Идентичность постсоветского пространства как основа для формирования фрагментарного общества1

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 316. 40 Солодова В. А.
ИДЕНТИЧНОСТЬ ПОСТСОВЕТСКОГО ПРОСТРАНСТВА КАК ОСНОВА ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ ФРАГМЕНТАРНОГО ОБЩЕСТВА1
Солодова Виктория Александровна, аспирантка Института социальных наук Иркутского государственного университета, специальность «Социальная философия» Аннотация:
Данная статья посвящена исследованию феномена идентичности постсоветского пространства, а также рассмотрению постсоветского пространства в качестве фрагментарного общества. Также сформирована теория стадий развития фрагментарного общества и проведена параллель между социальной идентичностью и идентичностью постсоветского пространства.
Ключевые слова: идентичность постсоветского пространства, постсоветское
пространство, фрагментарное общество, социальная идентичность, интеграционные и дезинтеграционные процессы
Многие российские и зарубежные ученые уже более двадцати лет занимаются исследованием такого значимого события конца XX как распад СССР и, как следствие, образованного на его базе постсоветского пространства. Стоит отметить, что данная тематика не теряет своей актуальности сегодня, а напротив, вызывает все больший интерес в связи с нарастанием интеграционных и дезинтеграционных процессов в рамках постсоветского пространства. Обращаясь к истории, можно констатировать следующее.
Исход Второй мировой войны в значительной степени изменил соотношение сил на мировой арене. СССР становится одной из ведущих мировых держав, при этом могущество поствоенных Соединенных штатов в те годы возрастает еще больше, ярким показателем чего является тот факт, что ВНП в США вырастает на 70%, при этом людские жертвы минимальны. Постепенно идет нарастание взаимного недоверия и подозрительности Соединенных штатов и Советского Союза. СССР волнует ядерная монополия США и попытки диктовать свои условия, США в свою очередь не устраивает стремительный рост влияния СССР в мире. Натянутость отношений прослеживается практически сразу после окончания Второй мировой войны: прекращаются поставки военной техники в СССР, проходят испытания американцами ядерного оружия, США выступает в качестве международного кредитора, идет заселение Европы коммунистами. Все эти события в итоге влекут за собой начало так называемой «холодной войны». Такие страны как Югославия, Албания, Болгария, Венгрия, Румыния и Чехословакия имеют просоветскую направленность, кроме того функционируют коммунистические движения в Греции, Иране, Китае и Вьетнаме. Соединенные штаты в свою очередь имеют большое влияние в Западной Европе, Азии, Африке и Латинской Америке. Противоборство двух держав будет существовать на протяжении не одного десятка лет, но уже в 1989 году рухнет «железный занавес». После распада СССР в 1991 году США заявит о победе в холодной войне, а территория бывшего СССР отныне будет считаться постсоветским пространством, включающим новые субъекты международных отношений, а также являясь объектом исследования ученых из разных областей науки со всего мира. В свою очередь мы хотели бы охарактеризовать постсоветское пространство как фрагментарное общество, со свойственными ему особенностями, а также взять на рассмотрение постсоветскую идентичность в рамках данного фрагментарного общества.
Для более подробного анализа необходимо прибегнуть к толкованию понятия фрагментарное общество2. Наиболее логично рассматривать под понятием «фрагментарный» нечто неполное, состоящее из фрагментов. Таким образом, фрагментарное общество предстает как разрозненное общество, состоящее из в значительной степени обособленных его сегментов. Однако, мы склонны предполагать, что оно может выступать в качестве переходного состояния того или иного общества. В
данном ключе мы рассматриваем два подхода к понятию фрагментарное общество. Оно может представлять собой:
— ранее целостное общество, которое под влиянием определенных факторов претерпело значимые изменения, что в итоге способствовало росту его фрагментации и разобщенности-
— общество, находящееся в данный момент в состоянии разобщенности и дисбаланса, но стремящееся к интеграции.
Кроме того, будучи переходным состоянием общества, фрагментарность является в достаточной мере гибким и изменчивым состоянием. Так, например, социум отдельного государства может прийти к состоянию фрагментарного общества в результате революции (согласно первому подходу), но с течением времени ситуация в стране может стабилизироваться, что приведет к интеграции и росту сплоченности (согласно второму подходу).
Опираясь на данную теорию и принимая на рассмотрение постсоветское пространство в качестве фрагментарного общества, мы подразумеваем не только межгосударственную фрагментарность внутри постсоветского пространства, но и фрагментарность внутри самих стран, как следствие. Таким образом, идентичность постсоветского пространства охватывает население всех бывших стран-союзниц. Необходимо отметить, что близость стран, относимых к постсоветскому пространству, предопределена исторически, при том не только географическая близость, но и экономическая, политическая и, что особенно важно, культурная. Общеизвестно, что после распада СССР многие семьи оказались по разные стороны государственных границ. Самым простым доказательством этого факта является наличие у большинства российских семей родственников проживающих в разных странах постсоветского пространства, а также наличие в их родословной представителя национальности какой-либо из стран бывших союзниц. Еще одним интегрирующим фактором является емкое понятие «славяне», в частности «восточные славяне», которое объединяет русских, украинцев и белорусов. Таким образом, идентичность постсоветского пространства обеспечивается притяжением входящих в него стран и напрямую зависит от отношений между странами и обстановки внутри каждой из них. Касательно фрагментарности, можно сделать следующее заключение: идентичность постсоветского пространства напрямую зависит от степени фрагментарности или, другими словами, от стадии развития фрагментарного общества и наоборот. В свою очередь социальная идентичность жителя любой из стран постсоветского пространства напрямую зависит от состояния идентичности постсоветского пространства. Другими словами, в том случае, если общество отдельной страны разобщено, социальная идентичность человека будет более многогранна. Социальная идентичность подразумевает самоидентификацию индивида в качестве члена группы вплоть до деперсонализации. Поскольку в разобщенном обществе появляется большое количество партий, диаспор, религиозных течений, отстаивающих свои права и интересы, социальная идентичность здесь будет присутствовать. Таким образом, социальная идентичность в данном конкретном случае более многогранна. Например, сегодня в России существуют украинская, белорусская, грузинская и другие диаспоры, множество партий и религиозных организаций. Все они обладают высокой степенью деперсонализации их членов. Напротив, в советское время не наблюдалось наличие столь обособленных диаспор, в силу определенных обстоятельств не было множества партий, а со свободой вероисповедания дело обстояло еще более сложно. Однако социальная идентичность в советское время тоже имела место быть в плане осознания рядовым советским человеком себя в качестве члена социалистического общества. Таким обществом, социальная идентичность существует на любой стадии развития фрагментарного общество, при этом основное отличие заключается в ее емкости и многогранности.
Возвращаясь к фрагментарности, наиболее интересным является тот факт, что определить, на какой стадии развития находится фрагментарное общество (распада или интеграции) достаточно сложно и напоминает Кота Шредингера, объекта мысленного эксперимента известного физика-теоретика Э. Шредингера. Таким образом, фрагментарное общество характеризуется состоянием неопределенности, следовательно, и постсоветская идентичность тоже будет обладать такой характеристикой как неопределенность. В случае с Котом Шредингера, узнать, жив ли он, можно только открыв стальную камеру. В случае с фрагментарным обществом, также только прибегнув к радикальным мерам. Чтобы обосновать нашу точку зрения прибегнем к конкретным примерам.
Центральное место среди бывших стран-участниц СССР, объединенных сегодня понятием постсоветское пространство, занимает Россия. Россию вполне можно назвать преемницей СССР, при этом мы имеем в виду не политический строй в целом, а только политику последних лет существования СССР, основанную на государственной концепции «нового политического мышления» М. С. Горбачева. Согласно данной концепции, внешняя политика должна была быть направлена на: нормализацию отношений со странами Запада (особенно с США). Несмотря на то, что взаимоотношения СССР и США улучшались, основной проблемой было то, что Советский Союз шел на неоправданные уступки, в результате чего был вынужден отказаться от влияния в ряде стран, таким образом, поддерживая политику США. Что же касается современной России и наложения на нее «нового политического мышления», то получится следующая ситуация. Можно сказать, что современная Россия отчасти переняла эту политику. Одним из показателей данного факта является то, что Россия по-прежнему идет на большие уступки при решении каких-либо сложных вопросов с западом. Одним из последних примеров можно назвать план вступления России в ВТО в 2012 году. Изначально этот шаг, по подсчетам ряда экспертов являлся убыточным для страны, было выявлено, что лишь несколько отраслей могут быть конкурентоспособными при таком положении вещей, остальные при этом понесут значимые потери. Спустя уже год со дня вступления России в ВТО, специалисты говорят о том, что самые плохие прогнозы не подтверждаются. При этом на сегодняшний день от вступления в ВТО пострадало российское сельское хозяйство, в частности рисоводство и свиноводство. Тем не менее «по оценке Всемирного банка, те отрасли, которые выигрывают от вступления России в ВТО, — составляют треть российской экономики. В то же время те, которые проигрывают, составляют лишь 4%».
Таким образом, Россия (как фрагмент постсоветского пространства) идет на «радикальные меры», под которыми в данном конкретном примере мы подразумеваем вступление в ВТО, чтобы выйти из состояния неопределенности, тем самым подтверждая, что фрагментарное общество находится на стадии внешней интеграции. Но состояние общества зависит от состояния его отдельного индивида, поэтому не менее значима внутренняя интеграция, настроения граждан, а как следствие состояние постсоветский идентичности.
Для иллюстрации внутренних настроений социума постсоветского пространства, мы обратились к данным исследования настроений населения стран постсоветского пространства, а именно интеграционных ориентаций граждан, проводимого международным исследовательский консорциумом «Евразийский монитор» в 2012 году. Общее количество опрошенных составило более 13 тысяч человек из 10 стран СНГ и Грузии (до 2 тысяч в каждой стране). Ввиду того, что основной целью политики любого государства должно быть обеспечение благополучия своего населения и каждого его представителя, это исследование особенно актуально.
Одной из основных задач данного исследования было выявить экономическую, политическую, культурную интеграционную ориентацию стран. Согласно полученным данным постсоветское пространство выступает основным ориентиром в плане
политической интеграции для всех задействованных в исследовании стран (по мнению 4869% респондентов в разных странах). Исключением является Грузия, выбирающая в качестве приоритетного ориентира США. При этом в плане экономической и социокультурной интеграции Армения, Беларусь, Грузия, Молдова, Россия и Украина большее предпочтение отдают странам Евросоюза, остальные в основном странам постсоветского пространства. Интересным является тот факт, что в общем плане Россия и Украина являются главными интеграционными ориентирами в рамках постсоветского пространства, по мнению жителей других стран, но в свою очередь жители России и Украины приоритетным ориентиром считают Евросоюз. Данное положение вещей предопределено исторически сложившимся доминирующим положением России и Украины в постсоветском пространстве, но в то же время их стремлением приблизиться к более развитому западу.
Необходимо отметить, что страны постсоветского пространства в целом поддерживают создание интеграционных объединений на данной территории. Например, положительное отношение к созданию Таможенного союза отметили не только жители его стран-членов, но также жители Таджикистана (76% респондентов), Узбекистана и Кыргызстана (67%), Молдовы (65%), Беларуси (60%), Армении (61%), Украины (57%). Достаточно интересной оказалась реакция стран на вопрос о возможности сближения стран СНГ в ближайшие пять лет. Средний показатель положительных ответов составил 40%, 30% респондентов заявили о том, что ничего не изменится, 12% опрошенных говорят о грядущем отдалении стран. Наиболее настроены на сближение стран жители Таджикистана, Казахстана и Киргизстана, тогда как жители Азербайджана, Молдовы, Украины и Грузии настроены на отдаление стран4.
Таким образом, основываясь на данных исследования, можно сделать следующие выводы. Несмотря на то, что постсоветское пространство выступает основным ориентиром в плане политической интеграции для всех задействованных в исследовании стран, мы наблюдаем явную прозападническую ориентацию России и Украины в плане экономической и социально-культурной интеграции. Ввиду того, что Россия играет доминирующую роль на территории постсоветского пространства, но сама ориентирована на запад, мы наблюдаем дисбаланс, откуда идет и относительно невысокая оценка респондентами возможности сближения стран в ближайшие пять лет. Кроме того страны Закавказья (Грузия и Азербайджан), с которыми у России сохраняется тесная постсоветская связь, но в то же время существуют достаточно сложные взаимоотношения, не настроены на сближение, как и Украина, которая в свою очередь (как и Россия) ориентирована на запад. Основываясь на вышесказанном, можно сделать вывод, что, несмотря на наследие, оставшееся после распада СССР — на тесную связь между бывшими странами-участницами, мы наблюдаем явление фрагментарного общества. Если соотносить фрагментарное общество со всем населением постсоветского пространства, то здесь имеет место быть фрагментарность описываемая нами в первом подходе, до следующей стадии (непосредственного стремления к интеграции) отношения стран еще не доросли. Сегодня в большей степени наблюдается кооперация (взаимовыгодное сотрудничество) стран. Что касается идентичности постсоветского пространства, то она зиждется на советской идентичности и может стать одним из ведущих факторов будущей интеграции стран постсоветского пространства при грамотной политике стран. При одном из возможных путей развития событий, а именно воссоздания атмосферы советского периода, идентичность постсоветского пространства могла бы перерасти в социальную идентичность в плане осознания жителем постсоветского пространства себя в качестве члена единого общества. Однако на сегодняшний день мы наблюдаем многогранную социальную идентичность в качестве приверженности жителей постсоветского пространства к каким либо партиям, религиозным организациям, диаспорам. Фрагментарность постсоветского общества влияет на фрагментарность общества внутри
каждой страны (в частности России) и влечет рост неопределенности в жизни каждого индивида.
Примечания:
1 Статья написана по материалам гранта Президента Р Ф МК-480. 2013.6 & quot-Эмпатия в конструировании социальной идентичности: гендерные аспекты (руководитель — О.А. Полюшкевич)
2 См.: Мешков Д. Н. Некоторые факторы фрагментации и целостности
современного общества / Д. Н. Мешков // Регионология: научно-публицистический журнал Министерства образования и науки РФ, — № 4, 2011.
3 См.: Кто в выигрыше от вступления России в ВТО? //BBC: русская служба Ц^: http: //www. bbc. co. uk/russian/business/2012/08/120 821 russia wto accession. shtml (дата обращения: 21. 09. 2013)
4 См.: Задорин И. В., Мойсов В. В., Глод Е. В. Мониторинг общественных настроений: первая волна // Интеграционный барометр / ЕЭИ -№ 3 (16) август, 2012.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой