Перспективы импортозамещения в российской экономике

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Омского университета. Серия «Экономика». 2016. № 1. С. 13−19.
УДК 338. 2
ПЕРСПЕКТИВЫ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ
С.А. Афонцев
Развитие импортозамещающих производств рассматривается в качестве одного из ключевых приоритетов российской экономики. В работе оцениваются перспективы добиться реализации поставленных целей путем повышения выпуска конкурентоспособной продукции российского производства. Данная продукция потенциально будет способна удерживать занятые рыночные позиции за счет не сохранения барьеров на ввоз импортной продукции, но оптимального для потребителя соотношения цены и качества отечественных товаров и услуг. Показано, что предпосылками успешной политики импортозамещения является значительное падение поставок импортных товаров на фоне низкой загруженности производственных мощностей и рабочей силы. Не меньшее значение имеет и динамика доходов населения. Эти предпосылки проявлялись в период 1999—2000 гг., но для средне- и долгосрочного эффекта нужны иные факторы, в частности доступ к источникам капитала и технологий, достаточная емкость внутреннего рынка и доступ к государственному заказу. Несмотря на существенное падение импорта в 2014—2015 гг., наличие негативных шоков со стороны спроса и предложения не способствует созданию условий для импортозамещения. Показано, что максимально благоприятные условия для осуществления проектов импортозамещения в настоящее время сложились в металлургии и АПК. Менее перспективны позиции машиностроения и других отраслей обрабатывающей промышленности. Представлены расчеты по отраслям исходя из базового и оптимистичного сценария.
Ключевые слова: импортозамещение, экономические санкции, внешняя торговля, Евразийский экономический союз.
PROSPECTS OF IMPORT SUBSTITUTION IN THE RUSSIAN ECONOMY
S.A. Afontsev
The development of import-substituting production is considered a key priority for the Russian economy. The paper estimates the chances to achieve the goals by increasing the production of competitive products of Russian origin. This production in the future will be able to retain the market position at the expense of the optimal for the consumer ratio of price and quality of domestic goods and services. It is shown that a successful policy of import substitution depends on the significant decline of import of goods with a low production capacity and workforce. The dynamics of population income is also important. These assumptions were manifested in the period 1999−2000, but for medium and long-term effect there are needed such factors as access to sources of capital and technology, sufficient capacity of the domestic market and access to government contracts. Despite the significant fall in imports in 2014−2015, the presence of adverse shocks from demand and supply do not contribute to the creation of conditions for import substitution. It is shown that the most favorable conditions for the implementation of projects of import substitution currently exist in metallurgy and agriculture, and the least favorable conditions are typical for machine-building and other manufacturing industries. There are presented calculations by industry according to the baseline and optimistic scenario.
Key words: import substitution, economic sanctions, foreign trade, Eurasian Economic Union.
Экономические санкции и ответные ограничительные меры, введенные в контексте противостояния между Россией и рядом зарубежных стран из-за продолжающегося политического кризиса на Украине, а также резкое снижение курса российского рубля по отношению к ведущим мировым валютам оказали выраженное негативное влияние на развитие российской экономики. В то же время резкий спад импорта, обусловленный действием указанных факторов, вызвал к жизни надежды на то, что рыночные ниши, покинутые зарубежными товарами, будут освоены российскими производителями. Поддержка импортозамещающих производств занимает важное место в рамках усилий правительства, направленных на борьбу с кризисными тенденциями в экономике. В соответствии с планами Министерства промышленности и торговли РФ, оформленными пакетом приказов от 31 марта и 2 апреля 2015 г., к 2020 г. пред-
стоит обеспечить радикальное (по отдельным позициям — на 50 и более процентных пунктов) снижение рыночной доли импорта по более чем 2 000 видам продукции. Каковы шансы добиться реализации поставленных целей путем повышения выпуска конкурентоспособной продукции российского производства, которая в перспективе должна быть способна удерживать занятые рыночные позиции не за счет сохранения барьеров на ввоз импортной продукции, а за счет оптимального для потребителя соотношения цены и качества?
В мировой практике накоплен достаточный опыт реализации как успешных, так и неудачных программ импортозамещения, а также значительный массив случаев, когда успешное импортозамещение происходило в силу объективно сложившихся рыночных условий без значимого влияния со стороны государственной политики [1−5]. Анализ соответствующей прак-
© С. А. Афонцев, 2016
тики позволяет идентицифировать ключевые предпосылки, позволяющие процессам импор-тозамещения не просто количественно вытеснить импортную продукцию с рынков, но и внести значимый вклад в ускорение экономического роста и повышение конкурентоспособности национальных производителей.
Наиболее быстрые и впечатляющие результаты импортозамещения традиционно наблюдаются в тех случаях, когда значительное падение поставок импортных товаров наблюдается на фоне низкой загруженности производственных мощностей и рабочей силы. Если данные условия выполняются, выраженный прирост выпуска может наблюдаться уже в краткосрочном периоде — в первые 1−2 года после вступления в силу факторов, обусловивших снижение импорта. При этом существенное значение играет динамика доходов населения. если они снижаются, то успешное импор-тозамещение оказывается под вопросом из-за недостатка внутреннего спроса- напротив, если они устойчиво повышаются, у национальных производителей появляются дополнительные стимулы расширять производство для обслуживания растущего внутреннего рынка. Именно благоприятное сочетание данных факторов после девальвации рубля и кризиса 1998 г. стало основной причиной рекордно высоких темпов роста российской промышленности в 19 992 000 гг. (8,9 и 8,7% соответственно), когда компании смогли увеличить выпуск за счет резкого повышения загрузки оборудования и рабочей силы без необходимости срочного расширения производственных мощностей [6].
В свою очередь, чтобы эффект импорто-замещения не ограничился лишь краткосрочным периодом и дал устойчивые результаты в перспективе 3−5 лет, отечественные компании должны иметь возможность осуществлять инвестиции в расширение производства, технологическую модернизацию и повышение уровня производительности. Для этого необходим доступ к источникам капитала и технологий, на основе которых могут быть созданы новые производственные мощности. Дополнительным преимуществом в реализации масштабных программ импортозамещения обладают компании, имеющие доступ к емким внешним рынкам. С одной стороны, такие компании могут использовать возможности снижения издержек за счет экономии на масштабе производства (чем выше объем выпуска, тем ниже удельные издержки в расчете на единицу продукции). С другой стороны, компании-экспортеры, как правило, имеют более высокий уро-
вень конкурентоспособности (в том числе более высокий технологический уровень), позволяющий успешно осваивать внутренний рынок после ухода с него импортеров1. Доступ к государственному заказу оказывает сходное воздействие с точки зрения возможностей экономии на масштабе производства. Однако, в отличие от конкуренции за получение доступа к экспортным рынкам, конкуренция за получение государственных заказов отнюдь не всегда гарантирует выявление наиболее эффективных компаний-поставщиков. Как следствие, статус поставщика продукции по государственным контрактам не гарантирует, что соответствующая компания сможет успешно наращивать поставки в те сегменты рынка, где спрос предъявляет не государство, а частные экономические субъекты.
Отдельно следует сказать о роли ценового фактора, проявляющегося и в краткосрочном (1−2 года), и в среднесрочном (3−5 лет) периоде. В краткосрочном периоде рост цен способен как поддержать импортозамещение (если опережающий рост цен наблюдается на готовую продукцию, выпускаемую отечественными компаниями), так и подорвать его потенциал (если быстро растут цены на сырье и комплектующие, необходимые для импортозамещающего производства). Негативный эффект роста цен является еще более выраженным в среднесрочном периоде, когда возникает необходимость приобретения оборудования для расширения производства. Если импортное оборудование растет в цене, а отечественные аналоги уступают ему по соотношению цены и качества, возможности для эффективного импортоза-мещения на рынках продукции, выпускаемой с помощью соответствующего оборудования, оказываются существенно ограниченными.
Как проявляют себя перечисленные факторы в российской экономике? Прежде всего, необходимо остановиться на динамике импорта. Согласно данным Федеральной таможенной службы, в течение 2014 г. российский импорт сократился на 9,2%, в том числе импорт из стран ЕС — на 11,7%, из Японии — на 19,5%, из Украины — на 31,9%. В 2015 г. падение импорта приняло обвальный характер, затронув все ключевые группы стран-партнеров. Согласно данным Федеральной таможенной службы, в январе-октябре 2015 г. совокупный российский импорт в стоимостном выражении сократился на 38,0%, в том числе импорт из США и Японии — более чем на 40%2, из стран ЕС -почти на 43%. Важным является то обстоятельство, что объемы импорта существенно упали
в торговле даже с теми странами, с которыми Российская Федерация продолжает сохранять партнерские отношения несмотря на ухудшение общего климата ее внешнеполитических и внешнеэкономических связей из-за продолжающегося конфликта на востоке Украины. Так, импорт из стран — партнеров по БРИКС сократился на 31,2% (в том числе из Китая -на 32,4%), а ввоз товаров из Южной Кореи упал более чем вдвое — на 50,7% (даже больше, чем импорт из Украины, который снизился на 50,3%). Данные тенденции наглядно свидетельствуют о том, что реальные причины падения импорта в 2015 г. были связаны не столько с экономическими санкциями и ответными мерами России, сколько с резким снижением курса рубля и падением реальных доходов в российской экономике. Действию данных факторов не смогло противостоять даже ускорение процессов евразийской интеграции, связанное с началом функционирования Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Российский импорт из стран ЕАЭС в январе-октябре 2015 г. упал почти на треть (32,0%). С учетом низкого уровня взаимодополняемости экономик и сохранения высоких нетарифных барьеров в торговле со странами — партнерами по ЕАЭС крайне маловероятно, что эти страны могут в ближайшие годы выступить в роли значимых поставщиков продукции, замещающей на российском рынке импорт из стран «остального мира» [9, с. 19].
Казалось бы, столь значительное падение импорта открывает широкие возможности для импортозамещения, однако перспективы их использования в краткосрочном периоде выглядят весьма противоречивыми. С одной стороны, кризисные тенденции в российской экономике привели к падению загрузки производственных мощностей и рабочей силы, которые, гипотетически, могут быть задействованы для выпуска импортозамещающей продукции. По данным «Российского экономического барометра», загрузка производственных мощностей на предприятиях «среднего эшелона» российской промышленности снизилась с 80−84% от нормального среднемесячного уровня в августе-сентябре 2014 г. до 75−74% в марте-апреле 2015 г.- за тот же период загрузка рабочей силы упала с 90−92% до 84−85% [10, с. 33−34]3. С другой стороны, падение реальных доходов населения (в ноябре 2015 г. они были на 5,4% ниже, чем годом ранее) и инвестиционных расходов бизнеса (падение инвестиций в основной капитал составило 4,9% за тот же период) обусловило мощный негативный шок со сто-
роны спроса. возможности потребителей приобретать импортозамещающую продукцию в сложившихся условиях сокращаются. Данная ситуация составляет разительный контраст с опытом 1999−2000 гг., когда реальные доходы населения и инвестиционные расходы бизнеса демонстрировали впечатляющий рост.
Еще менее оптимистично выглядят перспективы импортозамещения в среднесрочном периоде. В условиях введенных против российской экономики санкций отечественные компании оказались фактически отрезанными от западных рынков капитала и столкнулись с существенным ухудшением условий доступа на экспортные рынки и рынки технологий (шок со стороны предложения). Действие данных факторов испытывают на себе даже те компании, которые непосредственно не попали под действие санкций, т. е. не были включены в санкционные списки и работают за пределами финансового сектора, нефтегазовых отраслей и оборонно-промышленного комплекса (ОПК), против которых США и ЕС ввели секторальные санкции. Возможности опоры на государственный заказ, с учетом ухудшения ситуации с доходами бюджета, также ограничены (за исключением отраслей ОПК, а также, в меньшей степени, машиностроения и легкой промышленности).
При этом существенно, что активное им-портозамещение в отраслях, производящих товары производственного назначения, может сдерживать импортозамещение в отраслях, являющихся потребителями этой продукции — в том случае, если у нее соотношение цены и качества окажется хуже, чем у зарубежных аналогов. Риски подобного развития событий в российской экономике достаточно значительны. Согласно данным опроса промышленных предприятий, проведенного в сентябре 2014 г. Институтом экономической политики им. Е. Т. Гайдара, значительное число предприятий ожидало, что процессы импортозамещения приведут к росту цен на продукцию, которую сами они приобретают в производственных целях. В целом по выборке таких предприятий оказалось 30%, но в некоторых отраслях — существенно больше (в том числе в пищевой промышленности — 57%, в легкой промышленности — 40%, в машиностроении — 35%). При этом 20% опрошенных предприятий ожидали падения качества приобретаемой продукции при переходе к закупкам у отечественных производителей [11]. Таким образом, уже на начальном этапе реализации приоритетов импортозаме-щения имелись основания полагать, что воз-
можности расширения производства импортозамещающей продукции могут оказаться существенно подорванными из-за роста издержек производства. Последующие опросы не только показали обоснованность этих опасений, но и добавили к ним новые, которые связаны с тривиальным отсутствием на рынке отечественных аналогов импортного оборудования и сырья (на значимость данного фактора в январе и октябре 2015 г. указали 62% участников опроса промышленных предприятий) [12].
Анализ перспектив импортозамещения с учетом всех перечисленных факторов показывает, что максимально благоприятные условия для осуществления проектов импортоза-мещения в настоящее время сложились в металлургии и в агропромышленном комплексе. В металлургии уход с рынка украинских поставщиков и ограничения на импортные поставки продукции, используемой при реализации проектов нефтегазодобычи (в том числе труб, фитингов, силовых кабелей, конструкций буровых платформ), создают возможности задействовать часть современных производственных мощностей, выпускающих конкурентоспособную на мировом рынке продукцию, на обслуживание внутреннего рынка. В свою очередь, в пищевой промышленности и животноводстве (прежде всего в свиноводстве и птицеводстве) удачным образом совпадают факторы опережающего роста цен на внутреннем рынке, быстрой окупаемости инвестиционных проектов и реализации программ государственной поддержки, в том числе на региональном уровне.
Как следствие, именно в металлургии и агропроме можно ожидать максимального вклада процессов импортозамещения в динамику выпуска. В краткосрочном периоде (1−2 года) по отдельным рыночным сегментам он может достигать 5−6 процентных пунктов, а в среднесрочном (3−5 лет) — составлять 2−5 процентных пункта для продукции агропрома и 2−3 процентных пункта для продукции металлургии.
Впрочем, нельзя умолчать и о «ложке дегтя», а именно о проблеме качества импортозамещающей продукции. Результаты многочисленных обследований рынков продовольственной продукции, проводившихся в течение 2015 г. как на федеральном, так и на региональном уровне, выявили наличие крайне высокой (до 80%, а иногда и выше) доли продукции, не соответствующей стандартам качества [1316]. Это означает, что количественные успехи импортозамещения в агропроме могут достигаться в ущерб качеству, т. е. в конечном ито-
ге в ущерб российским потребителям, благосостояние которых и без того пострадало из-за падения реальных доходов.
Машиностроение может рассчитывать на рост внутреннего спроса и расширение государственного заказа, однако ограничение доступа к западным технологиям и приостановка проектов международного сотрудничества существенно подрывает способность наладить эффективное импортозамещающее производство. Ситуация серьезно осложняется тем, что отечественные аналоги многих видов зарубежного оборудования на сегодняшний день просто отсутствуют. Несмотря на сокращение закупок иностранного оборудования, полностью отказаться от его приобретения в середине 2015 г. планировали лишь 6% промышленных предприятий [17]. Как следствие, перспективы наращивания выпуска за счет импортозамеще-ния в машиностроительных отраслях выглядят скромнее, чем в металлургии и агропроме (23 процентных пункта в краткосрочном периоде, до 4 — в среднесрочном). Исключение составляют отрасли, связанные с ОПК. Они могут показать более высокие результаты, опираясь на приоритетный государственный заказ (в отличие от отраслей, ориентированных на падающий спрос населения и нестабильный инвестиционный спрос гражданских отраслей экономики). В результате вклад импортозаме-щения в динамику выпуска продукции ОПК может достичь 4−5 процентных пункта как в краткосрочном, так и в среднесрочном периоде.
В других отраслях обрабатывающей промышленности перспективы импортозамеще-ния выглядят гораздо более скромно. В химии, фармацевтике, легкой и целлюлозно-бумажной промышленности стимулы к импортоза-мещению минимальны, в деревообрабатывающей промышленности и промышленности строительных материалов — практически отсутствуют. Удорожание импорта вследствие снижения валютного курса рубля способно вызвать «переключение» спроса потребителей на произведенную российскими компаниями продукцию, однако высокая зависимость от импортных материалов и оборудования, а также общее снижение спроса в условиях экономического спада существенно ограничивает ожидаемый позитивный эффект. В подобных условиях нет оснований ожидать, что эффект импор-тозамещения в данных отраслях выйдет за диапазон 1−2 процентных пунктов.
На рисунке приведены прогнозные оценки вклада процессов импортозамещения в прирост промышленного выпуска. Как можно убе-
диться, основные возможности для наращивания выпуска сконцентрированы в рамках трех отраслей: агропрома, металлургии, машиностроения. В других отраслях перспективы импортозамещения крайне ограничены в краткосрочном периоде, а в среднесрочном практически отсутствуют. Здесь, однако, необходимо сделать важную оговорку. Приводимые оценки относятся именно к чистому вкладу импор-тозамещения, в то время как фактические темпы роста выпуска могут быть как выше, так и ниже соответствующих показателей. Это обусловлено тем, что динамика выпуска зависит не только от завоевания рыночных ниш, ранее
обслуживавшихся импортом, но и от емкости традиционных ниш национального рынка, обслуживаемых российскими производителями, а также от динамики экспорта. В результате отрасли, имеющие максимальный потенциал импортозамещения, в январе-ноябре 2015 г. демонстрировали скромные результаты (рост на 1,9% в пищевой промышленности, спад на 5,9% в металлургии под влиянием сжатия экспортных рынков), в то время как в лидеры роста (расширение выпуска на 6,8%) вышла химическая промышленность, где решающим фактором успеха стало не импортозамещение, а расширение экспортных поставок.
Металлургия
Металлургия
Агроп|
Легкая промышленность
Целлюлозно-бумажная промышленность
Машиностроение
Агропром
Легкая промышленность
Целлюлозно-бумажная промышленность.
Машиностроение
Лесной комплекс& quot-
& quot-Фармацевтика
Лесной комплекс
армацевтика
-Базовый
¦Оптимистичный
Ожидаемые среднегодовые темпы роста выпуска благодаря замещению импортной продукции, %
(базовый и оптимистичный сценарии): а — краткосрочный период (1−2 года) — б — среднесрочный период (3−5 лет)
Источник: Расчеты ИМЭМО РАН.
б
а
В целом приходится констатировать, что надежды на стимулированный импортоза-мещением системный рост промышленного производства оказываются безосновательными. Это полностью вписывается в общую картину накопленного к настоящему времени мирового опыта поддержки импортозамеще-ния, которое никогда не приносило значимых позитивных результатов в кризисных условиях. С учетом этого перспективы перехода российской экономики к устойчивому росту следует связывать не столько со стратегией импортоза-мещения (даже в «мягком» варианте «импортозамещения без самоизоляции» [18]), сколько с гибким использованием сохраняющихся экспортных возможностей (в первую очередь в
металлургии и химической промышленности) и особенно с мерами, направленными на восстановление внутреннего спроса, а в перспективе — с нормализацией условий инвестиционно-технологического сотрудничества с зарубежными партнерами.
Примечания
1 Анализ данных эффектов применительно к российской промышленности см. в работах [7- 8].
2 В 2014 г. наблюдался рост импорта из США на 12,1%, главным образом за счет завершения операций по контрактам на поставку гражданской авиатехники.
3 Необходимо отметить, что и эти показатели являются достаточно высокими. Накануне кризиса 2008 г. они были ненамного выше (77−79% для производственных мощностей и 90−92% - для рабочей силы).
1. Burton H.J. A Reconsideration of Import Substitution // Journal of Economic Literature. -1998. — Vol. 36, № 2. — P. 903−936.
2. Yanikkaya H. Trade Openness and Economic Growth: A Cross-Country Empirical Investigation // Journal of Development Economics. -2003. — Vol. 72, № 1. — P. 57−89.
3. Silva E. The Import-Substitution Model: Chile in Comparative Perspective // Latin American Perspectives. — 2007. — Vol. 34, № 3. -P. 67−90.
4. Mukherjee S. Revisiting the Debate over Import-Substituting versus Export-Led Industrialization // Trade and Development Review. -2012. — Vol. 2, № 1. — P. 64−76.
5. Perkins D. H. East Asian Development: Foundations and Strategies. — Cambridge: Harvard University Press, 2013.
6. Кадочников П. А. Анализ импортозаме-щения в России после кризиса 1998 года. — М.: Ин-т экон. политики им. Е. Т. Гайдара, 2006.
7. Голикова В. В., Гончар К. Р., Кузнецов Б. В. Эмпирические доказательства обучающих эффектов экспорта: Препринт НИУ-ВШЭ WP1/2011/02. — М.: Изд-во НИУ-ВШЭ, 2011.
8. Голикова В. В., Гончар К. Р., Кузнецов Б. В. Влияние экспортной деятельности на технологические и управленческие инновации российских фирм // Российский журнал менеджмента. — 2012. — Т. 10, № 1. — С. 3−28.
9. Пелипась И. В., Точицкая И. Э., Шима-нович Г. И., Анисимов А. М. Оценка влияния нетарифных барьеров на взаимную торговлю в ЕЭП на основе опроса предприятий-экспортеров // Евразийская экономическая интеграция. — 2014. — № 4(25). — С. 5−30.
10. Статистические ряды РЭБ // Российский экономический барометр. — 2015. -№ 2(58). — С. 22−54.
11. Кувшинова О., Кунле М. Дороже и хуже: Импортозамещение будет сопровождаться снижением качества продукции // Ведомости.
— 2014. — 1 окт.
12. Цухло С. Теперь без эмоций: что мешает импортозамещению в России // РБК. -URL: http: //www. rbc. ru/opinions/economics/28/ 10/2015/56309c699a7947c537e05f9e.
13. Калянина Л., Кузьмина В. Фальсификат вместо импортозамещения // Эксперт Online. -URL: http: //expert. ru/expert/2015/16/falsifikat-vmesto-importozamescheniya/.
14. Дуленкова А., Трутнев О. Большая часть российских сыров фальсифицирована // Коммерсантъ. — URL: http: //www. kommersant. ru/ doc/2 822 437.
15. Белова Л. Эксперт: Колбасы в новосибирских магазинах оказались фальсификатами // РБК Новосибирск. — URL: http: //nsk. rbc. ru/ nsk/21/10/2015/56 2758f09a79476771f6daea.
16. Калинин И. Свинская тайна // НГС. Новости. — URL: http: //news. ngs. ru/articles/ 2 250 133/.
17. Цухло С. Процесс пошел: как происходит импортозамещение в промышленности // РБК. — URL: http: //www. rbc. ru/opinions/econo-mics/05/10/2015/56 1273db9a79475dae1d7ae3.
18. Евтушенков В. Импортозамещение без самоизоляции // Россия в глобальной политике.
— 2015. — № 1. — С. 197−205.
1. Burton, H. J. (1998), A Reconsideration of Import Substitution. Journal of Economic Literature, vol. 36, No. 2, pp. 903−936.
2. Yanikkaya, H. (2003), Trade Openness and Economic Growth: A Cross-Country Empirical Investigation. Journal of Development Economics, vol. 72, no. 1, pp. 57−89.
3. Silva, E. (2007), The Import-Substitution Model: Chile in Comparative Perspective. Latin American Perspectives, vol. 34, No. 3, pp. 67−90.
4. Mukherjee, S. (2012), Revisiting the Debate over Import-Substituting versus Export-Led Industrialization. Trade and Development Review, vol. 2, No 1, pp. 64−76.
5. Perkins, D. H. (2013), East Asian Development: Foundations and Strategies, Cambridge: Harvard University Press.
6. Kadochnikov, P. A. (2006), Analiz impor-tozameshcheniya v Rossii posle krizisa 1998 goda [Analysis of import substitution in Russia after the crisis of 1998], Moscow: E.T. Gaidar University of political economics publ.
7. Golikova, V. V., Gonchar, K. R., Kuznet-sov, B. V. (2011), Empiricheskie dokazatel'-stva obuchayushchikh effektov eksporta: Preprint NIU-VShE WP1/2011/02 [Empirical evidence of the educational effects of exports: Preprint HSE WP1 / 2011/02], Moscow: NIU-VShE publ.
8. Golikova, V. V., Gonchar, K. R., Kuznet-sov, B. V. (2012), Vliyanie eksportnoi deyatel'-nosti na tekhnologicheskie i upravlencheskie innovatsii rossiiskikh firm. Rossiiskii zhurnal menedzhmen-ta [The impact of export activities on technological and managerial innovations of Russian firms. Russian Journal of Management], vol. 10, No. 1, pp. 3−28.
9. Pelipas, I. V., Tochitskaya, I. E., Shi-manovich, G. I., Anisimov, A. M. (2014), Ot-senka vliyaniya netarifnykh bar'-erov na vzaim-nuyu torgovlyu v EEP na osnove oprosa predpri-yatii-eksporterov. Evraziiskaya ekonomicheskaya integratsiya [Evaluating the impact of non-tariff barriers in mutual trade in the Common Economic Space based on a survey of products-
exporting enterprises. Eurasian Economic Integration], No. 4(25), pp. 5−30.
10. (2015), Statisticheskie ryady REB. Ros-siiskii ekonomicheskii barometr [REB indexes. Russian Economic Barometer (REB)], No. 2(58), pp. 22−54.
11. Kuvshinova, O., Kunle, M. (2014), Do-rozhe i khuzhe: Importozameshchenie budet so-provozhdat'-sya snizheniem kachestva produktsii. Vedomosti [The more expensive and worse: Import substitution will be accompanied by a decrease in product quality. Bulletin], October 1.
12. Tsukhlo, S. Teper'- bez emotsii: chto me-shaet importozameshcheniyu v Rossii. RBK [Without emotion now: what prevents import substitution in Russia. RBK], available at: http: // www. rbc. ru/opinions/economics/28/10/2015/563 09c699a7947c537e05f9e.
13. Kalyanina, L., Kuzmina, V. Fal'-sifikat vmesto importozameshcheniya. Ekspert Online [Counterfeit products instead of import substitution. Expert Online], available at: http: //expert. ru/ expert/2015/16/falsifikat-vmesto-importozame-scheniya/.
Сведения об авторе:
Афонцев Сергей Александрович — д-р экон. наук, заведующий Отделом экономической теории Института мировой экономики и международных отношений РАН (ИМЭМО РАН), содиректор Научно-образовательного центра по мировой экономике ИМЭМО РАН -МГУ им. М. В. Ломоносова, профессор МГИМО МИД России (Москва) E-mail: afontsev@gmail. com
14. Dulenkova, A., Trutnev, O. Bol'-shaya chast'- rossiiskikh syrov fal'-sifitsirovana. Kommer-sant [Most of the Russian cheese is falsified. Kom-mersant], available at: http: //www. kommersant. ru/ doc/2 822 437.
15. Belova, L. Ekspert: Kolbasy v novosibir-skikh magazinakh okazalis'- fal'-sifikatami. RBK Novosibirsk [Expert: Sausages were counterfeit in Novosibirsk stores. RBK Novosibirsk], available at: http: //nsk. rbc. ru/nsk/21/10/2015/56 2758f 09a7 947 6771f6daea.
16. Kalinin, I. Svinskaya taina. NGS. Novo-sti [Piggish mystery. NGS. Novosti], available at: http: //news. ngs. ru/articles/2 250 133/.
17. Tsukhlo, S. Protsess poshel: kak proisk-hodit importozameshchenie v promyshlennosti. RBK [The process has started: import substitution in industry. RBK], available at: http: //www. rbc. ru/ opinions/economics/05/10/2015/56 1273db9a7947 5dae1d7ae3.
18. Evtushenkov, V. (2015), Importozameshchenie bez samoizolyatsii. Rossiya v global'-noi politike [Import substitution without self-isolation. Russia in Worldwide Policy], No. 1, pp. 197−205.
About the author:
Afontsev Sergey Aleksandrovich — doctor of economic sciences, head of the Department of economic theory of Institute of World Economy and International Relations of the Russian Academy of Sciences (IMEMO RAS), co-director of the Research educational center for the world economy, IMEMO — Lomonosov MSU, professor of the MGIMO of MFA of Russia (Moscow) E-mail: afontsev@gmail. com
Статья поступила в редакцию 18 ноября 2015 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой