Перспективы интеграции народов Евразии – через взаимодействие и синтез культур

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Сыздыкова Жибек Сапарбековна — доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой стран Центральной Азии и Кавказа Института стран Азии и Африки ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова», г. Москва.
125 009, г. Москва, ул. Моховая, д. 11, каб. 318.
Тел.: 8 (495) 629-41-61. E-mail: zhsapar@rambler. ru
Перспективы интеграции народов Евразии — через взаимодействие и синтез культур
Президент России В. Путин, пишет: «Убежден, создание Евразийского союза, эффективная интеграция — это тот путь, который позволит его участникам занять достойное место в сложном мире XXI века. Только вместе наши страны способны войти в число лидеров глобального роста и цивилизационного прогресса, добиться успеха и процветания». 1
В современных условиях субъектами геополитического взаимодействия все в большей степени становятся не отдельные государства и регионы, а целые крупные культурно-исторические системы — цивилизации, из которых складывается новый многополярный мир. И, вся история Евразии является подтверждением существования закономерности: чередования сменяющих друг друга геополитических форм организации всего евразийского пространства: возникновение единой государственности, то — системы государств. В разное время все пространство евразийского континента собиралось воедино различными этносами, а в последний раз — большевиками. В настоящее время мы являемся непосредственными участниками уникального процесса смены исторических ритмов организации евразийского пространства: разрушения единого государства СССР, создания системы новых независимых государств и намечающихся ощутимые тенденций движения этих евразийских государств к интеграции.
Стало очевидным, что именно современная евразийская концепция может стать тем идейно-теоретическим основанием, которое способствует процессу реинтеграции постсоветского пространства на новой платформе. Начал возрождаться исторический евразийский императив: необходимость интеграции
Путин В. В. «Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня», «Известия» от 4 октября, 2011 .- http: //izvestia. ru/news/504 081
народов, объединенных культурно-историческими, цивилизационными связями- различных народов, имеющих тысячелетний опыт совместного проживания, контактов на различных уровнях.
В большинстве современных исследований, посвященных теме евразийства, понятие Евразия не ограничивается географическими представлениями, а еще включает культурно-историческое взаимодействие проживающих на этом общем пространстве евразийских народов. Взаимодействие -это основной фактор объединяющий разные народы, несмотря на их отличие как конфессионального, так и этнического характера, то есть разность цивилизации. Истина заключается в том, что не только евразийское географическое пространство-реальность, но и многовековое сосуществование народов также является реальностью, что в итоге способствовало синтезу различных культур. Российский ученый Б. С. Ерасов отмечает: «Обращение к природным факторам социального бытия было отнюдь не единственным компонентом в обосновании евразийства. По сути дела, обращение к этим факторам выявило условия формирования культурноисторической общности евразийских народов».2 Рассматривая многовековую историю взаимодействия евразийских культур и народов, ряд экспертов предусматривают, что при наличии благоприятных условий, возможно возникновение новой цивилизации-евразийской, опирающуюся на взаимодействие и синтез Европы и Азии.
Итак, Евразийская цивилизация — одна из культурно-исторических систем, сложившихся в ходе более чем тысячелетнего опыта взаимодействия различных народов, населяющих «срединный континент». Именно с географической целостностью и определенностью русско — евразийской культуры Н. Трубецкой увязывал наименование ее евразийской, подчеркивая более точный смысл слова
-5
«Евразия». Он утверждал: «Евразия» — это особый культурный мир, «внутренне и крепко единый в бесконечном и часто, по видимости, в противоречивом многообразии своих проявлений, являясь развивающейся своеобразной культуроличность"4. Напомним, что термин „Евразия“ поначалу имел чисто
2 Ерасов С. Б. Цивилизационная теория и евразийские исследования. -В сб.: Научный альманах.
Цивилизация и культуры. Выпуск.3., М., 1996, С. 24.
3 Трубецкой Н. Наследие Чингисхана. // Общеславянский элемент в русской культуре. -М. ,
2007.С. 286−287.
Там же
географическое содержание. Так географ Гумбольд назвал в XIX в. крупнейший на Земле материк. Позже „Евразию“ стали понимать как историко-культурную цивилизационную общность, „Большое пространство“, совокупность смежных территорий, населенных разными по своему происхождению народами, но в большой степени связанных между собой общностью исторических судеб, общими интересами, сходством культур. Историческая Евразия не имеет жестко очерченных географических границ. В нее не входят Европа (к западу от Буга -Прута — Дуная), Индия и Индокитай, но5 эпизодически, частично, включаются Китай и Средний (и частично Ближний) Восток.
Л. Н. Гумилев, основываясь на данных истории, этнологии и этнографии, биологии, географии, геологии и демографии рассматривал Евразию в континентальном значении, как суперэтническую целостность с несколькими доменами».6 История этой части ойкумены показывает, что евразийская общность не миф и не чисто логическая конструкция, а выявляемая методами научного наблюдения объективная данность. Хотя и не некая константа, т.к. направление и интенсивность связей между составными частями Евразии заметно менялись в разные эпохи.
Для формирования единой евразийской историко-культурной системы имелись существенные природные предпосылки. Вытянутый в широтном направлении Евразийский континент в северной его половине не разделен такими меридиональными ландшафтными рубежами (высокогорными хребтами или большими пустынями), которые могли бы существенно ограничить общение обитателей разных его частей. Широкие реки издревле не столько разъединяли, сколько связывали народы Евразии. Значительную роль в деле перемещения людей, вещей и идей сыграл и протянувшийся от Дуная до Хингана сплошной пояс степей. Уже с конца эпохи неолита (4−3 тыс. лет до н.э.) обозначились общие черты для населения всего Евразийского пространства. Близость ландшафтно-природных условий способствовала формированию сходных хозяйственно-культурных типов, а все более умножающиеся прямые и
Политологический словарь. Минск. -, 2006. С. 134.
6 Гумилев Л. Н. Ритмы Евразии: эпохи и цивилизации. М., 2007. 528 с., Гумилев Л. Н. Этногенез и
биосфера Земли. М., 2004. 556 с,.. Гумилев Л. Н. Тысячелетие вокруг Каспия. М., 2004. 379 с., Гумилев Л. Н. От Руси до России: очерки этнической истории. М., 2004. 317 с.
опосредованные контакты между населением разных областей Евразии помогали распространению культурных новаций и унификации их культурного облика. Свою роль в становлении этнокультурного родства значительно удаленных регионов сыграли и массовые миграции населения.
Возникновение на рубеже 2−1 тыс. до н.э. кочевого скотоводства -хозяйственного уклада, требующего высокой подвижности населения, обеспечило еще большее сближение разных историко-этнографических областей и культурных провинций Евразии. Раньше всего это произошло в степном поясе и непосредственно примыкавших к нему с севера и с юга территориях. Значительная близость культур этой зоны (даже у неродственных народов)
п
весьма отчетливо проявилась уже в 1 тыс. до н.э. в «скифскую эпоху». В последующие века Евразия стала свидетелем массовых перемещений сарматов, алан, гуннов, тюрков, распространившихся на огромных пространствах Старого Света.
Многочисленные автохтонные племена (индоевропейские в Центральной Азии, угро-финнские в Поволжье, Приуралье и Западной Сибири, иранские и адыгские на Северном Кавказе, самодийские и кетоязычные в Южной Сибири) были частично ассимилированы тюрками в период существования созданных ими этнополитических объединений, прежде всего гуннских государств первых веков н.э., древнетюркских каганатов второй половины 1 тыс. н.э. На протяжении всей древней и средневековой истории в среде евразийских народов складывались и преемственно закреплялись этнокультурные традиции, которые, имея зачастую различные истоки, постепенно формировали этнически существенные особенности, в той или иной мере присущие всем евразийским племенам. Наиболее интенсивно формирование такого рода стереотипов происходило в древнетюркское время, т. е. во второй половине 1 тыс. н.э., когда определялись оптимальные формы хозяйственной деятельности (кочевое и полукочевое скотоводство), в основном сложился комплекс материальной культуры (тип жилища, одежда, средства передвижения, пища, украшения и т. п.), приобрела известную завершенность духовная культура, социально-семейная организация, народная этика, изобразительное искусство и фольклор. Наиболее
История татар с древнейших времен: в 7 т. Казань: Изд-во А Н Татарстана. Т. 1. 2006. С. 13.
высоким достижением этой эпохи стало создание тюркской рунической письменности, распространившейся со своей центрально-азиатской родины
О
(Монголия, Алтай, Верхний Енисей) до Подонья и Северного Кавказа. В период позднего средневековья походы аморфных племенных союзов сменила жесткая политика крупных государств. Результатом этого становилось утверждение региональных и даже мировых держав, прежде всего империи Чингисхана и его потомков (ХШ — XV вв.). Становление этих держав сопровождалось большими перемещениями и смешением населения, а также в периоды расцвета -культурной интеграцией обширных регионов Евразии.
Позже, с завоеванием Московским государством Поволжья и распространением его за Урал, стало ощущаться влияние нового объединительного фактора — движения русского населения на восток и юг, сыгравшего одну из ключевых ролей в судьбе Евразии. Так постепенно складывалась большая этническая пестрота при сохранении компактных территорий обитания одних народов и активной диффузии других в иноэтничную среду. Для завершения формирования исторической Евразии решающее значение имело становление Российской империи. Она распространилась на земли, непосредственно примыкающие к «метрополии», не отделенные от нее океанами, и как бы «возвращала» в единое евразийское государство области, некогда входившие в состав прежней мировой империи Чингизидов. Распространение влияния Российской империи на «монгольское наследство» окончательно скрепило Евразию в политическом, экономическом и культурном отношении, а более чем 400-летняя продолжительность сосуществования в едином (российском и советском) пространстве придала колоссальную инерционную силу процессам экономической интеграции, аккультурации и культурного синтеза, продолжающимся в Евразии и в настоящее время. Динамика роста и преемственности крупнейших держав Евразии (Тюркский каганат, Великая Монгольская империя, Российская империя). Налицо выделение несущей конструкции, присущей всем упомянутым государствам, — территории пограничья Леса и Степи Центральной Евразии.
История татар с древнейших времен: в 7 т. Казань: Изд-во А Н Татарстана. Т. 1. 2006. С. 15
Анализируя культурно-исторические основы русской государственности евразийцы отнюдь не смещали акценты в сторону Востока, а именно синтезировали два равноопределяющих начала русской жизни, коренящиеся уже в самом географическом положении России, лежащей в центре евразийского материка.9 В пространственном плане целостность коренится в срединном центроевроазиатском месторасположении. Исходная географическая целостность евразийского «месторазвития» обеспечивается ее географической спецификой: все реки текут в меридиональном направлении, тогда как непрерывная полоса степей пронизывает и пересекает ее с запада на восток, определяя историкокультурную целостность исторически складывавшегося здесь типа культуры (скифско-сибирский «степной» стиль).
Общекультурной переориентации на Запад способствовало лишь внутреннее расслоение евразийско-русской культуры («верхи» — «низы»). Исходную же, узловую роль всегда играл в ней туранский элемент. Он стал характерной чертой русского этнопсихического сознания, ознаменовав собой присущий ей «материковый размах» («степь» как знаковый символ культуры, воплощающий в себе ценностную модель — «русскую широту»). Русская культура постоянно ощущала в себе эти старые кочевнические инстинкты. Они присутствовали даже в сложившихся типах личностной ориентации (тип «странника», «калик перехожих», «вольных гулящих людишек» и т. п.). 10
Итак, культурная матрица Евразии включала в себя целый ряд пластов, слоев — это и варяжский, и славянский, и византийский, и татарский элементы. Но доминирующим в ней оставался особый пространственный культурогенный фактор: «Через века и пространства осязается единство творческой стихии. И точки ее сгущения почти никак не совпадают с центром бытия. Не в Петербурге, не в древнестоличном Киеве, не даже в „матушке Москве“, а в уединенной русской обители, у преподобного Сергия чувствуется напряжение русского народного и православного духа. Здесь издревле лежит средоточие культурного творчества. Культура не сосредоточивается не в городских центрах, это не
9 Наиболее полно эта географическая и геополитическая доктрина евразийства нашла свое отражение в работах П. Савицкого „Географические особенности России“ (1927, б. м.) и „Россия — Особый Географический мир“ (Париж, 1927).
10 Трубецкой Н. К проблеме русского самосознания. Париж, 1927. С. 47
„лесная“ и не „речная“ культура. Дух „степи“ все время витает над ней», — писал Флоровский. 11
Евразийская концепция культуры ставила перед собой задачу выявить соотношение «народности» и «территории», наличие сложных групповых, этнических и национальных противоречий и взаимодействий, степень вовлеченности каждой такой культуры в оборот взаимодействия центростремительных и культурообразующих сил. При этом культурная самобытность и аутентичность культуры Евразии мыслилась ими как взаимодействие субкультур различных уровней. Для того чтобы национализм одной этнической группы не выродился в чистый сепаратизм, писал Н. Трубецкой, он должен сочетаться с утверждением суперобщности, в которую он входит как субкультура. Чтобы культура народа, воспринимающего чужую культуру, сохраняла собственную автономность и самобытность, — а это необходимо, если говорить о культуре в аспекте ее вклада в мировую
цивилизацию, — она не должна быть смесью культур, что происходит при
12
механическом заимствовании. Во избежание этого всякая культура должна руководствоваться стремлением к самопознанию: «Только истинное
самопознание укажет человеку (или народу) его настоящее место в мире. Только вполне самобытная национальная культура есть подлинная, и только она отвечает этическим, эстетическим и утилитарным требованиям, которые ставятся любой культуре. Стремление к общечеловеческой культуре с этой точки зрения оказывается несостоятельным: при пестром многообразии национальных
характеров и психологических типов такая «общечеловеческая культура» свелась бы либо к удовлетворению чисто материальных потребностей при полном игнорировании духовных, либо навязала бы всем народам формы жизни,
выработанные из национального характера какой-нибудь одной
1 ^
этнографической особи" — писал Н. Трубецкой.
Самое главное в евразийстве это идеи социально-исторической, социальнокультурной, социально-этнической целостности Евразии, а также
11 Флоровский Г. О. Исход к Востоку: Предчувствия и свершения. София, 1921. М., 1997.С. 68.
12 Трубецкой Н. Общеевразийский национализм. «Евразийская хроника». Вып.9. Париж, 1927,
С. 28.
13 Там же С. 31.
методологическое обоснование полицентризма и многолинейности социально -исторического процесса, идея параллельного сосуществования и развития различных цивилизаций, каждая из которых имеет свою логику развития, свою культурную доминанту, собственные ценности, цели и приоритеты. Идея евразийства подчеркивает значимость развития национальных культур, уникальность и неповторимость каждой нации и народа, когда в рамках единой цивилизации в общую «радужную сеть» сплетены многие национальные культуры, обеспечивающие единство в многообразии.
Евразийство подтверждает роль в жизни народа собственной высшей национальной идеи и самостоятельного развития. Отсутствие подражательности вовсе не означает отторжения того культурного богатства, которое было наработано другими народами за всю историю их развития. Знакомство с вершинами духовного наследия других народов и их усвоение раздвигает культурные горизонты, обогащает интеллект и является фоном, на котором развиваются собственные национальные культуры. Это чрезвычайно важно, поскольку национальная культура всегда выполняет ответственную социальную функцию: через культуру, традиции обеспечивается связь времен, соединяющая поколения и способствующая сохранению единой общности.
«Сегодня наши народы все более ощущают себя частью формирующейся евразийской идентичности с ее культурным, религиозным и языковым многообразием, но с общим стремлением к плодотворному экономическому взаимодействию и добрососедству. Мы все являемся свидетелями рождения нового уникального евразийского сообщества наций, у которого не только богатый опыт совместного прошлого, но и неделимая общая история будущего». 14
Важнейшим условием жизнеспособности евразийской идеи является сдвиг в самосознании людей в сторону понимания ими своей исторически определенной функции в жизни органического целого — Евразии, формирование двойной идентичности: собственно национальной и общеевразийской. В советское время существовала двойная идентичность. Каждый советский человек осознавал себя
14 Назарбаев Н. А. Евразийский Союз: от идеи к истории будущего. Известия, 25 октября, 2011. -
http: //izvestia. ru/news/504 908
еще, например, русским, узбеком, эстонцем и т. д. Именно евразийская идентичность может способствовать на социальном и социальнопсихологическом уровнях цементировать единство всех народов Евразии.
Евразийское наднациональное сотрудничество будет прочным и устойчивым только при условии соблюдения баланса интересов всех евразийских народов без исключения, равной ответственности и равноценного
экономического социального и другого вклада каждого государства-участника в развитие и функционирование общеевразийского сотрудничества, что обеспечит выживание и дееспособность евразийского сообщества. Разумеется, евразийская идентичность не может возникнуть сама собой. Она формируется постепенно при долгой совместной интеллигенции по осуществлению идеи евразийства, при особой направленности государственной политики, вырабатывающей приоритетную политическую идеологию единой евразийской цивилизации.
Евразийская идея может быть сформулирована как единство в
многообразии, интеграция народов Евразии на основе культурно-
цивилизационной континентальной идеи и глубинного социокультурного синтеза традиций. Согласно взглядам евразийцев, народы всех рас и национальностей Евразии могут сближаться, примириться, соединиться друг с другом, образуя «единую симфонию».
На уровне быта, считает Флоровский, культурная традиция может продолжаться посредством трансляции внешних форм культуры, примером чему служит «эллинизация римского мира» или «европеизация современной Японии». Однако полноценная культурная традиция не может быть подчинена внешним воздействиям, ибо имеет духовное содержание — «бытие», которое не исчерпывается «бытом». При этом, по мнению Флоровского, векторы бытовой и культурной традиций могут иметь разные направления. 15
Центральным аспектом в понимании себя, как личности и национальной культуры по Трубецкому, есть самопознание, которое «должно осуществляться не одним рассудком, а всеми сторонами духовной жизни личности. «…истинное самопознание выражается в гармонически- самобытной жизни и деятельности данной личности». Если его духовная природа, его индивидуальный характер
А. В. Черняев. Г. В. Флоровский как философ и историк русской мысли http: //pravmirspb. rU/2013/04/26/a -v-chernyaev-g-v-florovskij -kak-filosof-i-istorik-russkoj -mysli-3/
находят себе наиболее полное и яркое выражение в его самобытной национальной культуре, и эта культура вполне гармонична, т. е. отдельные ее части не противоречат друг другу. Таким образом, в основе цивилизации лежат системообразующие связи: пространственные, простирающиеся на особенности природной среды, ландшафта- временные, формирующие общность исторического бытия, широко понимаемой культуры, языка- социально -психологические, цементирующие суперэтническую общность за счет формирования сопоставимых ценностно-нормативных механизмов, субъективного сознания общности, самоидентификации людей. Естественно, как уже упоминалось, в реализации интеграционных идеи евразийства особое место отводится государству. В евразийской концепции культуры государство описывается как «демотическое» Это значит, что феноменом «народного суверенитета» есть органическое и организованное единство. Народ здесь — не случайный набор граждан, а совокупность исторических поколений: прошедших, настоящих и будущих, образующих оформленное государством единство культур.
Список Литературы
Трубецкой Н. Наследие Чингисхана. // Общеславянский элемент в русской культуре. -М., 2007.С. 286.
л
Сыздыкова Ж. С. Евразийский Союз: к будущему с учетом прошлого./ Теория и практика общественного развития. 2012, № 10.С. 162.
Список литературы
Гумилев Л. Н. Ритмы Евразии: эпохи и цивилизации. М., 2007.
2Гумилев .Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. М., 2004.
3. Гумилев Л. Н. Тысячелетие вокруг Каспия. М., 2004.
4. Гумилев Л. Н. От Руси до России: очерки этнической истории. М., 2004.
5. Ерасов С. Б. Цивилизационная теория и евразийские исследования. -В сб.: Научный альманах. Цивилизация и культуры. Выпуск.3., М., 1996.
6. История татар с древнейших времен: в 7 т. Казань: Изд-во А Н Татарстана. Т. 1. 2006.
7. Назарбаев Н. А. Евразийский Союз: от идеи к истории будущего. Известия, 25 октября, 2011.- http: //izvestia. ru/news/504 908
8. Политологический словарь. Минск. -, 2006.
9. Путин В. В. «Новый интеграционный проект для Евразии — будущее,
которое рождается сегодня», «Известия» от 4 октября, 2011. -
http: //izvestia. ru/news/504 081
10. Сыздыкова Ж. С. Евразийский Союз: к будущему с учетом прошлого./ Теория и практика общественного развития. 2012, № 10.
11. Трубецкой Н. Наследие Чингисхана. // Общеславянский элемент в русской культуре. -М., 2007.
12. Трубецкой Н. Общеевразийский национализм. «Евразийская хроника». Вып.9. Париж, 1927.
13. Трубецкой Н. К проблеме русского самосознания. Париж. 1927.
14. Флоровский Г. О. О народах неисторических. «Исход к Востоку». София.
1921.
15. А. В. Черняев. Г. В. Флоровский как философ и историк русской мысли http: //pravmirspb. ru/2013/04/26/a-v-chernyaev-g-v-florovskij-kak-filosof-i-istorik-russkoj-mysli-3/

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой