Переводчик как модератор при переводе заголовочного дискурса СМИ

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

об умении лектора проводить параллели, выстраивать ассоциации, создавать свой неповторимый стиль. В стиле научной прозы употребление метафор не является обязательным условием, но это важное средство проявления индивидуальной манеры изложения. Образность оттеняет логически аргументированную мысль. Устная научная речь всегда адресована и ориентирована на контакт со слушателями. Несмотря на преимущественно односторонний характер общения, научная речь приобретает такие свойства, как диалогичность и подчеркнуто личностный характер.
Список литературы
1. Арнольд, И. В. Стилистика. Современный английский язык. М.: Флинта: Наука, 2002.
2. Бахтин, М. М. Проблемы речевых жанров // Эстетика словесного творчества. Изд. 2-е. М.: Искусство, 1986.
3. Голуб, И. Б. Стилистика русского языка. М.: Айрис-Пресс, 2008.
4. Попова, З. Д. Язык и национальное сознание. Вопросы теории и методологии / З. Д. Попова, И. А. Стернин. Воронеж: Воронеж. гос. ун-т, 2002.
Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 24 (239).
Филология. Искусствоведение. Вып. 57. С. 221−224.
М. Е. Засорина
ПЕРЕВОДЧИК КАК МОДЕРАТОР ПРИ ПЕРЕВОДЕ ЗАГОЛОВОЧНОГО ДИСКУРСА СМИ1
В статье рассматриваются особенности языковой личности переводчика при переводе заголовочного дискурса. Автор утверждает, что переводчик выступает адресатом-адресантом в сложной коммуникативной модели заголовочного дискурса и в коммуникативном акте, имеющем место между адресантом, переводчиком и адресатом.
Ключевые слова: заголовочный дискурс, модель заголовочного дискурса, языковая личность переводчика, адресат-адресант (переводчик), прагматическое воздействие, прагматический эффект.
Роль личности переводчика при переводе заголовочного дискурса нужно рассматривать с нескольких сторон. Это и текстовый аспект, так как заголовок традиционно рассматривается как свернутый текст, и прагматический аспект коммуникативного акта между автором заголовка и переводчиком, а затем между переводчиком и адресатом переведенного им заголовка. Переводчик как адресант выстраивает заголовок в зависимости от его прагматического назначения, с учетом экстралингвистической среды, эксплицирует нужные, по его мнению, языковые средства и имплицирует подачу незначимой информации. Основной задачей переводчика является определить интенции адресанта.
хСтатья подготовлена при финансовой поддержке Министерства образования и науки РФ в рамках научного проекта «Языковая личность переводчика» (ГК № 14. 740. 11. 1393) ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 20 092 013 гг. «Проведение поисковых научно-исследовательских работ в целях развития общероссийской мобильности в области филологии».
и, взяв на себя его роль, передать внутренний смысл заголовка, используя лексические единицы языка, на который осуществляется перевод. Необходимо отметить, что при переводе реализуется следующая схема: адресант (носитель исходного языка, например, английского) ^ адресат-адресант (переводчик, например с английского языка на русский) ^ адресат (носитель русского языка). Таким образом, переводчик является связующим звеном в сложной иерархической системе коммуникативного акта.
Личность переводчика при переводе медийных текстов, в данном случае — заголовков, представляет собой личность модератора, находящегося на стыке двух языковых систем и двух культур. Медийные тексты при этом выступают в качестве специфических. Как отмечает В. Г. Костомаров, «тексты „масс-медиа“ парадоксально и прочно объединяют стилевые царства разговорности и книжности, образуя особое промежуточное междуцарствие. Его язык синтетичен и более искусно творим, нежели книжный, так как скрывает свою искусственность» [4.
С. 183]. Это суждение наиболее ярко раскрывается в газетных заголовках.
Текст масс-медиа «обслуживает становление массовой культуры как социальной среды» [3. С. 36], в которой у каждого коммуниканта имеется своя задача и роль. Сам текст в этом случае служит не только передаче информации, он рождается «в синхронном семиотическом пространстве, заполняющем границы культуры» [5. С. 2]. В соответствии с этим переводческие компетенции должны включать в себя передачу как адекватного эксплицитного содержания заголовочного комплекса, так и имплицитных вкраплений, что напрямую зависит от личностных качеств переводчика, его индивидуальных особенностей восприятия и декодирования заголовочного дискурса и навыков его перевода на русский язык.
Восприятие заголовочного комплекса является сложным процессом. Заголовок — это компрессированный текст, он обладает большей когнитивной, суггестивной и прагматической нагрузкой, чем другие компоненты новостного текста, а переводчик выполняет роль адресата-адресанта. Установлено, что в языковой личности «объективируется через лингвосоциум и его текстовую деятельность „эталонный“ потенциал языкового и когнитивного (лингвокогнитивного) сознания „природного“ инофона как носителя не только языка, но и определенной „языковой“ и „глобальной“ („лингвокогнитивной“, „концептуальной“) „картины мира“» [8. С. 67].
Для определения уникальности заголовка как особого типа дискурса считаем необходимым обратиться к прототипической модели новостного дискурса Т. А. ван Дейка, который доказал что в своей инвариантной структуре новостной дискурс представляет конвенциональную последовательность категориальных компонентов, представляющих собой чередование центрального, фокусного и фоновых событий. Важной категорией новостного дискурса Т. А. ван Дейк называет категорию краткое содержание, которая выражается в новостной статье через заголовок и вводку. Данная категория отличается наибольшей коммуникативной нагрузкой (в рамках всего новостного дискурса), так как в процессе чтения новостей прежде всего воспринимается заголовок и вводка. Поэтому информация, определяемая формой и семантикой последних, апеллирует к сложному процессу понимания текста, активируя определенный фрейм в сознании читателя и подготавливая его восприятие к получению порции новостной информации. Следует
также отметить, что в данной модели новостного дискурса Т. ван Дейк рассматривает заголовок и вводку как единый интродуктивный блок, а также как многоступенчатый ввод читателя в основной текст [9].
Данная прототипическая модель свидетельствует об уникальности заголовка как специфического типа дискурса — заголовочного дискурса.
На наш взгляд, дискурсивная характеристика заголовочного комплекса реализуется в следующем порядке: начальную позицию занимает адресант, имеющий субъективный взгляд на ту информацию в заголовке, которую он хочет преподнести адресату (другими словами, речь идет об интенциях адресанта) — затем адресат декодирует и воспринимает заголовочный комплекс, извлекая информацию, заложенную в нем адресантом- в результате декодирования заголовочного комплекса у адресата формируется та или иная реакция (т. е. имеет место прагматическое воздействие). У адресата формируется положительная или отрицательная установка (прагматический эффект), и он решает, будет он читать статью под данным заголовком или нет. Данная дискурсивная характеристика заголовка позволяет нам выделить определенную модель заголовочного дискурса: Субъективная информация заголовка (Интенции адресанта) ^ Визуальный канал адресата ^ Реакция адресата на заголовок (прагматическое воздействие, определяемое положительным или отрицательным прагматическим эффектом) ^ Решение адресата о прочтении статьи [1. С. 38].
Выявленные дискурсивные характеристики заголовка должен, на наш взгляд, учитывать переводчик. В модели заголовочного дискурса переводчик займет определенное положение: Субъективная информация заголовка (Интенции адресанта, носителя английского языка) ^ Визуальный канал адресата-переводчика, носителя русского языка ^ Реакция адресата на заголовок (прагматическое воздействие, определяемое положительным или отрицательным прагматическим эффектом) ^ Перевод на русский язык (смена деятельности субъекта: адресат-адресант) ^ Адресат, носитель русского языка ^ Реакция адресата на заголовок (прагматическое воздействие, определяемое положительным или отрицательным прагматическим эффектом) ^ Решение адресата о прочтении статьи.
Таким образом, мы определяем заголовочный дискурс как оформленный адресантом
для достижения коммуникативной воздейству-юще-прагматической функции (интенции авто-ра-переводчика) сжатый текст (заголовок), функционирующий в новостном дискурсе в контексте социокультурных, экстралингвистических и других факторов, определяющих все стороны взаимодействия автора-переводчика и читателя.
Специфической особенностью заголовочного дискурса является стремление автора во что бы то ни стало привлечь внимание к публикуемому материалу и в то же время изложить в краткой форме его содержание. Заголовки англоязычных СМИ, как правило, состоят из «шапки» и подзаголовка. «Шапка» призвана выделять самую яркую мысль статьи. Нередко она направлена только на то, чтобы, поразив воображение читателя, заставить его прочитать сам материал, поэтому в большинстве случаев недостаточно полно раскрывает содержание статьи, а иногда даже бывает очень мало с ним связана. Функцию раскрытия содержания статьи в этом случае выполняет подзаголовок, который в нескольких строках дает краткий пересказ статьи, своего рода ее обобщение.
Необходимо подчеркнуть, что не вполне справедливо распространенное мнение, что перевод заголовка не представляет собой трудности, поскольку сначала переводчик переводит само сообщение или статью, а затем уже, исходя из их содержания, и заголовок. Основной задачей переводчика является адекватная передача особенностей того или иного английского или американского заголовка, а это значит, что необходимо передать не только содержание, но и форму заголовка, не нарушая, конечно, при этом норм русского языка и стилистических норм, принятых в российских изданиях.
Нам представляется необходимым рассматривать перевод заголовочного дискурса с позиций функционально-прагматической (функционально-коммуникативной) адекватности. Согласно данной концепции, ключевым является воспроизведение доминантной функции оригинала в соответствии с коммуникативной интенцией автора исходного текста для оказания необходимого воздействия на получателя перевода. Речь идет о воссоздании прагматического потенциала оригинала [7], под которым понимается «способность текста производить на получателя коммуникативный эффект, вызывать у него определенное прагматическое отношение к сообщаемому, осуществлять прагматическое воздействие на получателя информации…» [2. С. 209].
Хотелось бы отметить, что языковую личность переводчика принято оценивать как вторичную языковую личность. Так, например, А. Н. Плехов определяет вторичную языковую личность как «коммуникативно-активный субъект, способный в той или иной мере познавать, описывать, оценивать, преобразовывать окружающую действительность и участвовать в общении с другими людьми средствами иностранного языка в иноязычно-речевой деятельности» [6. С. 3]. Таким образом, дискурс переводчика, воплощенный в заголовочных комплексах перевода, носит вторичный характер, в результате чего переводной текст ограничен с точки зрения степени проявления в нем характеристик языковой личности переводчика как индивида. Переводчик должен обладать таким качеством, как поликультурность, что способствует его оптимальной переводческой деятельности.
Качественная определенность переводчика подразумевает понятие «профессиональная языковая личность», в котором преломляются философские, социологические и психологические взгляды на совокупность физических и духовных свойств переводчика-профессионала. Непосредственным носителем сознания является языковая личность, в нашем случае языковая личность переводчика, реализующая себя в особом коммуникативно-языковом пространстве медиасреды.
Список литературы
1. Засорина, М. Е. Прагма-интертекстуальные характеристики заголовочного дискурса СМИ (на примере журналов «Коммерсант Власть» и «The Economist»): дис. … канд. филол. наук. Тобольск, 2009. 173 с.
2. Комиссаров, В. Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). М.: Высш. шк., 1990. 253 с.
3. Корнилов, Е. А. Журналистика на рубеже тысячелетий. Научное издание. Ростов н/Д: Донс. издат. дом, 1999. 224 с.
4. Костомаров, В. Г Наш язык в действии: Очерки современной русской стилистики. М.: Гардарики, 2005. 287 с.
5. Лотман, Ю. М. Внутри мыслящих миров. Человек — текст — семиосфера — история. М.: Языки рус. культуры, 1999. 464 с.
6. Плехов, А. Н. Психологические условия развития вторичной языковой личности преподава-теля-лингвиста: автореф. дис. … канд. психол. наук. Н. Новгород, 2007. 23 с.
7. Сдобников, В. В. Проблемы передачи функ-
ций стилистически сниженной лексики в переводе художественного текста: дис. … канд. филол. наук. М., 1992. 238 с.
8. Халеева, И. И. Подготовка переводчика как «вторичной языковой личности» // Тетради пере-
водчика: науч. -теорет. сб. Вып. 24. М.: МГЛУ, 1999. С. 63−72.
9. Dijk, T. A. van. Discourse and Discrimination. With Geneva Smitherman-Donaldson. Detroit, MI: Wayne State University Press, 1988. 437 p.
Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 24 (239). Филология. Искусствоведение. Вып. 57. С. 224−226.
О. А. Захарчук
ТЕМАТИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ВОЕННОГО ЖАРГОНА КАК ОТРАЖЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ
В статье рассматриваются характеристики военного жаргона, связанные с особенностями оценки и категоризации мира в сознании военнослужащих. Производится подробная структурно-тематическая классификация военного жаргона в русском и английском языках. Показывается, что военный жаргон выявляет сложное взаимодействие профессионального и бытового в сознании индивидуума.
Ключевые слова: военный жаргон, профессиональная лексика, тематическая группа.
Военный жаргон как открытый, подвижный пласт лексики отражает не только разнообразную деятельность военнослужащих: кроме профессиональной деятельности, в нем фиксируется отношение военных к бытовым условиям и межличностные взаимоотношения. В соответствии с этим лексика военного жаргона позволяет выделять отдельные семантические поля и тематические группы.
Теоретическому обоснованию полевой организации лексики посвящена обширная литература, детальный обзор которой представлен в исследовании Ю. Н. Караулова [1. С. 100]. Так, семантическое поле — это крупное лексическое объединение, включающее лексику разных частей речи. Каждое семантическое поле может быть представлено как относительно замкнутая и единая система. В то же время каждое поле как единица лексико-семантической системы языка не может не быть связано с другими полями и проницаемо для элементов других полей.
В своей работе «Лексика и фразеология русского военного жаргона» С. В. Лазаревич выделяет следующие тематические группы (ТГ): 1. ТГ, отражающие военно-профессиональную деятельность: «Военная техника», «Военные действия», «Виды и рода войск», «Военные звания, должности и профессии», «Срок службы" — 2. ТГ, отражающие военно-бытовую сторону жизни военнослужащих: «Пища», «Обмундирование», «Казарменный быт" — 3. «Межличностные отношения» [3].
Между тем, проведенное нами изучение словарей военного жаргона показало, что данная классификация может быть дополнена и изменена. Основные тематические группы жаргона военнослужащих считаем целесообразным представить следующим образом:
1. Объекты армейской службы: техника, оружие, обмундирование.
2. Субъекты армейской службы: солдаты, командиры, качества и межличностные отношения военнослужащих.
3. Пространственные параметры: место службы и отдыха, а также военные учения, быт военных.
4. Временные параметры: сроки службы.
Рассмотрим некоторые из них подробнее (без
строгой дифференциации по языкам):
1. ТГ, отражающие объекты армейской службы:
А) техника и оружие:
chatterbox (букв. «пустомеля») — 1. пулемет,
2. радио-
швейная машина — пулемет-
акула — подводная лодка-
pig-sticker (букв. «свинокол») — штык, меч-
Б) обмундирование:
Hershey bar (букв. «батончик шоколада Херши») — золотая полоса на рукаве, обозначающая шестимесячную службу за границей. Знак отличия, не имеющий большой ценности-.
Class-a uniform — форма (пиджак и галстук), которую носят в штабе, а также надевают на время увольнения-

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой