Амилоидные белки поверхности микроорганизмов: структура, свойства и значение для медицины

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

амилоидные белки поверхности микроорганизмов: структура, свойства и значение для медицины

В. В. Рекстина1, А. А. Горковский2, Е. Е. Безсонов2, Т. С. Капебина1^

1 Кафедра молекулярной биологии, биологический факультет, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова, Москва

2 Лаборатория биохимии и генетики,

Национальный институт диабета, заболеваний ЖКТ и почек, Национальный институт здоровья, Бетесда, Мэриленд, США

В обзоре суммированы данные, посвященные описанию свойств амилоидных белков поверхности клеток микроорганизмов. Определены понятия «амилоид» и «функциональный амилоид» микроорганизмов. Приведены многочисленные примеры исследований, в которых убедительно показано наличие амилоидных свойств у белков клеточной поверхности микроорганизмов. Рассмотрены работы, демонстрирующие важную роль пилей, курлей, тафи и некоторых других фибриллярных белков бактерий в колонизации организма хозяина. Обобщены данные об амилоидных белках поверхности клеток дрожжей, их свойствах и возможной роли в развитии кандидозов. Обзор также призван привлечь внимание специалистов в области медицины и биологии ко все более активно обсуждаемому в литературе вопросу о возможном участии амилоидов внеклеточного матрикса бактерий, а также амилоидных белков поверхности эукариотических микроорганизмов, в первую очередь дрожжей, в развитии амилоидозов животных и человека.

Ключевые слова: клеточная поверхность микроорганизмов, амилоид микроорганизмов, функциональный амилоид, пили, курли, тафи, фенол-растворимый модулин, адгезин, гидрофобин класса I, амилоидоз

Финансирование: работа выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (грант № 14−04−1 187 А).

gg Для корреспонденции: Татьяна Сергеевна Калебина

119 899, г Москва, Ленинские горы, д. 1, стр. 12- kalebina@genebee. msu. ru

Статья получена: 30. 09. 2015 Статья принята в печать: 07. 10. 2015

cell surface amyloid proteins of microorganisms: structure, properties and significance in medicine

Rekstina VV1, Gorkovskii AA2, Bezsonov EE2, Kalebina TS1 H

1 Faculty of Biology, Department of Molecular Biology, Lomonosov Moscow State University, Moscow, Russia

2 Laboratory of Biochemistry and Genetics,

National Institute of Diabetes and Digestive and Kidney Diseases, National Institutes of Health, Bethesda, Maryland, USA

This review summarizes data which describe properties of microbial cell surface amyloids proteins. Definitions of amyloids and microbial functional amyloids are given. The review provides numerous examples of research in which the presence of amyloid-like properties in microbial cell surface proteins is demonstrated convincingly. Studies of the important role of pili, curli, tafi and some other bacterial fibrillar proteins in host colonization are reviewed. Data on amyloid proteins of yeast cell surface, their properties and potential association with candidiasis development are summarized. This review also appeals to experts in biology and medicine in an attempt to draw their attention to the issue which is increasingly discussed in scientific work at present, namely to a possible role of bacterial extracellular matrix amyloids and amyloid proteins of eukaryotic microorganism surface, yeast in the first place, in the development of amyloidosis in animals and humans.

Keywords: microbial cell surface, microbial amyloid, functional amyloid, pili, curli, tafi, phenol soluble modulin, adhesin, class I hydrophobin, amyloidosis

Funding: this study was supported by the Russian Foundation for Basic Research (grant no. 14−04−1 187 A).

Correspondence should be addressed: Tatiana Kalebina

Leninskie gory, d. 2, str. 12, Moscow, Russia, 119 899- kalebina@genebee. msu. ru

Received: 30. 09. 2015 Accepted: 07. 10. 2015

Микробиом человека составляет в среднем 1014 клеток микроорганизмов [1], многие из которых имеют на своей поверхности амилоидные белки. Некоторые исследования последних лет позволяют выдвинуть гипотезу о том, что наличие таких белков может способствовать возникнове-

нию многих заболеваний, в том числе развитию системных амилоидозов высших животных и человека, туберкулеза, болезни Альцгеймера [2−6].

Анализ и глубокое знание процессов и молекулярных механизмов, лежащих в основе сборки амилоидных струк-

тур клеток про- и эукариотических микроорганизмов, имеют большие перспективы с медицинской точки зрения. В первую очередь сказанное актуально для разработки методов защиты организма человека и животных от неблагоприятного воздействия амилоидов микроорганизмов. Важно понимание того, как можно наиболее эффективно препятствовать формированию или разрушить уже сформированные патогенными микроорганизмами бактериальные биопленки и как снизить эффект индукции процесса амилоидообразования клетками человека и животных при воздействии амилоидов микроорганизмов.

Амилоиды — это белковые фибриллы, обладающие кросс-р-структурой. Они состоят из мономеров и представляют собой протяженные р-листы, в которых р-тяжи лежат перпендикулярно продольной оси фибриллы и могут располагаться параллельно и антипараллельно друг другу. Расстояние между главными цепями внутри р-листа составляет 0,47 нм, между соседними р-листами — 0,81,2 нм [7, 8]. В стабилизации структуры амилоидных фибрилл играют важную роль водородные связи, образующиеся между пептидными остовами соседних р-тяжей. В стабилизацию структуры амилоидов также, по-видимому, вносят вклад взаимодействия между боковыми группами аминокислотных остатков соседних полипептидов (гидрофобные взаимодействия, солевые мостики, стэкинг-взаи-модействия). Для амилоидов характерна высокая устойчивость к изменениям таких параметров окружающей среды, как гидрофобность, концентрация соли, pH, температура, давление, влияние денатурирующих агентов и протеиназ, что обусловлено большим числом взаимодействий, вовлеченных в стабилизацию их структуры [2, 9−12].

Поскольку амилоиды являются причиной многих широко распространенных неизлечимых патологий (ами-лоидозов), их давно и активно изучают у человека и животных. Пили (pili, от лат. pilus — волос) были описаны в середине прошлого века у грамотрицательных и грампо-ложительных бактерий [13]. Только совсем недавно, однако, стало понятно, что многие структуры на поверхности микроорганизмов представляют собой амилоидные фибриллы. К настоящему моменту курли (curli, от англ. curl — завиток) или тафи (tafi, от англ. thin aggregative fimbriae — тонкие агрегирующие нити) охарактеризованы у таких родов бактерий, как Escherichia, Neisseria, Yersinia, Shigella и Salmonella [2, 3, 10, 11, 14−17]. Пили охарактеризованы также у бактерий рода Streptococcus, в частности S. agalactiae, S. pyogenes и S. pneumoniae, у Mycobacterium tuberculosis и у многих других грамположительных бактерий. Процессы сборки этих структур и их роль в колонизации организма хозяина описаны достаточно подробно [13].

Хорошо известно о наличии амилоидов, так называемых гидрофобинов класса I, на поверхности мицелиаль-ных грибов, например Aspergillus fumigatus [18]. Амилоиды встречаются у микроорганизмов среди структурных молекул, адгезинов и токсинов. Растущий список охарактеризованных амилоидов, помимо упомянутых выше структур, включает в себя фенол-растворимые моду-лины Staphylococcus aureus [12, 19], адгезины у Candida albicans [20, 21], амилоиды, формируемые белком ТаsA у Bacillus subtilis [22−24].

В процессе изучения амилоидных белков поверхности клеток микроорганизмов возникло понятие «функциональные амилоиды» [25], т. е. белки, формирующие амилоиды, не сопряженные с патологией микробов и выполняющие полезные для их клеток функции. В ряде опубликованных работ указано на формирование функциональных

амилоидов не только среди микроорганизмов и высказано предположение, что они существуют во всех доменах живого мира и участвуют в самых различных процессах: от образования биопленок в микробных сообществах до регуляции долговременной памяти у животных [7]. В обзоре мы рассмотрим некоторые примеры участия амилоидных белков поверхности микроорганизмов в развитии заболеваний животных и человека и приведем данные, характеризующие структуру этих амилоидов и условия их формирования.

Амилоиды, принимающие участие в формировании межклеточного матрикса бактерий

Основным белковым компонентом, необходимым для формирования межклеточного матрикса, являются курли или тафи. Они присутствуют на поверхности многих грам-отрицательных бактерий, в т. ч. ряда штаммов Escherichia coli, Salmonella spp. и других Enterobacteriaceae [10, 11, 1417]. Курли E. coli связываются со многими белками человека, в частности с фибронектином, ламинином, коллагеном I типа, молекулами главного комплекса гистосовмес-тимости I класса, плазминогеном и некоторыми другими [26−29], и способствуют патогенезу, облегчая микроорганизму последующее внедрение в организм хозяина [14, 30−32]. Курли представляют собой фибриллярные структуры, одним концом закрепленные на внешней мембране бактерий. Их длина может достигать нескольких микрометров, а ширина составляет 3−4 нм, при этом курли склонны агрегировать латерально, образуя пучки диаметром до 60 нм [33]. Фибриллы курлей обладают высокой устойчивостью к действию денатурирующих агентов и протеиназ, однако они могут быть деполимеризованы после кратковременной обработки концентрированной муравьиной кислотой [10, 11, 34]. Данные спектроскопии кругового дихроизма (КД-спектроскопии) свидетельствуют, что вторичная структура фибрилл курли богата р-слоя-ми [11], также они взаимодействуют со специфичными для амилоида красителями — конго красным (КК) и тиофлави-ном Т (ТТ) [11, 27]. Все это позволило классифицировать курли как амилоидные фибриллы [11].

Курли необходимы для формирования бактериальных биопленок и являются основным белковым компонентом образующегося при этом внеклеточного матрикса [33, 35]. Было показано, что гены курли лучше всего экс-прессируются при температуре ниже 30 °C, низкой концентрации питательных веществ, низком осмотическом давлении и на стационарной стадии роста, т. е. в условиях, с которыми E. coli и другие энтеробактерии сталкиваются вне организма хозяина. В этих условиях формирование биопленок может способствовать выживанию бактерий [33]. Курли опосредуют присоединение бактерий к множеству поверхностей, включая клетки растений [36, 37], нержавеющую сталь [38], стекло и пластик [33], а также могут существенно усиливать устойчивость клеток микроорганизма к хлору [38] и соединениям двухвалентной ртути [39].

Сборка курлей — строго регулируемый клеткой процесс [14, 40], в котором участвуют белки, кодируемые как минимум двумя оперонами: у E. coli они носят название csgABC и csgDEFG [41]. Курли состоят из двух гомологичных белков — CsgA и CsgB, при этом основным структурным компонентом фибрилл является белок CsgA [27]. Очищенный CsgA in vitro в отсутствие каких-либо других белков формирует амилоидные фибриллы, однако р-тяжи

в них уложены не в р-слои, а в p-спирали. In vivo для сборки амилоидных фибрилл CsgA необходимо присутствие CsgB [11, 27, 42]. CsgA, секретируемый клетками E. coli с делецией гена csgB, может полимеризоваться на поверхности клеток, продуцирующих CsgB [11, 14, 27]. Это явление носит название «межбактериальная комплементация» и широко используется в мутационных исследованиях, направленных на выявление генов белков, участвующих в формировании курлей [11, 43]. Межбактериальная комплементация подтверждает, что CsgB является нуклеато-ром полимеризации CsgA [11].

Большая часть CsgB локализована на бактериальной поверхности, что указывает на верность предположения о нуклеаторной функции CsgB [44]. CsgF обеспечивает правильное сворачивание и локализацию белка-нуклеатора CsgB, вероятно, представляя собой шапероноподобный белок [43]. Периплазматический белок CsgE, по-видимому, участвует в секреции CsgA, а также ингибирует полимеризацию CsgA in vitro [45] за счет прямого взаимодействия между молекулами CsgE и CsgA [46]. Поэтому CsgE можно рассматривать как CsgA-специфичный шаперон. Одним из следствий развития представлений о нуклеаторных способностях белков клеточной поверхности микроорганизмов в процессе формирования амилоидов является то, что некоторые авторы рассматривают амилоидные белки микробного происхождения как реальную опасность для развития амилоидозов и болезни Альцгеймера [47].

Большинство экспериментальных исследований по биогенезу и функциям курлей были выполнены на E. coli и Salmonella spp. Биоинформатический анализ выявил гомологов курлей среди представителей родов Bacteroidetes, Firmicutes и Thermodesulfobacteria [48]. Опероны csgEFG были найдены у большинства бактерий вышеуказанных родов с потенциальными гомологами CsgA и CsgB, в то время как белки CsgC и CsgD часто отсутствовали. Несмотря на то что многие биоинформатические исследования ждут экспериментального подтверждения, есть основания предполагать, что сходные с курлями структуры могут быть более широко распространены у бактерий, формирующих биопленки, чем считали ранее [49].

Адгезин Р1, располагающийся на клеточной поверхности микроорганизма Streptococcus mutans, вызывающего зубной кариес, является амилоидным белком [50]. Данный адгезин индуцировал сдвиг в спектре поглощения красителя КК, зеленое двулучепреломление в окрашенном КК препарате и специфическую флуоресценцию ТТ. Микроскопическими методами в препарате этого адгезина были обнаружены фибриллы, что в совокупности с результатами спектрофотометрического анализа подтверждало его амилоидную природу [50]. Получены данные, свидетельствующие, что Р1 — не единственный белок клеточной поверхности S. mutans, способный формировать амилоиды, поскольку колонии бактерий, лишенных данного адгезина, тем не менее индуцировали зеленое двулучепреломление при окрашивании КК [50].

Пили Mycobacterium tuberculosis — еще один пример того, какую роль, возможно, играют амилоиды внеклеточного матрикса микроорганизмов в патогенезе. Данный микроорганизм вызывает туберкулез, за год уносящий жизни почти трех миллионов человек во всем мире [2]. Пили на поверхности грамположительных M. tuberculosis нерастворимы в смеси хлороформ/метанол (2: 1), а также в буфере, содержащем додецилсульфат натрия (ДСН), и, кроме того, взаимодействуют с амилоид-специфичным красителем КК, что свидетельствует об их ами-

лоидной природе [2]. Мутанты, лишенные гена, кодирующего белок пилей M. tuberculosis, проявляли пониженную вирулентность [2]. Исследователи объясняют это тем, что пили способны связываться с белком внеклеточного матрикса ламинином, способствуя тем самым прочному закреплению микроорганизма в тканях хозяина. Таким образом, M. tuberculosis используют эти амилоидные белки для успешной колонизации организма [2]. В сыворотке пациентов, больных туберкулезом, присутствует высокий титр антител, взаимодействующих с пилями M. tuberculosis [2].

Другие грамположительные микроорганизмы, которые могут колонизовать различные органы и ткани человека, — кокки S. aureus — способны вызывать различные заболевания, от небольших инфекций кожи до бактеремии и сепсиса. Многие из этих заболеваний связаны с формированием биопленок в организме хозяина [20]. В составе биопленок S. aureus были идентифицированы внеклеточные амилоидные фибриллы, состоящие из коротких пептидов, называемых фенол-растворимыми модулина-ми (PSMs) [12].

У PSMs S. aureus или S. epidermidis множество функций [51−54]. PSMs в фибриллярной форме необходимы S. aureus для обеспечения устойчивости биопленок к различным диспергирующим (разрушающим биопленку) агентам, а также к механическому воздействию [12]. Авторы считают, что перспективным направлением исследований для борьбы с заболеваниями, вызванными патогенными стафилококками, является ингибирование экспорта фенол-растворимых модулинов. Поиск малых молекул — ингибиторов полимеризации амилоидов — один из путей, который может привести к разработке средств для уничтожения стафилококков на этапе формирования биопленок [49].

Пили Bacillus subtilis — важный компонент внеклеточного матрикса биопленок, формируемых бактериями на твердой поверхности и на поверхности раздела фаз между водой и воздухом [55]. Этот микроорганизм не является патогеном, однако широко распространен, встречается в почве, воде, воздухе, продуктах питания. Основная белковая субъединица пилей B. subtilis — это белок TasA [22, 56]. Фибриллы, формируемые TasA in vitro, практически не отличаются по морфологии от пилей B. subtilis [22], при этом взаимодействуют с амилоид-специфичными красителями КК и ТТ, обогащены р-слоями по данным КД-спектроско-пии и деполимеризуются лишь после инкубации в присутствии муравьиной кислоты [22]. Следует отметить, что TasA был впервые идентифицирован как секретируемый белок и белок поверхности спор B. subtilis, обладающий выраженными антибактериальными свойствами [57, 58]. Антитела, используемые в диагностике нейродегенеративных заболеваний, узнают как метастабильные интермедиаты, возникающие при формировании амилоидных фибрилл, так и олигомеры TasA, что позволяет авторам говорить о возможном сходстве структуры этих двух типов олигоме-ров [22, 59, 60].

Амилоиды, формирующие амфипатические мембраны на поверхности клеток микроорганизмов

Гифы, споры и плодовые тела многих грибов покрыты ам-фипатическими (т. е. одновременно имеющими гидрофильные и гидрофобные области) родлет-слоями, которые представляют собой мозаику из параллельно уложенных фибрилл толщиной 5−12 нм [18]. Указанные амфипатиче-

ские слои не растворяются при кипячении в присутствии 2% ДСН и 1 M NaOH и диссоциируют на мономеры только при обработке муравьиной или трифторуксусной кислотами [9]. Основной и, по-видимому, единственный компонент родлет-слоев грибов — это белки гидрофобины класса I [61, 62]. Процесс полимеризации гидрофобинов наиболее эффективен в области интерфаз с высоким поверхностным натяжением (например, граница раздела жидкость-воздух), а агенты, уменьшающие поверхностное натяжение, уменьшают и скорость полимеризации гидро-фобинов in vitro [63].

Гидрофобины — это большое семейство секретируе-мых низкомолекулярных (7−9 кДа) белков у грибов [61]. Семейство получило свое название благодаря высокому содержанию гидрофобных аминокислотных остатков [9]. Гены, кодирующие гидрофобины, обнаружены у многих грибов. Гидрофобины класса I — типичные функциональные амилоиды, поскольку играют роль в формировании спор и плодового тела, также они важны для прикрепления к поверхности клеток организма хозяина и защиты от его иммунной системы [18, 64]. Так, при инфекции, вызываемой мицелиальными грибами Arthroderma benhamiae (дерматофиты — возбудители поверхностных микозов человека и животных), гидрофобин HypA выполняет маскирующую функцию, защищая микроорганизм от иммунной системы хозяина. Делеция гена этого гидрофобина приводит к быстрому смачиванию мицелия и конидий гриба, что вызывает повышенную активацию гранулоцитов, нейтро-филов и дендритных клеток и сопровождается увеличением в крови титра интерлейкинов IL-6, -8, -10 и фактора некроза опухоли TNF-a [65]. Развитию инфекции с участием другого мицелиального гриба Aspergillus fumigatus, приводящего к инвазивному аспергиллезу, способствует компонент родлет-слоя гидрофобин RodA, покрывающий споры патогена. В экспериментах на животных споры штамма дикого типа с удаленным с поверхности RodA или мутанта AlaeA, содержащего на 60% меньше этого гидрофобина, подвергались фагоцитозу макрофагами [66].

Амилоиды, входящие в состав клеточных стенок дрожжей: адгезины и глюкантрансфераза Bgl2p

В научной литературе давно известен, хотя и мало обсуждается, факт развития системного амилоидоза у мышей, инъецированных лиофилизированными клетками Candida sp. [67]. Авторы статьи особо отмечали, что отложения амилоидов могут возникать в ответ на введение экспериментальным животным казеина, альбумина, бактерий или эндотоксина E. coli[68−71], однако при этом после прекращения инъекций амилоидные отложения постепенно уменьшались или исчезали [72, 73]. В случае инъецирования мышей лиофилизированными клетками Candida sp. лабораторные животные умирали от системного амилоидоза спустя весьма длительный период (через 400 дней) после последней инъекции [67]. Отдельно проведенные эксперименты показали, что введение мышам внутриклеточного содержимого Candida sp. амилоидоза не вызывало. На основании этого авторы сделали вывод, что развитие ами-лоидоза стимулируют компоненты клеточных стенок [67].

Биоинформатический анализ протеома дрожжей Saccharomyces cerevisiae выявил наибольшую представленность амилоидогенных белков в клеточной стенке [74]. Примером достаточно хорошо охарактеризованных белков клеточной поверхности дрожжей, обладающих амилоидными свойствами, являются белки Als (от англ. agglutinin-like

sequence) [20, 21, 75]. В геноме C. albicans было обнаружено восемь генов ALS, каждый из которых кодирует белок, состоящий из сигнальной последовательности, необходимой для секреции белка, трех тандемных доменов иммуноглобулин (^-подобного типа, богатого треонинами домена (T-домен), разного числа гликозилированных тандемных повторов (TR) длиной 36 аминокислот, высокогликозилиро-ванного стеблевого домена и сигнальной последовательности присоединения гликозилфосфатидилинозитольного якоря, который обеспечивает ковалентное закрепление белка за глюкан клеточной стенки [76]. Ig-подобный домен обеспечивает связывание с субстратом- T-домен необходим для правильного сворачивания Ig-подобного домена и секреции- TR повышает афинность Ig-подобной области к лигандам и может обеспечивать агрегацию дрожжей, не зависящую от Ig-подобной области- благодаря наличию стеблевого домена активные области отстают от поверхности клеточной стенки на значительное расстояние [76].

Несмотря на наличие сильного гликозилирования, белки семейства Als имеют низкую растворимость, а в очищенном виде образуют амилоидные фибриллы даже при низких концентрациях [20]. Была изучена конформация N-концевых частей белков Als1p (lg-фрагмент) и Als5p (lg-T-фрагмент) в растворе [76]. Полученные данные свидетельствовали о том, что в обоих случаях р-слои были превалирующим элементом вторичной структуры анализируемого полипептида [76]. Показано также, что Als5p, Als1p и Als3p содержат в своем составе высококонсервативный потенциально амилоидогенный участок (ПАУ) в Т-домене [20].

Интересно отметить, что ПАУ были обнаружены не только в аминокислотных последовательностях Als-белков, но и в аминокислотных последовательностях дрожжевых адгезинов из других семейств [75]. Пептиды, содержавшие эти ПАУ, формировали фибриллы, взаимодействовавшие с амилоид-специфичными красителями, и согласно данным КД-спектроскопии обладали обогащенной р-слоями вторичной структурой [75]. Вероятно, амило-идообразование может быть весьма широко распространенным явлением [75].

Оппортунистический дрожжевой патоген Candida albicans формирует биопленки, облегчающие колонизацию тканей организма хозяина и делающие клетки C. albicans чрезвычайно устойчивыми к антимикробным препаратам [77, 78]. Важную роль в патогенезе и формировании биопленок играют описанные выше Als-адгезины, наряду с множеством других адгезинов, продуцируемых C. albicans [78, 79]. Некоторые Als-адгезины формируют амилоидные структуры [20, 21, 75], что, вероятно, способствует взаимодействию клеток C. albicans с белками внеклеточного матрикса (фибронектином, ламинином, коллагеном IV типа) и другими пептидными лигандами млекопитающих, клетками других видов дрожжей, клетками бактерий, а также автоагрегации клеток C. albicans [76, 78]. Способность клеток Candida sp. удерживаться за счет поверхностных адгезинов на слизистых поверхностях различных органов и синтетических материалах является важным фактором патогенности этих грибов и содействует развитию инфекции. Наиболее выражена данная способность у дрожжей C. albicans [80, 81].

Глюкантрансфераза Вgl2p — еще один белок клеточной стенки дрожжей с наличием амилоидных свойств. Это небольшой (31,5−34 кДа в зависимости от вида дрожжей), консервативный, мажорный нековалентно закрепленный белок, присутствие которого в клеточной стенке показано для многих видов дрожжей, таких как S. cerevisiae,

Микрофотографии препаратов глюкантрансферазы Bgl2p из клеточных стенок дрожжей Saccharomyces cerevisiae. (А) Электронная микроскопия. Негативное окрашивание [86]. (Б) Флуоресцентная микроскопия. Окрашивание антителами против Bgl2p [87]

C. albicans, A. fumigatus [82−84]. Bgl2p из S. cerevisiae проявляет высокую гомологию по отношению к Bgl2p из C. albicans. Антитела против Bgl2p S. cerevisiae реагируют с Bgl2p C. albicans [82, 85]. Bgl2p устойчив к гидролизу трипсином и протеиназой К в составе клеточной стенки, а также не может быть экстрагирован из нее с помощью 1% раствора ДСН в воде при 37 °C, в отличие от всех других нековалентно закрепленных в полисахаридном каркасе белков клеточной стенки [86].

Bgl2p, выделенный из клеточной стенки S. cerevisiae, способен образовывать структуры, которые имеют фибриллярную морфологию [86, 87], отчетливо выявляемую при микроскопических исследованиях (рисунок). Выделенный из клеточной стенки белок Bgl2p индуцировал специфическую флуоресценцию ТТ и демонстрировал спектр кругового дихроизма, характерный для белка, обогащенного р-структурой [86, 88], что тоже свидетельствовало об амилоидной природе формируемых Bgl2p структур. Изучали также рН-зависимость способности Bgl2p фибриллизо-ваться с использованием как выделенного белка, так и модели на основе синтетических пептидов, соответствующих по последовательности предсказанным биоинформати-чески потенциально амилоидогенным участкам Bg2p [87]. Было показано, что при нейтральных и слабокислых значениях pH-среды выделенный из клеточной стенки Bgl2p фибриллизуется, тогда как уже при слабощелочных значениях рН данный белок теряет способность формировать амилоидные фибриллы [87]. Механизм амилоидообразо-вания Bgl2p в клеточной стенке, равно как и физиологическую роль этого процесса для функционирования дрожжей, еще только предстоит выяснить [89].

Bgl2p, вероятно, играет определяющую роль в вирулентности патогенных видов дрожжей, поскольку делеция гена BGL2 снижает способность этих микроорганизмов к заражению [82]. Дженг и соавт. обнаружили, что Bgl2p C. albicans также выполняет роль адгезина, обеспечивающего связь клеток с иммобилизованными компонен-

тами слюны [85]. Было показано, что антитела к Bgl2p C. albicans являются диагностическим биомаркером системного кандидоза, а их высокий уровень коррелирует со снижением вероятности летального исхода, что связано, по-видимому, с защитной ролью данных антител [90].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Описывая амилоидные белки поверхности микроорганизмов, мы не рассматривали статьи, посвященные таким амилоидам, как чаплины, микроцины и харпины, поскольку к настоящему моменту их роль в патогенезе человека и животных либо не выявлена, либо малоизучена. Тем не менее исследования структуры и механизмов формирования этих и других амилоидов, активно ведущиеся в ряде крупных научных центров и лабораторий как у нас в стране, так и за рубежом, позволяют ожидать новых важных результатов в данной области исследований.

Мы полагаем, что необходимо уделять внимание анализу возможной роли амилоидов и других компонентов поверхности клеток микроорганизмов при изучении развития заболеваний с неясной этиологией. У многих высших эукариот, и в том числе человека, микроорганизмы присутствуют в большом количестве. Можно сказать, что для значительного числа животных микроорганизмы являются их неотъемлемой составляющей. Количество клеток микроорганизмов может значительно превышать количество клеток организма хозяина [1]. Компоненты клеточной поверхности микроорганизмов, включая амилоидные белки, находятся в постоянном контакте с клетками и жидкостями организма хозяина. Недальновидно недооценивать потенциальную роль этих молекул, локализованных на поверхности микроорганизмов как про-, так и эукариотического происхождения, в метаболизме животных и человека, и в том числе в процессах, ведущих к их заболеванию.

Литература

1. Lei YM, Nair L, Alegre ML. The interplay between the intestinal microbiota and the immune system. Clin Res Hepatol Gastroenterol. 2015 Feb- 39 (1): 9−19.

2. Alteri CJ, Xicohtencatl-Cortes J, Hess S, Caballero-Olfn G, Giron JA, Friedman RL. Mycobacterium tuberculosis produces pili during human infection. Proc Natl Acad Sci U S A. 2007 Mar 20- 104 (12): 5145−50.

3. Ramsugit S, Guma S, Pillay B, Jain P, Larsen MH, Danaviah S,

et al. Pili contribute to biofilm formation in vitro in Mycobacterium tuberculosis. Antonie Van Leeuwenhoek. 2013 Nov- 104 (5): 725−35.

4. Hill JM, Bhattacharjee S, Pogue AI, Lukiw WJ. The gastrointestinal tract microbiome and potential link to Alzheimer'-s disease. Front Neurol. 2014 Apr 4- 5: 43.

5. Hill JM, Clement C, Pogue AI, Bhattacharjee S, Zhao Y, Lukiw WJ. Pathogenic microbes, the microbiome, and Alzheimer'-s disease (AD). Front Aging Neurosci. 2014 Jun 16- 6: 127.

6. Shoemark DK, Allen SJ. The microbiome and disease: reviewing the links between the oral microbiome, aging, and Alzheimer'-s disease. J Alzheimers Dis. 2015- 43 (3): 725−38.

7. Нижников А. А., Антонец К. С., Инге-Вечтомов С. Г. Амилоиды: от патогенеза к функции. Биохимия. 2015- 80 (9): 1356−75.

8. Hamley IW. Peptide fibrillization. Angew Chem Int Ed Engl. 2007- 46 (43): 8128−47.

9. Wessels J, De Vries O, Asgeirsdottir SA, Schuren F. Hydrophobin Genes Involved in Formation of Aerial Hyphae and Fruit Bodies in Schizophyllum. Plant Cell. 1991 Aug- 3 (8): 793−9.

10. Collinson SK, Doig PC, Doran JL, Clouthier S, Trust TJ, Kay WW. Thin, aggregative fimbriae mediate binding of Salmonella enteritidis to fibronectin. J Bacteriol. 1993 Jan- 175 (1): 12−8.

11. Chapman MR, Robinson LS, Pinkner JS, Roth R, Heuser J, Hammar M, et al. Role of Escherichia coli curli operons in directing amyloid fiber formation. Science. 2002 Feb 1- 295 (5556): 851−5.

12. Schwartz K, Syed AK, Stephenson RE, Rickard AH, Boles BR. Functional amyloids composed of phenol soluble modulins stabilize Staphylococcus aureus biofilms. PLoS Pathog. 2012- 8 (6): e1002744.

13. Danne C, Dramsi S. Pili of gram-positive bacteria: roles in host colonization. Res Microbiol. 2012 Nov-Dec- 163 (9−10): 645−58.

14. Barnhart MM, Chapman MR. Curli biogenesis and function. Annu Rev Microbiol. 2006- 60: 131−47.

15. Gibson DL, White AP, Rajotte CM, Kay WW. AgfC and AgfE facilitate extracellular thin aggregative fimbriae synthesis in Salmonella enteritidis. Microbiology. 2007 Apr- 153 (Pt 4): 1131−40.

16. Jonas K, Tomenius H, Kader A, Normark S, Romling U, Belova LM, et al. Roles of curli, cellulose and BapA in Salmonella biofilm morphology studied by atomic force microscopy. BMC Microbiol. 2007 Jul 24- 7: 70.

17. Lapidot A, Yaron S. Transfer of Salmonella enterica serovar Typhimurium from contaminated irrigation water to parsley is dependent on curli and cellulose, the biofilm matrix components. J Food Prot. 2009 Mar- 72 (3): 618−23.

18. Wosten HA, de Vocht ML. Hydrophobins, the fungal coat unravelled. Biochim Biophys Acta. 2000 Sep 18- 1469 (2): 79−86.

19. Schwartz K, Ganesan M, Payne DE, Solomon MJ, Boles BR. Extracellular DNA facilitates the formation of functional amyloids in Staphylococcus aureus biofilms. Mol Microbiol. 2016 Jan- 99 (1): 123−34.

20. Otoo HN, Lee KG, Qiu W, Lipke PN. Candida albicans Als adhesins have conserved amyloid-forming sequences. Eukaryot Cell. 2008 May- 7 (5): 776−82.

21. Garcia M, Lipke P, Klotz S. Pathogenic microbial amyloids: Their function and the host response. OA Microbiol. 2013 Dec 1- 1 (1). pii: 2.

22. Romero D, Aguilar C, Losick R, Kolter R. Amyloid fibers provide structural integrity to Bacillus subtilis biofilms. Proc Natl Acad Sci U S A. 2010 Feb 2- 107 (5): 2230−4.

23. Romero D, Vlamakis H, Losick R, Kolter R. An accessory protein required for anchoring and assembly of amyloid fibres in B. subtilis biofilms. Mol Microbiol. 2011 Jun- 80 (5): 1155−68.

24. Romero D, Vlamakis H, Losick R, Kolter R. Functional analysis of the accessory protein TapA in Bacillus subtilis amyloid fiber assembly. J Bacteriol. 2014 Apr- 196 (8): 1505−13.

25. Fowler DM, Koulov AV, Balch WE, Kelly JW. Functional amyloid — from bacteria to humans. Trends Biochem Sci. 2007 May- 32 (5): 217−24.

26. Sjobring U, Pohl G, Olsen A. Plasminogen, absorbed by Escherichia coli expressing curli or by Salmonella enteritidis expressing thin aggregative fimbriae, can be activated by simultaneously captured tissue-type plasminogen activator (t-PA). Mol Microbiol. 1994 Nov- 14 (3): 443−52.

27. Hammar M, Arnqvist A, Bian Z, Olsen A, Normark S. Expression of two csg operons is required for production of fibronectin- and congo red-binding curli polymers in Escherichia coli K-12. Mol Microbiol. 1995 Nov- 18 (4): 661−70.

28. Ben Nasr A, Olsen A, Sjobring U, MQller-Esterl W, Bjorck L. Assembly of human contact phase proteins and release of bradykinin at the surface of curli-expressing Escherichia coli. Mol Microbiol. 1996 Jun- 20 (5): 927−35.

29. Olsen A, Wick MJ, Morgelin M, Bjorck L. Curli, fibrous surface

proteins of Escherichia coli, interact with major histocompatibility complex class I molecules. Infect Immun. 1998 Mar- 66 (3): 944−9.

30. Uhlich GA, Keen JE, Elder RO. Variations in the csgD promoter of Escherichia coli O157: H7 associated with increased virulence in mice and increased invasion of HEp-2 cells. Infect Immun. 2002 Jan- 70 (1): 395−9.

31. Gebbink MF, Claessen D, Bouma B, Dijkhuizen L, Wosten HA. Amyloids — a functional coat for microorganisms. Nat Rev Microbiol. 2005 Apr- 3 (4): 333−41.

32. Kanamaru S, Kurazono H, Terai A, Monden K, Kumon H, Mizunoe Y, et al. Increased biofilm formation in Escherichia coli isolated from acute prostatitis. Int J Antimicrob Agents. 2006 Aug- 28 Suppl 1: S21−5.

33. Prigent-Combaret C, Prensier G, Le Thi TT, Vidal O, Lejeune P, Dorel C. Developmental pathway for biofilm formation in curli-producing Escherichia coli strains: role of flagella, curli and colanic acid. Environ Microbiol. 2000 Aug- 2 (4): 450−64.

34. Sitaras C, Naghavi M, Herrington MB. Sodium dodecyl sulfate-agarose gel electrophoresis for the detection and isolation of amyloid curli fibers. Anal Biochem. 2011 Jan 15- 408 (2): 328−31.

35. Vidal O, Longin R, Prigent-Combaret C, Dorel C, Hooreman M, Lejeune P. Isolation of an Escherichia coli K-12 mutant strain able to form biofilms on inert surfaces: involvement of a new ompR allele that increases curli expression. J Bacteriol. 1998 May- 180 (9):

2442−9.

36. Barak JD, Gorski L, Naraghi-Arani P, Charkowski AO. Salmonella enterica virulence genes are required for bacterial attachment to plant tissue. Appl Environ Microbiol. 2005 Oct- 71 (10): 5685−91.

37. Jeter C, Matthysse AG. Characterization of the binding of diarrheagenic strains of E. coli to plant surfaces and the role of curli in the interaction of the bacteria with alfalfa sprouts. Mol Plant Microbe Interact. 2005 Nov- 18 (11): 1235−42.

38. Ryu JH, Beuchat LR. Biofilm formation by Escherichia coli O157: H7 on stainless steel: effect of exopolysaccharide and Curli production on its resistance to chlorine. Appl Environ Microbiol. 2005 Jan- 71 (1): 247−54.

39. Hidalgo G, Chen X, Hay AG, Lion LW. Curli produced by Escherichia coli PHL628 provide protection from Hg (II). Appl Environ Microbiol. 2010 Oct- 76 (20): 6939−41.

40. Epstein EA, Chapman MR. Polymerizing the fibre between bacteria and host cells: the biogenesis of functional amyloid fibres. Cell Microbiol. 2008 Jul- 10 (7): 1413−20.

41. Arnqvist A, Olsen A, Pfeifer J, Russell DG, Normark S. The Crl protein activates cryptic genes for curli formation and fibronectin binding in Escherichia coli HB101. Mol Microbiol. 1992 Sep- 6 (17):

2443−52.

42. Hammer ND, Schmidt JC, Chapman MR. The curli nucleator protein, CsgB, contains an amyloidogenic domain that directs CsgA polymerization. Proc Natl Acad Sci U S A. 2007 Jul 24- 104 (30): 12 494−9.

43. Nenninger AA, Robinson LS, Hultgren SJ. Localized and efficient curli nucleation requires the chaperone-like amyloid assembly protein CsgF. Proc Natl Acad Sci U S A. 2009 Jan 20- 106 (3): 900−5.

44. Bian Z, Normark S. Nucleator function of CsgB for the assembly of adhesive surface organelles in Escherichia coli. EMBO J. 1997 Oct 1- 16 (19): 5827−36.

45. Nenninger AA, Robinson LS, Hammer ND, Epstein EA, Badtke MP, Hultgren SJ, et al. CsgE is a curli secretion specificity factor that prevents amyloid fibre aggregation. Mol Microbiol. 2011 Jul- 81 (2): 486−99.

46. Andersson EK, Bengtsson C, Evans ML, Chorell E, Sellstedt M, Lindgren AE, et al. Modulation of curli assembly and pellicle biofilm formation by chemical and protein chaperones. Chem Biol. 2012 Oct 24- 20 (10): 1245−54.

47. Zhao Y, Dua P, Lukiw WJ. Microbial Sources of Amyloid and Relevance to Amyloidogenesis and Alzheimer'-s Disease (AD). J Alzheimers Dis Parkinsonism. 2015 Mar- 5 (1): 177.

48. Dueholm MS, Albertsen M, Otzen D, Nielsen PH. Curli functional amyloid systems are phylogenetically widespread and display large diversity in operon and protein structure. PLoS One. 2012- 7 (12): e51274.

49. Hobley L, Harkins C, MacPhee CE, Stanley-Wall NR. Giving

structure to the biofilm matrix: an overview of individual strategies and emerging common themes. FEMS Microbiol Rev. 2015 Sep- 39 (5): 649−69.

50. Oli MW, Otoo HN, Crowley PJ, Heim KP, Nascimento MM, Ramsook CB, et al. Functional amyloid formation by Streptococcus mutans. Microbiology. 2012 Dec- 158 (Pt 12): 2903−16.

51. Wang R, Braughton KR, Kretschmer D, Bach TL, Queck SY, Li M, et al. Identification of novel cytolytic peptides as key virulence determinants for community-associated MRSA. Nat Med. 2007 Dec- 13 (12): 1510−4.

52. Marchand A, Verdon J, Lacombe C, Crapart S, Hechard Y, Berjeaud JM. Anti-Legionella activity of staphylococcal hemolytic peptides. Peptides. 2011 May- 32 (5): 845−51.

53. Periasamy S, Chatterjee SS, Cheung GY, Otto M. Phenol-soluble modulins in staphylococci: What are they originally for? Commun Integr Biol. 2012 May 1- 5 (3): 275−7.

54. Chatterjee SS, Joo HS, Duong AC, Dieringer TD, Tan VY, Song Y, et al. Essential Staphylococcus aureus toxin export system. Nat Med. 2013 Mar- 19 (3): 364−7.

55. Branda SS, Gonzalez-Pastor JE, Ben-Yehuda S, Losick R, Kolter R. Fruiting body formation by Bacillus subtilis. Proc Natl Acad Sci U S A. 2001 Sep 25- 98 (20): 11 621−6.

56. Branda SS, Chu F, Kearns DB, Losick R, Kolter R. A major protein component of the Bacillus subtilis biofilm matrix. Mol Microbiol. 2006 Feb- 59 (4): 1229−38.

57. Stover AG, Driks A. Secretion, localization, and antibacterial activity of TasA, a Bacillus subtilis spore-associated protein. J Bacteriol. 1999 Mar- 181 (5): 1664−72.

58. Serrano M, Zilhao R, Ricca E, Ozin AJ, Moran CP Jr, Henriques AO. A Bacillus subtilis secreted protein with a role in endospore coat assembly and function. J Bacteriol. 1999 Jun- 181 (12): 3632−43.

59. Kayed R, Head E, Thompson JL, McIntire TM, Milton SC, Cotman CW, et al. Common structure of soluble amyloid oligomers implies common mechanism of pathogenesis. Science. 2003 Apr 18- 300 (5618): 486−9.

60. Valincius G, Heinrich F, Budvytyte R, Vanderah DJ, McGillivray DJ, Sokolov Y, et al. Soluble amyloid beta-oligomers affect dielectric membrane properties by bilayer insertion and domain formation: implications for cell toxicity. Biophys J. 2008 Nov 15- 95 (10): 4845−61.

61. Wessels JG. Hydrophobins: proteins that change the nature of the fungal surface. Adv Microb Physiol. 1997- 38: 1−45.

62. Askolin S, Linder M, Scholtmeijer K, Tenkanen M, Penttila M, de Vocht ML, et al. Interaction and comparison of a class I hydrophobin from Schizophyllum commune and class II hydrophobins from Trichoderma reesei. Biomacromolecules. 2006 Apr- 7 (4): 1295−301.

63. Morris VK, Ren Q, Macindoe I, Kwan AH, Byrne N, Sunde M. Recruitment of class I hydrophobins to the air: water interface initiates a multi-step process of functional amyloid formation. J Biol Chem. 2011 May 6- 286 (18): 15 955−63.

64. Aimanianda V, Latge JP. Fungal hydrophobins form a sheath preventing immune recognition of airborne conidia. Virulence. 2010 May-Jun- 1 (3): 185−7.

65. Heddergott C, Bruns S, Nietzsche S, Leonhardt I, Kurzai O, Kniemeyer O, et al. The Arthroderma benhamiae hydrophobin HypA mediates hydrophobicity and influences recognition by human immune effector cells. Eukaryot Cell. 2012 May- 11 (5): 673−82.

66. Dagenais TR, Giles SS, Aimanianda V, Latge JP, Hull CM, Keller NP. Aspergillus fumigatus LaeA-mediated phagocytosis is associated with a decreased hydrophobin layer. Infect Immun. 2010 Feb- 78 (2): 823−9.

67. Mann SJ, Blank F. Systemic amyloidosis in mice inoculated with lyophilized Candida cells. Infect Immun. 1975 Jun- 11 (6): 1371−4.

68. Bailey CH. The production of amyloid disease and chronic nephritis in rabbits by repeated intravenous injections of living colon bacilli. J Exp Med. 1916 Jun 1- 23 (6): 773−90.

69. Barth WF, Gordon JK, Willerson JT. Amyloidosis induced in mice by Escherichia coli endotoxin. Science. 1968 Nov 8- 162 (3854): 694−5.

70. Janigan DT. Experimental amyloidosis: Studies with a modified

casein method, casein hydrolysate and gelatin. Am J Pathol. 1965 Jul- 47: 159−71.

71. Kirkpatrick JB, Sorenson GD. Murine amyloidosis induced by egg albumin. Lab Invest. 1964- 13: 954.

72. Dick GF, Leiter L. Some factors in the development, localization and reabsorption of experimental amyloidosis in the rabbit. Am J Pathol. 1941 Sep- 17 (5): 741−54.

73. DeLellis RA, Sri Ram J, Glenner GG. Amyloid. IX. Further kinetic studies on experimental murine amyloidosis. Int Arch Allergy Appl Immunol. 1970- 37 (2): 175−83.

74. Tartaglia GG, Caflisch A. Computational analysis of the S. cerevisiae proteome reveals the function and cellular localization of the least and most amyloidogenic proteins. Proteins. 2007 Jul 1- 68 (1): 273−8.

75. Ramsook CB, Tan C, Garcia MC, Fung R, Soybelman G, Henry R, et al. Yeast cell adhesion molecules have functional amyloid-forming sequences. Eukaryot Cell. 2010 Mar- 9 (3): 393−404.

76. Sheppard DC, Yeaman MR, Welch WH, Phan QT, Fu Y, Ibrahim AS, et al. Functional and structural diversity in the Als protein family of Candida albicans. J Biol Chem. 2004 Jul 16- 279 (29): 30 480−9.

77. Nobile CJ, Mitchell AP. Genetics and genomics of Candida albicans biofilm formation. Cell Microbiol. 2006 Sep- 8 (9): 1382−91.

78. Nobile CJ, Johnson AD. Candida albicans biofilms and human disease. Annu Rev Microbiol. 2015- 69: 71−92.

79. Hoyer LL, Green CB, Oh SH, Zhao X. Discovering the secrets of the Candida albicans agglutinin-like sequence (ALS) gene family — a sticky pursuit. Med Mycol. 2008 Feb- 46 (1): 1−15.

80. Modrzewska B, Kurnatowski P. Adherence of Candida sp. to host tissues and cells as one of its pathogenicity features. Ann Parasitol. 2015- 61 (1): 3−9.

81. Alves CT, Wei XQ, Silva S, Azeredo J, Henriques M, Williams DW. Candida albicans promotes invasion and colonisation of Candida glabrata in a reconstituted human vaginal epithelium. J Infect. 2014 Oct- 69 (4): 396−407.

82. Sarthy AV, McGonigal T, Coen M, Frost DJ, Meulbroek JA, Goldman RC. Phenotype in Candida albicans of a disruption of the BGL2 gene encoding a 1,3-beta-glucosyltransferase. Microbiology. 1997 Feb- 143 (Pt 2): 367−76.

83. Mouyna I, Hartland RP, Fontaine T, Diaquin M, Simenel C, Delepierre M, et al. A 1,3-beta-glucanosyltransferase isolated from the cell wall of Aspergillus fumigatus is a homologue of the yeast Bgl2p. Microbiology. 1998 Nov- 144 (Pt 11): 3171−80.

84. Mouyna I, Hartl L, Latge JP. p-1,3-glucan modifying enzymes in Aspergillus fumigatus. Front Microbiol. 2013 Apr 17- 4: 81.

85. Jeng HW, Holmes AR, Cannon RD. Characterization of two Candida albicans surface mannoprotein adhesins that bind immobilized saliva components. Med Mycol. 2005 May- 43 (3): 209−17.

86. Kalebina TS, Plotnikova TA, Gorkovskii AA, Selyakh IO, Galzitskaya OV, Bezsonov EE, et al. Amyloid-like properties of Saccharomyces cerevisiae cell wall glucantransferase Bgl2p: prediction and experimental evidences. Prion. 2008 Apr-Jun- 2 (2): 91−6.

87. Bezsonov EE, Groenning M, Galzitskaya OV, Gorkovskii AA, Semisotnov GV, Selyakh IO, et al. Amyloidogenic peptides of yeast cell wall glucantransferase Bgl2p as a model for the investigation of its pH-dependent fibril formation. Prion. 2013 Mar-Apr- 7 (2): 175−84.

88. Безсонов Е. Е., Калебина Т. С., Горковский А. А., Кудряшо-ва И. Б., Семисотнов Г. В., Кулаев И. С. Температурно-ин-дуцированные конформационные переходы глюкантранс-феразы Bgl2p, выделенной из клеточных стенок дрожжей Saccharomyces cerevisiae. Мол. биол. 2010- 44 (3): 551−4.

89. Горковский А. А., Безсонов Е. Е., Плотникова Т. А., Калебина Т. С., Кулаев И. С. Обнаружение тиофлавин Т-связывающих белков в клеточной стенке дрожжей Saccharomyces cerevisiae. Биохимия. 2009- 74 (11): 1219−24.

90. Pitarch A, Jimenez A, Nombela C, Gil C. Decoding serological response to Candida cell wall immunome into novel diagnostic, prognostic, and therapeutic candidates for systemic candidiasis by proteomic and bioinformatic analyses. Mol Cell Proteomics. 2006 Jan- 5 (1): 79−96.

References

1. Lei YM, Nair L, Alegre ML. The interplay between the intestinal microbiota and the immune system. Clin Res Hepatol Gastroenterol. 2015 Feb- 39 (1): 9−19.

2. Alteri CJ, Xicohtencatl-Cortes J, Hess S, Caballero-Olfri G, Giron JA, Friedman RL. Mycobacterium tuberculosis produces pili during human infection. Proc Natl Acad Sci U S A. 2007 Mar 20- 104 (12): 5145−50.

3. Ramsugit S, Guma S, Pillay B, Jain P, Larsen MH, Danaviah S, et al. Pili contribute to biofilm formation in vitro in Mycobacterium tuberculosis. Antonie Van Leeuwenhoek. 2013 Nov- 104 (5): 725−35.

4. Hill JM, Bhattacharjee S, Pogue AI, Lukiw WJ. The gastrointestinal tract microbiome and potential link to Alzheimer'-s disease. Front Neurol. 2014 Apr 4- 5: 43.

5. Hill JM, Clement C, Pogue AI, Bhattacharjee S, Zhao Y, Lukiw WJ. Pathogenic microbes, the microbiome, and Alzheimer'-s disease (AD). Front Aging Neurosci. 2014 Jun 16- 6: 127.

6. Shoemark DK, Allen SJ. The microbiome and disease: reviewing the links between the oral microbiome, aging, and Alzheimer'-s disease. J Alzheimers Dis. 2015- 43 (3): 725−38.

7. Nizhnikov AA, Antonets KS, Inge-Vechtomov SG. Amiloidy: ot patogeneza k funktsii. Biokhimiia. 2015- 80 (9): 1356−75. Russian.

8. Hamley IW. Peptide fibrillization. Angew Chem Int Ed Engl. 2007- 46 (43): 8128−47.

9. Wessels J, De Vries O, Asgeirsdottir SA, Schuren F. Hydrophobin Genes Involved in Formation of Aerial Hyphae and Fruit Bodies in Schizophyllum. Plant Cell. 1991 Aug- 3 (8): 793−9.

10. Collinson SK, Doig PC, Doran JL, Clouthier S, Trust TJ, Kay WW. Thin, aggregative fimbriae mediate binding of Salmonella enteritidis to fibronectin. J Bacteriol. 1993 Jan- 175 (1): 12−8.

11. Chapman MR, Robinson LS, Pinkner JS, Roth R, Heuser J, Hammar M, et al. Role of Escherichia coli curli operons in directing amyloid fiber formation. Science. 2002 Feb 1- 295 (5556): 851−5.

12. Schwartz K, Syed AK, Stephenson RE, Rickard AH, Boles BR. Functional amyloids composed of phenol soluble modulins stabilize Staphylococcus aureus biofilms. PLoS Pathog. 2012- 8 (6): e1002744.

13. Danne C, Dramsi S. Pili of gram-positive bacteria: roles in host colonization. Res Microbiol. 2012 Nov-Dec- 163 (9−10): 645−58.

14. Barnhart MM, Chapman MR. Curli biogenesis and function. Annu Rev Microbiol. 2006- 60: 131−47.

15. Gibson DL, White AP, Rajotte CM, Kay WW. AgfC and AgfE facilitate extracellular thin aggregative fimbriae synthesis in Salmonella enteritidis. Microbiology. 2007 Apr- 153 (Pt 4): 1131−40.

16. Jonas K, Tomenius H, Kader A, Normark S, Romling U, Belova LM, et al. Roles of curli, cellulose and BapA in Salmonella biofilm morphology studied by atomic force microscopy. BMC Microbiol. 2007 Jul 24- 7: 70.

17. Lapidot A, Yaron S. Transfer of Salmonella enterica serovar Typhimurium from contaminated irrigation water to parsley is dependent on curli and cellulose, the biofilm matrix components. J Food Prot. 2009 Mar- 72 (3): 618−23.

18. Wosten HA, de Vocht ML. Hydrophobins, the fungal coat unravelled. Biochim Biophys Acta. 2000 Sep 18- 1469 (2): 79−86.

19. Schwartz K, Ganesan M, Payne DE, Solomon MJ, Boles BR. Extracellular DNA facilitates the formation of functional amyloids in Staphylococcus aureus biofilms. Mol Microbiol. 2016 Jan- 99 (1): 123−34.

20. Otoo HN, Lee KG, Qiu W, Lipke PN. Candida albicans Als adhesins have conserved amyloid-forming sequences. Eukaryot Cell. 2008 May- 7 (5): 776−82.

21. Garcia M, Lipke P, Klotz S. Pathogenic microbial amyloids: Their function and the host response. OA Microbiol. 2013 Dec 1- 1 (1). pii: 2.

22. Romero D, Aguilar C, Losick R, Kolter R. Amyloid fibers provide structural integrity to Bacillus subtilis biofilms. Proc Natl Acad Sci U S A. 2010 Feb 2- 107 (5): 2230−4.

23. Romero D, Vlamakis H, Losick R, Kolter R. An accessory protein required for anchoring and assembly of amyloid fibres in B. subtilis biofilms. Mol Microbiol. 2011 Jun- 80 (5): 1155−68.

24. Romero D, Vlamakis H, Losick R, Kolter R. Functional analysis of the accessory protein TapA in Bacillus subtilis amyloid fiber

assembly. J Bacteriol. 2014 Apr- 196 (8): 1505−13.

25. Fowler DM, Koulov AV, Balch WE, Kelly JW. Functional amyloid — from bacteria to humans. Trends Biochem Sci. 2007 May- 32 (5): 217−24.

26. Sjobring U, Pohl G, Olsen A. Plasminogen, absorbed by Escherichia coli expressing curli or by Salmonella enteritidis expressing thin aggregative fimbriae, can be activated by simultaneously captured tissue-type plasminogen activator (t-PA). Mol Microbiol. 1994 Nov- 14 (3): 443−52.

27. Hammar M, Arnqvist A, Bian Z, Olsen A, Normark S. Expression of two csg operons is required for production of fibronectin- and congo red-binding curli polymers in Escherichia coli K-12. Mol Microbiol. 1995 Nov- 18 (4): 661−70.

28. Ben Nasr A, Olsen A, Sjobring U, MQller-Esterl W, Bjorck L. Assembly of human contact phase proteins and release of bradykinin at the surface of curli-expressing Escherichia coli. Mol Microbiol. 1996 Jun- 20 (5): 927−35.

29. Olsen A, Wick MJ, Morgelin M, Bjorck L. Curli, fibrous surface proteins of Escherichia coli, interact with major histocompatibility complex class I molecules. Infect Immun. 1998 Mar- 66 (3): 944−9.

30. Uhlich GA, Keen JE, Elder RO. Variations in the csgD promoter of Escherichia coli O157: H7 associated with increased virulence in mice and increased invasion of HEp-2 cells. Infect Immun. 2002 Jan- 70 (1): 395−9.

31. Gebbink MF, Claessen D, Bouma B, Dijkhuizen L, Wosten HA. Amyloids — a functional coat for microorganisms. Nat Rev Microbiol. 2005 Apr- 3 (4): 333−41.

32. Kanamaru S, Kurazono H, Terai A, Monden K, Kumon H, Mizunoe Y, et al. Increased biofilm formation in Escherichia coli isolated from acute prostatitis. Int J Antimicrob Agents. 2006 Aug- 28 Suppl 1: S21−5.

33. Prigent-Combaret C, Prensier G, Le Thi TT, Vidal O, Lejeune P, Dorel C. Developmental pathway for biofilm formation in curli-producing Escherichia coli strains: role of flagella, curli and colanic acid. Environ Microbiol. 2000 Aug- 2 (4): 450−64.

34. Sitaras C, Naghavi M, Herrington MB. Sodium dodecyl sulfate-agarose gel electrophoresis for the detection and isolation of amyloid curli fibers. Anal Biochem. 2011 Jan 15- 408 (2): 328−31.

35. Vidal O, Longin R, Prigent-Combaret C, Dorel C, Hooreman M, Lejeune P. Isolation of an Escherichia coli K-12 mutant strain able to form biofilms on inert surfaces: involvement of a new ompR allele that increases curli expression. J Bacteriol. 1998 May- 180 (9):

2442−9.

36. Barak JD, Gorski L, Naraghi-Arani P, Charkowski AO. Salmonella enterica virulence genes are required for bacterial attachment to plant tissue. Appl Environ Microbiol. 2005 Oct- 71 (10): 5685−91.

37. Jeter C, Matthysse AG. Characterization of the binding of diarrheagenic strains of E. coli to plant surfaces and the role of curli in the interaction of the bacteria with alfalfa sprouts. Mol Plant Microbe Interact. 2005 Nov- 18 (11): 1235−42.

38. Ryu JH, Beuchat LR. Biofilm formation by Escherichia coli O157: H7 on stainless steel: effect of exopolysaccharide and Curli production on its resistance to chlorine. Appl Environ Microbiol. 2005 Jan- 71 (1): 247−54.

39. Hidalgo G, Chen X, Hay AG, Lion LW. Curli produced by Escherichia coli PHL628 provide protection from Hg (II). Appl Environ Microbiol. 2010 Oct- 76 (20): 6939−41.

40. Epstein EA, Chapman MR. Polymerizing the fibre between bacteria and host cells: the biogenesis of functional amyloid fibres. Cell Microbiol. 2008 Jul- 10 (7): 1413−20.

41. Arnqvist A, Olsen A, Pfeifer J, Russell DG, Normark S. The Crl protein activates cryptic genes for curli formation and fibronectin binding in Escherichia coli HB101. Mol Microbiol. 1992 Sep- 6 (17):

2443−52.

42. Hammer ND, Schmidt JC, Chapman MR. The curli nucleator protein, CsgB, contains an amyloidogenic domain that directs CsgA polymerization. Proc Natl Acad Sci U S A. 2007 Jul 24- 104 (30): 12 494−9.

43. Nenninger AA, Robinson LS, Hultgren SJ. Localized and efficient curli nucleation requires the chaperone-like amyloid assembly protein CsgF. Proc Natl Acad Sci U S A. 2009 Jan 20- 106 (3): 900−5.

44. Bian Z, Normark S. Nucleator function of CsgB for the assembly of adhesive surface organelles in Escherichia coli. EMBO J. 1997 Oct 1- 16 (19): 5827−36.

45. Nenninger AA, Robinson LS, Hammer ND, Epstein EA, Badtke MP, Hultgren SJ, et al. CsgE is a curli secretion specificity factor that prevents amyloid fibre aggregation. Mol Microbiol. 2011 Jul- 81 (2): 486−99.

46. Andersson EK, Bengtsson C, Evans ML, Chorell E, Sellstedt M, Lindgren AE, et al. Modulation of curli assembly and pellicle biofilm formation by chemical and protein chaperones. Chem Biol. 2012 Oct 24- 20 (10): 1245−54.

47. Zhao Y, Dua P, Lukiw WJ. Microbial Sources of Amyloid and Relevance to Amyloidogenesis and Alzheimer'-s Disease (AD). J Alzheimers Dis Parkinsonism. 2015 Mar- 5 (1): 177.

48. Dueholm MS, Albertsen M, Otzen D, Nielsen PH. Curli functional amyloid systems are phylogenetically widespread and display large diversity in operon and protein structure. PLoS One. 2012- 7 (12): e51274.

49. Hobley L, Harkins C, MacPhee CE, Stanley-Wall NR. Giving structure to the biofilm matrix: an overview of individual strategies and emerging common themes. FEMS Microbiol Rev. 2015 Sep- 39 (5): 649−69.

50. Oli MW, Otoo HN, Crowley PJ, Heim KP, Nascimento MM, Ramsook CB, et al. Functional amyloid formation by Streptococcus mutans. Microbiology. 2012 Dec- 158 (Pt 12): 2903−16.

51. Wang R, Braughton KR, Kretschmer D, Bach TL, Queck SY, Li M, et al. Identification of novel cytolytic peptides as key virulence determinants for community-associated MRSA. Nat Med. 2007 Dec- 13 (12): 1510−4.

52. Marchand A, Verdon J, Lacombe C, Crapart S, Hechard Y, Berjeaud JM. Anti-Legionella activity of staphylococcal hemolytic peptides. Peptides. 2011 May- 32 (5): 845−51.

53. Periasamy S, Chatterjee SS, Cheung GY, Otto M. Phenol-soluble modulins in staphylococci: What are they originally for? Commun Integr Biol. 2012 May 1- 5 (3): 275−7.

54. Chatterjee SS, Joo HS, Duong AC, Dieringer TD, Tan VY, Song Y, et al. Essential Staphylococcus aureus toxin export system. Nat Med. 2013 Mar- 19 (3): 364−7.

55. Branda SS, Gonzalez-Pastor JE, Ben-Yehuda S, Losick R, Kolter R. Fruiting body formation by Bacillus subtilis. Proc Natl Acad Sci U S A. 2001 Sep 25- 98 (20): 11 621−6.

56. Branda SS, Chu F, Kearns DB, Losick R, Kolter R. A major protein component of the Bacillus subtilis biofilm matrix. Mol Microbiol. 2006 Feb- 59 (4): 1229−38.

57. Stover AG, Driks A. Secretion, localization, and antibacterial activity of TasA, a Bacillus subtilis spore-associated protein. J Bacteriol. 1999 Mar- 181 (5): 1664−72.

58. Serrano M, Zilhao R, Ricca E, Ozin AJ, Moran CP Jr, Henriques AO. A Bacillus subtilis secreted protein with a role in endospore coat assembly and function. J Bacteriol. 1999 Jun- 181 (12): 3632−43.

59. Kayed R, Head E, Thompson JL, McIntire TM, Milton SC, Cotman CW, et al. Common structure of soluble amyloid oligomers implies common mechanism of pathogenesis. Science. 2003 Apr 18- 300 (5618): 486−9.

60. Valincius G, Heinrich F, Budvytyte R, Vanderah DJ, McGillivray DJ, Sokolov Y, et al. Soluble amyloid beta-oligomers affect dielectric membrane properties by bilayer insertion and domain formation: implications for cell toxicity. Biophys J. 2008 Nov 15- 95 (10): 4845−61.

61. Wessels JG. Hydrophobins: proteins that change the nature of the fungal surface. Adv Microb Physiol. 1997- 38: 1−45.

62. Askolin S, Linder M, Scholtmeijer K, Tenkanen M, Penttila M, de Vocht ML, et al. Interaction and comparison of a class I hydrophobin from Schizophyllum commune and class II hydrophobins from Trichoderma reesei. Biomacromolecules. 2006 Apr- 7 (4): 1295−301.

63. Morris VK, Ren Q, Macindoe I, Kwan AH, Byrne N, Sunde M. Recruitment of class I hydrophobins to the air: water interface initiates a multi-step process of functional amyloid formation. J Biol Chem. 2011 May 6- 286 (18): 15 955−63.

64. Aimanianda V, Latge JP. Fungal hydrophobins form a sheath preventing immune recognition of airborne conidia. Virulence. 2010 May-Jun- 1 (3): 185−7.

65. Heddergott C, Bruns S, Nietzsche S, Leonhardt I, Kurzai O, Kniemeyer O, et al. The Arthroderma benhamiae hydrophobin HypA mediates hydrophobicity and influences recognition by human immune effector cells. Eukaryot Cell. 2012 May- 11 (5): 673−82.

66. Dagenais TR, Giles SS, Aimanianda V, Latge JP, Hull CM, Keller NP. Aspergillus fumigatus LaeA-mediated phagocytosis is associated with a decreased hydrophobin layer. Infect Immun. 2010 Feb- 78 (2): 823−9.

67. Mann SJ, Blank F. Systemic amyloidosis in mice inoculated with lyophilized Candida cells. Infect Immun. 1975 Jun- 11 (6): 1371−4.

68. Bailey CH. The production of amyloid disease and chronic nephritis in rabbits by repeated intravenous injections of living colon bacilli. J Exp Med. 1916 Jun 1- 23 (6): 773−90.

69. Barth WF, Gordon JK, Willerson JT. Amyloidosis induced in mice by Escherichia coli endotoxin. Science. 1968 Nov 8- 162 (3854): 694−5.

70. Janigan DT. Experimental amyloidosis: Studies with a modified casein method, casein hydrolysate and gelatin. Am J Pathol. 1965 Jul- 47: 159−71.

71. Kirkpatrick JB, Sorenson GD. Murine amyloidosis induced by egg albumin. Lab Invest. 1964- 13: 954.

72. Dick GF, Leiter L. Some factors in the development, localization and reabsorption of experimental amyloidosis in the rabbit. Am J Pathol. 1941 Sep- 17 (5): 741−54.

73. DeLellis RA, Sri Ram J, Glenner GG. Amyloid. IX. Further kinetic studies on experimental murine amyloidosis. Int Arch Allergy Appl Immunol. 1970- 37 (2): 175−83.

74. Tartaglia GG, Caflisch A. Computational analysis of the S. cerevisiae proteome reveals the function and cellular localization of the least and most amyloidogenic proteins. Proteins. 2007 Jul 1- 68 (1): 273−8.

75. Ramsook CB, Tan C, Garcia MC, Fung R, Soybelman G, Henry R, et al. Yeast cell adhesion molecules have functional amyloid-forming sequences. Eukaryot Cell. 2010 Mar- 9 (3): 393−404.

76. Sheppard DC, Yeaman MR, Welch WH, Phan QT, Fu Y, Ibrahim AS, et al. Functional and structural diversity in the Als protein family of Candida albicans. J Biol Chem. 2004 Jul 16- 279 (29): 30 480−9.

77. Nobile CJ, Mitchell AP. Genetics and genomics of Candida albicans biofilm formation. Cell Microbiol. 2006 Sep- 8 (9): 1382−91.

78. Nobile CJ, Johnson AD. Candida albicans biofilms and human disease. Annu Rev Microbiol. 2015- 69: 71−92.

79. Hoyer LL, Green CB, Oh SH, Zhao X. Discovering the secrets of the Candida albicans agglutinin-like sequence (ALS) gene family — a sticky pursuit. Med Mycol. 2008 Feb- 46 (1): 1−15.

80. Modrzewska B, Kurnatowski P. Adherence of Candida sp. to host tissues and cells as one of its pathogenicity features. Ann Parasitol. 2015- 61 (1): 3−9.

81. Alves CT, Wei XQ, Silva S, Azeredo J, Henriques M, Williams DW. Candida albicans promotes invasion and colonisation of Candida glabrata in a reconstituted human vaginal epithelium. J Infect. 2014 Oct- 69 (4): 396−407.

82. Sarthy AV, McGonigal T, Coen M, Frost DJ, Meulbroek JA, Goldman RC. Phenotype in Candida albicans of a disruption of the BGL2 gene encoding a 1,3-beta-glucosyltransferase. Microbiology. 1997 Feb- 143 (Pt 2): 367−76.

83. Mouyna I, Hartland RP, Fontaine T, Diaquin M, Simenel C, Delepierre M, et al. A 1,3-beta-glucanosyltransferase isolated from the cell wall of Aspergillus fumigatus is a homologue of the yeast Bgl2p. Microbiology. 1998 Nov- 144 (Pt 11): 3171−80.

84. 84. Mouyna I, Hartl L, Latge JP. p-1,3-glucan modifying enzymes in Aspergillus fumigatus. Front Microbiol. 2013 Apr 17- 4: 81.

85. Jeng HW, Holmes AR, Cannon RD. Characterization of two Candida albicans surface mannoprotein adhesins that bind immobilized saliva components. Med Mycol. 2005 May- 43 (3): 209−17.

86. Kalebina TS, Plotnikova TA, Gorkovskii AA, Selyakh IO, Galzitskaya OV, Bezsonov EE, et al. Amyloid-like properties of Saccharomyces cerevisiae cell wall glucantransferase Bgl2p: prediction and experimental evidences. Prion. 2008 Apr-Jun- 2 (2): 91−6.

87. Bezsonov EE, Groenning M, Galzitskaya OV, Gorkovskii AA, Semisotnov GV, Selyakh IO, et al. Amyloidogenic peptides of yeast

cell wall glucantransferase Bgl2p as a model for the investigation of its pH-dependent fibril formation. Prion. 2013 Mar-Apr- 7 (2): 175−84.

88. Bezsonov EE, Kalebina TS, Gorkovskii AA, Kudriashova IB, Semi-sotnov GV, Kulaev IS. [Temperature-induced conformational transitions of glucantransferase Bgl2p isolated from Saccharo-myces cerevisiae yeast cell walls]. Mol Biol (Mosk). 2010 May-Jun- 44 (3): 551−4. Russian.

89. Gorkovskii АА, Bezsonov ЕЕ, Plotnikova TA, Kalebina TS, Kulaev

IS. Revealing of Saccharomyces cerevisiae yeast cell wall proteins capable of binding thioflavin T, a fluorescent dye specifically interacting with amyloid fibrils. Biochemistry (Mosc). 2009- 74 (11): 1219−24.

90. Pitarch A, Jimenez A, Nombela C, Gil C. Decoding serological response to Candida cell wall immunome into novel diagnostic, prognostic, and therapeutic candidates for systemic candidiasis by proteomic and bioinformatic analyses. Mol Cell Proteomics. 2006 Jan- 5 (1): 79−96.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой