Идеология и национальный характер

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
Н.А. МОИСЕЕВА
кандидат философских наук, доцент кафедры истории Российского государственного аграрного заочного университета E-mail: moiseeva. nel@yandex. ru
ИДЕОЛОГИЯ И НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР
В статье рассматривается проблема соединения объективной и субъективной составляющей в корелляции идеологии и национального характера. Идеология приравнивается стратегическому ресурсу технологического и социокультурного обновления российского общества- представлена формой самореализации общества, основой формирования воли общества как субъекта к своему собственному бытию и сохранению себя через воспроизводство. Национальный характер рассматривается звеном, связывающим социально-исторические и бытийные константы культуры и ментальности, является одной из первых «инстанций», в которой структурируется идеологическая «воля к бытию».
Ключевые слова: идеология, национальный характер, социально коммуникативная среда, эко-номоцентризм, национализм, социализация, идентичность, патриотизм.
Современное состояние российского общества, связанное с необходимостью его радикальной «перезагрузки» — технологического и социокультурного обновления, перехода на инновационные стратегии развития, — требует поиска и освоения необходимых для этого ресурсов. К ним можно вполне отнести идеологию, представляющую собой «совокупность взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности и друг другу- выражаются основные интересы различных социальных групп (обществ, движений)» [8, с. 163−164]. Идеология является существенным компонентом любого общества. Уточняя этот компонент, Л. В. Бочкова отмечает, что «ни одна страна не может жить без устойчивой идеологии. Государство — это коллективное мы, обладающее более или менее прочной идентичностью. Но коллективная идентичность -это не изначальная данность. Она рукотворна. В ее основе лежит идея, идеология, овладевшая обществом» [3, с. 30].
Здесь возникает проблема: если коллективная идентичность для своего формирования требует, опираясь на стихийно возникающую общественную потребность, также и осознанных специальных действий, то необходимая для этого идеология также требует своей собственной раз© Н.А. Моисеева
работки. Причем здесь также соединяются объективная и субъективная стороны. И поскольку идеология выступает как «система концептуально оформленных представлений и идей, которая выражает интересы, мировоззрения и идеалы различных субъектов политики — классов, наций, общества, политических партий, общественных движений» [7, с. 81], то возникает необходимость исследовать те условия и факторы, которые могут обеспечить общественным идеям и ценностным установкам статус идеологии. Этот статус тем более необходим, что в России сегодня сформировались разнонаправленные идеологические системы (либеральная, центристская и «левая»), каждая из которых в отдельности не может обеспечить решение проблемы общероссийской идентичности.
Данная проблема требует более широкой трактовки идеологии: в первую очередь, это преодоление устоявшейся в литературе и в общественном сознании жесткой связи идеологии с политикой (политическими интересами) и властью. Конечно, идеология реализуется в политике и в практике государственного управления. Но это, скорее всего, наиболее «проявленный» слой или уровень функционирования идеологии. Более глубокими и скрытыми ее «пластами» выступают
ФИЛОСОФИЯ
идея, культурная самобытность, национальный характер, базовые ценности данного общества (народа). На это, так или иначе, указывает то обстоятельство, что, хотя идеология «создается благодаря деятельности идеологического аппарата партий и социальных движений», но интересы, идеалы и общественно-политические представления народных масс «составляют ту почву, на которой формируется и создается идеология» [7, с. 83].
Автор данной статьи исходит из того, что идеология зарождается в обществе на уровне бессознательного, и лишь после этого — в социально коммуникативной среде как пространстве общественных связей и отношений — осознается субъектами как выражение их интересов. Это означает, что в современном российском обществе «виртуально» идеология уже есть, поскольку существует само это общество. Однако для ее осмысления и общественного выражения необходима реконструкция тех внутренних связей и отношений, в которых она зарождается.
Необходимость существования идеологии связана с тем, что здесь формируется сама воля (направленность) данного общества как субъекта к своему собственному бытию, его сохранению через воспроизводство. Эта «воля к бытию» изначально проявляется как нечто недифференцированное, которое на уровне общественных отношений трансформируется в разные социальные структуры, включая культуру и нравственность (духовность), однако преимущественно «попадает» в контекст политики и стремления к власти. Подобная трансформация не снимает основную направленность идеологии к укреплению бытия (через расширение пространства возможностей) конкретных субъектов, формирования их самосознания и установок.
Можно считать, что именно эта направленность (природа) идеологии — как важного ресурса бытия общества — стимулирует и определяет тенденцию расширения сферы «идеологизации» (не сводя все это к политике) в нашем обществе. Так, на симпозиуме «Культура, культурные изменения и экономическое развитие», организованном Институтом культурных преобразований (США) совместно с Государственным университетом
— Высшей школой экономики и проведенным в Москве в мае 2010 года, была выдвинута цель
— сформулировать идеи экономической и политической модернизации России через обновление культурных целей и политических установок.
Известный социолог А. А. Зиновьев в своей статье «Философия как часть идеологии» обозначил новую категорию — это «идеологическая сфера России». Этот феномен автор сопоставил с объективной потребностью «найти такую» идеологию, которая способствовала бы объединению россиян в единое целое и которая могла бы служить новой системе власти эффективным средством управления страной и выработки социально-политической стратегии в происходящем процессе глобализации. Специфика современной ситуации в России состоит в том, полагает философ, что «Россия не может сохраниться в качестве исторически значимой величины, если не сумеет выработать идеологию, сопоставимую по эффективности с той, какая имела место в советские годы» [4, с. 20]. Можно считать, что идея объединения россиян — это и есть сегодня современная форма осознания обществом той исходной «воли к бытию», которая характеризует существование социума как субъекта.
Таким образом, изначальный слой «идеологии» — стремление общности к бытию, сохранению себя. В этом отношении она представляет общую черту любого этноса как биосоциального организма. Однако существование своей культуры, национального характера, менталитета у каждого народа «индивидуализирует» это свойство. Здесь идеология приобретает некую форму или определенность, которая осознается через разные аспекты (сферы) общественной жизни — от культуры до политики и права. Каково же соотношение между национальным характером, связывающим (интегрирующим) социальноисторическое и бытийное (константы культуры и ментальности)? Определение роли и статуса национального характера как «посредника» между сферой нормативного (константами) и реальной фактичностью общественной жизни является наиболее перспективным для его дальнейшего исследования. Это показывает и тенденция его трактовки в современной литературе. Так, А. О. Бороноевым и П. И. Смирновым в их работе «Россия и русские: характер народа и судьбы страны» предлагается понимание национального характера как совокупности определенных норм
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
поведения и системы ценностных ориентации, реализуемых в реальных поступках и действиях [См.: 2]. Продуктивность данного подхода состоит в том, что авторы учитывают в характере не только наличное действие, но и существование идеального, — ценностно-нормативный элемент, незримо влияющий на характер деятельности людей. Причем аспект идеального — как некоторой нормы — отделяется от противоречивости реальных поступков и обеспечивает национальному характеру устойчивость и определенность.
Выделение идеального как стимула, как образца объединяет направленность исследований национального характера в работах Б. С. Братуся, А. О. Бороноева и П. И. Смирнова. Согласно двум последним авторам, антиномичность, непоследовательность, неопределенность реального поведения, полярность психологических свойств указывают не на отсутствие характера, а являются объективным признаком реальных расхождений между нормой и ее реализацией, идеальным и фактическим. Нечто подобное присуще и идеологии: выступая как единое стремление общества к своему бытию, к его укреплению на глубинном неосознаваемом уровне, идеология затем фактически (в первую очередь политически) «распыляется»: она получает разнонаправленное и противоречивое выражение благодаря различиям социального положения и интересов ее носителей, «распределенных» в пространстве социальной системы в соответствии со своими функциями, местом и ролью в общественном производстве, в отношении к власти и т. д.
Таким образом, национальный характер, который передает в социум нормативность культуры и менталитета, сам становится нормой для повседневных отношений субъектов. Этот характер является одной из первых «инстанций», в которой структурируется идеологическая «воля к бытию». Такое структурирование далее идет по линии культуры и системы ценностей, по содержанию социальных пространства и времени, формирующихся мировоззренческих моделей реальности. Но вместе с этим возникает и феномен национальной идеологии, в которой целостность бытия данного сообщества (субъекта) выносится на поверхность общественной жизни и становится объектом сознания, оценки и своеобразным мотиватором поведения людей.
Здесь возникает проблема огромной важности: каким образом национальный характер способен, с одной стороны, блокировать национализм в его агрессивном выражении, а с другой -непосредственно стимулировать эту опасную для современного общества идеологию? Конечно, многое здесь зависит от тех политических сил, которые формируют политическую идеологию и проталкивают ее на уровень государственной политики. Но если мы исследуем глубинные основы идеологии, то необходимо четко определить, в каких условиях возникают эти две разновидности национальной идеологии. Можно утверждать, что если идеология как «воля к бытию» непосредственно выносится на поверхность общества, не проходя через пространство культуры (т.е. национальный характер проявляется через волевые и мифологические компоненты), тогда это становится питательной почвой национализма и даже фашизма. Его носителями, как правило, становятся малообразованные и криминализированные (маргинальные) группы и слои общества. Но если национальный характер раскрывает свои нормы через воздействие культурных ценностей и идеалов, тогда возникает направленность национальной идеологии на сотрудничество, солидарность и взаимопомощь разных народов.
Анализируя наш социокультурный исторический процесс, В. Г. Федотова считает, что необходимо отказываться от экономоцентризма (что в какой-то мере выражает саму по себе направленность на «волю к бытию) и больше внимания уделять проблемам морали, ценностей, культуры, включая и формирование политической культуры. «В частности уже сейчас эта задача могла бы решаться в России путем «опривычнивания» через СМИ позитивных ценностей, более отчетливое различение добра и зла, хорошего и дурного. Вариантом такого подхода является попытка решать эту проблему внутри России посредством использования ряда социальных механизмов…» [9].
И другой пример — недавние события на Манежной площади в г. Москве, где произошло столкновение фанатов и уроженцев с Кавказа. Средства массовой информации отреагировали публикациями представителей культуры, спорта, духовенства о том, как предотвратить подобное противостояние молодежи на националистической почве [6, с. 3]. Все авторы, представители
ФИЛОСОФИЯ
российской общественности говорили об одном -отсутствии общегосударственной национальной идеологии, направленной на интеграцию, социализацию и просвещение. Однако здесь очевидно, что носителями межнационального конфликта стали малокультурные и маргинальные слои общества, в первую очередь молодежь, которая ориентируется на «силу». Поэтому становится очевидным, что наше общество стоит сегодня на развилке: все более проявляющая себя «воля к бытию» требует радикального усиления роли культуры в воспитании и социализации молодежи. Если этот момент будет упущен, тогда начнет формироваться агрессивный национализм, который сделает само существование России опасным как для нее самой, так и для других стран и народов.
В этом аспекте значительный потенциал содержится в том патриотизме, который выражен в классической и народной культуре — в литературе, поэзии, театре и др., а также в формировании краеведческой культуры молодежи и других слоев нашего общества, в формировании мировоззрения на основе изучения биографий и достижений выдающихся деятелей нашей страны. Патриотизм здесь нельзя сводить к «служению Отечеству», «любви к Родине», потому что под этими знаменами может процветать самая агрессивная идеология. Наоборот. Истинный (а не ложный) патриотизм как раз выступает тем «экраном», через который проявление национального характера в литературе и искусстве, в других сферах жизни общества открывает черты, выражающие высокие духовные, нравственные ориентиры и социальные качества личности и народа. Поэтому данное направление патриотического воспитания значительно усиливает культурный вектор «объективации» идеологии «воли к бытию» и тем самым предохраняет от скатывания к худшим проявлениям национальной идеологии. А это для современной России, ее перспектив крайне актуально.
Таким образом, в формировании национально-этнической идеологии, которая может стать основой синтеза самых разных движений — от экологических и субкультурных до общественно политических — необходимо согласование объективного и субъективного, научно-рационального и стихийного. Это означает, что для решения
задачи социальной российской идентичности политическая идеология (как и вообще любые формы «частных» идеологий) должны сохранять свою зависимость от национальной идеологии, формируемой на основе национального характера и его культурно-духовных проявлений.
Но сложность многонационального российского общества еще в том, что с точки зрения «воли к бытию» как изначальной «идеологии» все этносы и народы равнозначны. Это значит, что должны быть найдены такие культурные, политические, экономические и другие факторы, которые бы обеспечивали приоритет интегрального, межнационального уровня реализации «воли к бытию». Здесь можно говорить о специфической «социальной синергии», которая оказывается более жизнеспособной формой для любого этноса, чем его собственное бытие. Но какие черты национального характера и вообще
— национальный характер какого субъекта (или субъектов) может стать внутренней основой регулирования (окультуривания) формирующейся общероссийской идеологии как осознания идентичности России?
Здесь на передний план выходят такие черты уже межнационального характера, как общность исторической судьбы народов России, культурное сотрудничество, выкованные веками ценности (нормы) дружбы народов, взаимной поддержки и солидарности, включая важнейшие идеалы российского общества в целом — светские и религиозные. Сегодня именно эти основы формирования общероссийской идеологии как сознания идентичности должны наиболее глубоко исследоваться как важнейший фактор рациональной разработки этой идеологии специалистами. Ясно, что здесь политические и партийные интересы должны уступать свои приоритеты жизненным интересам страны как сложно организованного целого, в котором необходимо выявить и сбалансировать множество уровней и форм различного рода соответствий — культурных, экологических, экономических, соответствий между регионами, между центром и периферией, большими и малыми городами и т. д. Одним из важных условий достижения этих позиций выступает социальное партнерство, которое охватывает любые сферы -от формирования гражданского общества до постоянных межкультурных связей.
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
Важным фактором формирования общероссийской идеологии на основе указанных условий является развитие социального пространства. В реальности в нашем обществе сосуществуют два пространства: этническое и социальное, между которыми существует определенный «зазор» исторического развития. Ряд этносов, которые живут в современном социальном пространстве действующих поколений и субъектов, в своей культуре и обычаях могут находиться в историческом прошлом. Что же соединяет этих субъектов в реальном настоящем? Можно предположить, что совмещение этих сообществ осуществляется через общегосударственную идеологию, в которой нет выраженных политических приоритетов каких-либо отдельных субъектов, а преобладает идея интеграции и консолидации. Но такая идея должна быть сформирована не чисто декларативно, не на формально правовой основе, а через сложный и тонкий фильтр «окультуривания» и социализации «воли к бытию» этнических субъектов, которые свое собственное развитие выстраивают через пересечение и освоение как своего внутреннего, так и коллективного, интегрального пространства совместного бытия.
Огромным опытом развития пространства и эффективности государственной идеологии в условиях постоянного укрепления межнациональных связей стало существование СССР Здесь идеология простиралась от постоянной наполняемости социокультурного коммуникативного пространства проявлениями советской культуры (от песен, демонстраций и праздников и т. д.) до пропаганды новых достижений в сфере производства, науки и др. Когда сегодня эту общественную систему обвиняют в тоталитаризме, в тотальном контроле государства над всеми сферами жизни общества, в моностилевой культуре, то забывают, что именно государство приняло на себя роль субъекта, способного направить огромный полиэтнический социум и разнообразие его культур в некоторое единое русло общего развития, т. е. подвести многие отсталые народы к освоению и творчеству современного мира. Отсюда — и высокая структурированность идеологического пространства, которое вышло на формирование нового человека через конструирование ряда свойств социального и куль-
турного пространства, насыщая его ценностями коллективизма, гуманизма, дружбы народов и др.
Именно этот уровень развития советской государственной идеологии выявил ее принципиально культурную основу, которая была по сути важнее политической, так как формировала сам уклад жизни советского общества. Можно согласиться с позицией Л. Г. Ионина, который отметил, что «крушение советской культуры означало крушение огромного количества ставших уже традиционными групповых и классовых идентификаций. Это относится прежде всего к рабочему классу, который вдруг в одночасье перестал быть гегемоном. Это относится к творческой интеллигенции, мновенно утратившей прежние, существовавшие при коммунистическом режиме привилегии и практически исчезнувшей из фокуса общественного внимания. Это относится к «номенклатуре», просто переставшей существовать как таковая. Практически ни одна из групп советского общества не сохранила своего прежнего статуса… В конечном счете современное российское общество в целом лишилось устойчивой идентичности» [5, с. 212].
Отсутствие государственной идеологии в современной российской Конституции все больше осознается как серьезная проблема для развития и укрепления нашего общества, прежде всего, — как препятствие для формирования общероссийской идентичности. Так, на конференции «Русская идея России», проходившей 12 ноября 2010 года в ИНИОН, в докладе доктора исторических наук Багдасаряна В. Э. проводился сравнительный анализ успешности государств на мировой арене. Автор на основе статистических данных продемонстрировал, что в странах, где идеология закреплена Конституцией, многие показатели — демография, экономическая модернизация, рост ВВП и др. — превосходят те страны, в которых этому не придается значения на уровне государства [1, с. 5]. В этом же контексте доктор политических наук Якунин В. И. подчеркивает, что «запрет на конституционную идеологию не соотносится. с мировой конституционной практикой. в действительности же неидеологических государств не существует» [10].
Сегодня в нашем обществе отсутствие общегосударственной идеологии не только тормозит развитие демократичности и формирование
ФИЛОСОФИЯ
гражданского общества, но и оказывается связанным с неустойчивостью и конфликтностью межэтнических отношений, что стимулирует появление идей и практики разных вариантов политического радикализма. Именно поэтому сегодня формирование общегражданской и общегосударственной идеологии оказывается важным механизмом перевода исходной «воли к бытию» в формы культуры, социального партнерства, в потребность развития именно совместного, коллективного социокультурного пространства. Культурная сущность государственной идеологии, как показал советский опыт, требует развития такого ценностно-коммуникативного пространства, в котором должна восстановиться реальная идентичность нашего общества именно через активную работу этнических субъектов по совершенствованию внутри- и межрегиональных культурных, экономических и других связей и отношений. Здесь, конечно, не может быть такого сверхнасыщенного идеологического пространства, как в советский период, но формирование культурных оснований бытия нашего межнационального сообщества — как важнейшее условие для существования страны в современном мире
— должно быть стратегическим ориентиром государственной идеологии в нашем обществе.
Выполняя «работу» связывания социальных и этнических пластов, идеология осуществля-
ет сложный процесс объективации: перевода константных жизненных этно-культурных ценностей в социум нации. В свою очередь, сама культура как бы дает санкцию на продвижение присущих ей тех или иных качеств, востребованных современностью для формирования их через социум у индивидов. Идеология становится пространством, в котором актуализируются те культурные ценности, которые востребованы в данный исторический период в данном социуме. Поэтому проблемы воспитания и образования, которые так широко обсуждаются в нашем обществе, должны стать составной частью формирования государственной идеологии современной России.
Итак, подводя итог, можно сказать, что идеология, которая все больше расширяет пространство своего воздействия на общество, должна стать вместе с тем и формой самореализации общества, культивирования в нем тех принципов гуманизма и человечности, духовности и культуры, которые реально обеспечивают социальный и культурный прогресс страны, а вместе с этим — и реальное освоение всех тех направлений инновационной стратегии, к которым переходит наше современное общество.
Библиографический список
1. Багдасарян В. Э. Идеология как фактор государственной успешности: сравнительный исторический и страновый анализ // Программа Всероссийской научной конференции «Национальная идея России» 12 ноября 2010, г. Москва. М., 2010. 45 с.
2. БороноевА.О., СмирновП.И. Россия и русские. Характер народа и судьбы страны. СПб.: Изд-во «Санкт-Петербургская панорама», 2001. 192 с.
3. Бочкова Л.В.К вопросу о русской идее в прошлом и настоящем // Вестник Российского государственного аграрного заочного университета. Научный журнал. М.: РГАЗУ, 2006. С. 30−31.
4. Зиновьев А. А. Философия как часть идеологии. // Государственная служба. 2002. № 3. С. 20−27.
5. Ионин Л. Г. Социология культуры. М.: «Логос», 1996. 280 с.
6. Как избежать этнических битв //Труд. 14 декабря 2010 года. № 234. (26 238)
7. Новая философская энциклопедия в 4 т. Т.2. М.: «Мысль», 2001. С. 81
8. Социальная философия: Словарь / Сост. И ред. В. Е. Кемеров, Т. Х. Керимов. М.: Академический Проект, 2003. С. 163−164.
9. Федотова В. Г. Сценарии Российского будущего как отражение того, какой мы хотим видеть Россию [Электронный ресурс]: [сайт]. Режим доступа: // Ыйр: /Мреге0п. ги^^. рЫр? ГО=259 147&-80сЫ=1, свободный. — Загл. с экрана. (28. 02. 11 г.)
10. Якунин В. Государственная идеология и национальная идея: конституционно-ценностный подход //Журнал «Власть», № 3, 2007. [Электронный ресурс]: [сайт]. Режим доступа: http: //hgЫtd. yandex.
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
net/yandbtm?fmode=inject& amp-url=http%3A%2F%2Fwww. rusrand. ru%2Fpublic%2Fpublic52. html&-text, свободный. — Загл. с экрана. (21. 01. 11)
N.A. MOISEEVA
IDEOLOGY AND NATIONAL CHARACTER
The paper addresses the problem of connecting the objective and subjective component in korellyatsii ideology and national identity. The ideology of equal strategic resource of technological, social and cultural renewal of Russian society, represented a form of self-society, forming the basis of the will of society as a subject to its own existence and preservation of themselves through reproduction. National character is considered link connecting socio-historical and existential constants of culture and mentality, is one of the first «resort», which is structured ideological «will to existence».
Key words: ideology, national character, social and communicative environment, ekonomotsentrizm, nationalism, socialization, identity, patriotism.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой