Идейно-политические предпосылки трагических событий рубежа хiх-хх вв. В Османской империи: доктрины паносманизма, панисламизма, пантюркизма

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Исторические науки
Historical Sciences
УДК 94 (560) & quot-18/19"-
ВАРТАНЬЯН Эгнара Гайковна,
доктор исторических наук, профессор,
ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ТРАГИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ РУБЕЖА Х1Х-ХХ ВВ. В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ: ДОКТРИНЫ ПАНОСМАНИЗМА, ПАНИСЛАМИЗМА, ПАНТЮРКИЗМА
Статья посвящена идейно-политическим предпосылкам крайних мер насилия, осуществлявшихся в Османской империи в последней трети Х1Х — начале ХХ в., вплоть до уничтожения целых народов, в частности армян. Посвящена 100-летию геноцида армян в Османской империи 1915 г. Рассматривается сущность доктрин паносманизма, панисламизма и пантюркизма. Анализируется политика османского правительства по «слиянию» всех жителей империи в «новый народ», состоящий из «однородных элементов», преданных османской родине вне зависимости от их национальной или конфессиональной принадлежности («османизм»). Концепция паносманизма была направлена против национальноосвободительного движения христианских народов и особенно активно внедрялась в годы тирании султана Абдул Хамида II. Султанское правительство взяло также на вооружение реакционную идейнополитическую доктрину исламизма, всячески способствуя и поощряя деятельность панисламистов. Подчеркивается, что империя продолжала быть ареной борьбы нетурецких народов за свое освобождение и Абдул Хамид II и его ближайшее окружение несут ответственность за организацию в 1894—1896 гг. страшной резни армян, потрясшей весь мир. Косвенной причиной тому была победоносная Русско-турецкая война 1877−1878 гг. Армянская проблема, являясь частью Восточного вопроса, оказалась разменной картой в геополитической игре великих держав. Крах паносманизма и панисламизма в начале ХХ в. ознаменовал собой появление новой доктрины — пантюркизма (объединение всех тюркоязычных народов под эгидой Турции), которую правительство младотурок стало выдвигать на первый план как национальную турецкую идеологию.
Ключевые слова: геноцид- паносманизм- панисламизм- пантюркизм- младотурки- репрессии- террор- тирания.
DOI: 10. 17 748/2075−9908. 2015.7.3. 026−030
VARTANIAN Egnara Gajkovna,
Doctor of History, Professor,
IDEOLOGICAL AND POLITICAL PRECONDITIONS OF THE TRAGIC EVENTS AT THE TURN OF XIX — XX CENTURIES IN THE OTTOMAN EMPIRE: THE OTTOMANISM, PAN-ISLAMISM, PAN-TURKISM DOCTRINES
The article focuses on the ideological and political preconditions of the major violence perpetrated by the Ottoman Empire in the last third XIX — early XX century till the destruction of the whole nation, particularly, the Armenians. The article is devoted to the 100th anniversary of the Armenian Genocide in the Ottoman Empire in 1915. The article highlights the essence of the Ottomanism, pan-Turkism and pan-Islamism doctrines and analyzes the policies of the Ottoman government aimed at merging all people of the empire into one «new nation» consisting of «homogeneous elements» loyal to Ottoman Empire regardless of the ethnicity and religious beliefs (& quot-Ottomanism"-). The concept of Ottomanism was oriented against the Christian peoples' national liberation movement and it was intensively inculcated during the tyranny rule by sultan Abdul Hamid II. The Sultan government has also adopted an Islamic reactionary ideological and political doctrine, strongly promoting and encouraging pan-Islamists activity. It is emphasized that the empire continued to be a cockpit of non-Turkish peoples for their liberation and Abdul Hamid II with his inner circle are responsible for the organization in 18 941 896 of terrible massacres of Armenians that astounded the world. The victorious Russian-Turkish war (1877−1878) was an indirect cause of those dramatic events. Armenian issue as a part of the Eastern Question was a subsidiary coin in the geopolitics of Great Powers. The break-up of Ottomanism and pan-Islamism ideas in the early XX century inaugurated the epoch of a new doctrine — pan-Turkism (the union of all Turkic peoples under the aegis of Turkey), which was put in the forefront as the Turkish national ideology by the government of the Young Turks.
Key words: genocide- Ottomanism- Pan-Islamism- pan-Turkism- the Young Turks- repression- terror- tyranny.
В 60-х гг. XIX в. правящие феодально-бюрократические круги Турции сформулировали новую концепцию сохранения целостности многонациональной Османской империи. Она предусматривала осуществление «слияния» всех жителей империи в «новый народ», состоящий из «однородных элементов», преданных османской родине вне зависимости от их национальной или конфессиональной принадлежности (концепция «османизма»). Эта концепция была направлена против национально-освободительного движения христианских народов. Программа «слияния» охватывала административные, судебные дела, систему образования через создание смешанных учебных заведений, которые, кроме «идейного» воспитания в христианских подданных чувства преданности султану, преследовали цель нанести удар по развитой сети учреждений народного образования христианских народов [1]. При этом был учтен неудачный опыт создания смешанных начальных школ в Дунайском вилайете в 1867 г. Ожесточенное сопротивление, оказанное болгарским населением попыткам в этом направлении, заставило власти отказаться от такого проекта [2]. «Османизация» в образовательной сфере преследовала еще цель подготовки из числа немусульман верных «османской родине» чиновников. В отношении немусульманских религиозных общин (миллетов) централизация означала ограничение самоуправления и их интеграцию с османской политической системой.
Реальные факты существования политики османизма свидетельствовали о том, что, с одной стороны, «новые османы», как и впоследствии младотурки, заинтересованные в под- 26 —
ISSN 2075−9908 Историческая и социально-образовательная мысль. Том 7 № 3, 2015 Historical and social educational ideas Tom 7 #3, 2015_________________________
держке со стороны нетурецких народов империи, пропагандировали доктрину османизма как символ братства и единства в борьбе против султанского абсолютизма, с другой — османизм означал политику отуречивания народов, населявших империю, и не допускал их национального развития [3].
Инициаторы политики «османизации» великие везиры Али-паша и Фуад-паша считали необходимым сохранение господствующего положения мусульман и турок в империи. По заявлению Фуада-паши, при любых трансформациях четыре столпа, на которых основано само существование Османской империи — мусульманский миллет, турецкое государство, османские султаны и Стамбул как столица, — должны оставаться неизменными. Турецкое правительство опасалось, что христиане, превосходившие турок численно, могут их «абсорбировать». Чтобы этого не произошло, они считали необходимым всяческое распространение турецкого языка в стране. Эта установка нашла некоторое отражение в законодательных актах османского правительства. Так, в Законе о приеме на службу чиновников-инспекторов, принятом в 1867 г., знание турецкого языка объявлялось одним из необходимых условий [4].
Другим средством «слияния» считалось создание смешанной мусульманскохристианской армии. Инициаторы допуска немусульман в армию рассчитывали использовать их в качестве «пушечного мяса» для защиты империи. Горячему стороннику этой идеи Мидхату-паше, в бытность его вали Дунайского вилайета, удалось вовлечь в турецкое войско некоторое число болгар [5]. Однако эта мера носила локальный и временный характер. Турецкие руководители эпохи танзимата (реформы 1839−1876 гг.) так и не решились вложить в руки христиан оружие и допустить их в регулярную армию.
Венцом усилий Али-паши и Фуада-паши по «османизации» общества стал Закон об османском гражданстве, принятый в 1869 г. Этим законом все жители страны, независимо от их национальности или конфессиональной принадлежности, объявлялись «османскими подданными». Тем самым правительству удалось придать законодательный характер своей давней идее об унификации всего населения страны. Принятые в 1850—1860-х гг. законы действовали почти без изменений вплоть до самого краха империи, а сформулированные Али-пашой и Фу-ад-пашой идеи вдохновляли их преемников еще в течение полувека, пока в начале ХХ в. не выявилась их полная несостоятельность и было принято решение перейти к насильственной «ос-манизации» нетурецкого населения империи.
Последняя треть XIX в. вошла в историю Османской империи как эпоха «зулюма» (тирания, деспотия) султана Абдул Хамида II (1876−1909). Парадоксом истории стал тот факт, что Абдул Хамид II — первый османский конституционный монарх (первая турецкая конституция была принята в 1876 г.) — стал палачом народов империи и с полным основанием был назван «кровавым». Его режим был выражением господства самых реакционных слоев турецкого общества конца Х! Х в., отражал интересы крупных феодалов, высшего мусульманского духовенства и бюрократии империи. В годы правления Абдул Хамида II, после разгрома конституционалистов, Османская империя была вновь отброшена к средневековым условиям жизни. Страна утратила всякое представление о каких-либо гарантиях жизни и имущества подданных. Страшным злом стали огульные аресты и ссылки по доносам людей, заподозренных в политической неблагонадежности, никто не был огражден от шпионов и доносчиков. Абдул Хамид II стремился насаждать страх, взаимную подозрительность и рабскую покорность. В стране царил административный произвол, казнокрадство, взяточничество. Культурный уровень чиновничества был крайне низок.
Империя продолжала быть ареной борьбы нетурецких народов за свое освобождение. Абдул Хамид II и его окружение по-своему решили проблемы многонациональной страны. Они превратили страну в тюрьму для всех народов, обеспечивая свое господство с помощью разжигания религиозной и национальной вражды. Опорой абдулхамидовского режима были наиболее реакционные слои османского общества — крупные феодалы, вожди племен, высшее мусульманское духовенство, консервативная бюрократия. Султан использовал для провоцирования столкновений между разными народами весь огромный аппарат сыска, жандармерию и полицию. В эти годы во многих районах страны наводила ужас полурегулярная кавалерия «хами-дие», организованная султаном с помощью преданных ему вождей курдских племен в карательных целях для подавления малейшей попытки сопротивления. Особенно пострадали от безудержного террора районы с армянским населением. Именно Абдул Хамид II и его ближайшее окружение несут ответственность за организацию в 1894—1896 гг. страшной резни армян, потрясшей весь мир. Косвенной причиной тому была победоносная Русско-турецкая война 1877−1878 гг., занятие русскими войсками г. Эрзерум и др. 16-й пункт Сан-Стефанского мирного договора заключал в себе следующее чреватое последствиями требование — проведения Пор-той в провинциях, населенных армянами, реформ и преобразований, соответствующих местным нуждам и гарантии их безопасности от курдов и черкесов [6]. Статья же 61 Берлинского
— 27 —
Исторические науки
Historical Sciences
конгресса, созванного по инициативе Англии летом 1878 г., признала пункт № 16 Сан-Стефанского мирного договора плюс требование периодического отчета турецкой стороной о предпринятых преобразованиях в Западной Армении. Обязательство Турции перед Россией относительно защиты армян было заменено обязательством перед шестью державами (Англия, Франция, Австрия, Россия, Германия, Италия) [7]. Таким образом, армянская проблема, являясь частью Восточного вопроса, оказалась разменной картой в геополитической игре великих держав.
Султан Абдул Хамид II взял на вооружение реакционную идейно-политическую доктрину исламизма, всячески способствуя и поощряя деятельность панисламистов. Панисламизм как религиозно-политическая идеология был распространен не только в Турции, но и в других мусульманских странах и предусматривал образование так называемой «исламской цивилизации», которая включала бы в себя многие страны Востока. Одной из причин, послуживших основанием для того, чтобы эта доктрина заняла определенное место в политике Османской империи, явилось то, что султан занимался как непосредственным управлением государством, так и являлся духовным руководителем всех мусульман. Наиболее рьяным приверженцем идеи панисламизма был султан Абдул Хамид II, которому особенно выгодны были те стороны доктрины, которые укрепляли позиции турецкого султана в качестве халифа всех мусульман, то есть «повелителя правоверных». За 33 года правления Абдул Хамида II в Турции панисламизм достиг наивысшей точки развития и имел наибольшее число последователей. Фактически, после победы младотурецкой революции (1908−1909) в период правления младотурок панисламизм стал идеологией тех лиц, которые выступали за сохранение султанской власти. Панисламизм был не только турецким явлением. Его идеолог шейх Джемаледдин Афгани до того, как обосновался в Турции, пропагандировал свои идеи в Иране, Афганистане, Индии, Египте и имел там последователей. В некоторых европейских странах, включая Англию и Францию, издавались журналы и газеты панисламского характера [8].
Уже в 1880-е гг. султан начал проводить политику физического истребления армян, руководствуясь тезисом «нет народа — нет проблемы». В 1894 г. она приобрела угрожающие размеры после страшной резни в Самсуне в августе — сентябре 1894 г. В 1895 г. погромы в отношении армян начались по всей стране. За два года были уничтожены 300 тыс. человек, сотни городов и сел Западной Армении были разрушены султанскими войсками и полурегулярной кавалерией «хамидие» [9].
Террор и репрессии эпохи «зулюма» не сломили полностью те социальные силы, которые были опорой конституционного движения 1860−1870-х гг. И чем яростнее душили абдулха-мидовские палачи любое проявление свободомыслия, тем отчетливее вырисовывались первые контуры оппозиционных режиму сил в лице младотурок. Центральной идеей младотурецкой пропаганды была мысль о необходимости восстановления конституционного строя, созыва парламента, сохранения империи в ее существующих границах. Идея сохранения империи выдвигалась еще «новыми османами», но в пропаганде младотурок она звучала значительно острее, как призыв положить конец засилью иностранных держав в Турции и процессу превращения страны в полуколонию стран Запада. Деятельность младотурецких организаций первоначально не выходила за рамки пропаганды и агитации через печатавшиеся в Турции и за границей газеты, брошюры и листовки. Эффективность борьбы значительно снижалась из-за организационной разобщенности и идейных разногласий, изолированности младотурок от политических организаций нетурецких народов Османской империи. Попытка объединить усилия всех политических партий, групп и кружков, ведших борьбу против деспотического режима, была предпринята на первом конгрессе младотурок в Париже в 1902 г., на котором, среди делегатов были, помимо турок, армяне, греки, арабы, албанцы, черкесы, курды, евреи, движимые надеждой на восстановление конституции и гарантии жизни и имущества. Наметилось сближение младотурецких организаций с революционными партиями и группами нетурецких народов империи. Были установлены контакты между младотурецкими комитетами и армянскими буржуазно-национальными партиями, руководителями македонского освободительного движения. Армянские буржуазно-национальные организации проявили инициативу в созыве второго конгресса младотурок (Париж, 1907 г.) для обсуждения вопроса о совместных действиях всех политических партий и групп, боровшихся с деспотическим режимом.
В начале ХХ в. выявилась полная несостоятельность курса Али-паши и Фуада-паши на «мирную османизацию» нетурецких подданных империи, и правительством младотурков было принято решение перейти к насильственным действиям. Под османизмом младотурки понимали отуречение всех других национальностей. Впоследствии младотурки перестали скрывать, что османизм имеет в виду лишение всех народов империи их национальных прав. В резолюции младотурецкого комитета «Единение и прогресс», принятой осенью 1911 г., было сказано определенно, что раньше или позже должна быть осуществлена полная «османизация» всех
— 28 —
ISSN 2075−9908 Историческая и социально-образовательная мысль. Том 7 № 3, 2015 Historical and social educational ideas Tom 7 #3, 2015_________________________
подданных империи и что «этого нельзя достичь убеждением», а придется прибегнуть к вооруженной силе. «Национальные меньшинства, — говорится в резолюции, — представляют ничтожную величину, они могут сохранить свою религию, но не свой язык» [10].
Османизм и панисламизм просуществовали как идеологические течения примерно до 1911−1913 гг. После Триполитанской и Балканских войн, которые дискредитировали эти доктрины и нанесли по ним ощутимый удар, идея паносманизма отмерла. Нетурецкие народы показали на практике, что никакого османизма не признают, активизировали политическую деятельность, стали создавать свои политические национальные клубы и открыто выступать за предоставление автономии.
Крах османизма и панисламизма ознаменовал собой появление новой доктрины — пантюркизм — объединение всех тюркоязычных народов под эгидой Турции, которую младотурки стали выдвигать на первый план как якобы национальную турецкую идеологию, пытаясь воплотить в жизнь некоторые идеи известного турецкого философа, идеолога пантюркизма Зии Гёк Алпа [11]. Первоначально идеи тюркизма выражались в борьбе за упрощение и «тюркизацию» литературного языка. В светских школах, открытых в Османской империи, стало уделяться огромное внимание изучению турецкого языка в отличие от прежнего преимущества, предоставлявшегося в программах арабскому и персидскому. Огромный вклад в этот процесс внесли М. Эмин, Х. Джахид, Ш. Самибей и др. Некоторые идейные лидеры этого периода, такие как Али Суави, начинают говорить о «тюркской расе» [12].
Одним из факторов, способствовавших расширению и укреплению позиций тюркизма в империи, явилось, по мнению идеологов доктрины, то, что «врожденная ненависть турок к представителям нетурецких народов настолько сильна, их обычаи и представления настолько отличны, что, пока турки останутся правящей нацией в стране, они не подчинятся людям, которых в душе презирают, считая гораздо ниже себя» [13]. Процесс становления национальной идеологии, зародившейся сначала среди образованных турок и охватившей более широкие круги общества в дальнейшем, был обусловлен такими факторами, как: развитие и распространение идеи национализма и независимости среди христианских народов Османской империи- образование на Балканах независимых и полунезависимых национальных государств- сепаратистские тенденции в мусульманских владениях султана- воздействие на турок европейской политики и идей- зарождение турецкой национальной промышленности и торговой буржуазии и др.
Тюркизму, как любой другой идеологии, присущ двойственный характер — наличие прогрессивных и реакционных положений. Прогрессивным моментом можно считать стремление создать национальное государство в пределах Турции. Реакционным положением явилось то, что тюркизм с самого начала был нетерпим к правам нетурецких народов, пропагандировал исключительность турок. Наряду с пантюркизмом существовал пантуранизм. Многие идейные аспекты этих течений пересекались. Так, пантуранизм распространял идею «Турана» — единой родины, «общей» для якобы одинаковых по происхождению и по историческим судьбам народов [14].
Трагические события, которые пережил в годы правления младотурок армянский народ, объективно были подготовлены в Османской империи в предшествующие годы. Воспользовавшись событиями Первой мировой войны, младотурецкие власти решили довершить те злодеяния, которые начал султан Абдул Хамид II и, приступая к организованному уничтожению армян, состряпали версию о переселении армянского населения из районов постоянного проживания в глубинные области страны из «военных соображений». Политика младотурецкого правительства в национальном вопросе обнаружила крайнюю степень великодержавного шовинизма, а также явное стремление разжигать национальную рознь с целью отвлечения народных масс империи, в том числе турецких, от тех острых социальных проблем, которые не могли и не хотели решать политически обанкротившиеся лидеры младотурок.
Таким образом, в начале ХХ в. выявилась полная несостоятельность доктрин «мирного слияния» народов Османской империи и их логическим итогом стали насилие и геноцид, осуществлявшиеся правящими кругами государства. Доктрины паносманизма, панисламизма и пантюркизма подводили идеологическую базу под политику угнетения и уничтожения нетурецких народов империи, боровшихся за независимость, требующих реформирования деспотической системы государственного управления. В страхе перед распадом империи правящие круги Турции прибегали к крайним мерам насилия, вплоть до попыток уничтожения целых народов.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ
1. Сафрастян Р. А. Отражение доктрины османизма в законодательных актах Порты (50−60-е гг. XIX в.) // Турция. История и современность. — М., 1988. — С. 198.
— 29 —
Исторические науки
Historical Sciences
2. Плетнов Г. Съпротива на българския народ против османизирането народните училища в Дунавския вилает // Трудове на ВтУ. Т. 12. Кн. 3. Велико Търново. 1975. — С. 104−105.
3. Колесников А. А. Народные дома в общественно-политической и культурной жизни Турецкой Республики. — М., 1984. — С. 56.
4. Вартаньян Э. Г. История Турции. — Краснодар: КубГУ, 2014. — С. 338.
5. Фадеева И. Е. Мидхат-паша. Жизнь и деятельность. — М., 1979. — С. 36.
6. Из Сан-Стефанского прелиминарного договора // Хрестоматия по истории южных и западных славян: В 3-х т. -Минск, 1989. Т. 2. — С. 123−128- История человечества. В 8 т. — СПб., 1902. Т. 5. — С. 208.
7. Из сообщения Н. К. Гирса русским представителям на Берлинском конгрессе // Хрестоматия по истории южных и западных славян. — Минск, 1989. Т. 3. — С. 128- История человечества. — СПб., 1902. Т. 5. — С. 209
8. Геноцид армян в Османской империи // Сб. док. и материалов. — Ереван, 1983. — С. 3−5- Еремеев Д. Е., Мейер М. С. История Турции в средние века и новое время. — М., 1992. — С. 227.
9. История человечества. — СПб, 1902. Т. 5. — С. 14.
10. МиллерА.Ф. Очерки новейшей истории Турции. — М: Л., 1948. — С. 20.
11. Вартаньян Э. Г. Сельджуки-османы-турки: становление и развитие культуры. — Краснодар: КубГУ, 2007. — С. 445.
12. Фадеева И. П. Официальные доктрины в идеологии и политике Османской империи (османизм-панисламизм)
XIX — начало ХХ в. — М., 1985. — С. 17.
13. Ахрамович Р. Т., Петросян Ю. А. и др. Зарождение идеологии национально-освободительного движения (Х1Х -начало ХХ в.). — М., 1973. — С. 52.
14. Дулина Н. А. Танзимат и Мустафа Решид-паша. — М., 1984. — С. 152.
REFERENCES
1. Safrastyan R.A. Ottomanism doctrine reflection in Ports legislation (50−60-ies. XIX century). Turkey. History and modernity. [Otrazhenie doktriny osmanizma v zakonodatel'-nyh aktah Porty (50−60-e gg. HIH v.). Turcija. Istorija i sovremennost'-]. Moscow, 1988, p. 198 [in Russ].
2. Pletnov G. Bulgarian people resistance to folk schools Haussmannization in the Danube vilayet. VTU. Vol 12. Book. 3. Veliko. — Tyrnovo (Bulgaria). 1975, pp. 104−105 [in Bulgaria].
3. Kolesnikov A.A. People'-s houses in the socio-political and cultural life of the Turkish Republic. [Narodnye doma v obshhestvenno-politicheskoj i kul'-turnoj zhizni Tureckoj Respubliki]. Moscow, 1984, p. 56 [in Russ].
4. Vartanyan E.G. The History of Turkey. [Istorija Turcii]. Krasnodar: KubGU. 2014, p. 338 [in Russ].
5. Fadeevа I.E. Midhat Pasha. Life and activity. [Midhat-pasha. Zhizn'- i dejatel'-nost'-]. Moscow, 1979, p. 36 [in Russ].
6. From the San Stefano treaty of preliminary. Reader book of Southern and Western Slavs history in 3 Vols. [Iz San-Stefanskogo preliminarnogo dogovora // Hrestomatija po istorii juzhnyh i zapadnyh slavjan]. Minsk, 1989, vol. 2, pp. 123−128 [in Russ]- The history of mankind. [Istorija chelovechestva]. St. Petersburg, 1902, vol. 5, p. 208 [in Russ].
7. From N.K. Girs post to Russian representatives at the Congress of Berlin-Reader book of Southern and Western Slavs history. Iz soobshhenija N.K. Girsa russkim predstaviteljam na Berlinskom kongresse. Hrestomatija po istorii juzhnyh i zapadnyh slavjan.]. Minsk, 1989, vol. 3, p. 128 [in Russ]- The history of mankind. Istorija chelovechestva]. St. Petersburg, 1902, vol. 5, pp. 209 [in Russ].
8. The Armenian Genocide in the Ottoman Empire. [Genocid armjan v Osmanskoj imperii]. Collection of documents and materials. — Yerevan, 1983, pp. 3−5 [in Russ]- Eremeyev D.E., Meyer M.S. History of Turkey in the Middle Ages and modern times. [Istorija Turcii v srednie veka i novoe vremja]. Moscow, 1992, p. 227 [in Russ].
9. The history of mankind. [Istorija chelovechestva]. St. Petersburg, 1902, vol. 5, p. 14 [in Russ].
10. Miller A.F. Essays on the modern history of Turkey. [Ocherki novejshej istorii Turcii]. Moscow: Leningrad, 1948, p. 20 [in Russ].
11. Vartanyan E.G. Seljuk Ottoman Turks: the formation and development of culture. [Sel'-dzhuki-osmany-turki: stanovlenie i razvitie kul'-tury]. Krasnodar: KubGU, 2007, p. 445 [in Russ].
12. Fadeevа I.P. Official doctrines in the ideology and policy of the Ottoman Empire (Ottomanism, han-Islamism) XIX -early XX century. [Oficial'-nye doktriny v ideologii i politike Osmanskoj imperii (osmanizm-panislamizm) XIX — nachalo
XX v]. Moscow, 1985, p. 17 [in Russ].
13. Ahramovich R.T., Petrosyan Y.A. The origin of the ideology of national Liberation Movement (XIX — the beginning of the twentieth century). Zarozhdenie ideologii nacional'-no-osvoboditel'-nogo dvizhenija (XIX — nachalo XX v.)]. Moscow, 1973, p. 52 [in Russ].
14. Doolra N.A. Tanzimat and Mustafa Re§ id Pasha. [Tanzimat i Mustafa Reshid-pasha]. Moscow, 1984, p. 152 [in Russ].
Информация об авторе Information about the author
Вартаньян Эгнара Гайковна, доктор исторических наук, профессор, профессор кафедры новой, новейшей истории и международных отношений Кубанского государственного университета,
Краснодар, Россия vartaneg@yandex. ru
Получена: 25. 03. 2015
Vartanian Egnara Gajkovna, Professor, Doctor of History, Professor, Chair of Modern, Contemporary History and International Relations, the Kuban State University.
Krasnodar city, Russian Federation vartaneg@yandex. ru
Received: 25. 03. 2015
— 30 —

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой