь металлургии.
Проблема перехода черной металлургии Урала на новое топливо, приведшее к большим технологическим изменениям и повысившее экономическую эффективность производства, недостаточно
изучена историками. В работах В. В. Запария1,
B. В. Алексеева и Д. В. Гаврилова2, посвященных металлургии, данный вопрос упоминается наряду с другими успехами отрасли в 1960-х гг. Авторы ограничиваются описанием достигнутой экономии кокса и увеличения производительности доменных и мартеновских печей. В монографии
C. А. Баканова3, проанализировавшего развитие угольной промышленности Урала, увеличение доли газа в энергетическом балансе региона отнесено к причинам упадка местной угледобывающей отрасли. Как мы видим, комплексного изучения данной проблемы не проводилось.
Стоит добавить, что в период 1957—1965 гг. в стране происходила реформа системы управления промышленностью и народным хозяйством. Отраслевые министерства были упразднены, произошел переход к территориальной системе управления через советы народного хозяйства. Руководство основными центрами черной металлургии Урала с 1957 г. осуществлялось Челябинским и Свердловским совнархозами, а с 1962 г. — Южно-Уральским и Средне-Уральским совнархозами. В 1965 г. отраслевая министерская вертикаль была возвращена.
В 1958 г. Главгаз СССР представил в Совет Министров СССР проект развития газовой промышленности на 1959−1965 гг. Особое место в нем занимали вопросы газоснабжения Урала.
1 Запарий В. В. Черная металлургия Урала…
2 Алексеев В. В., Гаврилов Д. В. Металлургия Урала…
3 Баканов С. А. Угольная промышленность Урала.
Планировалось сооружение целого ряда газопроводов: «Поволжье — Урал» в примерном направлении Коробки — Саратов — Бузулук — Магнитогорск и Челябинск, пропускной способностью 6,7 млрд куб. м. в год- из Тюменской области (район Березово) до Свердловска, мощностью 4,4 млрд куб. м. в год- из Коми АССР в Пермь, мощностью 3,6 млрд куб. м.- из Оренбургской области на Средний Урал, мощностью 2,8 млрд куб. м. газа- из районов Прикаспийской впадины (Казахской ССР) ещё 3,5 млрд куб. м. 1
Наиболее производительным должен был стать газопровод с месторождения Газли Узбекской ССР на Свердловск мощностью до 11 млрд куб. м. природного газа, являвшийся предметом гордости Н. С. Хрущева. В беседе с членом лейбористкой партии Великобритании К. Зиллиакусом, состоявшейся в Москве в 1958 г., Первый секретарь ЦК КПСС упоминает: «Большие запасы газа открыты в Средней Азии, в Бухаре. Мы решили вести оттуда, за 2 тыс. км, газопровод на Урал- переведем на газовое топливо уральскую промышленность, в том числе металлургию, — это даст нам возможность сэкономить до 15% расходуемого кокса. На газовое топливо перейдет промышленность Магнитогорска, Челябинска, Свердловской области"2.
Общий объем передаваемого природного и попутного газа в район Урала должен был составить в 1965 г. 33,8 млрд куб. м. Это позволяло поднять удельный вес газа в топливном балансе Урала с 1,1% в 1955 г. примерно до 30% в 1965 г. и резко уменьшить объем дальних перевозок на Урал кузнецких и карагандинских углей, а также сократить нерентабельную добычу местных углей3.
В результате рассмотрения данного проекта ЦК КПСС и СовМин СССР постановлением от 15 августа 1958 г. № 935 обязали Главгаз СССР разработать техническо-экономический доклад о газоснабжении районов Урала, в котором требовалось детально рассмотреть топливные ресурсы района и целесообразное направление их использования.
Согласно проведенным в 1959 г. исследованиям, транспорт газа из Поволжья и Коми было более экономично направить в районы центра. Запасы месторождений Оренбуржья из-за сложности залегания и расположения могли рассматриваться только как источники внутриобластного газоснабжения. Для этого требовалось построить внутриобластной газопровод Бузулук —
1 Газовая промышленность СССР… С. 177.
2 Президиум Ц К КПСС. 1954−1964. Т. 3. С. 824.
3 Газовая промышленность СССР. С. 179.
Оренбург — Орск. От разработки месторождений Казахской ССР временно отказались.
Наиболее целесообразным посчитали ускорение строительства газопроводов Бухара — Урал и Березово — Свердловск. Объем подачи газа на Урал к 1965 г. серьезно сокращался с планируемых в 1958 г. 33,8 млрд куб. м до 26,8 млрд куб. м, или на 20%. Первоочередными целями газификации становились предприятия черной и цветной металлургии.
По расчетам, транспорт природного газа на Урале позволял заменить значительное количество более дорогого топлива — 35 млн т угля и дальнепривозных мазутов, 2 млн т кокса в доменном процессе, а также увеличить производительность металлургических агрегатов. Удавалось сократить объемы железнодорожных перевозок (угля, мазута), снизить себестоимость 1 т условного топлива на 15%, а также высвободить большое число рабочих, занятых ручным трудом — кочегаров, грузчиков.
Общие капитальные вложения в добычу и транспорт газа на Урал, оцениваемые в размере 9,7 млрд р., должны были окупиться за счет экономии на капитальных затратах и ежегодных издержках за 4−5 лет4. Добавим, что ценовые показатели приведены без учета 10-кратной деноминации, проведенной в 1961 г.
Данный технико-экономический доклад был учтен при определении путей развития промышленность страны, в связи с чем строительство газопровода Бухара — Урал стало важнейшей народнохозяйственной задачей семилетки.
Для принятия газа на металлургических заводах требовалось технологическое переоснащение доменных и мартеновских печей, а также энергетического хозяйства. В постановлении СовМина РСФСР от 3 февраля 1962 г. № 131 «О мероприятиях по увеличению потребления природного газа…» были утверждены перечни расположенных в Челябинской, Свердловской и Оренбургской областях городов и промышленных предприятий, переводимых в текущем семилетии на снабжение природным газом. В согласовании участвовали Госэкономсовет СССР, Госплан СССР и Главгаз СССР. Также Челябинский и Свердловский совнархозы обязали обеспечить разработку проектной документации, начать в 1962—1963 гг. подготовку персонала для эксплуатации объектов газового хозяйства.
При проектировании оборудования учитывался накопленный отраслью опыт. В СССР газ в ме-
4 Российский государственный архив экономики (РГАЭ). Ф. 4372. Оп. 62. Д. 547. Л. 115−120.
таллургическом производстве начали применять в 1955 г., к началу 1962 г. на нем работало уже 175 мартенов различной мощности. Использовалось 2 основных направления подвода: самокарбюрация газа с расходом мазута до 10% или вовсе без него, и работа на газомазутной смеси с расходом 20−40% мазута по калорийности.
Большой опыт имели металлурги ММК, куда ещё в 1958 г. начал поступать попутный нефтяной и природный газ из Башкирии. Так как комбинат был оборудован крупными мартеновскими печами, был выбран вариант с самокарбюрацией газа, как на Запорожстали или Макеевском металлургическом заводе, но с подачей мазута в кессон. Это позволило снизить продолжительность плавок на 3,5%, расход условного топлива на 3 кг/т., улучшилась стойкость кладки печей1. Данный способ впоследствии был использован на большинстве Уральских заводов.
Работа по проектированию подвода и использования газа была возложена на различные НИИ и проектные организации: Уральский, Челябинский и Магнитогорский филиалы государственного института по проектированию металлургических заводов (Гипромез), а также Саратовский государственный научно-исследовательский и проектный институт по использованию газа в народном хозяйстве (Гипрониигаз). Как мы видим, типового решения на тот момент не существовало, требовались работы по каждому конкретному предприятию.
В 1963 г. Южно-Уральский СНХ организовал на базе Челябинского строительно-монтажного техникума, а также строительного факультета Челябинского политехнического института подготовку и обучение ИТР для эксплуатации газовых хозяйств городов и промышленных предприятий области2.
Бухарский газ был получен металлургами ММК в начале 1963 г., а к концу 1963 г. началось снабжение предприятий Челябинска3. В 1964 г. трасса газопровода была доведена до Свердловска. В это же время началось строительство первой очереди газопровода Игрим — Серов с бескомпрессорной подачей из месторождений Березовского района, работы были окончены в 1966 г. 4 А уже в 1969 г. газопроводы Бухара — Урал и Игрим — Серов были соединены между собой в районе Нижнего Тагила, сформировав единую га-
1 РГАЭ. Ф. 252. Оп. 4. Д. 511. Л. 2−4.
2 Объединенный государственный архив Челябинской области (ОГАЧО). Ф. Р-1613. Оп. 7. Д. 208. Л. 143.
3 ОГАЧО. Ф. Р-1613. Оп. 14. Д. 658. Л. 18, 35, 49.
4 Гальперин В. М. Развитие и перспективы транспорта газа.
С. 78.
зотранспортную систему Урала. Это значительно повысило надежность снабжения газом промышленности региона. Суммарная мощность системы к 1970 г. составила около 28 млрд куб. м, что, хоть и с опозданием на 5 лет, соответствовало проекту 1959 г.
Первые же результаты применения природного газа показали улучшение технико-экономических показателей металлургического производства. Использование газа в количестве 50−60 куб. м/т на ММК позволило снизить удельный расход кокса на 60 кг/т, а суточная выплавка чугуна возросла на 2,2%. Ход печей стал более ровным, в результате чего изменять параметры загрузки приходилось реже. На некоторых печах очередность опускания шихты сохранялась постоянной в течении 20−30 суток. Использование газа уменьшило поступление серы с шихтой, что обеспечило десульфацию чугуна на 15- 20%5.
В зависимости от условий работы и характеристики шихтовых материалов использование газа увеличило производительность домен от 2 до 20%, снизило расход кокса на 10−15%. Это существенно снижало потребности Урала в дальнепривозном коксующемся угле.
Отопление мартенов природным газом повысило производительность печей на 2−4%, снизилась себестоимость стали, на ряде заводов демонтировали газовые регенераторы, в результате чего упростилась конструкция печи и увеличилась площадь пода. Удельный расход топлива снизился на 4−5%. Ещё больший эффект был получен при комбинированном применении газа и кислорода.
Удалось снизить выбросы вредных веществ в атмосферу, исчезли черные дымовые шлейфы над заводами. Однако проводимое строительство новых металлургических агрегатов нивелировало полученный положительный эффект. Экологическая обстановка в регионе продолжала оставаться крайне неблагоприятной.
С поступлением газа на предприятиях началась серьезная работа по улучшению технико-экономических показателей его использования, зачастую проводившаяся экспериментальным путем. Менялись конструкции и схемы расположения фурм, футеровка печей, пробовались различные варианты комбинирования природного, коксового и доменного газов и мазута. Активнее всего данными вопросами занимались коллективы Уральского Всесоюзного НИИ металлургической теплотехники, лаборатории теплотехники
5 Строганов А. И. Новая техника в черной металлургии Южного Урала. С. 11.
Челябинского НИИ металлургии, кафедры теплотехники Магнитогорского горно-металлургического института. Непосредственно на предприятиях исследовательские работы проводили сотрудники заводских лабораторий.
В результате в Челябинской области уже в 1965 г. было выплавлено с применением природного газа более 90% чугуна и 80% стали1. Подобных показателей по Уралу удалось достигнуть к 1970 г. 2, что связано с более поздним подводом газа в Свердловскую область, а также строительством системы отводов к отдаленным от трассы газопровода предприятиям.
Переход отрасли на новый вид технологического топлива не только повысил технико-экономические параметры металлургического производства, но и привел к ряду изменений в функционировании смежных отраслей. В 1960-х гг. уральская железорудная сырьевая база уже не обеспечивала потребностей металлургии, в связи с чем требовался завоз сырья из других регионов страны. За счет сокращения перевозок угля были высвобождены десятки тысяч железнодорожных вагонов, повысилась пропускная способность железных дорог. Свободные мощности позволили увеличить доставку руды из Казахской ССР и Курской магнитной аномалии без значительных ассигнований на расширение транспортной инфраструктуры.
Характерной особенностью перевода металлургических агрегатов на газ являлось отсутствие
1 ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 162. Д. 157. Л. 29.
2 Алексеев В. В., Гаврилов Д. В. Металлургия Урала.
С. 647.
возможности возвращения к использованию угля без капитальной реконструкции. Кроме того, многие предприятия сами становилась производителями энергоносителей. В годы семилетки велась активная работа по максимальному использованию вторичных энергоресурсов. Как результат, в 1969 г. в топливном балансе Челябинской области доля газов составляла 38%, из них природного — 23%, коксового — 6%, доменного — 9%. Доля угля снизилась до 50%, при этом на местные угли приходилось не более 28%3. Газификация и технологическое развитие черной металлургии Урала негативно сказались на угледобывающей промышленности: снижение потребности региона в угле стало одной из причин «упадка» отрасли в 1970—1980-х гг.
Таким образом, перевод черной металлургии Урала на природный газ позволил разрешить начавшую проявляться проблему «энергетического голода». Благодаря этому удалось осуществить запланированное расширение производственных мощностей и увеличить выпуск продукции. Новое топливо повысило технико-экономические показатели производства: возросла производительность доменных и мартеновских печей, снизился расход кокса. За счет высвобожденных из-под перевозки угля железнодорожных мощностей удалось обеспечить завоз на Урал железной руды. Произошедшее снижение потребления угля, с одной стороны, сократило вредные выбросы в атмосферу, с другой — стало причиной «упадка» местной угледобывающей промышленности.
3 ОГАЧО. Ф. 288. Оп. 166. Д. 166. Л. 23.
Список литературы
1. Алексеев, В. В. Металлургия Урала с древнейших времен до наших дней / В. В. Алексеев, Д. В. Гаврилов. — М.: Наука, 2008.
2. Баканов, С. А. Угольная промышленность Урала: жизненный цикл отрасли от зарождения до упадка / С. А. Баканов. — Челябинск: Энциклопедия, 2012.
3. Газовая промышленность СССР: документы и материалы (1944−1990) / под ред. Я. С. Ядгарова. — М.: Соврем. экономика и право, 2007.
4. Гальперин, В. М. Развитие и перспективы транспорта газа по магистральным трубопроводам / В. М. Гальперин. — М.: МАШГИЗ, 1968.
5. Президиум Ц К КПСС. 1954−1964. Т. 3. Постановления. 1959−1964. — М., 2008.
6. Строганов, А. И. Новая техника в черной металлургии Южного Урала / А. И. Строганов. — Челябинск: Юж. -Урал. книж. изд-во, 1966.
7. Запарий, В. В. Черная металлургия Урала. ХУШ-ХХ вв. / В. В. Запарий. — Екатеринбург: Банк культур. информации, 2001.
Сведения об авторе
Никитин Дмитрий Игоревич — аспирант кафедры политических наук и международных отношений Челябинского государственного университета.
dm. nikitin90@gmail. com
Bulletin of Chelyabinsk State University. 2015. № 24 (379). History. Issue 66. P. 173−177.
THE SHIFT OF URAL'-S METALLURGY FROM COAL TO GAS IN 1960-s
D. I. Nikitin
Chelyabinsk State University. dm. nikitin90@gmail. com
According to the materials taken from federal and local funds, historians'- and metallurgists'- publications and also legislative acts, the article views a retrospective analysis on switching to a new type of technological fuel — natural gas — of Ural'-s metallurgy in the 1960-s. Examined the process of choosing a rational coverage of the region'-s needs in energy and its implementation within a seven-year economic development plan of the USSR. As a result, there is a significant improvement of some technical and economic indicators within metallurgical production: productivity of blast and open-hearth furnaces are increased, coke consumption is decreased, and harmful emissions into the atmosphere are reduced. The influence of the region'-s gasification on the related industries — coal mining and transportation — is analyzed.
Keywords: metallurgy- gas industry- coal industry- Ural- 1960-s- Seven-Year Plan.
References
1. Alekseev V.V., Gavrilov D.V. Metallurgiya Urala s drevneyshih vremen do nashih dney [Ural'-s metallurgy from ancient times to today]. Moscow, Nauka Publ., 2008. (In Russ.).
2. Bakanov S.A. Ugolnaya promyishlennost Urala: zhiznennyiy tsikl otrasli ot zarozhdeniya do upadka [Ural'-s coal industry: a life cycle from inception to demise]. Chelyabinsk, Entsiklopediya Publ., 2012. (In Russ).
3. Gazovaya promyishlennost SSSR: dokumentyi i materialyi (1944−1990) [Natural gas industry of the USSR: documents and materials]. Moscow, Sovremennaya ekonomika i pravo Publ., 2007. (In Russ.).
4. Galperin V.M. Razvitie iperspektivyi transporta gazapo magistralnyim truboprovodam [Development and prospects of gas transportation through pipelines]. Moscow, MAShGIZ Publ., 1968. (In Russ.).
5. Prezidium TsK KPSS. 1954−1964. T. 3. Postanovleniya. 1959−1964 [The Presidium of the Central Committee of the CPSU. 1954−1964. Vol. 3. Resolutions]. Moscow, 2008. (In Russ.).
6. Stroganov A.I. Novaya tehnika v chernoy metallurgii Yuzhnogo Urala [South Ural'-s new equipment in the steel industry]. Chelyabinsk, Yuzhno-Uralskoe knizhnoe izdatelstvo Publ., 1966. (In Russ.).
7. Zapariy V.V. Chernaya metallurgiya Urala. XVIII-XX vv. [Ural'-s metallurgy. In XVIII-XX centuries]. Ekaterinburg, Bank kulturnoy informatsii Publ., 2001. (In Russ.).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой