Идея времени: социокультурный анализ

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Философия. Психология. Педагогика. 2015. Т. 15, вып. 1
УДК 115: 130. 2
ИДЕЯ ВРЕМЕНИ: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АНАЛИЗ
Богатырева Елена Николаевна —
кандидат философских наук, доцент кафедры философии культуры и культурологии, Саратовский государственный университет E-mail: ebogatyreva@yandex. ru
Целью статьи является анализ методологических подходов к философии времени. Сделан ретроспективный анализ генезиса идеи времени, его восприятие и понимание выводит наши размышления к обоснованию феномена субъективного времени. Понятие «социальное время» разрабатывается в социальной философии, социологии времени и на рубеже XX—XXI вв. В настоящее время единой методики измерения социального времени нет, существует «перечень» качественных характеристик его видов. Общим для них является то, что социальное время не сводимо к другим известным видам времени: физическому, календарному, биологическому, геологическому, психологическому и др.- безусловно, оно протекает на фоне календарного времени и измеряется им, но не тождественно ему. В настоящее время термин «социальное время» используется как междисциплинарное понятие в исследовании проблем темпоральных аспектов жизнедеятельности социума и многообразия сфер культуры. Ключевые слова: идея времени, философия времени, социальное время.
Социальная типология культуры имеет в своей основе теорию социального времени. Впервые научное обоснование темпорального подхода к изучению социальных систем сформулировано в работах П. А. Сорокина и Р. К. Мертона [1]. Авторы объясняли свой интерес к понятию «время» логикой научного познания: «Всякое операциональное определение обиходных выражений времени показывает, что часто референтной рамкой выступают социальные явления, а единицы времени определяются ритмом коллективной жизни. Потребность в социальном сотрудничестве — основа социальных систем времени. Качество социального времени дифференцируется по верованиям и обычаям, общим для группы. Социальное время не непрерывно- его прерывают критически важные даты. Все календарные системы возникли из социальных потребностей и ими увековечены. Они вырастали из социальной дифференциации и расширения сфер социальной интеракции. Возможно, введение социального времени как методологической категории будет способствовать открытию социальных периодич-ностей» [1, с. 112]. П. А. Сорокин и Р. К. Мертон вывели закон фундаментальной зависимости социального времени от социальных структур. Согласно их теории точкой отсчета социального времени являются социально значимые события.
Теория социокультурной динамики П. А. Сорокина, изложенная в его многочисленных работах, содержит положение о взаимосвязанности процесса социальной динамики с ценностями социума, его менталитетом, развитием рационального отношения к миру — всего того, что позволяет говорить о логико-смысловом единстве социальной модели во времени.
Научная школа Э. Дюркгейма (М. Мосс, А. Убер, М. Хальбвакс и др.) расширила сферу социологического анализа, исследования социальной реальности в темпоральной системе координат. Благодаря научной деятельности «школы Э. Дюркгейма» появляется новое научное направление — социология времени. Большой резонанс в середине ХХ в. вызвала монография представителя этой школы Ж. Гурвича «Спектр социального времени», где социальное время было представлено как особая система, состоящая из восьми видов времен: времени замедленной длинной продолжительности (Enduring Time: time of slowed down long duration) — обманчивого времени (Deceptive Time) — неустойчивого времени: времени нерегулярной пульсации между появлением и исчезновением ритмов (Erratic Time: time of irregular pulsation between the appearance and disappearance of rhythms) — циклического времени (Cyclical Time) — отсталого времени (Retarded Time) — чередования времени: времени между задержкой и прогрессом (Alternating Time: time alternating between delay and advance) — времени предстоящем, или времени предполагаемом (Time in advance of itself or time pushing forward) — взрывного времени — времени революций (Explosive Time) [2, с. 31−33].
Видовой перечень социального времени, начатый Ж. Гурвичем, множится и дополняется: российские и зарубежные социологи анализируют социальные структуры и социальные феномены сквозь призму социального времени. Анализ дискретности социального времени осуществляется на примере профессиональных, гендерных, возрастных социальных групп. Дискретность социального времени обозначают различные временные перспективы или временные ориентации социальных групп. Например, временные
© Богатырева Е. Н., 2015
Е. Н. Богатырева. Идея времени: социокультурный анализ
ориентации старшего поколения более ориентированы на прошлое, молодежные субкультуры ориентированы на конкретное настоящее.
Понятие «социальное время» разрабатывается в социальной философии, социологии времени и на рубеже ХХ-ХХ1 вв. В настоящее время нет единой методики измерения социального времени, существует «перечень» качественных характеристик его видов. Общим для них является то, что социальное время не сводимо к другим известным видам времени: физическому, календарному, биологическому, геологическому, психологическому и др.- безусловно, оно протекает на фоне календарного времени и измеряется им, но не тождественно ему. Сейчас термин «социальное время» используется как междисциплинарное понятие в исследовании проблем темпоральных аспектов жизнедеятельности социума и многообразия сфер культуры. Актуально и востребовано изучение темпоральных аспектов труда и досуга, городской среды как рискогенной темпоральности, «дезориентации» во времени, этновремени в контексте процессов глобализации, экологического времени в хозяйственной практике регионов и т. д.
Социальная философия сосредоточена на анализе изменяющейся темпоральности современного социума, в котором увеличение темпов социальных изменений демонстрирует синхронность и асинхронность социальных процессов. Рискогенность социума напрямую зависит от ситуации, когда социокультурное настоящее не детерминируется событиями прошлого, последнее означает, что социальное время престает быть линейным и однонаправленным, устремленным от прошлого к будущему. Изменяющаяся темпо-ральность рефлексируется опосредованно, через восприятие и осмысление изменений темпов, ритмов и трендов развития структурирующих сфер социума: политического, хозяйственного, организационного, экономического и т. д.
Таким образом, социальное время выступает в виде системы отношений, образуемой взаимодействующими социальными субъектами. Социальное время проявляется через взаимосвязь различных видов деятельности людей, их групп, общественных институтов. Структура социального времени включает в себя реальные процессы социального действия, обладающие своим содержанием, своим масштабом и своим значением в соизмерении с другими событиями.
Прежде чем раскрыть характеристику культурно-исторического времени, уточним некие методологические принципы, которые будем использовать в формулировании понятия «культурно-историческое время». История существует в
двух основных формах — как процесс и как некое осмысление этого процесса. Если первая находит свое выражение в выстраивании событийного ряда, то вторая характеризуется вариативностью своих проявлений — от мифа до научного исследования, что предопределяется социокультурными и историко-культурными особенностями человеческого мышления и восприятия во времени, которые актуализируются в соответствии с типом и уровнем развития исторического сознания общества. Если функция исторического времени есть обозначение, конкретизация хронологии, точность датирования, то функция культурно-исторического времени в познавательном аспекте значительно шире.
Предметом исторического исследования являются исторические факты и события, подвергнутые историческому анализу посредством методов и категорий, которые продуцированы культурой, во временных границах которой историк существует и мыслит. Он реконструирует реальность прошлого, интерпретируя ее в контексте собственного социокультурного настоящего. Следуя этой логике, можно утверждать, что историки, используя методики отбора и классификации источников, анализируют исторический материал в рамках познавательной парадигмы (совокупности общепринятых познавательных методов) своего времени. В историческом исследовании время всегда присутствует как явная или неявная предпосылка в аналитике материала, ибо исторический познавательный принцип обязательно содержит редуцирование темпоральных конструкций (моделей, объектов, явлений и т. д.).
Историческое время как оценка прошлого всегда выражается с позиции настоящего, тем самым демонстрируя культурно осознанный комплекс знаний современного общества. Историческое время, так же как и время социальное, в разные временные отрезки мыслится по-разному. Например, в Средние века историческое время было подчинено сакральному, но не растворялось в нем, ибо в христианском миросозерцании понятие «время» было отделено от понятия «вечность». Вечность — атрибут Бога, время же сотворено и имеет начало и конец, время ограничивает длительность человеческой жизни и истории. Кроме того, историческое время в христианской средневековой культуре Европы приобретает четкую структуру, разделяясь на две эпохи — до и после рождества Христова.
В 1958 г. Ф. Бродель, представитель французской школы «Анналов», опубликовал эссе «История и социальные науки: Longue Duree», в котором утверждал, что время в исторической науке разнообразно и историк не должен сосре-
Философия
11
Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Философия. Психология. Педагогика. 2015. Т. 15, вып. 1
доточиваться лишь на линейной хронологии, фиксирующей последовательность исторических событий и дат. Теория Ф. Броделя представляет собой разновидность европейского «проекта времени» в рамках неклассической методологии философии истории.
Согласно теории Ф. Броделя, социальное время множественно и представляет собой три модуса: краткосрочное время событийной истории (I'-histoire evenementiette), среднесрочное время (le temps conjuncture) — циклической или конъюнктурной истории — и долгосрочное время, или время большой исторической длительности (la longue duree) [3, с. 60]. Каждый модус времени раскрывается автором в присущих ему характеристиках временного интервала и объектах измерения. Традиционная историография в своем рассказе, описании, тексте использует «время событийной истории», но этого для историка недостаточно. Необходимо обратить внимание на «циклическое (конъюнктурное) время истории» и «время большой исторической длительности». Опираясь на методологию Ф. Броделя, позволим себе отождествить время большой исторической длительности и культурно-историческое время. В этом контексте функция понятия «культурно-историческое время» несет в себе выражение преемственности, связи времен, формулируя представления об исторической событийности, цикличности, линейности в поступательном движении, где каждая последующая единица временного определения не отменяет предыдущую и не уничтожает ее, но накладывается одна на другую, образуя и демонстрируя последовательность исторического становления в культуре. Итогом этого логического рассуждения является сама возможность обоснования идеи культурной преемственности в исторической ретроспективе.
В гуманитарных науках теоретическая проблема экспликации понятия «время» открыта. Процессы глобализации, философия постмодерна, отрицающая прогресс, линейность человеческой истории, проблема отчуждения человека во времени обозначили необходимость ценностного осмысления времени человеческого бытия, культурно-исторических эпох, социальных процессов. В современных российских условиях представления о прошлом служат идентификации в настоящем, прогностическим проектам и ориентации в будущем. Различия временной ориентации, идей и образов времени в социокультурном контексте являются причиной несогласованности в постулировании ценностей,
социальных норм в прошлом и настоящем и поэтому особенно актуальны для научного исследования.
Список литературы
1. Сорокин П. А., Мертон Р. К. Социальное время: опыт методологического и функционального анализа // Социс. 2004. № 6. С. 112−119.
2. Gurvitch G. The Spectrum of Social Time. Dordrect, 1964. 152 с.
3. Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV—XVIII вв.: в 3 т. Т. 3. Время мира. М., 1992. 679 с.
Idea time: Socio-cultural Analysis E. N. Bogatyreva
Saratov State University
83, Astrakhanskaya str., 410 012, Saratov, Russia E-mail: ebogatyreva@yandex. ru
The aim of the article is the analysis of methodological approaches in the philosophy of time. The author examines the retrospective analysis of the genesis of the idea of time, his perception and understanding in the mind and the thinking man brings our thoughts in the direction of study of the phenomenon of subjective time. The concept of «social time» is developed in social philosophy, sociology of time and at the turn of XX -XXI centuries. At the moment, a single methodology for measuring social time is not, there is a «list» of the qualitative characteristics of types of social time. Common to all kinds of social time is concluded that social time is not reducible to other known types of time: the physical, the calendar, biological, geological, psychological, etc .- certainly, it proceeds on the background of calendar time and measured them, but not identical, but to him. At present, the term «social time» is used as an interdisciplinary concept in the study of problems of temporal aspects of human society and the diversity of culture.
Key words: the idea of time, the philosophy of time, social time. References
1. Sorokin P. A., Merton R. K. Social time: A methodological and functional ananlysis. American Jour. of Sociology, 1937, vol. 42, iss. 5, pp. 615−629 (Russ. ed.: Sorokin P. A., Merton R. K. Sotsialnoe vremya: opyt metodologicheskogo i funktsionalnogo analiza. Sotsis, 2004, no. 6, pp. 112−119.).
2. Gurvitch G. The Spectrum of social time. Dordrect, 1964. 152 p.
3. Braudel F. Civilisation materielle, economie et capitalisme. XV-XVIII siecle: in 3 t. Paris, 1979. T. 3. Le temps du monde. 607 p. (Russ. ed.: Brodel F. Materialnaya tsivilizatsiya, ekonomika i kapitalizm: v 3 t. T. 3. Vremya mira. Moscow, 1992. 679 p.).
12
Научный отдел

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой