Идиоматизация как средство пополнения системы английской фразеологии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 11 137 А. Э. Левицкий
проф., д-р филол. наук, проф. каф. теории и практики перевода с английского языка Института филологии, Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко (Украина), e-mail: andrelev@list. ru
ИДИОМАТИЗАЦИЯ КАК СРЕДСТВО ПОПОЛНЕНИЯ СИСТЕМЫ АНГЛИЙСКОЙ ФРАЗЕОЛОГИИ
Данная статья посвящена рассмотрению идиоматизации как одного из мощных процессов, приводящих к пополнению системы фразеологизмов современного английского языка. Идиоматизация выступает результатом изменений семантических, синтаксических и прагматических характеристик языковой единицы. Она приводит к изменениям в системе классификационных рангов современного английского языка, пополняя промежуточную зону «слово — словосочетание». Новообразованные идиомы употребляются в ограниченном количестве дискурсов и имеют ярко выраженную разговорнобытовую окраску.
Ключевые слова: идиоматизация- фразеологическая единица- вторичная номинация- реплика-идиома- дискурс.
Для современных лингвистических исследований характерен комплексный многоаспектный анализ языковых единиц, при котором когнитивные параметры изучаются в тесной связи с параметрами коммуникативными. При этом интерес к их коммуникативности может быть определен как совокупность целенаправленного воздействия «среды» на систему языка. Подобное воздействие приводит к появлению у рассматриваемой системы новых особых свойств. Ориентация системы средств языка на выполнение коммуникативных задач не может быть объяснена вне взаимосвязи с их функциями в процессах порождения высказывания и его производства.
Основной пафос функционализма — это объяснение языковой формы ее функциями [3, с. 276]. Если же под функцией понимать предназначение языкового средства для хранения и выражения им определенного понятия, то в перечень основных задач функционального подхода к анализу номинативных, в том числе фразеологических единиц языка, может быть включено изучение изменений их семантических, синтаксических и прагматических функций в дискурсе и переструктурирование классификационных рангов в самой системе языка.
Предлагаемый нами подход к описанию изменений в области функционирования единиц номинации базируется на их способности непосредственно отражать динамику развития языка, т. е. раскрывать свои потенциальные возможности в процессе реального использования. В расчет принимаются не только функциональные характеристики самих языковых единиц, но и связанные с ними структурные особенности современного английского языка, поскольку «функционализм — это принципиально типологически ориентированная лингвистика» [3, с. 277]. Следовательно, он не направлен на формулировку априорных аксиом о структуре конкретного языка, а ставит своей целью рассмотрение его типологических возможностей.
Под функциональной ориентацией языковой единицы мы понимаем ее использование в дискурсе в прототипической функции, которая является узуально закрепленной и отраженной в значительном количестве различных контекстов. Функциональная ориентация находит свое выражение в словарных данных, где помимо дефиниций представлены ориентационные показатели единиц номинации согласно их лексической и грамматической валентности, а также частеречной классификации. Таким образом, мы можем говорить о том, что словари нормативной лексики и фразеологии современного английского языка представляют данные об узуальных, прототипических функциях-реализациях номинативных единиц [5].
Так, для современного английского языка с его ярко выраженным аналитизмом особенно характерны трансформации, связанные с функциональной переориентацией. Они возникают в результате выполнения языковой единицей в дискурсе непрототипической, узуально незакрепленной функции. В подобных случаях происходит реализация функций-потенций, которые весьма разнообразны у языковых единиц из-за особенностей системы современного английского языка. В основном данные проблемы касаются единиц, в частности фразеологических, обладающих способностью являться средством номинации в рамках дискурса.
Большинство единиц номинации представлено в современном английском языке словами либо словосочетаниями. Каждая отдельная единица языка, к какому бы языковому уровню она ни принадлежала, обладает способностью к воспроизведению в различных синтагматических построениях. Повторяемая в различных актах коммуникации, одна и та же единица языка сохраняет при этом свою индивидуальность, и только весь ряд единиц одного уровня
образует обобщенное понятие единицы данного уровня. Отметим также и продолжающуюся активность процессов изменения языкового статуса аналитических образований в современном английском языке вследствие реализации их широких функций-потенций.
Современная ситуация в системе английского языка создает особую проблему в определении лингвистического статуса полнозначных номинативных единиц — слов и словосочетаний. Так, в современном английском языке существует довольно значительная, неоднородная промежуточная зона между единицами лексического и синтаксического уровней. Ее конституенты характеризуются разной степенью идиоматичности и спаянности своих компонентов, что отражено в соответствующей связанности их сигнификативных значений, а следовательно, в функциональном подчинении вспомогательного элемента главному.
Промежуточную зону «слово — словосочетание» в современном английском языке составляют единицы, которые приобрели свои новые функции в результате переориентации. К ним относятся: устойчивые словосочетания с непереосмысленными компонентами (music centre, affirmative action, acid rain) — устойчивые словосочетания с частично переосмысленными компонентами (acid rock, air house, dawn raid) — устойчивые словосочетания, относящиеся к рифмованному сленгу (movers and shakers, nuts and bolts, fudge and mudge) — комплексные имена собственные, употребляющиеся в переносном значении (Lady Bountiful, Don Juan, Doctor Feelgood) — фразеологические единицы, представляющие собой семантически изолированные образования в виде словесных блоков (couch potato, as they come, Irish apricot, like hell, like billy-o) — слова, которые возникли из устойчивых словосочетаний (laid-back, hang-up) — слово стяжения, представляющие собой конденсированные словосочетания, единство компонентов которых закрепляется как графически, так и интонационно (a-go-go, rent-a-crowd, oven-to-table, right-to-work).
Наличие в языке фразеологических единиц (ФЕ) сближает словосочетания и слова как формально, так и функционально. Согласно утверждению В. В. Виноградова, в области лексики понятию словосочетания соответствует понятие о фразеологической единице языка [2, с. 12].
На самом деле, ФЕ представляет собой еще один тип словесного комплекса, в структурном отношении утративший словесную чле-нимость, претерпевший деэтимологизацию и лишившийся образной
мотивированности. Идеальным случаем структурно-семантической фузии является стяжение элемента ФЕ в собственно сложное слово синтетического характера, приобретшее черты узуального образования, прочно вошедшего в словарь. Таковы, например, в современном английском языке аналогичные образования типа son-in-law, jack-in-the-box, merry-go-round и им подобные.
Функциональная переориентация в области возникновения ФЕ, т. е. идиоматизация, выступает частью лексикализации синтаксической единицы. Таким образом, есть основание считать, что отдельные группы ФЕ могут соотноситься с определенными частями речи, соответствовать им в коммуникативной сфере, быть их эквивалентами. В таких устойчивых оборотах наблюдается внутренняя логическая членимость и присутствие парадигматических связей, константность состава и словопорядка, а также стабильность их словесных окружений и синтаксических позиций. Не только номинативные ФЕ, но и коммуникативно-номинативные, коммуникативные и междометные ФЕ функционируют подобно словам, несмотря на то, что по своей форме они могут быть отнесены к словосочетаниям или к предложениям. Что же касается последствий идиоматизации компонентов ФЕ, то процитируем А. В. Кунина: «слова, входя в состав полностью переосмысленных ФЕ, утрачивают свою предметную соотнесенность» [4, с. 8].
Процесс идиомообразования чаще всего протекает как метафо-ризация, когда продуцент высказывания, исходя из некоторого номинативного замысла — обозначить предмет, свойство, процесс, состояние и т. п., еще не имеющих имени, — обращается к поискам в чем-то подобной, но уже названной в языке сущности. Поэтому новое обозначаемое воспринимается как подобное по некоторым признакам тому, что уже имеет имя. Такого рода подобие служит мотивом для переноса имени на именуемый объект. Сам процесс создания новой номинации — это интеракция двух систем признаков: признаков объекта, вошедших в номинативный замысел, и признаков, «вычерпываемых» из основания метафоры, т. е. вошедших в подобие. Иди-омообразование — это особый вид вторичной номинации. При этом значение идиомы выводится на основе логических импликаций, что и обусловливает несовпадение «суммы значений» исходного сочетания слов с метафорически сформированным значением. Слова-компоненты переориентированного сочетания «отрываются» от своей области референции и переключаются на новую референтную
отнесенность не за счет суммы значений слов, а отталкиваясь от того значения, которое, включаясь путем выводного знания в новый фрейм, не имеет со своим источником ничего общего, кроме мотивации [6, с. 142−143].
Идиомообразование в его типовом проявлении представляет такой процесс метафоризации, который синтезирует в себе выводное знание о денотате, не вытекающее из значения компонентов ФЕ, а получаемое из знаний о свойстве обозначаемого- ценностной квалификации единиц номинации- восприятия образной гештальт-структуры- учета социально значимых условий дискурса для употребления ФЕ [6, с. 150]. Полимотивационность образной гештальт-структуры — скорее норма, чем исключение. Для ее обеспечения действует не только психологическая поддержка, но и поддержка кодовая, апеллирующая к языковой компетенции носителей языка [6, с. 198]. Тем самым образная гештальт-структура представляет собой, во-первых, редуцированный образ, существующий в языковом сознании параллельно с образом прототипическим- во-вторых, квазиденотат, соотносимый не с обозначаемым идиомы, а с его подобием- в-третьих, воздействие на психоэмоциональную сферу коммуникантов [6, с. 201−202].
В целом, ФЕ характеризуется семантической монолитностью, т. е. целостностью номинаций, которая довлеет над структурной раздельностью составляющих ее элементов [7, с. 28]. Семантические категории лексики транспонируются и в область фразеологии. Существует обратная связь между степенью обобщенности и количеством компонентов диффузных ФЕ: чем меньше число «составляющих» ФЕ, тем объемнее его семантика [1, с. 16]. В крайнем проявлении это фразеологизмы-квалификаторы (as hell, by small and small, like billy-o, as anything). Диффузные Ф Е обладают высшим уровнем абстракции — полной идиоматичностью. Именно данные единицы могут быть признаны прошедшими полную функциональную переориентацию, т. е. получившими абсолютно новые функциональносемиотические параметры в результате идиоматизации. Морфологическая «сжатость», т. е. экономность диффузных ФЕ, особенно фразеологизмов-квалификаторов, повышает частотность их употребления, обеспечивает динамизм дискурса, его экспрессивность.
Функционально переориентированные единицы номинации в основном обладают чертами окказиональности, являясь продуктом индивидуального речетворчества и ограничиваясь определенными
контекстами, а следовательно, имеют ограниченное конкретным социумом использование, всегда характеризуются воплощением определенной стилистической цели и доминированием определенной прагматической функции. Прагматическая функция данных единиц состоит в выражении соответствующей интенции, основанной на индивидуальности когнитивного процесса «высвечивания» и на требованиях ситуации общения.
Последнее утверждение в полной мере касается реплик-идиом, возникших в результате процесса идиоматизации. Роль таких реплик в дискурсе традиционно выполняют междометия (Oh!, Alas! и др.). Однако в результате идиоматизации в данном качестве могут выступать и другие языковые единицы:
1) имеющие своими прототипами единицы, которые восходят к лексическому уровню языковой структуры: Indeed?, Come!, Say!, Fancy!-
2) генетически связанные с единицами других языковых уровней: а) морфологического (Super!) — б) синтаксического: словосочетаний (My foot!, Far from!) и предложений (I'-m from Missouri!, Queen Ann is dead!).
Причем, идиоматичность в ответных репликах приобретают существительные (boy!, rabbit!, nuts!), прилагательные (honest!, grand!), наречия (rather!, полно!), глаголы (say!, cut!), местоимения (why!, my!). Они способны обеспечивать логическую упорядоченность, коммуникативную организацию дискурса и функционировать, в частности для заполнения пауз в акте коммуникации (well, let me see и др.). Их использование дает продуценту время для четкой формулировки своих мыслей и интенций. Данные реплики-идиомы также оказывают воздействие на реципиента, позволяя ему, с одной стороны, обдумать услышанное, а с другой, — додумать, спрогнозировать продолжение коммуникативного акта. Кроме того, наличие хезитационных пауз и их заполнение с помощью рассматриваемых языковых единиц характеризует индивидуально-личностную манеру индивида продуцировать высказывание, а в официальной обстановке — придавать весомость всей реплике. В частности, единицы okay, well then, good, fine, great, You see (know) и им подобные в начале реплики организуют различные стадии общения, изменяют его направление, позволяют суммировать вышесказанное или содержат некий комментарий.
Рассматриваемые идиомы, таким образом, становятся особыми членами высказывания, не всегда составляя его основу, но передавая общий экспрессивный колорит. Такие вводные / обособленные элементы передают субъективное отношение продуцента высказывания и маркируют его эмоционально-волевое содержание. Они состоят по своему смыслу в непосредственных отношениях с основной мыслью всего высказывания. Однако если сами идиомы конституируют определенную реплику, то они приобретают все показатели независимого, полноправного высказывания, например: It'-s a real lulu!, That'-s champion!, A pretty kettle of fish!, For Gods sake!, A pretty go!
Прагматическая функция рассматриваемых идиоматических ресурсов состоит в том, чтобы не только представить коммуникативное намерение говорящего, но и модифицировать иллокутивную силу речевого акта. Среди данных языковых средств выделяются единицы, выступающие как безличный комментарий по поводу вероятности содержания высказывания (Have it coming!, Hear! Hear! и т. д.), а также одновременно усиливающие иллокутивную силу речевого акта. Некоторые из них типа (and) what is more указывают на важность речевого акта либо на роль других коммуникантов. Подобные единицы могут указывать на разные аспекты коммуникативного намерения продуцента высказывания. Неслучайно их называют прагматическими идиомами (прагмемами), или синтаксическими фразеологизмами, поскольку они выступают готовыми формулами речевого этикета, например: Keep your shirt on, It'-s so generous of you! Особо следует отметить важность данных языковых единиц в выражении вежливости, имеющей значительную прагматическую ценность для акта коммуникации: It’s (very) good/kind of you!
Ряд реплик-идиом обладает полифункциональностью значений, проявляющейся в различных оттенках их значения, например: Famous last words! (комментарий по поводу услышанного- сомнение- недоверие- неверие), Far out! (выражает одобрение- восторг- изумление), Hang on! (минуточку!, будь благоразумным!, постой! — с удивлением). Полифункциональность реплик-идиом и их вариативность находят отражение в синонимии простых и сложных языковых знаков типа Go fly a kite! и Away!- Really? и Is it?
Особый функционально-лингвистический статус данных языковых единиц объясняется не только их идиоматическим характером, а и широтой их использования в различных ситуациях общения.
Стереотипность их использования вместе с тем допускает и некоторую окказиональность в выражении тех или иных эмоций и чувств:
Cliff: She can’t think.
Jimmy: Can’t think! She hasn’t had a thought for years! (J. Osborne).
Особенностью реплик-идиом следует также признать их возможное употребление при отсутствии адресата. Несмотря на то, что их использование не производит прагматического эффекта на слушателя, говорящий всё же отражает свое отношение к предметам или явлениям окружающего мира, превращаясь одновременно в адресата. Таким образом, использование идиомы функционально обусловлено, поскольку служит цели снятия напряжения (Oh, God!, Dear me!, Nuts! и т. д.). Подобный «выплеск», как правило, негативных эмоций позволяет достичь желаемого эффекта, т. е. облегчить психическое состояние индивида.
Рассматриваемые нами клишированные высказывания, с одной стороны, порождаются ситуацией общения, а, с другой, — выступают реакцией на нее же, оценкой, комментарием и используются для выражения:
а) согласия / несогласия (Put it there!, No deal!) —
б) побуждения, команды, призыва (Stop it!, Come!) —
в) различных оценок сказанного собеседником:
— восхищения (Good heavens!) —
— удовольствия (Boy-oh-boy, Cowabunga!, Diggety damn, Hotcha, Hot-chacha, Love it to death, Man oh man) —
— удовлетворения (Everything's cool, OK, Righto, We have lift-off) —
— одобрения (All the way!, Attaboy!, Attagirl!, Bless you!, Fair enough!, For sure!, I should be so lucky!, Is that good or is that good!, Keen, keeno, nice one Cyril!, No sweat!, What a boy!, Too Irish stew!) —
— попытки успокоить собеседника (Cool it!, Keep your hair on!, Lighten up!, No muss no fuss!, Pull in your horns!, Quit racing your motor!, Simmer down!, Steady the buffs!) —
— отсутствия интереса (I don’t care!, Big deal!, Break my heart!, I should care!, What’s the percentage?, What do I do now, cry?) —
— скуки (Here we go again, That finishes me, What a life) —
— смущения (I didn’t know where to put myself!, Was my face red!) —
— обеспокоенности (Buggeration!, Come off it!, Don’t get funny!, Don’t mind me I only live / work here!, Forget it!-
— предостережения: Fair and softly!) —
— разочарования (My stars and garters!, Bless my stars and garters!, Tonight’s the night!) —
— негодования (This is a nice how-do-you-do!) —
— неодобрения (Stuff and nonsense!) —
— неудовольствия (Bugger off!, Can you stand for that!, Don’t give me that!, Drop dead!, Fiddlesticks!, What’s the big idea?, You and who'-s army, you would!, That’s just too bad!) —
— иронии (Not a dog’s chance!) —
— насмешки (Been and gone and done it) —
— презрения (Be hanged!, The hell with it!) —
— хвастовства (Did I ever!, Your geese are all swans!, Is the bear a Catholic) —
— унижения (Come down to earth) и т. п.
Подобные единицы относятся к фоновой лексике, являясь национально-культурными маркерами процесса коммуникации. Культурно релевантными выступают как их значение, так и их форма. Мотивация данных идиом основывается на особенностях восприятия мира носителями языка, базируясь на этноспецифических показателях их материальной и духовной культур. Так, в англосаксонской лингвокультуре широко используются единицы эвфемистического плана для имени Бога (Christ!, Lord!, Father!, Gosh!, Goodness!, Dear!, My! и др.). Это же касается употребления единиц с негативным культовым компонентом (hell, helluva, devil, damn, dammit, damnable, fucking и т. д.). Свидетельством повышенной частотности употребления данных идиоматических образований является и возможность повторной модификации их структур:
That’s a boy! & gt- Attaboy! — «молодец!" —
For God’s sake! & gt- Godssakes! — «ради Бога!" —
For Christ’s sake! & gt- Chrissakes! — «ради Бога!" —
By Jesus! & gt- Bejabbers (Bejabers, Bejesus)! — «Боже мой!" —
By our Lady! & gt- Byrlady! — «Матерь Божья!" —
God’s wounds! & gt- Zounds! — «Боже избави!» и др.
Рассмотренный материал позволяет сделать вывод о распространенности процесса идиоматизации в современном английском языке, а также о высокой коммуникативной ценности и о специфической роли, которую идиомы играют в дискурсе, в частности о разнообразии выражаемых с помощью данных языковых единиц эмоций.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Василюк И. Н. Слова и фразеологизмы диффузной семантики в современном английском языке: автореф. дис. … канд. филол. наук. — Киев, 1990. — 20 с.
2. Виноградов В. В. Русский язык (грамматическое учение о слове) — М.: Высшая школа, 1972. — 614 с.
3. Кибрик А. А., Плунгян В. А. Функционализм // Фундаментальные направления современной американской лингвистики / под ред. А. А. Кибрика, И. М. Кобозевой и И. А. Секериной. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1997. -С. 276−339.
4. Кунин А. В. Фразеология современного английского языка. Опыт систематизированного описания. — М.: Международные отношения, 1972. -288 с.
5. Левицкий А. Э. Функциональная переориентация номинативных единиц современного английского языка: Монография. — Житомир: Ред. -издат. отд. ЖГПУ, 2001. — 168 с.
6. Телия В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. — М.: Школа «Языки русской культуры», 1996. — 288 с.
7. Тер-Минасова С. Г. Словосочетание в научно-лингвистическом и дидактическом аспектах. — М.: Высшая школа, 1981. — 144 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой