Американские пацифисты в условиях борьбы с инакомыслием в США (1917-1918 гг.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЯ И ПОЛИТОЛОГИЯ
АМЕРИКАНСКИЕ ПАЦИФИСТЫ В УСЛОВИЯХ БОРЬБЫ С ИНАКОМЫСЛИЕМ В США (1917−1918 гг.)
В.Ю. Воронин
В статье описана система подавления инакомыслия, в условиях которой приходилось действовать американским пацифистам в 1917—1918 гг. Проанализированы положения законов военного времени, ограничивающие конституционные свободы — свободу слова и собрания. Даны характеристики основным государственным и частным организациям, боровшимся с оппозицией в стране.
Ключевые слова: США, Первая мировая война, борьба с инакомыслием, пацифизм.
В апреле 1917 г. США объявили о своем вступлении в войну с Германией. Администрация президента Вудро Вильсона сразу же столкнулась с огромным количеством проблем, связанных с переводом страны на военные рельсы. Одной из самых важных стала борьба за умы американцев, поскольку не все жители Соединенных Штатов поддержали решение официального Вашингтона. Потому в воюющей Америке довольно быстро сформировалась многоступенчатая система подавления инакомыслия, прежде всего, всяческих антивоенных выступлений, любой критики правительства или действий союзников. В данном вопросе необходимо выделить 3 аспекта:
1) формирование законодательной базы, которая служила бы основанием для подавления, уголовного или административного преследования оппозиции-
2) перестройка исполнительного аппарата, который бы эффективно боролся с инакомыслием на основе принятых законов-
3) воздействие на общественное мнение с тем, чтобы репрессивные меры правительства вызывали минимальное возмущение.
Закручивание гаек в США началось задолго до того, как страна вступила в войну. Так, еще в августе 1914 г. все радиостанции в Соединенных Штатах были поставлены на учет в министерстве ВМФ. Было запрещено передавать любые сообщения «не нейтрального характера». После вступления в войну США оказались, по сути, в полной информа-
ционной изоляции. В соответствии с распоряжением президента от 28 апреля 1917 г. вводилась полная цензура на все сообщения, передаваемые за пределы Соединенных Штатов. Все телеграфные и телефонные линии на суше передавались под контроль военного министерства, а кабели связи, проложенные по дну океана, соответственно, под контроль министерства ВМФ. Ни одно слово не могло быть передано в Европу или даже в соседнюю Мексику без контроля со стороны военных [1]. Впрочем, и внутри страны у оппонентов вступления США в войну, прежде всего у пацифистов и социалистов, возможность свободно высказывать свои мысли, издавать памфлеты, устраивать митинги и шествия была лишь до весны 1917 г. По словам известной активистки пацифистского движения Дж. Аддамс, «каждый из нас… начал ощущать некую изоляцию, которая быстро превратилась в острое чувство одиночества после того, как США вступили в боевые порядки союзников» [2].
И пацифистам, и милитаристам 1-ая поправка к Конституции США гарантировала, как и другим гражданам государства, равную свободу слова и свободу печати. Правительству Вильсона в этой связи был необходим закон военного времени, чтобы предотвратить возможность широкой критики действий властей. Не раз президент говорил и о необходимости цензуры [3]. В отдельных штатах процесс ужесточения законодательства и урезания политических свобод шел
быстрее, чем на общегосударственном уровне. К лету 1917 г. в 7 штатах и на Аляске были разработаны различные ограничительные статуты. Так, в Вермонте «закон о саботаже» приняли уже 7 апреля 1917 г., а в Массачусетсе губернатор оказался наделен фактически диктаторскими полномочиям — он мог реквизировать собственность, если она была нужна для общественных целей [4]. На общегосударственном уровне уже в июне 1917 г. Конгресс одобрил «Закон о шпионаже». Согласно его положениям предусматривались тюремное заключение и штраф за сбор и передачу информации, так или иначе затрагивавшей национальную оборону США. В то же время третья статья закона давала широкие полномочия властям в борьбе против искажения информации о военных действиях, распространяемой в печати [5].
Впрочем, и этого в условиях военного времени оказалось мало. Сначала в отдельных штатах, а затем и на общегосударственном уровне были приняты законодательные акты, дополняющие положения «антишпион-ского» постановления Конгресса. В частности, был не только значительно расширен список тем, запрещенных для критики, но и ужесточены меры ответственности за антивоенные действия. Так, в штате Монтана подобный документ был принят в феврале 1918 г. Он предусматривал, что к тюремному заключению на срок до 20 лет и к штрафу до 20 тыс. долл. приговаривался каждый, кто «произнес, написал или напечатал слово, позорящее, клевещущее или унижающее достоинство солдата, призывника, американского правительства или американского флага»
[6]. Подобные акты принимались и в других штатах, а в мае 1918 г. Конгресс одобрил поправки к «Закону о шпионаже», документ получил название «Закон о мятеже» или, как его еще называют в отечественной историографии, «Закон о подрывной деятельности»
[7]. В нем определен список того, что нельзя критиковать в США. Оказалось, что критиковать нельзя ничего из того, что было связано с военной деятельностью внутри страны или за ее пределами. Запрещено было высказывать и слова одобрения в адрес противника. Кроме того, этот закон давал широкие полномочия почтовому ведомству — можно было перехватить любое письмо. Неугодные правительству печатные периодические из-
дания запрещались к подписке и рассылке и распространению [8]. Несмотря на то, что эти законы были направлены по своим целевым установкам на борьбу со шпионажем внутри государства и с попытками возможного государственного переворота, по сути, власть использовала положения этих актов в основном для борьбы с инакомыслием и оппозицией в стране. В подтверждение этого говорит тот факт, что действие законов было отменено лишь в 1921 г., хотя к тому времени война уже давно закончилась. За первые 2 года их действия, с июня 1917 по январь 1919 г., были осуждены за подрывную деятельность лишь 67 немецких агентов, в то время как более 2 тыс. оппозиционеров войны получили в общей сложности более 25 тыс. лет тюремного заключения. Средний срок, на который осуждали оппозиционеров, составил 10−12 лет [9].
Окончательно законодательная база для подавления противодействия внутри страны сформировалась после принятия «Закона о торговле с вражескими странами» 6 октября
1917 г. В обширном документе формулировалось понятие «врага государства», определялось, что такое вражеская собственность, и предписывалось, что любое имущество Германии, ее граждан или компаний, а также корпораций, сотрудничавших с немецким правительством, может быть захвачено и передано в казну США. Кроме того, статья 19 этого закона запрещала обращение на территории США любой литературы на иностранном языке без сопровождающего перевода на английском [10]. Эта статья, в частности, наносила удар по многочисленным газетам и журналам, издаваемым американцами германского происхождения ^егшап-ашегюа^), потомками немецких колонистов и эмигрантами. Это была самая многочисленная этническая группа в США. Согласно переписи населения 1910 г., в США проживало 92 млн человек. Из них более 23 млн были рождены в Германии, или же от родителей эмигрантов. В 1914 г. в США издавались 537 газет и журналов на немецком языке. Как правило, это были малотиражные издания, распространяемые на территориях с компактным проживанием немецкоговорящего населения (прежде всего, Пенсильвания, Калифорния и штаты Среднего Запада). По ним-то и пришелся ос-
новной удар цензуры. К 1920 г. таких изданий осталось в 2 раза меньше — 278 [11].
Таким образом, в годы Первой мировой войны, особенно в период непосредственного участия США в военных действиях, формируется мощная законодательная база, опираясь на которую можно было проводить репрессивные меры по отношению к объединениям и отдельным лидерам, которые пытались противодействовать или критиковать мероприятия правительства.
Следующим логическим шагом стало формирование исполнительных и контролирующих органов, которые бы приводили в действие механизмы подавления оппозиции, заложенные в законодательстве. Еще летом 1916 г., в то время, когда перспектива участия страны в войне была весьма и весьма отдаленной, Конгресс утвердил Закон о национальной обороне. Согласно этому документу в стране учреждался Совет национальной обороны, в который входили: военный министр, министр ВМФ, глава МВД, министры сельского хозяйства, торговли и труда. До вступления США в войну Совет играл малозаметную роль, его задача на данном этапе сводилась к «установлению связей, которые будут необходимы непосредственно в момент крайнего напряжения ресурсов страны» [12].
После вступления США в войну в каждом штате был создан свой региональный Совет национальной обороны во главе с губернатором. Функции данных советов, как правило, сводились к тому, чтобы обеспечить на подконтрольной территории выполнение военных распоряжений правительства, пресечение инакомыслия и предотвращение возможных массовых выступлений. Так, в Техасе Совет обороны помогал обеспечить призыв, воспитывал патриотизм в школьниках. В каждом классе по крайней мере 10 мин. в день отводилось под соответствующие лекции и разучивание военных маршей. Совет, кроме того, обеспечивал распространение военных займов и претворял в жизнь программу экономии продуктов (например. проведение дней воздержания от хлеба по понедельникам и средам, от говядины по вторникам, а свинины по четвергам и субботам). В Миннесоте была сформирована Комиссия общественной безопасности с очень широкими полномочиями — «задействовать
все средства и способы для того, чтобы военные, людские и промышленные ресурсы использовались с максимальной эффективностью для подержания обороны штата и государства, вплоть до победы». Полномочия Комиссии были фактически диктаторскими. Уже к июлю 1917 г. у руководства штата было собственное вооруженное ополчение, насчитывавшее 21 батальон добровольцев [13]. Совет обороны Иллинойса прибегал к помощи Национальной гвардии, одно из подразделений которой было расквартировано в 60 милях от Чикаго. В сентябре 1917 г. в столице штата произошел конфликт между мэром города Томпсоном и губернатором Лоуденом. Лоуден запретил проводить на территории штата конференцию, посвященную вопросам демократии и скорейшего мира (перед этим данную конференцию уже запретили губернаторы Северной Дакоты, Миннесоты и Висконсина). Мэр Чикаго, однако, разрешил ее проведение и даже выделил полицию для обеспечения порядка. 2 сентября 1917 г. конференция начала работу. Губернатор, узнав про это, вызвал батальон Национальной гвардии и уже 3 сентября разогнал собравшихся [14].
Администрация Вильсона после вступления страны в войну предприняла значительные усилия в деле регламентации различных сторон жизни в США. Свободная конкуренция зачастую подменялась жестким государственным регулированием экономики
[15]. В частности, была создана сеть государственных агентств, каждое из которых распоряжалось отдельными направлениями экономики. Назовем, например, Продовольственную, Топливную, Железнодорожную администрации, Военно-промышленное управление и Управление военной торговли. Для контроля за всей поступающей и исходящей из страны информацией была создана Комиссия по цензуре. В нее вошли представители военного ведомства, ВМФ, министерства связи, Управления военной торговли и глава Комитета общественной информации
[16]. Как точно замечает американский исследователь Дж. Мок, день создания Комиссии, 12 октября 1917 г., «можно назвать переломной датой в истории США, … поскольку с этого момента в стране появилась строгая цензура» [4, р. 55].
Кроме государственных структур, задачей которых было подавление инакомыслия в стране, в США после вступления в войну возникли несколько общественных организаций, которые активно помогали правительству в исполнении фискальных функций.
Самой масштабной и влиятельной из неправительственных организаций была «Американская лига защиты». Она была организована 22 марта 1917 г., еще до вступления США в войну. В Чикаго добровольцы вызвались помогать бюро расследований министерства юстиции. На своих машинах они бесплатно возили инспекторов данного ведомства. Этот опыт с одобрения властей был распространен на всю страну. При вступлении в Лигу доброволец приносил клятву, в которой говорил, что он действует в интересах министерства юстиции США, потому должен вести себя «осознанно и с тактом, чтобы не навредить репутации ведомства» [17].
Структура Лиги напоминала военную организацию: подразделения были практически в каждом округе, у администраторов были звания (капитаны и лейтенанты). У каждого члена Лиги имелся знак отличия, нагрудная бляха, причем значки были нескольких видов в зависимости от рода деятельности сотрудника (водитель, оперативник и т. д.) [18]. Численность организации достигала 250 тыс. человек. Агенты не были уполномочены применять наказания, они только следили, собирали информацию. За 1917−1919 гг. агентами Лиги было произведено более 3 млн расследований. Направлений деятельности — более 40: обнаружение вражеских агентов, дезертиров, уклонистов, агитаторов, членов союза Индустриальные рабочие мира [19]. Взрослым подражали дети: во время войны, например, была организована т. н. «Лига борьбы с подлецами». В нее входили школьники в возрасте от 10 лет, которые тоже пытались выслеживать врагов [20].
Некоторые организации занимались в большей степени пропагандисткой деятельностью. К их числу можно отнести «Лигу национальной безопасности». Она была организована еще в декабре 1914 г. С. Менке-ном при поддержке генерала Л. Вуда. В разное время в ней состояло около 100 тыс. человек. В период с 1914 по апрель 1917 г. Лига выступала в поддержку кампании «готовности». После того, как США вступили в ми-
ровую войну, Лига занялась довольно агрессивной патриотической пропагандой, прежде всего среди школьников, и беспрекословно поддерживала все начинания правительства. В одной из брошюр, изданных Лигой, подчеркивалось: «Это война за свободу, народная война. У каждого мужчины, женщины или ребенка — своя миссия» [21]. Главный упор в 1917—1918 гг. делался на образование. Активисты Лиги требовали запрета преподавания немецкого языка, немецкой литературы. Их мечтой было воспитание «100%-го американца» [22].
От Лиги не отставали активисты отпочковавшегося от нее в 1915 г. Американского общества обороны. Причем отличались они еще большей воинственностью. В частности, не раз ими поднимался вопрос о запрете не только издания немецкоязычных газет, но и в целом использования на территории США немецкого языка. «У нас должен быть один язык, одна нация, один национальный характер и один флаг», — писали активисты общества в письме, опубликованном в «New York Times» [23]. По их инициативе предпринимались попытки изменения географических названий и даже названий блюд немецкого происхождения. Так, квашеную капусту с подачи деятелей общества стали называть не «sauerkraut», а на английский манер — «liberty cabbage», а привычный «hamburger» превратился в «salisbury steak» [24].
Общество активно поддерживало формирование локальных «комитетов бдительности», в которые, как правило, записывались самые ярые сторонники войны до полного разгрома Германии, готовые у себя дома искоренять измену на корню даже там, где ее и не было. Порой доходило до смешного: в Пенсильвании в шпионаже заподозрили цыганский табор, т. к. цыгане кочевали, знали несколько языков и часто ставили кибитки вблизи железных дорог, как считали «оборонцы», явно с целью осуществления диверсии. В том же штате бдительные граждане донесли в полицию на фотографа-японца, мастерская которого была очень близко к заводу, на котором производили снаряды [25]. Однако далеко не всегда все заканчивалось абсурдными обвинениями. На территории США были организованы 4 лагеря для интернированных, куда поместили солдат и офицеров германской и австро-
венгерской армий, экипажи торговых морских судов, захваченных американцами, а также «неблагонадежных граждан». Всего в этих лагерях в период войны содержалось около 4,5 тыс. гражданских лиц [26]. Нередкими были случаи физической расправы с инакомыслящими. Чаще всего, правда, толпа «бдительных граждан» ограничивалась погромом имущества. В 1917—1918 гг. воспитание патриотизма заключалось в вымазывании дегтем соседа-пацифиста, чтобы потом вывалять его в перьях. Например, 22 апреля
1918 г., ночью, толпа из 40 человек пришла на ферму менонитов в пригороде Грувленда, штат Канзас. Пришедшие спросили, почему фермеры не приобрели облигации Третьего займа. Когда те ответили, что это означало бы дать деньги на убийство, что противоречит их религии, одного из сыновей фермера подвергли испытанию дегтем и перьями. То же самое повторилось в ту же ночь еще на нескольких фермах в округе [27]. Порой толпа была настолько взбудоражена, что такие «патриотические вылазки» заканчивались массовыми драками или даже убийством. Так, «патриоты» линчевали представителя рабочего союза Фрэнка Литла, шахтера, родившегося в Германии, Роберта Прагера, а священника одной из протестантских церквей Герберта Бигелоу похитили, вывезли в поле и сильно избили [28−30].
Таким образом, в 1917—1918 гг. в США был сформирован мощный государственный аппарат, который был направлен на контроль за всеми сферами жизни страны, а политика правительства находила широкую поддержку у патриотично настроенных граждан, которые в своем стремлении обезвредить внутренних врагов доходили до истеричной шпиономании и линчевания неугодных активистов, выступавших с антимилитаристских позиций.
Во многом нагнетанию квазипатриотич-ной атмосферы нетерпимости к инакомыслию, к пацифизму способствовала деятельность Комитета общественной информации. Уникальный для американской истории исполнительный орган был сформирован через неделю после вступления в войну. В комитет номинально входили госсекретарь, военный министр и министр ВМФ, но на деле им руководил друг президента Вильсона, журналист Джордж Крил. У правительства на тот
момент, по сути, было 2 пути: ввести жесткую цензуру каждого слова или заполнить СМИ официальной информацией. Крил выбрал второй путь, путь «распространения так широко, как это возможно, правды о причинах участия США в войне» [31]. Фактически Крил стал главным цензором и главным ньюсмейкером страны. В его руках были сосредоточены колоссальные ресурсы. Сотрудники комитета первыми получали сводки об американских войсках в Европе и каждое утро эти данные рассылались редакторам 12 тыс. газет и журналов по всей стране. 10 мая 1917 г. начался выпуск первого ежедневного правительственного издания -«Официального бюллетеня», в котором печатались указы и распоряжения властей. Крил придумал делить новости на «опасные» (о военных операциях, правительстве и т. д.), «спорные» (быт в тренировочных лагерях, изобретениях, болезнях) и повседневных (обыденная жизнь). «Опасные» темы рекомендовалось согласовать с Комитетом [32].
Для наглядной патриотической агитации использовались самые разнообразные методы — плакаты, листовки, карикатуры, художественные фильмы, в которых немцы всегда были показаны кровожадными монстрами, а союзники — верными друзьями. «Война за умы американцев, — точно пишет историк Д. Кеннеди, — была первым и самым решительным шагом в участии США в Великой войне» [33].
Уникальной придумкой Крила стало использование т. н. «агитаторов на 4 минуты» (или «четырехминутных ораторов», как их называют в некоторых отечественных изданиях). В первой четверти ХХ в. система радиовещания только развивалась, доставить информацию в короткие сроки до всех было нереально. Комитет провернул колоссальную операцию — около 75 тыс. человек по всей стране одновременно выступали с речами примерно одинакового содержания. Всего было организовано 36 агиткампаний, которые длились от недели до месяца и были посвящены разным темам, первая, что естественно, воинской повинности и регистрации на призывных пунктах. Выступали эти агитаторы перед любой группой граждан, как правило, действовали в театрах и кинотеатрах во время антракта, а также на ярмарках. Потом Крил подсчитал, что агитаторов услышали
почти 70 млн. человек, т. е. 7/10 населения страны [34]. Главным достижением Крила, по мнению многих исследователей, стало то, что Комитету удалось убедить весь мир в том, что Америка воюет за «Идею», за «Ценности», а не за землю, народы или ресурсы [35].
Эффект произведенный на США деятельностью Комитета Крила нельзя как-то подсчитать или измерить. Можно только строить догадки о степени его влияния на обстановку внутри страны и на информационное восприятие Америки за рубежом. Тем не менее, исходя из количества людей, вовлеченных в работу ведомства, учитывая многостороннюю деятельность Комитета, становится очевиден размах сделанного. Крил имел огромное влияние на регулирование внутриполитической жизни страны, в его руках были сосредоточены огромные ресурсы, и он отлично справлялся со своей работой. Косвенное тому доказательство — поддержка населением страны военных займов. Причем каждый раз правительство повышало общую сумму и каждый год Крилу, а именно его ведомство организовывало агитационные кампании, удавалось убедить все большее количество американцев поддержать финансами свое правительство, несмотря на ухудшение условий жизни внутри страны1. При этом неучастие в такой поддержке правительства США было чревато использованием насильственных форм агитации со стороны «бдительных» граждан, а критика действий властей грозила арестом и серьезным наказанием. Таким образом, в 1917—1918 гг. в США сформировалась сложная система сдерживания инакомыслия. Она базировалась на законодательных актах, предусматривавших суровую систему наказания непокорных (прежде всего пацифистов и социалистов). Многие стороны жизни в стране стали контролироваться государством: и сфера производства, и сфера потребления. Правительство использовало в качестве рычагов управления как собственные структуры, так и общественные организации. И особый патриотический смысл всем действиям правительства предавали агитаторы из Комитета общественной информации. Причем и после подпи-
1 Так, в Первом займе в мае-июне 1917 г. принимало участие 4,5 млн человек, во втором -10 млн, в третьем в апреле-мае 1918 г. — 17 млн человек, в четвертом — 21 млн граждан США [36].
сания Компьенского перемирия эта система долго не разрушалась. Возвращение к демократической жизни в США растянулось с
1919 г., когда были расформированы некоторые государственные структуры, а солдаты начали возвращаться с фронта домой, до конца 1923 г., когда последний заключенный, осужденный по обвинению в нарушении Закона о шпионаже или Закона о мятеже, был выпущен на свободу.
1. Executive Order 2604. 1917. April 28. Режим доступа: http: //www. presidency. ucsb. edu/. Загл. с экрана.
2. Addams J. Peace and Bread in Time of War. N. Y., 1922. Р. 140.
3. The Public Papers of Woodrow Wilson. War and Peace. N. Y., 1927. V. 1. P. 46.
4. Mock J. Censorship, 1917. Princeton, 1941. P. 24.
5. Режим доступа: http: //www. firstworldwar. com/ source/espionageact. htm.
6. Режим доступа: http: //www. seditionproject. net/ index. html.
7. История США: в 4 т. М., 1985. Т. 2. С. 374.
8. Sauter M.A., Carafano J.J. Homeland Security: A Complete Guide to Understanding, Preventing, and Surviving Terrorism. N. Y., 2005. Р. 10.
9. Лан В. И. США от Первой до Второй мировой войны. М., 1976. С. 110.
10. Режим доступа: http: //www. law. cornell. edu/
uscode/html/uscode50a/usc_sup05_5010_sq1 _20_sq1. html.
11. Tolzmann Don H. The German-American Experience. N. Y., 2000. Р. 284.
12. Режим доступа: http: //uscode. house. gov/down-load/pls/50C1. txt.
13. Chrislock C.H. Watchdog of Loyalty: The Minnesota Commission of Public Safety During World War I. St. Paul, 1991. Р. 135−136.
14. Режим доступа: http: //www. elisabethfreeman. org/
15. Белявская И. А. Внутренняя экономическая политика США (1917−1918). М., 1956. С. 6971.
16. Executive order 2729A. 1917. October 12th / Режим доступа: http: //www. presidency. ucsb. edu/ws/index. php? pid=75 446. Загл. с экрана.
17. Hough E. The Web. Chicago, 1919. Р. 498.
18. Photo_Galleries/Badge_Gallery_/American_ Protective_League/american_protective_league. html. Режим доступа: http: //www. policeguide. com. Загл. с экрана.
19. Strother F. Fighting Germany’s Spies. N. Y., 1918. Р. 200−216.
20. Gatto J. The Underground History of American Education. Oxford, 2001 / Режим доступа: www. johntaylorgatto. com. Загл. с экрана.
21. Frothingham A. Handbook of War Facts and Peace Problems. National Security League, Committee on organized education. N. Y., 1919 / Режим доступа: http: //net. lib. byu. edu/~rdh7/ wwi/comment/WarFacts/wfacts3. htm#6.1. Загл. с экрана.
22. Ward R. The Origin and Activities of the National Security League, 1914−1919 // Mississippi Valley Historical Review. 1960. № 47. Р. 51−65.
23. New York Times. 1918. 26 March.
24. Brown J. The Anti-Propaganda Tradition in the United States // Bulletin Board for Peace. 2003. 29 June / Режим доступа: http: //www. bulletin-boardforpeace. org/articlebrown. htm. Загл. с экрана.
25. Jenkins Ph. Spy Mad: Investigating Subversion in Pennsylvania 1917−18 // Pennsylvania History. 1996. № 63 (2). Р. 214.
26. 26. Glidden W.B. Internment Camps in America, 1917−1920 // Military Affairs. 1973. V. 37. № 4. Р. 137−141.
27. Juhnke J. Mob Violence and Kansas Mennonites in 1918 // Kansas Historical Quarterlies. 1977. V. 43. № 3. Р. 338−339.
28. Режим доступа: http: //www. iww. org/culture/ biography/FrankLittle1. shtml.
29. Режим доступа: http: //findarticles. com/p/ ar-ticles/mi_qa3945/is_200 301/ai_n9170046/pg1.
30. Режим доступа: http: //publications. ohiohistory. org/ohstemplate. cfm? action=detail&-Page=811
08. html&-StartPage=108&-EndPage=121&-volum e=81& amp-newtitle=Volume%2081%20Page%20 108.
31. BlanchardM. Revolutionary Sparks: Freedom of Expression in Modern America. N. Y., 1992. Р. 99.
32. Mock J.R., Larson C. Words That Won the War: The Story of the Committee on Public Information 1917−1919. Princeton, 1939. Р. 80−83.
33. Kennedy D.M. Over Here: The First World War and American Society. N. Y., 1980. Р. 92.
34. Creel G. How We Advertised America. The First Telling of the Amazing Story of the Committee on Public Information that Carried the Gospel of Americanism to Every Corner of the Globe. N. Y.- L., 1920. Р. 84−99.
35. Show N. Information War: American Propaganda, Free Speech and Opinion Control Since 9−11. Seven Stories Press, 2003. Р. 50.
36. The World’s Greatest War: From the Outbreak of the War To the Treaty of Versailles / еd. H. Thompson. N. Y., 1920−1921. V. 2. Р. 1223.
Поступила в редакцию 15. 05. 2008 г.
Voronin V. Yu. The American pacifists under conditions of fight against the dissidents in the USA (19 171 918). The article reveals the system of suppression of dissident thoughts and actions in 1917−1918, on of the main targets of the system were American pacifists. Special laws restricting the stated rights (right for free speech and for meeting) are thoroughly examined. State and private organizations fighting with irreconcilables are described.
Key words: USA, the First World War, suppression the dissidents, pacifism.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой