Перспективы инвестиций в оловянную промышленность: мировые тенденции

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПЕРСПЕКТИВЫ ИНВЕСТИЦИЙ В ОЛОВЯННУЮ ПРОМЫШЕЛННОСТЬ: МИРОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ
И. Е. Егорова,
заведующий Отделом изучения опыта мировой экономики Научно-исследовательского Института региональной экономики Севера Северо-Восточного федерального университета им. МК. Аммосова (г. Якутск),
кандидат экономических наук yegorovi@mail. ru
Е. Г. Егоров,
директор Научно-исследовательского Института региональной экономики Севера Северо-Восточного федерального университета им. М. К. Аммосова (г. Якутск), академик Академии наук Республики Саха (Якутия), доктор экономических наук, профессор
ire2000@mail. ru
В статье рассмотрены современные тенденции развития мирового рынка олова, акцентируется высокая инвестиционная привлекательность олова не только как физического товара, а высокая эффективность прямых инвестиций в капитал оловодобывающих и перерабатывающих компаний. На примере ведущего мирового вертикально интегрированного производителя оловянного концентрата выявлены особенности оценки реальной рыночной стоимости компаний отрасли.
Ключевые слова: добыча олова, производство оловянного концентрата, прямые инвестиции, оценка рыночной стоимости публичной компании, инвестиционный анализ, вертикальная интеграция.
УДК 330. 322 ББК 65. 268
С 2010 г. на мировом рынке олова наблюдаются положительные, с точки зрения инвесторов, перемены. После многолетнего затяжного спада цен на металл, мировые его запасы упали до уровня, обеспечивающего «здоровый» скачок цен, в то время как рыночная стоимость компаний-производителей олова, долгое время находившихся на перепутье, еще не достигла максимума, соответствующего текущим котировкам на олово и высоким прогнозным ценам.
Мировой рынок олова отличается высокой степенью консолидации с несколькими крупными производителями и локализован, преимущественно, в двух географических зонах. Действующая минеральная база по олову представлена двумя основными зонами в Центральной Америке (Боливия и Перу), Юго-Восточной Азии (Индонезия, Малайзия) и Китае. Больше трети мировых поставок олова приходится на Индонезию, тогда как производство олова в КНР направлено на удовлетворение нужд внутреннего рынка. Крупнейшим производителем является «Юннань Тин» (Yunnan Tin) из КНР, занимающая 22% мирового рынка оловянного концентрата, весь выпуск которого поглощается внутренним спросом. Показательно, что 5 из
10 крупнейших обогатителей олова в мире представлены китайскими компаниями в силу обширного внутреннего спроса со стороны автомобильной и электронной промышленности, а также беспрецедентной поддержки государства. Крупнейший экспортер в мире малайская «Malaysia Smelting Corporation» с 17%-ной долей (вместе с дочерним «PT Koba Tin») в 2011 г. сохранила второе место в мире по переработке оловянного концентрата с объемом переработки 46 600 т (табл. 1).
Помимо крупных корпораций, интересы которых не ограничиваются оловянными месторождениями, около 37% всех предприятий по добыче олова представлены старательскими артелями и индивидуальными добытчиками, ведущими добычу, главным образом, в Индонезии на аллювиальных месторождениях [13]. Ведущими производителями олова остаются КНР и Индонезия, при этом в КНР растет производство вторично переработанного оловянного концентрата. Компании-лидеры оловянной индустрии являются вертикально интегрированными, с интересами в каждой стадии производства-от добычи оловянной руды до производства припоев и других готовых изделий из оловянных сплавов. Весь процесс собственной и сторонней переработки оловосодержащей руды можно представить следующими стадиями:
— добыча оловянной руды-
— сторонние поставки оловянной руды и концентрата-
— плавление оловянного концентрата-
— приобретение необработанного олова по договорам поставки и толлинга. Обогащение необработанного металла, производство слитков-
Таблица 1
Производство аффинированного олова в мире, тонн
2009% 2010%
Yunnan Tin (КНР) 55 898 22% 59 18О 22%
Malaysia Smelting Corporation (Малайзия) 36 4О7 14% 38 737 14%
PT Koba Tin (Индонезия/Малайзия) 7 455 3% 6 644 2%
PT Timah (Индонезия) 45 О86 18% 4О41З 15%
Minsur (Перу) 33 92О 13% 36 О52 13%
Thaisarco (Тайланд) 19 ЗОО 8% 23 5О5 9%
Liuzhou China Tin (КНР) 1О 5ОО 4% 14 ЗОО 5%
Yunnan Chengfeng (КНР) 14 947 6% 14 155 5%
EM Vinto (Боливия) 11 8О5 5% 11 52О 4%
Metallo Chimique (Бельгия) 8 69О 3% 9 945 4%
Gejiu Zi-Li (КНР) 5 6ОО 2% 9 ООО 3%
Jiangxi Nanshan Tin (КНР) 3 ООО 1% 6 ООО 2%
Всего 252 6О8 1ОО% 269 451 1ОО%
Источник: годовой отчет Malaysia Smelting Corporation за 2010 год [5]
— производство готовой продукции (припоев) —
— дистрибуция через собственные и сторонние каналы производителям электроники, химикатов, медицинских препаратов, на открытый рынок металлов 0-МЕ, К-ММ), посредникам по продаже металла-
— торговля фьючерсами, опционами и физическим металлом через металлические биржи, продажа инвестиционным фондам.
Современные тенденции развития оловянной индустрии говорят о новом витке развития этой зрелой отрасли, которая находилась на грани упадка еще в 80−90 годах прошлого века. Возрождение развития отрасли стало возможно благодаря появлению новых областей применения олова, повышению требований по экологической безопасности в развитых странах мира и последовавшему ужесточению законодательства в отношении изделий, содержащих токсичные металлы. Истощение основных месторождений олова с высоким содержанием металла и высокая себестоимость его добычи в крупных по размеру запасов зонах (Россия, Монголия, Казахстан и др.) на фоне повышения спроса со стороны, в первую очередь, электронной промышленности, привели к снижению мировых запасов олова до
критических отметок. После улучшения мировой конъюнктуры активизировались как действующие добывающие предприятия, которые расширили минеральную базу, так и вновь открывшиеся проекты по добыче олова, особенно в Австралии и Канаде. Можно отметить, что существует канал регулярных поставок олова из Конго в Малайзию, но он закрыт для других стран в связи с принятием конвенции о «конфликтном» металле [12].
Олово, как продукт, практически защищено от угрозы продуктов-заменителей, поскольку не имеет аналогов по комбинации стоимости, электропроводности и антибактериальных свойств. Среди заменителей олова в упаковочной продукции можно отметить алюминий, стекло, бумагу, пластик, оловонесо-держащую сталь. В припоях вместо олова может быть использована эпокситовая резина, для производства бронзы — алюминиевые и медесодержащие сплавы, пластик- сплавы свинца и натрия — вместо химикатов на основе олова. Тем не менее, область применения олова настолько обширна, что для этого металла фактически отсутствует прямая заместительная конкуренция: электроника без содержания свинца, литий-ионные элементы питания, нержавеющая сталь, катализаторы топлива, тормозные колодки, антипирены, солнечные батареи, флотационное стекло, зубная паста и антибактериальные препараты, лекарства для животных и удобрения.
Производство аффинированного олова является капиталоемким с долей себестоимости в стоимости конечной продукции свыше 90%. Это накладывает отпечаток на отношения обогатительных фабрик и поставщиков олова, где последние имеют лучшие рыночные позиции для диктования условий платежа, сроков контрактов и повышения требований к резервам наличности у покупателей (обогатителей).
Со стороны покупателей олова на фоне положительной динамики цен, возможно смягчение требований к условиям поставок. Как правило, у компаний отрасли имеются три основных вида поставок: дистрибьюторы, приобретающие металл по долгосрочным соглашениям (в долларах США) — брокерские конторы, неограниченный круг покупателей (с размером покупки от 50 тонн) на Лондонской бирже металлов (LME) и недавно открытом рынке олова в Куала-Лумпуре («KL Tin Market»).
Возможный приход на рынок с существующими лидерами новых конкурентов имеет низкую вероятность в силу отсутствия новых проектов освоения месторождений олова, увеличения капиталовложений в существующие месторождения. Но виток цен на олово в 2011 г. уже привлек преимущественно спекулятивно настроенных инвесторов, а также новых обогатителей. Единственное, что может остановить обогатительные фабрики от входа в рынок олова — это неопределенность с уровнем загруженности в период инфляции цен на металл. Такая ситуация близка к ценовому пузырю, альтернативным выходом из которого может быть большая степень концентрации производителей через создание стратегических альянсов среди существующих производителей для заключения долгосрочных соглашений и фиксации цен. Усилению тенденции к консолидации отрасли также будет способствовать ужесточение регулирования в добыче олова и запрет на операции с «конфликтными» металлами.
Привлекательность инвестиций в оловянную отрасль особенно показательна на примере «Malaysia Smelting Corporation» (MSC), вертикально интегрированного холдинга компаний с минеральной базой в Индонезии (30% добычи) и Малайзии (70%). Среди лидеров оловянной отрасли монопроизводителем остается только «Malaysia Smelting Corporation», в то время, как «Yunnan Tin» добывает металлы мышьяковой группы, драгоценные металлы (свинец, серебро, цинк, платина, никель, палладий и пр.), а «PT Timah», помимо олова, занята в добыче угля и производстве асфальта. Примечательно, что решение о концентрации в оловянном бизнесе было принято руководством компании после мирового финансового кризиса, который сильно пошатнул позиции многих оловянных компаний, и прихода к руководству бывшего директора авторитетной организации на рынке олова, входящего в группу «Thomson Reuters» — Международного института исследования олова (ITRI). До 2008 г. «Malaysia Smelting Corporation» имела интересы в золотодобыче и добыче серебра, нефтегазовом бизнесе. Основной целью вертикальной интеграции компании является завоевание лидерских позиций на активно растущем рынке припоев.
Краткий SWOT-анализ компании показывает ее преимущества: конкурентоспособная и высококвалифицированная команда менеджеров- диверсифицированная интернациональная клиент-
ская база- сильные рыночные позиции, в том числе по внедрению инновационных областей применения олова- стабильная и растущая прибыль, базирующаяся на общерыночных условиях- протяженность периода обеспеченности финансовыми средствами.
Слабые стороны компании: низкая норма прибыли (7%), высокая зависимость от цен на металл и условий поставок сырья- значительные капиталовложения- медленная оборачиваемость оборотного капитала- наличие значительных неконтролируемых запасов за пределами страны- инвестиции в «конфликтные» зоны (Конго) — отсутствие конечных покупателей среди клиентов (слабый контроль над маркетингом и ценообразованием) — высокая доля коротких заемных средств.
Оценка реальной рыночной стоимости компании «Malaysia Smelting Corporation», выполненной нами для заказчика, полагалась на два основных предположения о развитии ситуации:
— цены на олово начали восхождение с начала 2000 гг. с двумя пройденными пиками цен, при этом сохраняется высокая вероятность третьего пика, которому способствует общемировая положительная тенденция, бум на рынке электроники, все еще высокие уровни роста ВВП КНР, как основного рынка конечного потребления олова и субпродуктов, а также новые области применения олова-
— перебои с поставками олова в связи с наложением запрета на нелегальную добычу на острове Бангка в Индонезии, вероятное ужесточение политики неприятия товаров из «конфликтных» зон Африки (Конго), стабильный спрос со стороны электронной, автомобильной, медицинской промышленности и энергетики, и, главным образом, отсутствие новых проектов по освоению олова, особенно с высоким содержанием металла в руде. Так, рассматриваемая компания задействовала наиболее оптимальную в текущих условиях бизнес-модель, основанную на вертикальной интеграции и географической диверсификации с конечным производством готовой продукции из олова. Такая модель имеет перспективу роста рыночной капитализации при расширении бизнеса.
Прогноз цен на олово, основанный на аналитике баланса глобального спроса и предложения Института олова (ITRI), предполагает резкий скачок цен в 2013 г. с постепенным снижением, но при сохраняющемся высоком дефиците металла (запасы на уровне менее 30 дней мирового потребления).
С учетом макроэкономических прогнозов и повышения внимания к проблемам экологической безопасности и политики экономии, спрос на олово не только останется сильным, но и повысится благодаря открытию новых областей применения олова [4]. Так, средняя цена 1 т олова достигнет $ 32 500 в 2015 г. против $ 26 113 в 2011 г.
За базовый уровень роста компании в оценке рыночной стоимости был принят ожидаемый общемировой экономический рост, поскольку большинство покупателей сконцентрировано в таких странах, как Япония, Южная Корея, КНР. Ранее Всемирный банк оценивал темпы роста мирового ВВП в 2012 г. — на уровне 3,2%, 2012−2013 гг. — на уровне 3,6% для развитых стран, и в два-три раза выше — для развивающихся стран. Последний пересмотр экономического роста опустил уровень роста мирового ВВП до 2,5% в 2012 г. и 3,1% в 2013 г. [8]. Такой прогноз кор-релируется с прогнозами ITRI на рост мирового спроса на олово до 2% в 2012 г. [7]. Другие более оптимистичные прогнозы роста мировой экономики основаны, например, на данных Японского Центра экономических исследований (Japan Center for economic research), которые ставят отметку на уровне 4,7% годовых [16]. Для расчета рыночной стоимости необходимо придерживаться консервативных (пессимистичных оценок), поэтому расчет был основан на уровне в среднем 3% до 2016 г.
Для целей оценки стоимости с учетом перспектив развития минеральной базы компании и расширения клиентской базы был принят рост выручки на уровне 3%. Поведение финансовых показателей компании «Malaysia Smelting Corporation» в предыдущие годы неоднозначное. Показатели рентабельности говорят об устойчивости производителя со стабильным ростом нормы прибыли в долгосрочном разрезе, но высокой его волатильности, связанной со скачкообразным характером движения цен на олово. Рентабельность собственного капитала без учета экстраординарных операций была положительная с 2008 г., несмотря на достаточно низкие цены. Ниже представлена модель Дюпона по рентабельности собственного капитала на период 2007—2011 гг. (табл. 2).
Таблица 2
Модель Дюпона «Malaysia Smelting Corporation»
Упрощенная модель Дюпона 2007 2008 2009 2010 2011
Норма чистой прибыли 0,035 (0,020) 0,039 (0,029) 0,020
х Оборот активов 2,383 1,649 2,281 2,482
х Доля заемных средств 2,585 3,154 3,554 3,244
= Рентабельность собственного капитала (0,125) 0,203 (0,237) 0,157
Примечание: таблица составлена авторами
Из-за высокой доли заемных средств в общем капитале компании при негативной динамике рынка, рентабельность собственного капитала в целом была отрицательная. Оборачиваемость активов за период показывает повышательную динамику, что негативно для такой компании, хотя в данном случае это явилось результатом однократного действия (запрет на индонезийский экспорт) [10, 11]. В 2011 г. при стабилизации цен на металл можно было наблюдать традиционные для капиталоемких отраслей с высокой стоимостью сырья показатели. При снижении или стабилизации текущего уровня финансового рычага компании возможно улучшение показателей рентабельности. Значительные резервы денежных средств компании, сформированные благодаря двум успешным публичным размещениям акций на Сингапурской фондовой бирже, и высоким ценам на металл в последние два года, позволили компании выплачивать и наращивать базу дивидендных выплат при росте дивидендов на уровне 6,07% за последние 5 лет. Особенно примечателен данный факт на фоне традиционно прохладного отношения добывающих компаний к выплате дивидендов. Показатели оборачиваемости компании также улучшились за последние 3 года благодаря отказу от диверсификации бизнеса, все остальные финансовые показатели также находятся в «зеленой» зоне.
В окончательном расчете стоимости «Malaysia Smelting Corporation» были учтены запланированные отчуждения собственности в связи с продажей непрофильных активов (30% доли в капитале полиметаллической KMR, капиталовложения в новые месторождения олова в Малайзии, Индонезии и Конго и реновацию производственного оборудования по плавлению металла), другие изменения в основной деятельности, влияющие на формирование кэш-фло. Благодаря продаже доли в непрофильном бизнесе компания ожидает снижение себестоимости до 91,4% от общей выручки, что благоприятно скажется на росте продаж.
При сравнении основных финансовых показателей компании с аналогичными компаниями отрасли и среднерыночными показателями, можно наблюдать большие расхождения (табл. 3).
Таблица 3
Сравнение основных финансовых показателен MSC и рынка по данным 2010 г.
Финансовый показатель Malaysia Smelting Corporation Добы- вающая отрасль Оловянная промыш- ленность
PE 6,72 20,87 24,25
EPS 0,63 — -
ROI 13,10 11,73 10,93
ROE 17,50 12,53 11,37
Источник: Company focus: Malaysia smelting corporation/15 July 2011//DBS Vickers/Hwang DBS Vickers Research [7]
По показателю рыночной цены к прибыли (P/E) компания «MSC» недостаточно оценена рынком (P/E — всего 6,72), в то время как оловодобывающие предприятия выглядят привлекательнее добывающего сектора в целом (с P/E 24,25 против 20,87). По размеру рыночной капитализации компания c более чем вековой историей соотносится с компаниями-юниорами и является малым, по размеру капитализации, производителем (стоимость ее чуть более $ 140 млн). Например, стоимость ближайшего конкурента индонезийской «PT Timah» — более $ 1,5 млрд при меньшем объеме выручки и добычи, «Yunnan Tin» — $ 4,5 млрд, остальные лидеры отрасли имеют капитализацию выше одного
миллиарда долларов США. Доходность дивидендов составляет 7,13%, что выше, чем у других лидеров отрасли (5−6%).
По рентабельности на вложенный капитал и собственный капитал «Malaysia Smelting Corporation» находится в далеком отрыве от ближайших конкурентов и средних по отрасли показателей (17,5% на собственный капитал против 11,3% для оло-водобытчиков). В последние, после кризиса 2008 г., периоды добывающая отрасль могла продемонстрировать удовлетворительные показатели прибыльности только благодаря золотодобыче и отчасти никелевой промышленности. Следует заметить, что многие оловодобывающие компании имеют непрофильный бизнес, такой, как добыча драгоценных металлов, угля, газового конденсата и сопутствующих металлов, что могло положительно повлиять на показатели рентабельности.
Таблица 4
Сравнительные показатели «MSC» и средних по добывающей отрасли
Компании Рыночная капитализация (млн долл. США) PE PVB ROE EV/ EBITDA
MSC 150 4,2 1,0 29,7 5,4
Yunnan Tin 4534 37,3 5,3 16,3 23,1
PT Timah 1519 8,9 2,5 28,3 5,4
International Nickel Indonesia 5152 11,3 2,6 24,2 7,2
Chenzhou Mining Group 3070 32,8 8,0 25,4 19,8
PT Aneka Tambang 2263 10,3 1,8 18,8 5,6
Xinjiang Xinxin Mining 1251 14,3 1,6 9,0 9,0
China Vanadium 754 8,7 1,8 21,9 5,0
China Precious Metal 684 10,7 1,4 13,7 8,2
Источник: Примечание: таблица составлена автором, данные сайтов: Bloomberg. com, Yahoo Finance
При сравнении «Malaysia Smelting Corporation» с предприятиями металлодобывающей отрасли также заметен ее значительный отрыв от участников рынка. Во-первых, все компании, сравнимые с ней по объему добычи, являются крупными участниками с капитализацией более $ 1 млрд (табл. 4). По рентабельности на собственный капитал в 2011 г. «MSC» обогнала сектор еще больше — с показателем 29,7% против 19,7% по металлодобывающей отрасли. P/E увеличился до 4,2, тогда как у отрасли в среднем — 22,3. Отношение рыночной к балансовой стоимости равно единице, то есть компания продается практически по балансовой стоимости, в то время как другие участники рынка — как минимум, втридорога (PVB=3). В результате, отношение стоимости предприятия (EV) к прибыли до процентов, налогов, износа и амортизации (EBITDA) в два раза меньше, чем по отрасли (EV/EBITDA: 5 против 10).
Оценка «Malaysia Smelting Corporation» была проведена на основе дисконтированного денежного потока на обыкновенный акционерный капитал (модель CAPM) с рассчитанным средневзвешенным дисконтом на капитал в диапазоне 8,11−8,13%. Полученная таким образом рыночная стоимость компании составляет 823 млн рингитов (94% премии к текущей цене). Анализ чувствительности к различным темпам роста мирового ВВП был проведен в диапазоне 2−5% (2% для развитых стран и 5% - консервативная оценка для быстро растущих экономик Азии) показал минимальную рыночную капитализацию на уровне 599 млн рингитов (42,6% премии) и максимальную — 1,7 млрд рингитов (405% премии). После триангуляции полученных различными методами оценок стоимости была получена средневзвешенная стоимость 1 акции 8,81 рингит, что дает 881 млн рингитов рыночной капитализации или 109% премии к текущей (на 9 мая 2012 г.) котировке акций «MSC». Данная оценка близка к докризисной капитализации компании в 2008 г.
Основным конкурентным преимуществом в оловодобыче и производстве оловянного концентрата в ближайшие годы будет
наличие действующей и долгосрочной минеральной базы со средним и высоким содержанием олова в руде, локализованной в существующих добывающих промышленных узлах с развитой транспортной инфраструктурой. При наличии данного условия компания-производитель станет привлекательной в первую очередь для прямых инвестиций в капитал, что положительно скажется на финансовом состоянии и долгосрочной стратегии развития. При наличии аллювиальной минерально-сырьевой базы компания может рассчитывать на более выгодные рыночные позиции благодаря значительному снижению производственных затрат, поскольку для такого способа добычи не требуются бурение и взрывные работы.
Несомненно, что цены практически на все промышленные металлы находятся в прямой зависимости от спекулятивной инвестиционной стратегии основных финансовых институтов мира (инвестиционных банков и хеджинговых фондов). Такая деятельность могла спровоцировать всплеск спроса на олово в последние два года, что, несомненно, сопровождается низким спросом на прямые инвестиции в добывающие компании, а, следовательно, их заниженной относительно реальной стоимостью и перспективой потенциального роста.
Анализ инвестиционной привлекательности мировой оловянной промышленности и тенденций ее развития следует учитывать для возрождения отечественной отрасли в посткри-зисный период. Россия ранее имела достаточно развитую оловянную промышленность по добыче и переработке оловянного концентрата, базирующуюся на значительных запасах оловянной руды в восточных районах страны. Возникновение благоприятной конъюнктуры на мировом рынке диктует необходимость промышленного освоения сырьевой базы олова с запасами около 1,7 млн т, которая, в основном, сосредоточена в коренных рудах в районах Дальнего Востока, в том числе в Республике Саха (Якутия). Хотя по качеству руд данные месторождения уступают тем же индонезийским с содержанием легкообогатимых руд лишь 12% против 100% при среднем содержании олова в руде в 2−2,5 раза меньше зарубежных аналогов руд и россыпей [3]. В 2010 г. добыча олова в РФ составила 149 тонн при внутренней потребности на уровне 4000 тонн [2].
На государственном уровне уже учтены перспективы возрождения оловянной промышленности: с 1 января 2011 г. на период 6 лет отменен налог на добычу полезных ископаемых при разработке оловянных месторождений на Дальнем Востоке страны. Утвержденная в 2012 г. Правительством республики «Программа социально-экономического развития Республики Саха (Якутия) на период до 2025 г. и основные направления до 2030 г.» предусматривает восстановление оловодобывающей промышленности в 2013—2015 гг., а также ее дальнейшее развитие для производства олова в концентрате до 7,1 тыс. тонн в 2025—2030 гг., что можно считать своевременным и обоснованным. Выполнение данной задачи станет возможным при привлечении как отечественных, так и иностранных инвесторов.
Интерес отечественных инвесторов проявляется, в основном, к южным месторождениям Дальнего Востока, где более благоприятные климатические условия, развитая транспортная
инфраструктура и географическая близость к растущим рынкам потребления в КНР и Юго-Восточной Азии. Рынок КНР представляет наибольший интерес в связи с частичным закрытием месторождений в провинции Юннань и запретом старательской добычи на россыпных месторождениях, что вызвало падение добычи олова на 11,8% с начала текущего года [14]. Импорт оловянного концентрата, несмотря на временное падение цен и снижение местного спроса, вырос на 140% с прошлого года [14]. Предприятия «Дальолово» и «Востоколово», входящие в структуру «Востоколово» ОАО Новосибирского оловянного комбината (ОАО «НОК»), после объявления процедуры банкротства последнего все-таки получили новых инвесторов в лице ИГ «Русские фонды» [2]. На базе данных предприятий новый инвестор может создать вертикально интегрированный холдинг с включением стадии обогащения и в перспективе — производства конечной продукции (припоев из олова) путем включения в холдинговую группу активов существующего комбината, как в России (Дальний Восток), так и в странах ближнего зарубежья (Казахстан, Киргизия, Узбекистан). Территориально данные зоны также расположены в непосредственной близости к рынку Китая.
В Новосибирской области на базе бывшего комбината, с учетом проблем экологической безопасности, возможно расширить существующее с 90-х гг. производство припоев, баббитов, припойной проволоки с флюсом. Мощности данного комбината по производству оловянного концентрата составляют около
11 тыс. т в год, но даже этот уровень не достигается по причине отсутствия сырья, которое закупается за рубежом на условиях полной предоплаты [1]. Тем временем, основу сырьевой базы (до 55%) для ОАО «НОК» до 2009 г. составляла руда ОАО «Сахао-лово» (ранее «Депутатсколово») на базе крупного Депутатского ГОКа. Себестоимость олова в концентрате в 2009 г. при 55% депутатского олова в сырье составляла 346,4 тыс. руб. [1]. Данная ступень дает приемлемый уровень рентабельности при текущих ценах на олово в диапазоне $ 19−20 тыс. за тонну и выше. Содержание олова в руде на месторождениях Республики Саха (Якутия) в 6 раз превышает аналогичный показатель наиболее перспективного, из разрабатываемых ныне, Правоурмийского месторождения в Хабаровском крае (2,5% против 0,42%). Помимо этого в Республике Саха (Якутия) имеются единственные из разведанных в РФ россыпные месторождения: аллювиальное на руч. Тирехтях и аллювиально-делювиальное на руч. Одинокий. Введение ветки железной дороги до п. Бестях способствует повышению рентабельности добычи олова в Республике Саха (Якутия) за счет снижения транспортных затрат.
Основным барьером на пути решения проблемы возрождения оловянной промышленности в РФ остается недостаточный уровень интереса со стороны инвесторов. При расширении инвестиционных контактов и адекватной поддержке со стороны государственных органов становится реальным построение современного вертикально интегрированного комплекса по добыче олова и производству оловянного концентрата и продукции из его сплавов на основе имеющейся минерально-сырьевой базы и инфраструктуры по добыче и переработке, в том числе в Республике Саха (Якутия).
Литература
1. Годовые отчеты за 2009−2010 гг. ОАО «Новосибирский оловянный комбинат». URL: http: //www. nok. ru
2. Зубов А. Хабаровский край остался единственный регионом России, где ведется добыча олова // Золотой рог в Хабаровске / № 3, 2011/16. 08. 2011. URL: http: //www. zrpress. ru/khv/2011/31/46 176/
3. Луняшин П. Судьба российской оловодобычи // Новости горной промышленности. Горнопромышленные ведомости / 22 апреля 2012 г. URL: http: //www. miningexpo. ru.
4. Analysts' tin price forecasts raised//Market analysis/18 April 2012. URL: http: //www. itri. co. uk/index. php? option=com_ zoo& amp-task=item&-item_id=2410&-Itemid=143.
5. Annual reports// Malaysia Smelting Corporation / 2007−2011. URL: http: //www. msmelt. com.
6. China Yunnan Tin minerals group Co. ltd, 263 HKG company performance//FT. com Market research. URL: http: //markets. ft. com/ Research/Markets/Tearsheets/Business-profile?s=263: HKG.
7. Company focus: Malaysia smelting corporation//DBS Vickers Hwang DBS Vickers Research/15 July 2011. URL: www. einvest. com. my.
8. Foreign exchange forecasts. Global market research/12 August 2011. URL: http: //www. research. commbank. com. au.
9. FTSE fact sheet/ 30 April 2012. URL: http: //www. ftse. com/Indices/FTSE_Bursa_Malaysia_Index_Series/Downloads/FBMS. pdf.
10. Montgomery, Michael. Indonesian Tin exports ban extended until 2012/// Tin investing news/ 9 November 2011. URL: http:// tininvestingnews. com/1441-indonesia-tin-exports-ban-extended-2012-itr. html.
11. Montgomery, Michael. Indonesian Tin exports ban lacks implementation/ Tin investing news/8 December 2011. URL: http:// tininvestingnews. com/1533-indonesia-tin-export-ban-timah-pttmf-koba. html.
12. Kavanagh, Michael. Congo tin sales tumble 90% as companies avoid «conflict minerals"/ 23 May 2011. URL: http: //www. bloomberg. com/news/2011−05−23/congo-tin-sales-tumble-90-percent-as-companies-avoid-conflict-minerals-. html.
13. Kettle, Peter. Tin industry outlook//Investing in tin seminar/ Markets ITRI Ltd./ 5 December 2011. URL: http: //www. itri. com.
14. More production problems in China/ ITRI Market analysis/ 23 May 2012. URL: http: //www. itri. co. uk/index. php? option=com_ zoo& amp-task=item&-item_id=2438&-Itemid=143
15. Rusmana, Yoga and Eko Listiyorini. Indonesian Bourse starts trading physical contract tin in challenge to LME/1 February 2012. URL: http: //www. bloomberg. com.
16. The 38th Middle-Term Economic Forecast (2011−2020)//Japan center for economics research/30 April 2012. URL: http: //www. jcrew. or. jp
17. Yahoo! Finance. URL: http: //www. finance. yahoo. com (котировки акций, финансовые показатели компаний).
18. Zinc market growth prospects dim, improvement seen in 2013: bank//Washington PLatts/ 25 January 2012. URL: http: //www. platts. com/RSSFeedDetailedNews/RSSFeed/Metals/.
19. Financial Times. URL: http: //www. FT. com (котировки акций, финансовые показатели компаний
20. Morning star. URL: http: //www. morningstar. com (котировки акций, финансовые показатели компаний).
ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ НЕФТЕГАЗОВОЙ ОТРАСЛИ
Э. И. Ефремов,
главный научный сотрудник Научно-исследовательского Института региональной экономики Севера Северо-Восточного федерального университета им. М. К. Аммосова (г. Якутск),
доктор экономических наук efremov@rambler. ru
А. Э. Ефремов,
первый заместитель министра промышленности Республики Саха (Якутия) (г Якутск)
efremov@rambler. ru
В статье рассмотрены проблемы, структура и современное состояние нефтегазовой промышленности Республики Саха (Якутия). Анализируются новые отношения на международных рынках нефтегазовых ресурсов, а также различные варианты газо- и нефтепроводных маршрутов, учитывающие интересы государств-продуцентов. Особое внимание уделяется экономическим, геополитическим факторам, конкурентной ситуации на международном рынке углеводородных ресурсов.
Ключевые слова: углеводородные ресурсы, продуценты нефти, бюджетно-финансовая политика, нефтегазовая компания, потребительный рынок, Каспийский регион, энергетический коридор.
УДК 338. 45:553. 98 (571. 56) ББК 65. 305. 143. 22:66. 4(0), 03 (2 Рос. Яку)
Экономика западных стран в большей степени развивается на базе высокорентабельных отраслей материального производства. Между тем, в России, как отмечают ведущие ученые-экономисты, вся хозяйственная система держится на базе сырьевой экономики, то есть на доходах, получаемых от освоения и продажи природных ресурсов. В недрах Российской Федерации сосредоточены 30% мировых запасов природного газа, около 7% нефти. Она обеспечивает 10,6% мировой торговли нефтью и 20,2% - природным газом [4, с. 19−40].
В этой специфичной по своей материально-производственной структуре экономике определяющую роль играет горнодобывающая промышленность, в частности, нефтегазовая отрасль. Для примера можно отметить, что нефтегазовый комплекс (НГК) обеспечивает 25% ВВП [3, с. 3−19], 45−50% доходов федерального бюджета, 60−65% российского экспорта. От топливно-энергетического комплекса (ТЭК) доля нефтегазовой отрасли в налоговом поступлении превышает 90%, в инвестициях в основной капитал — 75%, в доходах от экспорта — 96%.
Такая структурно-сырьевая специфичность хозяйства, а также прогрессирующая зависимость от нефтегазового «допинга» национальной экономики, несмотря на продолжающиеся негативные действия экономического кризиса, вынуждают экономику страны к дальнейшему широкомасштабному вовлечению в хозяйственный оборот огромных запасов нефти и природного газа. В результате этого, при годовом потреблении порядка 129,0 млн т, с расчетом наращивания объема экспорта до 211 млн т в год, ежегодно добывается более 480 млн т сырой нефти. По природному газу эти показатели составляют соответственно
432, 202 и 673 млрд м3. Из приведенных показателей видно, что масштабы добычи нефти и газа в 1,6−3,7 раза превышают объемы их потребления.
В странах, базирующихся на экономике с товарно-производственной структурой, наоборот, многократно превышает не объем добычи, а потребление за счет умелой и эффективной организации импорта. Такой подход становится намного оправданным в условиях фантастического обвала цен на международных рынках нефти. В 2008 г. только в течение первой половины года цены на нефть снизились почти в 3,0−3,5 раза.
Тем не менее, в настоящее время продолжается жесткая конкуренция между продуцентами нефти за рынок сбыта нефтегазовой продукции. В результате этого установился примат потребления углеводородных ресурсов над производством, обусловливающий жесткую конкуренцию между государствами-производителями. В этом плане, относительно России возникают сложности, связанные не только с конкурентной борьбой со странами-экспортерами и иностранными корпорациями, но и с выбором разноплановых условий, предъявляемых странами-потребителями. Положение, прежде всего, усугубляется резким изменением структуры потребительского рынка. Ранее главными потребителями нефти и газа были три высокоразвитых региона
— Северная Америка (прежде всего, США), Европейский союз (Германия, Великобритания, Франция, Италия) и Северо-Восточная Азия (Япония, Южная Корея, Тайвань). В связи с ускорением экономического роста в таких странах, как Китай, Индия, Бразилия, Таиланд и ряде других государств, число серьезных потребителей углеводородных ресурсов значительно расши-

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой