Альбомы Теофиля Готье «Художественные сокровища древней и новой России: Исаакиевский собор»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник ПСТГУ
Серия V. Вопросы истории и теории христианского искусства
2011. Вып. 1 (4). С. 165−181
Альбомы Теофиля Готье «Художественные сокровища древней и новой России: Исаакиевский собор»
В. Б. Сназина
Статья посвящена Исаакиевскому собору в Санкт-Петербурге, каким его видел французский писатель Теофиль Готье (1811−1872). В результате его поездок в 1858—1859-х гг. и в 1861 г. в Россию появилась серия альбомов о русском искусстве, первый из них был посвящен Исаакиевскому собору. Это величественное сооружение архитектора Огюста Монферрана торжественно освящалось в мае 1858 г., накануне первого приезда Теофиля Готье в Россию, который смог увидеть внутреннее убранство Исаакиевского собора во всей его первозданной красоте. Готье удалось исследовать эту тему глубоко, благодаря прежде всего его богатому опыту путешественника и широкой эрудиции.
Архитектурный ансамбль Петербурга невероятно изменился к первому визиту французского знатока искусств Теофиля Готье в Россию: именно накануне его приезда было завершено строительство Исаакиевского собора — одного из самых выдающихся памятников архитектуры позднего русского классицизма. С палубы парохода «Нева» французскому путешественнику открывались очаровавшие его виды северной столицы: «Золото куполов и шпилей сияло на самой богатой, самой изумительной диадеме, которую когда-либо мог нести город на своем челе. Вот и похожий на тиару Исаакиевский собор меж четырех колоколен вознес свой золотой купол… «1 Теофиль Готье был настолько поражен величием Исаакиевского собора, что посвятил свой первый альбом серии «Художественные сокровища древней и новой России» (1859) именно этому произведению Огюста Монферрана, который занимался проектированием и строительством собора более 40 лет — с 1817 по 1858 г.
Теофиль Готье посетил Россию дважды: сначала в 1858/59 гг., а затем в 1861 г., вместе со своим сыном. Результатом этих поездок явились пять большеформатных альбомов: «Исаакиевский собор», «Императорский дворец Царского Села», «Арсенал Царского Села», «Дворец великой княгини Марии Николаевны» и «Памятник императору Николаю I». Они были изданы под общим названием «ТгбБогБ ё’аП ёе 1а Russie апаеппе е! тоёете» (1859) под высочайшим патронажем русского императора Александра II и его супруги Марии Александровны.
1 Готье Т. Путешествие в Россию / Пер. с фр. и коммент. Н. В. Шапошниковой. Предисл. А. Д. Михайлова. М.: Мысль, 1988. С. 26.
Кроме альбомов широкую известность получила книга Теофиля Готье «Путешествие в Россию» (1866), куда Готье впоследствии включил полный текст первого выпуска альбома об Исаакиевском соборе. Тексты из других альбомов этой серии ни при жизни Т. Готье, ни позднее не входили в книгу «Путешествие в Россию». На русский язык эта книга впервые была переведена более чем 100 лет спустя, в 1988 г. Через два года вышло ее второе издание. Перевод с французского, комментарии, подбор иллюстраций сделаны Н. В. Шапошниковой, вступительную статью написал А. Д. Михайлов.
Работая с данным переводом, нужно прежде всего иметь в виду то обстоятельство, что некоторые фрагменты книги Готье не вошли в русское издание, в частности, многое пропущено в главах «Исаакиев-ский собор» и «Византийское искусство». Это страницы, которые непосредственно касались описания православного культа и религиозного искусства, и, видимо, поэтому были опущены при переводе, вышедшем в свет в последнее десятилетие советской власти. Впрочем, можно считать успехом сам факт выхода этой книги тиражом 100 тыс. экземпляров Святой Исаакий Далматский. в России тех лет. Остается сожалеть о том, что зна-Мозаика (SAINT-ISAAC чительные по объему купюры сделаны именно в SAINTISAAC LE DALMATE_ тех разделах книги, которые для нашей темы име-
_MOSAIQUE. pL. 1) ют первостепенное значение. Однако в отдельных случаях эти лакуны можно восстановить благодаря журнальной публикации кон. XIX в. В 3−4 выпусках журнала «Русский художественный архив» 1892 г. некоторые главы из книги «Путешествие в Россию» и, в частности, глава «Исаакиевский собор» переведены на русский язык в полном объеме.
Редактор журнала «Русский художественный архив» А. П. Новицкий писал в своем предисловии к переведенным главам книги «Путешествие в Россию» Теофиля Готье: «Книга эта написана необыкновенно живым, легким и блестящим слогом, что, к сожалению, сильно утрачивается в переводе на русский язык- но даже и тут невольно привлекает этот вечно живой, не ослабляющийся никакими дорожными неудобствами интерес его к художественным произведениям, меткие, поэтичные отзывы о каждом предмете и необыкновенная картинность выражений"2.
Альбомы серии «Художественные сокровища древней и новой России» вообще никогда не издавались в России и являются библиографической редкостью. Полный комплект представлен только в Национальной библиотеке Франции в Париже. На антикварном международном аукционе Кристи в Лондоне 16 нояб-
2 Отзывы иностранцев о русском искусстве. Теофиль Готье // Русский художественный архив / Под ред. А. П. Новицкого. М., 1892. Вып. 3−4. С. 190−205, здесь: С. 190.
Главный вид. Южная сторона (SAINT-ISAAC VUE GENERALE___COTESUD. PL. 2)
ря 2005 г. полный комплект, состоящий из пяти альбомов и 60 гелиографий к ним, с примечанием о том, что это экземпляр из личной библиотеки Анатолия Демидова, князя Сан-Донато, был продан за 8 тыс. фунтов стерлингов.
В Москве единственный экземпляр данного издания можно найти в отделе редкой книги Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы имени М. И. Рудомино. Первый альбом «Tr6sors d’art de la Russie ancienne et modeme» — «Исаакиевский собор"3 — включает 30 страниц текста на французском языке, размером 78*53 см, и 12 гелиографий фотографа Пьера-Амбруаза Ришбура такого же размера- в тексте альбома нет внутреннего деления на главы. Для полноты источниковедческой характеристики необходимо заметить, что данный экземпляр в ВГБИЛ имеет утраты: в нем не достает двенадцатой гелиографии. Альбом, посвященный Исаакиевскому собору, также в единственном экземпляре, находится в Российской государственной библиотеке в Москве, и в двух экземплярах — в Российской национальной библиотеке Санкт-Петербурга: один экземпляр — в отделе эстампов, другой — в отделе «Россика». Хотелось бы добавить, что в РНБ каждый альбом помещен в отдельную пронумерованную папку и находится в лучшем состоянии, чем экземпляр, хранящийся в ВГБИЛ: он представлен в россыпи и нуждается в серьезной реставрации.
3 Gautier T. Tresors d’art de la Russie ancienne et moderne. Saint-Isaac. Paris: Gide, 1859. Vol. 1. 30 p.
В этом первом альбоме Теофиль Готье дает описание Исаакиевского собора, построенного в честь Иса-акия Далматского. Он подробно рассматривает роскошные интерьеры собора, наполненного живописью византийско-русского стиля, тщательно описывает иконостас, росписи стен, сводов, мельчайшие детали внутреннего убранства собора. Готье называет имена мастеров, принявших непосредственное участие в этом грандиозном проекте и создавших настоящие произведения искусства: фрески, мозаики, скульптуры, витражи. Писатель рассказывает о драгоценностях, специально подобранных для внутреннего убранства Исаакиевского собора, стоимость которых баснословна. Благодаря тому, что Готье занимался живописью, офортом и скульптурой, передаваемые им впечатления отличаются большой точностью.
Следующие два альбома «Художественные сокровища древней и новой России» также представлены в отделе эстампов и в отделе «Россика» Российской национальной библиотеки Санкт-Петербурга. На каталожных карточках библиографами помечен 1859 г., на самих альбомах дата не проставлена. Второй альбом — «Императорский дворец Царского Села"4 — включает 19 страниц того же размера, что и первый альбом, с текстом на французском языке, 15 гелиографий фотографа Ришбура и посвящен летней царской резиденции — Екатерининскому дворцу в Царском Селе.
Теофиль Готье с присущим ему вкусом детально описывает многочисленные, отличающиеся, по мнению французского писателя, невиданной роскошью залы дворца — выдающегося явления русской художественной культуры и искусства XVIII—XIX вв. В частности, Готье дает подробнейшее описание Янтарной залы, созданной Растрелли и составляющей славу императорской резиденции. Как известно, парадные помещения Екатерининского дворца после Великой Отечественной войны очень сильно пострадали, практически все было в руинах. Специалисты, занимающиеся реставрацией, отмечали, что для восстанов-
4 Gautier T. Tresors d’art de la Russie ancienne et moderne. Palais Imperial de Tsarskoe-Selo. Paris: Gide, 1859. Vol. 2. 19 p. Вып. 2 и 3 рассмотрены нами в статье: Сназина В. Б. Архитектурный ансамбль Большого Императорского дворца в Царском Селе в альбоме Т. Готье // Дом Бурганова. Пространство культуры. М., 2010. № 3. С. 136−142.
Портик и фронтон. Западная сторона (SAINT-ISAAC PORTIQUE ET FRONTON COTE OVEST PL. 3)
ления Янтарной залы использовались фотографические материалы, найденные в архивах. Важным документальным источником была также гелиография из альбома Теофиля Готье о Екатерининском дворце.
Третий альбом — «Арсенал Царского Села"5 — включает в себя 34 страницы текста и 14 гелиографий. Теофиль Готье дает подробное описание Арсенала, рассказывает об истории его строительства, о том, что в царствование императора Николая I в этом небольшом замке был создан музей, вместивший в себя одно из богатейших собраний оружия в Европе. В альбоме Теофиля Готье описываются предметы наиболее замечательные и редкие по их боевым, художественным и историческим достоинствам. После революции Царскосельский арсенал не избежал участи большинства крупных собраний, из которых с целью продажи изымались художественные ценности. В эти годы коллекция лишилась и некоторых образцов оружия, богато украшенных драгоценными металлами и камнями.
Альбом «Дворец великой княгини Марии Николаевны"6 мы сумели обнаружить также в единственном экземпляре в отделе «Россика» Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге. В нем 24 страницы текста и 14 гелиографий. Теофиль Готье подробно пишет об одной из самых роскошных резиденций, специально возведенной для дочери императора Николая I, Марии, по случаю ее бракосочетания с Максимилианом Лейхтенбергским, говорит об истории ее строительства, отмечает красоту и гармонию залов, описывает внутреннее убранство, характеризует произведения искусства, наполняющие дворец. За проект дворца архитектору А. И. Штакеншнейдеру, как известно, в 1844 г. было присвоено звание профессора Академии художеств. Т. Готье был одним из первых, кому посчастливилось увидеть Мариинский дворец в полном великолепии и без тех изменений, которым он был позднее подвергнут в результате многочисленных переделок.
5 Gautier T. Tresors d’art de la Russie ancienne et moderne. Arsenal de Tsarskoe-Selo. Paris: Gide, 1859. Vol. 3. 34 p.
6 Gautier T. Tresors d’art de la Russie ancienne et moderne. Palais de son Altesse Imperiale Madame la Grande-Duchesse Marie Nicolaievna. Paris: Gide, 1859. Vol. 4. 24 p. Вып. 4 рассмотрен нами в статье: Сназина В. Б. Мариинский дворец. Взгляд из прошлого (На основе альбома Теофиля Готье «Художественные сокровища древней и новой России. Дворец великой княгини Марии Николаевны») // Дом Бурганова. Пространство культуры. М., 2010. № 2. С. 148−158.
Портик и вид от Адмиралтейства (SAINT-ISAAC PORTIQUE ET VUE DEL’AMIRAUTE. PL. 4)
Пятый, заключительный, альбом серии «Художественные сокровища древней и новой России» под названием «Памятник императору Николаю I"7 находится только в Национальной библиотеке Франции в Париже, в отделе эстампов. В этот альбом входит 5 страниц текста на французском языке, размером 78*53 см, и 5 гелиографий фотографа Пьера-Амбруаза Ришбура такого же размера. В этом томе Готье детально описал памятник Николаю I, стоящий на Исаакиевской площади в Санкт-Петербурге, историю его создания и украшающие его барельефы, на которых изображены важнейшие события правления Николая I. Памятник уникален с инженерной точки зрения: в нем решена трудная техническая задача установки конной статуи лишь на двух точках опоры — поднявшийся на дыбы конь императора стоит на двух задних копытах. Общая высота памятника более 16 м. Судьба оказалась благосклонной к этому монументу: он сохранился, несмотря на кампании по сносу памятников в течение XX в. Этому отчасти способствовали громкие имена его создателей — архитектора Огюста Монферрана и скульптора барона Петра Карловича Клодта. Однако в настоящее время музейные работники беспокоятся за состояние постамента, на котором находится статуя Николая I. По мнению специалистов, памятник нуждается в срочной реставрации.
Альбомы Готье, посвященные художественным сокровищам России, имеют, несомненно, большой интерес не только для изучения творчества Т. Готье или жанра путевых впечатлений во французской литературе XIX в. Они важны для изучения истории русского искусства и культуры середины XIX в. По замыслу русского правительства, это издание должно было прославить художественные сокровища России и обратить живые симпатии к национальным произведениям искусства. В 1859 г. император Александр II лично патронирует начало издания альбомов, предназначенных прежде всего для распространения в Западной Европе. Теофиль Готье должен был способствовать ознакомлению своих соотечественников с Россией, ее искусством и культурой. Французское правительство
7 Gautier T. Tresors d’art de la Russie ancienne et moderne. Monument de l'-Empereur Nicolas 1er. Paris: Gide, 1859. Vol. 5. 5 p.
Бронзовые врата (SAINT-ISAAC PORTE DE BRONZE. PL. 5)
Большой иконостас (Б. '-ЛШТ-ТБЛАС GRANDE ЮОИОБТЛБЕ. РЕ. 6)
в лице министра финансов Ашиля Фульда одобрило проект и кандидатуру Готье как автора текста. Опыт работы в качестве литературного и художественного критика, а также слава заядлого путешественника делали его кандидатуру идеальной. Издание рекламировалось одновременно и в России, и во Франции, и издатели рассчитывали на большой успех. Так вкратце можно охарактеризовать мотивы, которыми руководствовалось правительство Александра II, определяя контуры данного культурного проекта и подбирая кандидатуру для его осуществления.
Теофиль Готье с 1852 г. работал в правительственной газете «МоиНеиг», где вел художественную критику. В 1858 г., как раз накануне его приезда в Россию, французское правительство подарило ему особняк в аристократическом квартале №уШу-8иг-Вете и наградило офицерским орденом Почетного легиона. Кроме того, он зарекомендовал себя как придворный поэт принцессы Матильды и завсегдатай ее салона на правах остряка. В 1850—1860-х гг. салон принцессы Летиции-Вильгельмины Матильды де Монфор (Бонапарт), двоюродной сестры Наполеона III, был одним из самых блестящих литературных салонов Парижа. Здесь собирались самые известные писатели: Эдмон де Гонкур, Эмиль Золя, Александр Дюма-сын, Гюстав Флобер, многие другие писатели и драматурги.
Живопись в аттике (SAINT-ISAAC PEINTURE DE L’ATTIQUE. PL. 7)
Боковая перегородка Большого иконостаса (SAINT-ISAAC PAROILATERALE DE LA GRANDE ICONOSTASE. PL. 8)
Салон, помимо литературного, был еще и центром политической жизни Второй империи. Здесь бывали члены разных политических партий, а также русские аристократы и члены Русского императорского дома, среди которых — морганатическая супруга Александра II, княгиня Екатерина Юрьевская, великий князь Константин Николаевич, герцог Максимилиан Лейхтенбергский.
Необходимо отметить, что Теофиль Готье — один из немногих западных знатоков искусства, которые в середине XIX в. писали о русском искусстве. Он занимался созданием так называемых Салонов — отчетов о выставках, в том числе о русском художественном отделе в «LArtist», где рассказывал о проходящих в Париже выставках, где выставлялись отобранные жюри картины современных живописцев, среди которых экспонировались и работы русских художников. Хотелось бы подчеркнуть, что Готье был одним из немногих в ту пору критиков и художников, знакомых с русским искусством.
Встреча Теофиля Готье с Россией произошла уже в поздний период его жизни: в кон. 1850-х — нач. 1860-х гг. Теофиль Готье давно снискал себе славу тонкого знатока и ценителя изобразительного искусства. При этом он всегда тщательно изучал предмет своего описания и для того, чтобы подробнее рассказать читателям об Исаакиевском соборе, специально изучал монографию архитектора, ответственного за строительство, Огюста Монферрана, опубликованную в Петербурге в 1845 г. 8 Готье исследовал свою тему глубоко и разносторонне, обладая большим опытом путешественника и разнообразной эрудицией. Ко времени приезда в Петербург он побывал в Испании, Италии, Германии, Константинополе, являлся признанным мэтром в области жанра путевых заметок и отличался тем, что в своих работах использовал хорошо изученные им сведения, обладающие исторической и документальной ценностью. Вот что сообщалось об альбоме Теофиля Готье в «Русском художественном листке» от 20 августа 1859 г.: «На днях вышел в свет первый выпуск Tresors d’art- он заключает в себе двенадцать картин, изображающих разные части Исаакиевского собора: образ св. Исаакия Далматского, главный фасад собора, восточный и северный портики, южные врата, иконостас, внутренность маленького алтаря, часть собора перед северными дверьми, плафон, внутренность купола и снимки с двух фресок.
8 MontferrandA. R. de. figlise cathedrale de Saint-Isaak. Description architecturale, pittoresque et historique de ce monument. Saint-Petersbourg: F. Bellizard et Co, 1845. 88 p.
Святой Иоанн на Патмосе. Парус свода (SAINT-ISAAC SAINT JEAN A PATHMOS PENDENTIF. PL. 9)
Плафон иконостаса (БАШТ-1БЛЛС PЕЛFOND DE ШСОШБТЛБЕ. РЕ. 11)
Фотографии вышли весьма удачно, несмотря на то что в Исаакиевском соборе довольно темно, и потому г. Ришбуру пришлось бороться с большими трудностями… «9 Напомним, что придворный фотограф Пьер-Амбруаз Ришбур в русской столице выполнял свою часть работы в проекте «Художественные сокровища древней и новой России» и, надо сказать, делал это замечательно. Недаром после выхода тома, посвященного творению О. Монферрана, в газете «Санкт-Петербургские ведомости» писали: «Работы, исполненные А. Ришбуром, до того превосходны, что заслуживают полного внимания. Нам еще не случалось видеть такого совершенства в фотографии"10. Судя по этим лестным высказываниям, петербуржцы высоко оценили работу французского мастера.
С большим вдохновением писатель говорит об Исаакиевском соборе, описывает его в различное время года, утром, днем и вечером, в разную погоду, при различном освещении, с разных точек зрения. «Чистые белые линии выделяются на основных архитектурных его частях, а на куполе, наполовину скрытом в ночной темноте, на самой выпуклой части сияет отсвет, как раз напротив луны, которая будто смотрится в это золотое зеркальце. Эта точка настолько ярка, что ее можно принять за зажженную лампаду. Все угасшее в сумерках сияние купола собирается в этой магической точке. Впрочем, что еще может быть так же прекрасно, как этот большой храм из золота, бронзы и гранита, стоящий в голубых лучах зимней луны на чистом горностаевом ковре?"11
Искусствоведческий метод Готье можно, пожалуй, назвать импрессионистским. Немногим позже один из французских художников применит этот метод в своем творчестве, изображая соборы Франции. Действительно, написанные Клодом Моне собор Парижской Богоматери и собор в Руане напоминают словесные этюды Готье об Исаакиевском соборе в Санкт-Петербурге. Но если бы Готье ограничился только этим методом, фиксирующим, прежде всего, лирические впечатления от памятника изобразительного искусства, вряд ли сегодня его работы были бы столь притягательными для реставраторов. В искусствоведческой интерпретации Готье памятников русского искусства сочетается метод, который мы назвали выше импрессионистским, с позитивистской методологией, что и делает его работы, посвященные русскому искусству, столь содержательными, а обстоятельства последующей истории рассмотренных им памятников, о которых мы уже упоминали, — поистине уникальными.
Описывая красоты и роскошь собора, продуманность его планов, Готье постоянно применяет один и тот же прием: он связывает природный ландшафт с архитектурным и всегда находит принцип их органического взаимодействия. Умение описать словами колористическое своеобразие изобразительного искусства — это то, что особенно удается Теофилю Готье, то, к чему у него имеется редкий талант. Он мастерски владел словом, его заметки поражают не только исключительным тематическим разнообразием, но и филигранностью отделки
9 Знаменитые иностранцы, посетившие Россию. Теофиль Готье // Русский художественный листок / Под ред. В. Ф. Тимма. СПб., 1859. № 24. С. 77−78, здесь: С. 78.
10 Петербургская летопись // Санкт-Петербургские ведомости / Под ред. А. А. Краевско-го. СПб., 1859. № 156. С. 680.
11 Готье. Цит. соч. С. 75.
Соборный устав апостолов. ТимпанЛтТ-НЛЛС СОЫСИЕВ’АРОТЕЕБ_ТтРЛМ. РЬ. 12)
текста. Чисто изобразительные свойства языка были использованы Готье с большой артистичностью и подлинной виртуозностью.
Монументальное здание Исаакиевского собора стало неотъемлемой частью города на Неве, неразрывно вошло в его ансамбль. Открытие и освящение Исаакиевского собора состоялось 30 мая 1858 г. С этого времени Исаакиевский собор становится не только главным кафедральным собором столицы Российской империи, но и крупнейшим центром русского православия. Это значение собор сохранял вплоть до нач. XX в. В литературе, относящейся к первым десятилетиям XX в., читаем: «Если Исаакиевский собор имеет такое важное значение, как свидетель целой эпохи искусства, и столь замечателен, как собрание великих художественных произведений, то он не менее замечателен и дорог, как первенствующий храм столицы… Ни один храм в России не может вместить такого множества молящихся, он может вместить до 15 тысяч человек. Ни один храм в такой мере не способствует совершению всенародных и церковных торжеств, как Исаакиевский храм"12. Для сер. XIX в. это было, бесспорно, совершенно уникальное произведение храмовой архитектуры.
Теофиль Готье справедливо отмечал: «Церковь св. Исаакия самая блестящая из всех религиозных зданий, украшающих всероссийскую столицу- новейшей постройки, недавно освященная, она может считаться последним словом сов-
12 Исаакиевский Кафедральный Собор / Яблонский А. Пг.: Исаакиевское православное братство, 1917. С. 15. См. также: Лукомский Г. К. Санкт-Петербург. Исторический очерк архитектуры и развития города. Мюнхен: Орхис, 1923. С. 21.
ременной архитектуры… «13 Словам Теофиля Готье вторила и российская пресса того времени: «Открытие Исаакиевского собора — событие весьма важное не только в частной жизни Петербурга, но и в общественной жизни всей России. Столица нашего отечества имеет теперь храм, которым может гордиться перед всеми знаменитыми храмами Европы, как богатством, роскошью, размером, великолепием, так и художественными произведениями, выше которых только немногие картины великих мастеров века Возрождения. У Исаакиевского собора нет еще истории, но давно ли началась и для самой России история, в смысле сознательного развития гражданских и государственных сил? Во всяком случае, влияние христианской религии на человеческое общество так велико, что мы не можем не отметить на страницах нашей политической летописи день 30-го мая, в который Россия и Петербург украсились зданием, достойным их славы и ве-
личия"14.
Для отделки пола, стен и пилонов собора были использованы различные сорта мрамора. Стены покрыты светлым итальянским мрамором, а южная и северная стены главного алтаря выполнены из белого мрамора и украшены резьбой. Над арочными проемами — созданные ярославскими мастерами мраморные группы ангелов. Мягкая моделировка скульптурных форм придает им легкость и воздушность. Филенки и медальоны сделаны из итальянских мраморов — желтого из Сиены, зеленого из Генуи — и красного с темными прожилками мрамора «гриотто» из Южной Франции. При отделке интерьера широко применен и отечественный декоративный камень. Серым мрамором, добывавшимся под Выборгом, выложен пол. Фриз исполнен из редкого по красоте камня — шокшинского порфира, добывавшегося на берегах Онежского озера. Из-за необыкновенной твердости этот камень трудно поддается обработке. После полировки он дает глубокий темно-вишневый цвет. Этим камнем в виде огромных плит выложен пол между иконостасом и балюстрадой. Цоколь собора выполнен из черного сланца, подчеркивающего светлые тона облицовки. Розовый тивдийский мрамор использован для пилястр и пилонов. Насыщенные зеленые тона малахита и синие — лазурита привлекали внимание каждого, кто входил в собор.
Неповторимое художественное убранство внутри собора, грандиозность его размеров психологически воздействовали на верующих, поражали воображение вошедших в собор. Теофиль Готье рассказывал о неизгладимом впечатлении, которое производил собор: «С первых же шагов вас охватывает изумление: гигантский размах строения, обилие самых редких мраморов, великолепие позолоты, фресковый колорит настенной живописи, зеркальная поверхность полированного пола, в котором отражаются предметы, — все соединяется воедино, чтобы произвести на вас ослепляющее впечатление… «15 Французскому писателю как художественному критику искусства невероятно повезло — он смог увидеть внутреннее убранство Исаакиевского собора во всей его первозданной красоте.
13 Отзывы иностранцев о русском искусстве. Теофиль Готье // Русский художественный архив / Под ред. А. П. Новицкого. М., 1892. Вып. 5−6. С. 274−291, здесь: С. 274.
14 Политика // Иллюстрация / Под ред. В. Р. Зотова. СПб., 1858. № 22. С. 346−358, здесь: С. 346.
15 Готье. Цит. соч. С. 192.
По разнообразию и ценности материалов, художественным особенностям и качеству исполнения иконостас Исаакиевского собора можно отнести к замечательным произведениям прикладного искусства. Выстроенный из белого мрамора, он украшен восемью великолепными малахитовыми колоннами и двумя пилястрами высотой почти десять метров. Иконостас по своему убранству не уступает самым известным алтарям мира, он поражал не только современников — он изумляет посетителей и в наши дни. Роскошный иконостас с малахитовыми полуколоннами, тяжелые золоченые люстры, скульптура, мозаика, живопись — словом, вся внутренняя отделка собора производит исключительное впечатление.
По словам Готье, «эта стена из образов, разделенных малахитовыми колоннами, досками драгоценных мраморов, богато украшенными карнизами, производит в таинственном полусвете, в котором погружена эта часть собора, чудный и величественный эффект. Иногда какой-нибудь луч заставляет блестеть фон червонного золота- металлическая доска освещается, вырисовывая, как живую, фигуру святого, которая отделяется от нее- полоса света скользит по выемкам малахита, блестка прилепляется к золоченому капителю, гирлянда освещается и получает выпуклый вид. Написанные красками головы золотой группы принимают особенную жизненность и походят на те чудесные образа легенд, которые смотрят, говорят и плачут. Блеск свеч бросает неожиданное освещение на какую-нибудь деталь, остававшуюся темной, и все достоинство которой выступает теперь наружу. Смотря по часам дня, завеса алтаря темнеет и освещается теплыми тенями, или ослепительным светом"16.
Думается, что приведенные Теофилем Готье описания эффекта свечного освещения Исаакиевского собора представляют большой интерес для искусствоведов. Так можно лучше понять восприятие человеком интерьера православных храмов в эпохи, когда еще не существовало электрического освещения. Теофиль Готье принадлежит эпохе, которая стоит на грани между тем временем, когда никакого другого освещения, кроме дневного и свечного, еще не было, и новой эрой, связанной с внедрением в повседневную жизнь электричества. Т. Готье сумел разглядеть эти поразительные эффекты освещения в русских православных храмах, и особенно в Исаакиевском соборе, может быть, еще и потому, что привык во Франции в основном к газовому освещению. Он отмечал, что в России в некоторых публичных местах также вводится это новшество, но, тем не менее, освещение по-прежнему преобладает свечное: «Здесь горят свечи из настоящего воска. Только в России и сохранился уклад жизни, при котором пчелы еще вносят свою лепту в освещение домов"17.
Французского писателя особенно поразили Царские врата, страницы с их описанием опущены в русском переводе книги «Путешествие в Россию», поэтому приведем высказывания, сделанные им по этому поводу, полностью: «Когда царские врата, занимающие середину этого обширного фасада из золота, серебра, ляпис-лазури, малахита, яшмы, порфира, агата, когда этот чудесный футляр для всех драгоценностей, какие только может соединить человеческая
16 Отзывы иностранцев о русском искусстве. Теофиль Готье. Вып. 5−6. С. 287.
17 Готье. Цит. соч. С. 120.
роскошь, не останавливающаяся ни перед какими расходами, таинственно закрывает свои чеканные, прозрачные, тонкой резной работы двери золоченого серебра, имеющие не менее 35 футов высоты при 14 футах ширины, среди ослепительного блеска в рамках из листьев, самых прелестных из всех рамок, какие когда-либо окружали произведение кисти, — выделяются картины, изображающие четырех евангелистов, и архангела Гавриила и Пресвятую Деву Марию во весь рост.
Но когда, во время церковных служб, царские врата открывают свои широкие створы, колоссальный Христос, написанный на оконном стекле в глубине алтаря, является в золоте и пурпуре, подняв правую руку для благословения, в позе, в которой новейшее искусство сумело соединиться с величественной византийской традицией.
Ничего не может быть прекраснее и лучезарнее этого образа Спасителя, освещенного сверкающими лучами, как бы в глубине неба, открывающегося в арке иконостаса. Таинственный мрак, в известные часы царствующий в церкви, еще более усиливает блеск и прозрачность этого чудного окна, расписанного в Мюнхене"18. Руководил изготовлением витража Лео фон Кленце, разработавший для него раму особой конструкции. Образ составлен из квадратных стекол наподобие крупной мозаики. Стекла спаяны оловянными прутьями и укреплены в массивной железной раме. Баварский архитектор лично обратился к своему покровителю королю Людвигу I за разрешением изготовить витраж в Мюнхене и получил его согласие.
Величественные, монументальные формы собора, богато разработанная пластика фасадов, насыщенность интерьера различными видами изобразительных искусств и, прежде всего, живописью и скульптурой, что, как известно, не характерно для памятников древнерусского храмового зодчества, — неизменно привлекали к себе внимание не одних искусствоведов. Строительство собора растянулось чуть ли не на полвека, и поэтому целое поколение русских скульпторов и художников воспринимали собор не только как культовое здание, но и как своеобразный архитектурно-художественный памятник эпохи, и считали за честь участвовать в его оформлении. К. П. Брюллов, Ф. А. Бруни,
18 Отзывы иностранцев о русском искусстве. Теофиль Готье. Вып. 5−6. С. 286.
Титульный лист альбома Т. Готье «Художественные сокровища древней и новой России». Париж, 1859.1 выпуск Исаакиевский собор (Gautier T. Tresors d’art de la Russie ancienne et moderne. Saint-Isaac. — Paris: Gide, 1859. Vol. 1. 30p.)
П. М. Шамшин, Т. А. Нефф, В. К. Шебуев, Н. С. Пименов и многие другие работали над живописными украшениями собора Святого Исаакия Далматского. С восхищением писал Готье о композициях Федора Бруни в Исаакиевском соборе. По его мнению, художник «продолжает великие традиции, он вдохновляется фресками Сикстинской капеллы Ватикана и добавляет к этому своему вдохновению помимо своей собственной индивидуальности нечто от глубокой и разумной манеры, свойственной немецкой школе"19. Готье считал, что выполненные им росписи являются самыми монументальными в соборе. Двадцать пять картонов росписей для собора Ф. Бруни в настоящее время хранятся в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге. Теофиль Готье также высоко оценил композиции, созданные Тимофеем Андреевичем Неффом в Исаакиевском соборе, за которые в 1855 г. художник получил звание профессора II степени Академии художеств. Как справедливо отметил Т. Готье, «произведения г. Неффа в нишах пилястров носят печать мастера и обличают даровитого художника с верным чувством колорита и светотени. Отдельные фигуры, которые он исполнял в иконостасах, головы и обнаженные части, писанные им в большой золоченой группе, возвышающейся над царскими вратами, имеют силу тонов и рельеф удивительный. Трудно было бы более удачно соединить живопись с выпуклой работой, работу кистью с работой резцом"20. Писатель считал, что эти работы, возможно, занимают наиболее подходящее место среди настенной живописи собора.
Теофиль Готье обратил внимание на то обстоятельство, что художникам было очень сложно работать в Исаакиевском соборе: из-за ужасной сырости живопись нередко разрушалась почти вслед за исполнением. Однако он подчеркивал, что «каждый из художников сделал насколько мог лучше по своей природе и по своему таланту, невольно подчиняясь современному характеру церкви, исключая иконостасов, где фигуры одиночные или стоящие одна подле других в золотых панно властно выделялись и принимали те ясно означенные контуры, которые должна иметь живопись, когда она назначается для украшения здания"21. Весьма достойно сожаления, что многочисленные композиции, написанные на стенах Исаакиевского собора, сильно пострадали от времени.
Подробно проанализировав архитектурные особенности Исаакиевского собора, Теофиль Готье приходит к выводу, что, независимо от того, принять стиль этого архитектурного памятника или нет, это — «самое значительное религиозное здание, которое было построено в этом веке"22, и мы не можем с ним не согласиться. Исаакиевский собор, бесспорно, выдающееся произведение искусства 1-й пол. XIX в., оно олицетворяет мощь России и искусство ее мастеров.
Теофиль Готье обладал даром тонкого наблюдателя и широчайшей эрудицией, что позволило ему по достоинству оценить русскую культуру и искусство. В частности, в его суждениях об Исаакиевском соборе проявились богатый
19 Готье. Цит. соч. С. 197.
20 Отзывы иностранцев о русском искусстве. Теофиль Готье. Вып. 5−6. С. 290.
21 Там же. С. 289.
22 Готье. Цит. соч. С. 204.
творческий опыт писателя и глубокие познания в области русского православного искусства.
Ключевые слова: Исаакиевский собор, Теофиль Готье, альбомы, архитектура, центр русского православия, иконостас, иконопись.
Albums by Theophile Gautier «Art treasures of ancient and modern Russia: Saint Isaac’s Cathedral»
by V. Snazina
The article is devoted to Saint Isaac’s Cathedral in Saint Petersburg as seen by French writer Th6ophile Gautier (1811−1872). Following his trips to Russia in 1858−1859 and in 1861 he published a series of albums about Russian art, the first of which was devoted to St. Isaac’s Cathedral. This majestic cathedral by architect August Montferrand was solemnly consecrated in May 1858, just before the first arrival of Th6ophile Gautier in Russia. He was lucky enough to see the interior of Saint Isaac’s Cathedral in all its pristine beauty. A brilliantly educated man and a passionate traveler, Gauthier studied his subject as deeply and thoroughly as one can only imagine.
Keywords: Saint Isaac’s Cathedral, Th6ophile Gautier, albums, architecture, the centre of Russian Orthodoxy, iconostasis, icon painting.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой