Переводы Конан Дойля и становление жанра детектива в Китае в начале ХХ века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 821. 581. 09−312. 4
ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ
Захарова Наталья Владимировна
кандидат филологических наук Институт мировой литературы им. М. Горького (г. Москва)
radaeva2002@gmail. co
ПЕРЕВОДЫ КОНАН ДОЙЛЯ И СТАНОВЛЕНИЕ ЖАНРА ДЕТЕКТИВА В КИТАЕ
В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА
В статье раскрывается история возникновения китайского детектива. Предшественниками современного китайского детектива стали «романы о судьях» (гунъань сяошо) и уся — «героико-авантюрная рыцарская проза». На рубеже Х1Х-ХХ вв. начался процесс перехода от классической «судебной прозы» к новому жанру детективов. В первые годы ХХ в. с западных языков на китайский были переведены сотни романов и рассказов, в том числе и рассказы Конан Дойля. Первым автором китайских национальных детективов считается Чэн Сяоцин, опубликовавший в 1919 г. рассказ «Тень в свете лампы». Главный герой этого сочинения, сыщикХо Сан, стал героем тридцати историй этого автора. В своих сочинениях Чэн Сяоцин постепенно отходит от черт, свойственных китайской судебной прозе, перенимая многое из романов Шерлока Холмса. Отличительной чертой творческой манеры Чэн Сяоцина является то, что сюжеты он заимствует из громких судебных разбирательств, происходивших в XIX в., но переносит действие в современную ему жизнь, в духе западных детективов дает психологический портрет героев. Чэн Сяоцин создает национальный, понятный и любимый читателями «китайский» детектив.
Ключевые слова: литература Китая, А. Конан Дойл, детектив, переводы западной прозы, судебный роман.
В китайской литературе в конце XIX в. еще не существовало как самого слова «детектив», так и литературного жанра (точнее, жанровой разновидности), обозначаемого понятием «детектив». В то же время был весьма популярен жанр авантюрного романа, в котором, по определению исследователя китайских романов периода Цин (VII — начало XX в.) В. И. Семанова, соединились два поджанра: «романы о судьях» (гунъань сяошо) [3, с. 271], история которых к началу прошлого века уже насчитывала несколько столетий, и уся — «героико-авантюрная рыцарская проза», по терминологии Д. Н. Воскресенского [1, с. 374]. Детектив, как известно, явление массовой культуры. Применительно к Китаю рассматриваемого периода термин «массовая культура» или «массовая литература» вряд ли приемлем. «Романы о судьях» и «рыцарская проза», как и само определение «проза» (сяошо), — это явление простонародной литературы, которая противопоставлялась литературе образованных людей вэньжэнь, создаваемой на классическом литературном языке вэньянь. К концу XIX в. эта литература была представлена записями народных сказов и оформлена в виде прозы. Одним из лучших образцов «романов о судьях» считается роман Ши Юйкуня «Трое храбрых, пятеро справедливых», опубликованный в 1879 г. В романе изображен мудрый и справедливый судья Бао Чжэн, раскрывший дело о «подмене царевича кошкой», очень похожее на сюжет из «Сказки о царе Салтане» А. С. Пушкина, наказавший разбойников-убийц, казнивший чиновника Пан Юя, присвоившего себе средства, выделенные для пострадавших от стихийного бедствия, и т. д. [6, с. 82]. В основу романа были положены сказы устных рассказчиков шошуды о судебных расследованиях столичного правителя времен ди-
настии Северная Сун (X-XIII в.), жившего в XI в. Роману присущи характерные особенности как китайских простонародных сказов, например сказочные мотивы и ситуации, многочисленные пояснения и оценки, так и элементы классической литературы: исторические отсылки и аллюзии.
На рубеже XIX—XX вв. начался процесс перехода от классической «судебной прозы» к новому жанру детективов. В начале века, когда в Китае шел процесс активного заимствования иностранной лексики, появляется и термин «детектив» -«чжэньтань», который имеет значения «разведчик, тайный агент, детектив, шпион, сыщик», то есть является семантической калькой с английского языка. В китайском языке создание слова чжэньтань потребовалось также для обозначения детективной литературы.
К первым китайским детективам правомерно отнести романы известного писателя начала XX в. У Вояо «Расследование кражи» и «Тридцать четыре китайские детективные истории», изданные в 1906 г., а также его же роман «История четырех крупных бриллиантов», опубликованный до 1909 г. Самым же первым романом У Вояо, отвечающим критериям детективного жанра, стало сочинение под названием «Убийство девяти», второе название «Девять удивительно напрасно обиженных», написанное в 1903 г. Его главные герои — торговцы из родственных семей, Лян Тяньлай и Лин Гуйсин. При разделе имущества между ними возникают трения. Геомант предсказал Лин Гуйсину блестящую карьеру, если он очистит место возле своего родового кладбища. Но там стоит дом Ля-нов, и Лин убивает восемь человек. Девятым стал нищий, которого Лян призвал в свидетели, а подкупленный Лином судья забил палками до смерти [3, с. 290]. Сюжет романа У Вояо, следуя традиции,
© Захарова Н. В., 2015
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова № 5, 2015
55
ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ
заимствовал из сочинения предшественника, Ань Хэ, который на рубеже XVIII—XIX вв. написал роман «Лян Тяньлай предостерегает от богатства», в романе было много деталей судебной прозы. А Ань Хэ в основу своего сочинения положил сюжет популярной в народе пьесы, созданной на основе реальных событий, происходивших в эпоху императора Юн Чжэна (правил 1722−1735 гг.).
Китайские критики, давая оценку этому сочинению, подчеркивали влияние на его автора западной литературы. Так, Ху Ши считал этот роман самым ранним и явным результатом «буржуазного влияния» на китайскую прозу: «В „Убийстве девяти“ использовано мастерство китайского сатирического романа при обрисовке семьи и чиновничества, а также северокитайского разбойничьего романа при изображении бандитов и их проделок. Все это спаяно композицией, заимствованной из западного детектива» [цит. по: 3, с. 293].
С конца XIX в. до двадцатых годов ХХ в. значительную часть прозы в Китае составляли переводы западной беллетристики. В основном это была проза социального, политического и просветительского характера, а также детективы. Переводческий бум пришелся на первые два десятилетия ХХ в., что было вызвано, кроме прочих причин, потрясениями в политической жизни страны. Поражение «ста дней реформ» 1898 г. убедило представителей прогрессивной китайской интеллигенции в том, что для возрождения Китая необходимо заняться просвещением простых людей. А для этого следовало реформировать традиционную систему образования, сделать ее доступной простым китайцам. Был выдвинут лозунг «Китайское обучение как основа и западная модель обучения как дополнение». Первой ступенью реализации этой программы стали публикации переводов западной беллетристики, в начале ХХ в. на классическом литературном языке вэньянь, а в первое десятилетие уже с привнесением в литературный язык элементов разговорной речи.
Традиционно китайская классическая литература делилась на изящную литературу вэнь и поэзию ши, проза сяошо как литературный род считался недостойным, низменным. Сяошо часто определяли как собрание анекдотов и неофициальных историй и вольностей, характеризовали как «уличные разговоры» (цзетань, ганъюй). Для китайцев было неожиданным осознание той значимости, которую придавали в странах Европы и России прозаическим жанрам, той роли, которую она играла на Западе для просвещения народных масс. Стараясь усилить положение прозы в собственной литературе, китайские переводчики при выборе сочинений западных авторов для знакомства с ними читателями Поднебесной отдавали предпочтение прозаическим произведениям. Среди переводчиков значительную часть составляли участники реформаторского движения 1898 г. После поражения этого движения они
скрывались от преследований маньчжурского правительства в Японии, там в начале ХХ в. и стали выходить журналы на китайском языке, публиковавшие переводы европейской прозы с японского, английского и французского языков. Кроме того, многие переводы выходили отдельными изданиями.
История переводов художественной прозы с западных языков в Китае к началу ХХ в. насчитывала всего несколько десятков лет, еще не сложилась переводческая школа, молодые переводчики следовали принципам, заложенным Янь Фу, часто давая не перевод, а вольное изложение содержания переводимого текста. Обычным явлением было при издании переводов не ставить ни имени автора текста, ни переводчика. Переводчики действовали по принципу: «убрать то, что можно убрать, добавить то, что можно добавить, изменить то, что можно изменить, главное, чтобы это было хорошо для читателя» [цит. по: 5]. Этого принципа придерживался и один из идеологов «движения за новую китайскую литературу» Лян Цичао, который призывал переводчиков в первую очередь понять идею, заложенную автором в его сочинении, а затем максимально точно передать эту идею на китайском языке. Не осуждалось, если переводчик добавлял что-то от себя. При переводе использовались типичные китайские выражения и аллюзии, поэтому часто у читателей создавалось впечатление, что они читают истории, происходящие не с английскими персонажами, а с китайскими героями. Флер китайской действительности усиливался тем, что переводы делались на книжном языке вэньянь, в начале ХХ в. все еще остававшемся официальным литературным языком.
В первые годы ХХ в. с западных языков на китайский были переведены сотни романов и рассказов самых известных французских, английских, немецких, русских авторов. Среди западных детективов наиболее привлекательными для китайских читателей оказались рассказы Артура Конан Дойля. Первым был переведен рассказ «Морское соглашение» («Naval Treaty»), опубликованный в 1896 г. В 1903 г. шанхайский журнал «Сюсян ся-ошо» напечатал сразу пять рассказов Конан Дойля, каждый из которых выходил в отдельном номере журнала. Они были объединены в серию под названием «Дополнительные переводы детективов о Ватсоне». Всего за двадцать лет до 1916 г. было переведено 32 рассказа Конан Дойля, которые были напечатаны 96 раз. При переводе допускались сокращения, особенно тогда, когда в тексте шли рассуждения и описание привычек Шерлока Холмса. Шерлоку были приданы черты героя, который защищает социальный порядок, он в переложении авторов переводов воплощал в себе все черты законопослушного гражданина, что соответствовало привычному для жителей Поднебесной образу истинного конфуцианца.
56
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова jij- № 5, 2015
Переводы Конан Дойля и становление жанра детектива в Китае в начале ХХ века
Китайского читателя в английских детективах притягивал не столько замысловатый сюжет, отсутствовавший в китайских романах о судьях, сколько также отсутствовавшие в сочинениях китайских авторов научные сведения, демонстрации аналитического мышления сыщика, подробное описание расследований. В китайской судебной прозе сюжет повествования держится на описании действий судьи, расследующего преступление. Как правило, образ судьи довольно схематичен, ему не свойственны корыстолюбие, жестокость, продажность — те качества, которыми отличались китайские судьи в реальной жизни. Судья, главный герой китайской судебной прозы, в первую очередь — гражданский чиновник, поэтому он наделен качествами цзюнь-цзы — благородного мужа. Героями же западных детективов часто выступают частные сыщики, не похожие на схематичных героев китайской прозы, да еще, в отличие от первых, обладающие разносторонними знаниями. Во-вторых, в китайских судебных романах и западных детективах различаются методы раскрытия преступлений. Судья хотя и является выразителем конфуцианской морали, иногда при раскрытии преступлений обращается к потусторонним силам, что совсем не схоже с методами героев-сыщиков западных детективов, как правило, полагающихся на свой ум и недюжинные способности логического мышления. Китайские и западные детективы разнятся и по построению сюжета. Китайские исследователи признают, что западные детективы отличаются от китайских большей сложностью и запутанностью сюжетов, но объясняют это причинами, к литературе имеющими косвенное отношение. Так, Ян Дунмэй пишет, что замысловатость повествования в западных детективах следует из того, что они появились в капиталистических странах с развитой наукой и экономикой [7]. Он же делает вывод о том, что, хотя китайские литераторы обратились к жанру детективов уже после того, как были сделаны переводы с европейских языков, их авторы нащупывали собственные пути в создании этого жанра [7], с чем трудно согласиться.
Первыми китайскими детективами, написанными по законам этого жанра, стали «Расследование в Шанхае» Чжоу Гуйшэна и «Расследование в Китае» У Цзяньжэня. Эти сочинения еще были довольно незрелыми, к их недостаткам можно отнести поверхностный стиль изложения, примитивность логических выводов и то, что написаны они были на вэньянь. Эти два сочинения не оставили следа в литературе Китая. Но уже следующий литератор, обратившийся к жанру детективов, Чэн Сяоцин (1893−1976), добился успехов.
Биография Чэн Сяоцина отличается от привычных жизнеописаний литераторов феодального Китая. Он родился в бедной семье, в юности работал в часовом магазине, самостоятельно выучил английский язык и стал зарабатывать литератур-
ными переводами с английского языка, в том числе и рассказов Конан Дойля. Свой первый перевод он выполнил вместе с Чжоу Соухэ, затем самостоятельно в течение нескольких лет перевел и опубликовал «Собрание дел Шерлока Холмса». Он писал в 1919 г.: «Я перевел больше десяти рассказов Конан Дойля. В них содержание и форма причудливы, все мысли читателя сосредоточены на выяснении того, кто совершил преступление. Интрига построена изящно, сюжет замысловат» [цит. по: 8]. В 1911 г., когда в литературном приложении к шанхайской газете «Синьвэнь бао» был объявлен конкурс на лучшее литературное произведение, Чэн Сяоцин, которому только что исполнилось восемнадцать лет, предложил свое первое сочинение — «Тень в свете лампы» («Дяньгуан жэньин»), привлекшее внимание читателей. Главным героем этого произведения стал Хо Сан, неизменный герой всех последующих сочинений Чэна. Читателям понравился рассказ, поэтому вскоре появились новые сочинения Чэн Сяоцина: «На реке Хуанпу», «Восемьдесят четыре», «Кровь под колесами», «Выстрел в ночи». О новом авторе высоко отозвался известный критик Чжэн Имэй: назвав его «мастером детективов» [4]. В 1919 г. была осуществлена экранизация повести Чэн Сяоцина «Ласточка южного Китая», а сам он стал настолько известным, что его стали называть «Подражателем Конан Дойля», а главного героя его рассказов Хо Сана — «Восточным Шерлоком Холмсом». Всего Чэн Сяоцином было опубликовано тридцать рассказов о делах, раскрытых Хо Саном.
Став удачным писателем и достаточно обеспеченным человеком, Чэн Сяоцин решил потратить гонорары на приобретение знаний в области криминалистики: он поступил на заочное отделение юридического факультета одного из университетов США, читал американские и европейские детективы, а также изучал судебные дела феодального Китая. Чэнь Сяоцин тщательно подбирал названия для своих рассказов, скрупулезно собирал материал, обдумывал замысел будущего рассказа, умело применял полученные знания по психологии. В его рассказах всегда действуют два главных героя: сыщик Хо Сан и его помощник Бао Лан, что у всякого любителя английских детективов сразу вызывает ассоциацию с Шерлоком Холмсом и доктором Ватсоном. Действительно, китайские критики (в частности, Ян Дунмэй [7]) пишут о влиянии на Чэн Сяоцина прозы Конан Дойля, например рассказов «Морское соглашение» и «Три студента», ставших одними из первых переводов Конан Дойля на китайский язык. Как известно, в рассказе «Три студента» Шерлок Холмс расследует преступление, совершенное в одном из колледжей «знаменитого университетского города» Англии. Перед экзаменом по греческому языку, во время которого учащиеся должны были перевести отрывок из незнакомого текста, кто-то проникает
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова «S& gt- № 5, 2015
57
ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ
в комнату экзаменатора и делает копию с текста. Эта ситуация была интересна китайскому читателю начала ХХ в., потому что подобное могло произойти и с китайскими кандидатами, сдающими экзамены на получение ученого звания, а затем и государственной должности. Повествования о студентах были любимой темой многих китайских авторов, начиная с первой половины первого тысячелетия, когда произошло оформление системы государственных экзаменов кэцзюй. Студенты, следующие на экзамены, часто становились героями новелл эпохи Сун, фантастических новелл Пу Сунлина, а также сатирического романа У Цзинцзы «Неофициальная история конфуцианцев». Однако среди первых сочинений Чэн Сяоцина нет подобных сюжетов. Правомернее провести параллель между первым детективом Чэн Сяоцина «Тень в свете лампы» и рассказом «Морской договор» Конан Дойля. В английском детективе речь идет о краже важного государственного документа — тайного договора между Англией и Италией. Как оказывается в результате расследования, украденный документ все время находился в комнате главного героя, из-за болезни не покидавшего эту комнату. Так же и в рассказе Чэна Сяоцина украденная жемчужина находилась в комнате героя — Бао Лана, где ее спрятал вор Хао Лунь, воспользовавшись тем, что игроки в карты на время покинули эту комнату.
Однако в отличие от Конан Дойля Чэн Сяоцин в своих повествованиях делает больший акцент на социальных мотивах совершаемых преступлениях, подчеркивая, что преступники — порождение феодального общества Китая. Отличительной чертой творческой манеры Чэн Сяоцина является то, что сюжеты он заимствует из громких судебных разбирательств, происходивших в XIX в., но переносит действие в современную ему жизнь, в духе западных детективов дает психологический портрет героев, но при этом, помня о вкусе китайских читателей, не отказывается от натуралистического описания жестоких сцен убийств. Все эти особенности творческой манеры Чэн Сяоцина видны в его детективе «Возвращение в общежитие после танцев». В этом рассказе действие начинается с того, что в общежитии убита танцовщица. Подозрение падает на ее друга, который действительно стрелял в нее, но Хо Сан, проведя расследование, обнаруживает, что девушка умерла от ножевого ранения. Поэтому он хватает жестокого убийцу, уверенного, что его не заподозрят в совершении преступления, который, к тому же еще и украл вещи убитой, да еще и служил в охранке.
В отличие от судей — героев судебной прозы, Хо Сан — современный человек, далекий от связей с потусторонними силами. В рассказе «Привидение в белых одеждах» речь идет о том, как в одном из домов в районе Шанхае, населенном богатыми китайцами, стало происходить необычайное. Однако Хо Сан не верил в существование привидений и понял,
что все мистификации — дело рук преступника. Когда гибнет один из жителей дома, Хо Сан проводит расследование на месте преступления и понимает, что убийство совершил один из торговцев золотом.
В своих рассказах о преступлениях, совершаемых в Китае начала ХХ в. и расследованиях этих преступлений сыщиком Хо Саном, Чэн Сяоцин постепенно отходит от черт, свойственных китайской судебной прозе, заимствуя многое из романов Шерлока Холмса, и создает национальный, понятный и любимый читателями, «китайский» детектив. Творчество Чэн Сяоцина является еще одним подтверждением того, что переводы детективов, так же как и все переводы прозы, повлияли на литературу, идеологию, общественную жизнь Китая, а также на укрепление положения прозы в иерархической системе литературы Китая.
Библиографический список
1. Воскресенский Д. Н. Современные судьбы старого жанра (Героико-авантюрная проза у китайцев Гонконга и Юго-Восточной Азии) // Литературный мир средневекового Китая: китайская классическая проза на байхуа: собрание трудов. -М.: Вост. лит., 2006. — 622 с.
2. Захарова Н. В. Христианские миссионеры и западная литература в Китае // Проблемы литератур Дальнего Востока: сб. материалов VI Международной научной конференции. — СПб.: Студия НП-Принт, 2014. — Т II. — С. 210−215.
3. Семанов В. И. Эволюция китайского романа: Конец XVIII — начало XX в. / АН СССР. ИМЛИ. -М.: ГРВЛ, 1970. — 343 с.
4. Сюй Дэ. 20 Шицзичу Чжунго юаньцзао чжэнь-тань сяошо мэйсюэ тэчжэн (Особенности эстетики детективной прозы Китая в начале ХХ в.) // Цзян хань луньтань. — 2008. — № 5. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www. docin. com/p-446 467… (дата обращения: 15. 09. 2015).
5. Чжан Цзе. Фуэрмосы цзоуцзинь Чжунго -доюань ситун шицзяосядэ вань Цин чжэньтань сяошо фаньи (Шерлок Холмс приходит в Китай -многополярная система переводов детективов в период поздней Цин): дис. … магистра. — Цзянси, 2008. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: xueshu. baidu. com (дата обращения: 09. 09. 2015).
6. Ши Юйкун. Трое храбрых, пятеро справедливых. — М.: Художественная литература, 1974. — 350 с.
7. Ян Дунмэй. Вань Цин фаньи юй цзешао чжэньтань сяошо (Переводы и знакомство с детективами в период поздней Цин) // Бэйцзин диер вайгоюй сюэюань бао (вайюй бань). — 2008. — № 2. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: www. doc88. com/p-992 996 (дата обращения: 10. 07. 2015).
8. Ян Ян. 20 шицзи чу дэ Чжунго вэньсюэ янь-цзю (Изучение литературы Китая в начале ХХ в.). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. chinewriter. com. ru (дата обращения: 01. 10. 2015).
58
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова jij- № 5, 2015

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой