Альманах Победы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 2 (106) 2012
%
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 8209 Е. А. АКЕЛЬКИНА
Омская гуманитарная академия
«АЛЬМАНАХ ПОБЕДЫ"_________________________________
В статье анализируются произведения писателей «Омского альманаха» 1945 года, особенно те изменения, которые вызваны победой в Великой Отечественной войне. Ключевые слова: омский альманах, год Победы, писатели, журналисты, ученые Омска.
В 1945 году в Омском областном книжном издательстве вышла пятая книга «Омского альманаха» (подписана к печати 17 октября 1945 г., тираж 10. 000 экз.). Симптоматично, что издание «Омского альманаха» приходится на годы Великой Отечественной войны, это, несомненно, связано с актуализацией культурных моделей классического прошлого, с обращением к национальным корням отечественной журналистики и литературы, с опытом интеграции всех литераторов региона в значимый год Победы. Данный «Омский альманах» — в своем роде явление уникальное и рубежное для культуры Западной Сибири. Попытаемся охарактеризовать тип альманаха, состав его участников, а также понять важнейшие тенденции культурного развития региона, запечатленные в этом историко-художественном памятнике.
Любопытно, что перед нами не заурядный сборник, а АЛЬМАНАХ — форма, которая выходит на первый план в особо значимые, переломные моменты истории. Альманах происходит от арабского слова КАЛЕНДАРЬ, это сборник литературных произведений, объединенных по каким-либо важным для эпохи признакам (тематическому, идейно-худо-
жественному, областному и т. д.). Обычно альманах выходит не периодически, пока есть в нем необходимость. В истории литературы ежегодные альманахи-календари становятся прообразами новых типов периодики, которые востребованы в эпохи надвигающихся перемен. Итак, эта двойственная форма Альманаха связана как с пестротой и жанровым разнообразием публикуемых материалов, так и с при-крепленностью к определенному региону и значимой дате. (Сравн.: «Невский альманах», «Северные цветы», «Московский сборник», «Коломенский альманах», «Омский альманах»).
Разумеется, художественный уровень произведений, печатавшихся в альманахе в любое время, был всегда разнороден и неравноценен. Именно это всегда делало альманах, в том числе и «Омский альманах», беспристрастным зеркалом, в котором отражается своеобразие литературного развития эпохи. Так зримо подтверждается, что история литературы Сибири вовсе не парад известных имен, ведь знаменитые писатели живут и пишут в едином пространстве с писателями второго и третьего ряда. Часто их творческие судьбы так тесно переплетены, что и
великие произведения не могут быть правильно поняты в изоляции от других, менее значительных литературных явлений.
Так, в названном «Омском альманахе» 1945 года напечатано 26 произведений семнадцати авторов. Большинство текстов (21) носят художественный характер или хотя бы претендуют на художественность: в «Омском альманахе» это пятнадцать стихотворений, три подборки переводов, четыре прозаических произведения, четыре научные статьи и воспоминания о старом Омске. Круг авторов тоже говорит о многом: девять из семнадцати — это слава и гордость омской культуры, одни станут известными писателями (В. Утков, С. Залыгин), журналистами, учеными, краеведами (М. Юдалевич, М. Бударин, Б. Бухштаб, И. Коровкин) — другие, уже признанные читателями, по тем или иным причинам отошли на второй план и переживают полосу временного «забвения» после репрессий (Л. Мартынов, И. Шухов) — для третьих публикация в альманахе — дань тематической конъюнктуре, так как подобные однодневки полностью лишены художественной ценности (П. Радищев, В. Угрюмов, В. Иванов). Однако при всей разнокачественности опубликованных произведений пятая книга «Омского альманаха» объединяет своих авторов не только по региональному признаку, но и единством общего настроения.
Альманах открывается стихотворением М. Максимова «Победа», тем самым задается героическая интонация, быстро, впрочем, переводящая общее чувство гордости победителей в личностно-интимный план возвращения к частной семейной жизни:
«И в миг, когда, умывшись над ушатом, возьмет он полотенце у жены, — он снова перестанет быть солдатом, как будто сразу смыл следы войны.
… что этот человек — и есть Победа, прошедшая через огонь и дым!» [1, с. 3].
Проза о войне представлена главами из повести Виктора Уткова «Последний рубеж». Неизвестно была ли написана эта повесть, но, несомненно, «Последний рубеж» — лучшая прозаическая публикация о войне в альманахе 1945 года. Виктор Григорьевич Утков (1912−1988) в тридцатые годы после учебы в омском зоотехническом институте работает завлитом в театре драмы, публикует свои первые очерки и рассказы. Вместе с Л. Н. Мартыновым В. Г. Утков — один из создателей «Омского альманаха», член редколлегии. Перед войной опубликовал в 2-х книгах альманаха свои рассказы «Анисья» (1939) и «Прыжок» (1940) под псевдонимом Виктор Бурмин, а также статьи. Перед войной В. Г. Утков начал собирать в Тобольске архивные материалы для будущей книги о П. П. Ершове.
В 1941 году В. Г. Утков ушел на фронт, воевал на Дальнем Востоке. После демобилизации в 1945 году В. Г. Утков жил в Москве, работал в редакциях московских журналов, но культурные связи с Омском не прерывались. Перед нами зрелое литературное произведение, читать его интересно, проза динамичная, интонация найдена удачно.
Драматические события сражения с фашистами, потом блуждания по лесу и выход к партизанам даны глазами молоденькой девочки-санинструктора Ани. Вся гамма ее эмоций от усталости, растерянности до ярости и храбрости отчаяния дана мастерски со знанием будничного непарадного труда войны.
Итак, в альманахе Победы читателю в «Последнем рубеже» В. Г. Уткова дана правда о войне без барабанного боя и псевдопатриотических речей. Очень хорошо показано постепенное обретение уверенности в себе главной героиней, которая старается сделать все как можно лучше. Отметим, что эти первые послевоенные публикации В. Г. Уткова о войне вполне вписываются в еще не прорисовавшуюся тенденцию развития «лейтенантской» прозы
В. Некрасова, Г. Бакланова, раннего Ю. Бондарева.
Симптоматично, что сибирский писатель-фронтовик В. Г. Утков задолго до того, как обозначится в столичной печати ведущая жанровая линия фронтовой повести, интуитивно почувствовал ее востребованность и стал выстраивать поэтику сдержанного экспрессивно-натуралистичного повествования, резко полемичного по отношению к идеологическим стереотипам, превращающим суровую и горестную правду войны в театральное представление.
Хуже ситуация со стихами в альманахе. Стихотворные публикации Михаила Максимова, известного журналиста Марка Юдалевича, Николая Москалева, Василия Угрюмова, Владимира Бухарцева и Венедикта Иванова, разумеется, настоящей поэзией не являются, это скорее эмоциональные отклики на события, своеобразные документы эпохи, полные распространенных идеологических штампов.
Дежурно-газетная передовица М. Юдалевича «К Берлину подходят войска» претендует на роль «солдатского сказа», хотя это явное конъюнктурное заказное прославление вождя всех народов. Более искренни и непосредственны стихи «О седине», «Земляк», «Год Победы».
В стихотворении «О седине» впервые появляется мотив ранней седины солдата, «на ком большой войны следы» и который, «еще не став усатым, уже становится седым» [1, с. 31]. Этот мотив будет впоследствии звучать во многих стихах о войне, отзовется и в знаменитой песне Р. Рождественского «Баллада о красках»:
«Стали волосы смертельной белизны, Видно, много белой краски у войны"[2].
Традиционный для газет той эпохи производственный очерк Петра Радищева «Первая плавка» без тени художественности четко выполняет свою пропагандистско-публицистическую функцию. Со знанием производственного процесса металлургии здесь все в порядке, но персонажи напоминают картонные фигуры и говорят правильные речи, очень напоминающие газетные лозунги. Это скорее типовая газетная статья, а не художественное произведение.
Омск — тыловой город. И две лучшие прозаические публикации альманаха посвящены тружениками тыла, ярко передают настроение омичей в тылу, это рассказ Сергея Залыгина «В лесу» и новелла Михаила Бударина «Хлеб».
Сергей Павлович Залыгин (1913 — 2000), впоследствии известный писатель, поступив в 1933 году на гидромелиоративный факультет Омского сельхозинститута, начал печатать свои очерки, рассказы, статьи в институтской многотиражке с 1935 года, а потом и в главной газете региона «Омская правда». После окончания сельхозинститута 15 лет С. П. Залыгин работает на кафедре сельхозмелиорации, защитив в 1948 году кандидатскую диссертацию. В годы Великой Отечественной войны С. П. Залыгин был сначала старшим техником-гидрологом на полярной станции «Салехард» Сибирского военно-
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 2 (106) 2012 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 2 (106) 2012
го округа, а потом стал начальником гидрографических работ на Средней и Южной Оби. В 1955 году
С. П. Залыгин навсегда уехал из Омска, с 1960-х живет и работает в Москве.
Пятистраничный ранний рассказ С. П. Залыгина «В лесу» написан по впечатлениям таежного быта на Обском севере. Как и у Виктора Уткова героиня рассказа — молоденькая учительница, жена фронтовика, ожидающая ребенка. Встретившись в лесу с волком, она вступает с ним в своеобразный поединок за жизнь своего будущего ребенка и побеждает. Рассказ пронизан очень характерным для послевоенного периода ощущением своих безграничных возможностей, исполнен светлой надеждой, что справиться можно с любыми невзгодами. Именно на этой волне духовного и культурного подъема восстанавливались разрушенные города, осваивалась целина и т. д.
Третьим удачным произведением в прозе альманаха является новелла Михаила Бударина «Хлеб». Михаил Ефимович Бударин (1920 — 2000) — известный историк-краевед, впоследствии профессор Омского педуниверситета, с конца 1940-х годов публикует много художественных произведений на историческом материале. Новелла «Хлеб» — редкий и удачный опыт чисто художественного произведения под впечатлениями трудовых будней тыла. Это история фронтового шофера ленинградца Титова, который вопреки невероятным трудностям привез долгожданный хлеб в сибирский город, причем этот эпизод ненавязчиво сопоставлен с его фронтовыми рейсами по льду Ладожского озера. Новелла М. Бударина мастерски передает непоказной героизм войны и на фронте, и в тылу, стиль рассказа динамичен, сдержанно эмоционален, обладает свободной разговорной интонацией.
Пожалуй, три наиболее успешных прозаических опыта В. Уткова, С. Залыгина и М. Бударина наиболее точно передают дух суровой эпохи и объясняют истоки Великой Победы.
С конца 1930-х годов, когда пусть и в урезанном, искаженном виде было восстановлено преподавание истории в советской единой трудовой школе, начинает цениться обращение к славному прошлому, к культурным истокам. Во многом этому способствовал и небывало широко отмеченный в 1937 году столетний юбилей со дня смерти А. С. Пушкина. Словно перед надвигающимися испытаниями советская культура искала опору в прошлом. И в «Омском альманахе» целых семь публикаций было посвящено осмыслению классики или прошлому края.
Стоит напомнить, что в годы войны с особым чувством отмечаются юбилейные даты, актуализирующие патриотизм, объединяющие разные тенденции многонациональной культуры республик СССР (это юбилеи «Слова о полку Игореве», Отечественной войны 1812 года, М.И. Кутузова- Низами- Навои, Рудаки и т. д.).
Две из подобных публикаций в 5-й книге Омского альманаха посвящены Омару Хайяму (1048 — 1131) — великому ученому, философу, поэту. Статья доцента кафедры иностранных языков Омского сельхозинститута Виктора Николаевича Энгель-гардта (1905- 1957) называется «Омар Хайям и его четверостишья» и пытается познакомить омских читателей с наследием великого поэта Востока. Статья простенькая, аморфная по структуре, содержит при всей претензии на внешнюю академичность множество фактических ошибок. Из научных статей альманаха это самая слабая публикация.
Далее В. Н. Энгельгардт дает свой перевод тридцати пяти четверостиший Омара Хайяма, перевод
сделан не с языка оригинала (фарси), а с издания английского поэта-переводчика Эд. Фитцджеральда (1809−1883), в 1940-е годы это была распространенная переводческая практика. Переводы, а точнее, переложение четверостиший О. Хайяма грешат буквализмом и лишены всякой поэзии.
Рядом напечатаны два вольных перевода из английской классики известного поэта Леонида Николаевича Мартынова. (Из Шекспира «Неблагодарность» и из А. Теннисона «Ветер сладостный и свежий».)
Выбор английской поэтической традиции явно неслучаен, тому две причины — знание английского в те годы в Омске, хоть редко, но встречалось (специалистов по фарси не было), а кроме того, это знаковый жест начавшегося робкого культурного диалога с недавними союзниками, что тогда поощрялось властью.
Далее идут интереснейшие воспоминания профессора зоологии Иннокентия Николаевича Шухова (1894−1956) «Картины старого Омска».
Богата уникальным местным материалом статья известного писателя-фольклориста Ивана Семеновича Коровкина (1919−1977) «Народные песни в Западной Сибири». Автор дает удачную классификацию песенного богатства Сибири с точки зрения культурных носителей, особенно актуален последний (V) раздел о песнях Великой Отечественной в Западной Сибири.
Здесь же под псевдонимом Виктор Бурмин публикует свою статью Виктор Утков «Тобольский гражданин Петр Ершов». Перед нами начало пути писателя В. Уткова к одной из главных тем его творчества, в историю культуры Западной Сибири он войдет как автор лучших книг о П. П. ЕршовеСказочник П. П. Ершов», Омск, 1950- «Гражданин Тобольска» (о жизни и творчестве П. П. Ершова, автора сказки «Конек-Горбунок», Свердловск, 1972).
Завершает альманах глубокая концептуальная классика отечественного литературоведения профессора Бориса Яковлевича Бухштаба «Козьма Прутков, П. П. Ершов и Н. А. Чижов». В годы войны Б. Я. Бухштаб был в Омске в эвакуации и преподавал в пединституте, вскоре после Победы он вернется в Ленинград.
Пятый «Омский альманах» — редкая точка гармонии и равновесия, когда всех авторов объединяет радость победы, единое настроение общих надежд на лучшее. Уже первый послевоенный 1946 год разведет их по разные стороны баррикады. После печально известного постановления о ленинградских журналах «Звезда» и «Ленинград» начнется травля наиболее талантливых омских писателей Л. Н. Мартынова, С. П. Залыгина, В. Г. Уткова, М. К. Юрасо-вой, А. Ф. Палашенкова, уже покойного поэта, профессора П. Л. Драверта. В результате компании по борьбе с аполитичностью снят директор Омского книжного издательства С. И. Жданов, вышедшая в свет шестая книга «Омского альманаха» будет сразу изъята из продажи.
Естественное после испытаний войны обращение наиболее талантливых омских писателей к «грозным вопросам морали» и «вечным» темам и смыслам навлекло на них гнев власти, на сторону которой, к сожалению, встали доценты сельхозинститута Венедикт Иванов (1901 — 1972), Виктор Энгельгардт (1905- 1957), профессор М. Е. Бударин (1920 — 2003), в послевоенное десятилетие собственный корреспондент газеты «Известия» по Омской и Тюменской областям, и некоторые другие авторы альманаха. Часто объясняют подобные выступления заблуждениями, духом времени, политической
конъюнктурой, страхом. Однако совершенно очевидно, что В. Ивановым и В. Энгельгардтом двигала примитивная зависть к талантливому поэту Л. Н. Мартынову, мотивы других объяснить трудно, но помнить об этих фактах необходимо.
Спустя несколько лет Л. Н. Мартынов напишет:
«Бывают такие периоды,
Когда к словопреньям не тянет И кажется: в рот набери воды,
И глубже молчание станет.
Бывают такие периоды —
Уходишь тогда в переводы,
На время выходишь из моды…
Бывают такие периоды.
Бывают такие периоды,
Когда накричался до хрипа ты И сделал все резкие выпады,
И медленно делаешь выводы,
Покорен веленью свободы!» [3].
Библиографический список
1. Омский альманах [Текст] / Омское областное государственное изд-во. — Омск: ОГИЗ, 1945. — 132 с.
2. Рождественский, Р. И. Стихи. Баллады. Песни [Текст] / Р. Рождественский. — М.: Советский писатель, 1984. — С. 128.
3. Мартынов, Л. Н. Стихотворения и поэмы [Текст] / Леонид Мартынов. — Л.: Советский писатель, 1986. — С. 487.
4. Гладкова, И. Б. Курс лекций по литературе Западной Сибири: учеб. пособие [Текст] / И. Б. Гладкова. — Омск: Изд-во ОмГАУ, 2004. — 132 с.
5. Беленький, Е. И. Писатели моей земли [Текст] / Е. Беленький. — Новосибирск, 1967. — 140 с.
6. Поварцов, С. Н. Над рекой Тишиной (Молодые годы Леонида Мартынова) [Текст] / Сергей Поварцов. — Омск: Книжное изд-во, 1988. — 150 с.
7. Писатель. Общество. Власть: сб. науч. тр. [Текст] / отв. ред. С. Н. Поварцов. — Омск: Омский гос. ун-т, 1995. — 156 с.
8. Шик, Э. Г. Литературный Омск в ХХ веке [Текст] / Э. Г. Шик, сост. Л. Л. Дашьянц, А. Э. Лейфер. — Омск: Изд-во ОмГПУ, 2010. — 296 с.
9. Писатели о себе. Сборник [Текст] / сост. Ю. М. Мостков- Т. Белозёров, М. Юрасова, Н. Яновский. — Новосибирск: Зап. -Сиб. кн. изд-во, 1973. — 262 с.
10. Загатова, И. Облава 1946 года [Текст] / И. Загатова // Сын Гипербореи: книга о поэте / Инкомбанк. — Омск, 1997. — С. 93- 129.
11. Вибе, П. П. Омский историко-краеведческий словарь [Текст] / П. П. Вибе, А. П. Михеев, Н. М. Пугачёва. — М.: Отечество, 1994. — 320 с.
АКЕЛЬКИНА Елена Алексеевна, доктор филологических наук, руководитель магистерской программы Омской гуманитарной академии, профессор кафедры теории и истории мировых культур ОмГУ им. Ф. М. Достоевского, директор Омского регионального центра изучения творчества Ф. М. Достоевского. Адрес для переписки: 644 077, г. Омск, пр. Мира, 55, Омский региональный научно исследовательский центр изучения творчества Ф. М. Достоевского, ауд. 309а.
Статья поступила в редакцию 14. 03. 2012 г.
© Е. А. Акелькина
УДК 8& quot-и22 С. В. БУРЕНКОВА
Омский государственный педагогический университет
НАРУШЕНИЯ ЖИТЕЙСКИХ НОРМ И ЯЗЫКОВАЯ ИГРА
В статье рассматриваются нарушения житейских норм и запретов как источник юмора в русском и немецком языках. Непристойные выражения, анекдоты, садистские шутки и куплеты позволяют выразить запрещенные смыслы. Подобного рода шутки раскрывают отношение их авторов к существующим нормам и ценностям, а потому их анализ, предпринятый в данной статье, способствует выявлению особенностей картины мира нации.
Ключевые слова: нарушения норм, табу, шутки, ценности культуры.
Исходя из того, что в своей жизнедеятельности человек нередко сталкивается с различного рода нарушениями бытующих представлений о норме, правомерно полагать, что язык, являясь формой выражения сознания человека и общества, изобилует средствами, позволяющими передать то или иное отношение к факту нарушения различных норм. Знание неприемлемых нарушений или табуированных для определенной культуры тем является значимой составляющей коммуникативно-культурной компетенции участников межкультурного взаимодействия. В этой связи достаточно интересным
и полезным оказывается изучение многообразных проявлений языковой игры: словесных шуток, анекдотов, каламбуров, речевого «кривляния» и балагурства. Такое исследование позволяет кроме прочего выявить важные аспекты ценностной картины мира нации, поскольку высмеивается нередко то, что важно для данной культуры.
Следует заметить, что шутки раскрывают и проявляют отношение человека к миру, сознанию и языку. Хорошая шутка имеет большую эстетическую ценность. Кроме того, она позволяет «замаскировать» сообщение и благодаря этому выразить
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 2 (106) 2012 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой