Морфологические изменения в стенке мочевыводящих путей человека после контактного электроимпульсного воздействия: исследование in vitro

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УРОЛОГИЯ
УДК: 616. 6−092. 4:612. 017. 34:615. 84 Оригинальная статья
морфологические изменения в стенке мочевыводящих путей человека после контактного электроимпульсного воздействия: исследование in vitro
А. В. Гудков — ГБОУ ВПО Сибирский ГМУ Минздравсоцразвития России (Томск), заведующий кафедрой урологии, профессор, доктор медицинских наук- В. С. Бощенко — ГБОУ ВПО Сибирский ГМУ Минздравсоцразвития России, доцент кафедры урологии, кандидат медицинских наук- В. В. Недосеков — БГОУ ВПО Сибирский ГМУ Минздравсоцразвития России, доцент кафедры патологической анатомии, кандидат медицинских наук.
MORPHOLOGICAL CHANGES IN uRINARY TRACT wALL AFTER DIRECT electropulse effect: in vitro study
A. V. Gudkov — Siberian State Medical University, Head of Department of Urology, Professor, Doctor of Medical Science- V S. Boshchenko — Siberian State Medical University, Department of Urology, Assistant Professor, Candidate of Medical Science- V. V. Nedosekov — Siberian State Medical University, Department of Pathological Anatomy, Assistant Professor, Candidate of Medical Science.
Дата поступления — 12. 07. 2011 г. Дата принятия в печать — 08. 12. 2011 г
Гудков А. В., Бощенко В. С., Недосеков В. В. Морфологические изменения в стенке мочевыводящих путей человека после контактного электроимпульсного воздействия: исследование in vitro // Саратовский научно-медицинский журнал. 2011. Т. 7, № 4. С. 937−941.
Цель: изучение морфологических изменений в стенке мочевыводящих путей человека, развивающихся после контактного электроимпульсного воздействия (КЭИВ). Материал и методы. Использовали фрагменты хирургического материала, полученные после открытых операций на лоханке (n=25), мочеточнике (n=33) и мочевом пузыре (n=20). КЭИВ наносили одиночными (от 1 до 20) наносекундными импульсами мощностью 0,8 Дж и 1,0 Дж посредством зонда электроимпульсного литотриптера «Уролит-105М» на слизистую оболочку фрагментов, помещенных в чашки Петри с раствором 0,9% NaCl. Фрагменты фиксировали в формалине и, после обработки и заливки в парафин, готовили тканевые срезы. Результаты. Наиболее устойчивой к КЭИВ была стенка лоханки почки, в которой изменения в виде слущивания эпителия, дезорганизации базальной мембраны, паретического расширения капилляров и отека не выходили за пределы подслизистого слоя даже после воздействия 10 импульсами мощностью 1,0 Дж, нанесенными в одну и ту же точку. Во фрагментах мочеточника и мочевого пузыря аналогичные изменения выявляли после воздействия 5 импульсами мощностью 1,0 Дж, тогда как после нанесения 10 импульсов мощностью 1,0 Дж возникали изменения, отграниченные мышечным слоем. Заключение. КЭИВ на слизистую оболочку изолированных фрагментов мочевыводящих путей в виде 10 импульсов мощностью 1,0 Дж является безопасным, вызывает морфологические изменения, отграниченные мышечным слоем, и не приводит к перфорации стенки.
Ключевые слова: контактное электроимпульсное воздействие, морфологические изменения, мочевыводящие пути.
Gudkov A. V., Boshchenko V. S., Nedosekov V. V. Morphological changes in urinary tract wall after direct electropulse effect: in vitro study // Saratov Journal of Medical Scientific Research. 2011. Vol. 7, № 4. P. 937−941.
The research goal is to study morphological changes after direct electropulse effect (DEPE) on the wall of urinary tract. Materials and methods: Materials of renal pelvis (25 fragments, n), ureter (n=33) and urinary bladder (n=20) from open surgeries were used. During the surgical intervention a few small fragments were resected to study the organ, immersed on a Petri-dish with solution of 0. 9% NaCl. Mucosa was subjected to 1−20 single nanosecond electric impulses of intensity 0. 8−1.0 J using probe of electropulse lithotriptor «Urolith-105M». The fragments were fixed in formalin, and then tissue sections were made. Results: Wall of renal pelvis was the most resistant to DEPE. Epithelial desquamation, basal disorganization, capillary dilatation and edema were observed within submucosal layer on application up to 10 impulses of intensity 1.0 J in the same point of mucosa. Walls of ureter and urinary bladder were less resistant to the DEPE, where just 5 impulses of intensity 1.0 J caused similar disorders, and 10 impulses of intensity 1.0 J caused damage to the entire thickness of the muscular layer up to adventitia. Conclusion: DEPE of urinary tract mucosa with a number of electric impulses from 1 to 20 with intensity of 0.8 to 1.0 J is a safe method. It causes morphological disorders within the muscular layer but it does not lead to wall perforation.
Key words: direct electropulse effect, morphological changes, urinary tract.
Введение. В последнее десятилетие акцент в лечении мочекаменной болезни (МКБ) сделан на использование современных малоинвазивных подходов, к которым относятся контактные эндоуроло-гические методы, и в первую очередь, ретроградная контактная литотрипсия (КЛТ) [1−4]. В 2оо6 г в качестве нового способа контактного дробления камней был предложен электроимпульсный, представляю-
Ответственный автор — Бощенко Вячеслав Семенович.
Адрес: 634 050, Россия, г. Томск, Московский тракт, 2.
Тел.: 83 822 417 578, 89 234 261 777.
E-mail: vsbosh@mail. ru
щий собой литотрипсию с помощью нанесения электрических импульсов наносекундной длительности непосредственного на твердое тело [5]. Воздействие на поверхность камня, а не на жидкостную среду с образованием ударной волны, воздействующей на камень, радикально отличает новый способ дробления от высокоэффективных, но небезопасных из-за высокой мощности импульсов электрогидравличе-ской КЛТ и дистанционной литотрипсии (ДЛТ) [6, 7]. По данным экспериментальных исследований, выполненных на аналоговых моделях камней, было
установлено, что изменение характера воздействия на твердое тело с опосредованного на прямой позволяет существенно снизить мощность и уменьшить количество электрических импульсов, необходимых для эффективной литотрипсии [8]. Так, разрушение твердых тел одинаковой плотности с помощью электрогидравлической КЛТ требовало воздействия многократными сериями импульсов мощностью 1,01,85 Дж, тогда как в случае электроимпульсной КЛТ было достаточно одиночных импульсов мощностью 0,1−0,45 Дж- то есть минимальная эффективная мощность импульса при электроимпульсном способе деструкции была в 10 раз меньше, чем при электро-гидравлическом (0,1 и 1,0 Дж соответственно). Это позволило нам рассчитывать на высокую клиническую безопасность нового метода. В то же время известно, что эффективность дробления и время, необходимое для деструкции камня, тем меньше, чем больше мощность импульса. В связи с этим для клинического применения метода электроимпульсной КЛТ целесообразно определить ту наибольшую мощность импульса, которая является при этом безопасной.
Методы. Для изучения морфологических изменений, возникающих в стенке мочевыделительного тракта человека после прямого электроимпульсного воздействия, использовали операционный материал больных, которым выполнялись любые открытые операции на лоханке, мочеточнике или мочевом пузыре, сопровождающиеся резекцией или удалением органа. Интраоперационно полученный материал лоханки почки, мочеточника и мочевого пузыря сразу после извлечения делили на фрагменты и, разместив в чашки Петри, наполненные 0,9%-ным раствором хлорида натрия, наносили одиночные электрические импульсы наносекундной длительности непосредственно на слизистую оболочку.
Контактное электрическое воздействие проводили посредством зонда электроимпульсного лито-триптера «Уролит-105М» (Lithotech Medical, Израиль-
ООО «МедЛайн», Россия). Мощность импульсов при воздействии на фрагменты лоханки почки и мочеточника составила 0,8 Дж (по 15 фрагментов каждого органа) или 1,0 Дж (10 фрагментов лоханки и 18 фрагментов мочеточника), при воздействии на мочевой пузырь — 1,0 Дж во всех случаях (20 фрагментов). Количество электрических импульсов варьировало в диапазоне от 1 до 20 (1−3-5−10−20) для каждой локализации. Сводная таблица распределения фрагментов в зависимости от мощности и количества импульсов представлена в таблице.
После окончания электроимпульсного воздействия фрагменты помещали в маркированные фла-
коны и фиксировали в нейтральном 10% -растворе формалина. В лаборатории каждый тканевой блок проводили по спиртовой батарее, ориентировали на деревянной колодке его продольной (длинной) осью параллельно к грани последнего и заливали парафином по общепринятой методике. Из пара-финизированного тканевого блока изготавливали срезы толщиной не более 5−8 мкм, которые окрашивали гематоксилином и эозином. Микроскопию проводили на микроскопе «Micmed-2» («Ломо», Санкт-Питербург, РФ) при увеличении 1: 100 и 1: 250. Патоморфолог, проводивший гистологическое исследование, не имел информации о количестве и мощности импульсов, воздействию которых подвергали тот или иной фрагмент.
Результаты. Наиболее устойчивой к электроим-пульсному воздействию была стенка лоханки почки. Так, при воздействии 1−10 импульсами мощностью 0,8 Дж (рис. 1 А) выявляли слущивание эпителия без выхода изменений за пределы базальной мембраны, при воздействии 20 импульсами той же мощности — расширение капилляров в подслизистом слое (рис.
1 Б). И только нанесение 20 импульсов максимальной мощностью 1,0 Дж приводило к появлению изменений за пределами мочевыводящего тракта в виде единичных кровоизлияний в паралоханочной клетчатке (рис. 1 В). Стенка мочеточника была менее устойчива к прямому электроимпульсному воздействию, чем стенка лоханки. Так, уже при мощности импульса 0,8 Дж и количестве импульсов более 5 изменения затрагивали не только слизистую, но и подслизистый слой, что нашло отражение в развитии отёка подслизистого слоя (рис. 2). Воздействие 20 импульсами максимальной мощности (1,0 Дж) приводило к появлению морфологических изменений в мышечном слое вплоть до его разобщения. Самой неустойчивой к прямому электроимпульсно-му воздействию оказалась стенка мочевого пузыря. Электроимпульсное воздействие даже одиночным импульсом мощностью 1,0 Дж вызывало развитие отёка подслизистого слоя и фрагментацию коллагеновых волокон (рис. 3 А). Воздействие 5 последовательными импульсами приводило к повреждению не только эпителия и подслизистой основы, но и мышечного слоя (рис. 3 Б), которые достигали максимума при увеличении количества импульсов до 20, сопровождаясь разрывом стенок сосудов (рис. 3 В).
Обсуждение. Для перехода от экспериментальных исследований к клиническому применению электроимпульсной КЛТ, нам необходимо было определить оптимальную мощность импульсов. С одной стороны, она должна была быть достаточной для максимально эффективного и быстрого дробления
Распределение количества исследованных фрагментов органов мочевыделительной системы в зависимости от мощности и числа нанесенных электрических импульсов
Параметр
Локализация Мощность 0,8 Дж Мощность 1,0 Дж
количество импульсов количество импульсов
1 3 5 10 20 1 3 5 10 20
Лоханка (n=25) 3 3 3 3 3 2 2 2 2 2
Мочеточник (n=33) 3 3 3 3 3 3 3 4 4 4
Мочевой пузырь (n=20) — - - - - 4 4 4 4 4
Примечание: n — количество фрагментов.
Рис. 1. Больной Ч., 60 лет. Фрагмент стенки лоханки после электроимпульсного воздействия. Окр. гематоксилином и эозином. Увеличение 1*250:
А — 5 импульсов мощностью 0,8 Дж. Деэпителизация слизистой, слущивание покровного эпителия вплоть до базальной мембраны в зоне воздействия. На контрлатеральной стенке эпителиальный покров слизистой сохранен, стратификация слоев не нарушена- Б — 20 импульсов мощностью 0,8 Дж. Дискомплексация клеток эпителиального пласта покровного эпителия слизистой, частичное слущивание поверхностных клеток эпителия. Разрыхление стромы подслизистой- В —
5 импульсов мощностью 1,0 Дж. Дискомплексация, фрагментация клеток эпителиального пласта покровного эпителия слизистой, слущивание поверхностных клеток эпителия.
Выраженный отек, разрыхление стромы подслизистой
камня, а с другой, не вызывать тотального повреждения стенки мочевыводящих путей и ее перфорации, даже в случае соскальзывания конца электрода в момент нанесения импульса с поверхности камня к
Рис. 2. Больной Ч., 60 лет. Фрагмент стенки мочеточника после электроимпульсного воздействия. Окр. гематоксилином и эозином. Увеличение 1*250:
А — 3 импульса мощностью 0,8 Дж. Частичное слущивание поверхностных клеток покровного эпителия слизистой мочеточника, умеренный отек стромы подслизистой-Б — 10 импульсов мощностью 0,8 Дж. Дискомплексация, слущивание поверхностных клеток покровного эпителия слизистой мочеточника, местами вплоть до базальной мембраны, разрыхление и фрагментация базальной мембраны, выраженный отек стромы слизистой и подслизистой основы
слизистой. Планируя дизайн исследования, мы опирались на ранее выполненные экспериментальные и клинические факты, а именно: в эксперименте новый метод электроимпульсной КЛТ показал высокую эффективность с деструкцией всех аналоговых моделей камней из цементно-песочной смеси, включая образцы, состоящие из 100% цемента, при воздействии одиночными импульсами мощностью от 0,1 до 0,45 Дж [8, 9]. Такая мощность сопоставима с мощностью импульсов, генерируемых наиболее безопасными типами КЛТ, пневматической и лазерной (0,1−0,14 и 0,12−0,5 Дж, соответственно) [1, 4, 6, 7, 10].
В многочисленных исследованиях было установлено, что эффективность дробления тем выше, а время, необходимое для деструкции камня, тем меньше, чем больше мощность импульса. Наиболее эффективный, но и наиболее опасный тип ли-тотрипсии — электрогидравлический, нередко вызывающий перфорацию мочеточника (до 17%), имеет мощность импульса от 1,0 до 1,85 Дж [1, 8]. Поэтому логично было предположить, что безопасный диапазон мощности импульса при электроимпульсной КЛТ должен находиться в пределах от 0,1 до 1,0 Дж. Но чем ближе удастся приблизить значение мощности к 1,0 Дж, тем выше будет эффективность метода. В
Рис. 3. Больной Х., 31 год. Фрагмент стенки мочевого пузыря после электроимпульсного воздействия. Окр. гематоксилином и эозином. Увеличение 1*250:
А — 1 импульс мощностью 1,0 Дж. Дискомплексация, фрагментация, слущивание эпителия слизистой вплоть до базальной мембраны в зоне воздействия. Выраженный отек, разрыхление стромы слизистой и подслизистой основы, набухание, фрагментация коллагеновых волокон-
Б — 5 импульсов мощностью 1,0 Дж. Полная деэпителиза-ция слизистой, слущивание покровного эпителия вплоть до базальной мембраны в зоне воздействия. Выраженный отек, разрыхление стромы слизистой и подслизистой основы, набухание, фрагментация коллагеновых волокон. Острое венозное полнокровие, стаз эритроцитов в просвете сосудов, кровоизлияния в подслизистой основе- В — 20 импульсов мощностью 1,0 Дж. Полная деэпителизация слизистой, слущивание покровного эпителия вплоть до базальной мембраны в зоне воздействия. Выраженный отек, разрыхление стромы слизистой и подслизистой основы, набухание, фрагментация коллагеновых волокон. Разрывы стенок сосудов, сливающиеся кровоизлияния в подслизистой основе и в толще мышечного слоя с имбибицией стенки мочевого пузыря эритроцитами, разрушением соединительно-тканных и мышечных структур стенки пузыря.
ранее выполненном исследовании на собаках было продемонстрировано, что прямое контактное элек-троимпульсное воздействие импульсами мощностью
0,1−0,7 Дж на стенку мочеточника и мочевого пузыря вызывает морфологические изменения, не выходящие за пределы мышечного слоя, и является абсолютно безопасным [8]. В то же время воздействие импульсами мощностью от 0,8 до 1,0 Дж, вызывая изменения во всех слоях стенки мочеточника, может быть потенциально опасным и в случае мощности импульса 1,0 Дж в отдельных случаях приводит к перфорации стенки. Поскольку данные, полученные у животных и человека, не всегда абсолютно конкор-дантны, в настоящем исследовании мы отбросили безопасный у собак диапазон мощности 0,1−0,7 Дж и изучили морфологические изменения в стенке мочевыводящих путей человека, возникающие при контактном воздействии на них импульсов мощностью в условно опасном для собак диапазоне — 0,8−1,0 Дж. Так как по этическим соображениям эндоскопическое контактное воздействие на неповрежденную слизистую у человека на данном этапе внедрения метода даже не могло рассматриваться, мы использовали интактные фрагменты интраоперационно извлеченного материала лоханки, мочеточника и мочевого пузыря больных, которым по клиническим показаниям были выполнены резекционные операции на мочевыводящих путях.
В данном исследовании мы установили, что прямое электроимпульсное воздействие, наносимое на слизистую оболочку изолированных фрагментов лоханки, мочеточника и мочевого пузыря импульсами мощностью от 0,8 до 1,0 Дж в количестве от 1 до 20, ни в одном случае не приводило к перфорации стенки органов мочевыделительной системы. Наиболее устойчивой к электроимпульсному воздействию оказалась стенка лоханки почки, в которой изменения в виде слущивания эпителия, дезорганизации базальной мембраны, паретического расширения капилляров и отека не выходили за пределы под-слизистого слоя даже после воздействия десятью импульсами мощностью 1,0 Дж, нанесенными в одну и ту же точку. Во фрагментах мочеточника и мочевого пузыря аналогичные изменения происходили после воздействия пятью импульсами мощностью 1,0 Дж, а после 10 импульсов мощностью 1,0 Дж возникали изменения, отграниченные мышечным слоем, но все еще не затрагивающие адвентицию. Столь разную устойчивость стенки лоханки, мочеточника и мочевого пузыря к электроимпульсному воздействию можно объяснить анатомическими различиями органов и особенностями строения их стенок.
Смоделированные нами условия значительно превышали реальную угрозу, которую может нести в себе метод, поскольку предположить, что при дроблении камня зонд регулярно будет соскальзывать, и соскальзывать в одну и ту же зону, невероятно в случае лоханки и мочевого пузыря, и крайне маловероятно в случае камня, плотно фиксированного в мочеточнике. Особенностью данного исследования следует признать факт, что результат любого воздействия, в том числе и электроимпульсного, на живой орган, имеющий кровоснабжение и иннервацию, и его фрагмент, хотя и только что удалённый, но уже не имеющий кровообращения, может быть несколько иным. Тем не менее, полученные данные могут быть приняты за основу, поскольку электроимпульсное воздействие проводилось непосредственно в операционной, и время между извлечением фраг-
мента и нанесением импульсов не превышало 1−2 минут, после чего материал консервировали в формалине. Однако, учитывая относительно небольшой срок применения электроимпульсной КЛТ при МКБ в большинстве клиник или его отсутствие, освоение методики целесообразно начинать с использования импульсов мощностью не более 0,7 Дж, абсолютно безопасной даже при прямом контакте со стенкой мочевыводящих путей [9]. И только после накопления достаточного клинического опыта по манипулированию зондом литотриптера и стоп-фильтрами, помогающими фиксировать камень в процессе дробления, мощность воздействия можно увеличить до 1,0 Дж.
Заключение.
1. Контактное электроимпульсное воздействие на слизистую оболочку изолированных фрагментов лоханки, мочеточника и мочевого пузыря в виде 10 импульсов мощностью 1,0 Дж является безопасным и не вызывает морфологических изменений за пределами мышечного слоя.
2. Контактное электроимпульсное воздействие импульсами мощностью от 0,8 до 1,0 Дж в количестве от 1 до 20 не приводит к перфорации стенки органов мочевыделительной системы.
Библиографический список
1. Мартов А. Г., Сафаров Р. М., Гущин Б. Л., Кудрявцев Ю. В. Сравнительная характеристика эффективности и безопасности применения различных типов контактных ли-тотриптеров // Пленум правления Российского общества урологов. М., 1998. С. 312−313.
2. Optimal method of urgent decompression of the collecting system for obstruction and infection due to ureteral calculi / M. S. Pearle, H. L. Pierce, G. L. Miller [et al.] // J. Urol. 1998. Vol. 160. P. 1260−1264.
3. Jung P., Wolff J. M., Mattelaer P., Jakse G. Role of lasertripsy in the management of ureteral calculi: experience with alexandrite laser system in 232 patients // J. Endourol. 1996. Vol. 10. P. 345−348.
4. Safety and efficacy of the Alexandrite laser for the treatment of renal and ureteral calculi / M. S. Pearle, S. M. Sech, C. G. Cobb [et al.] // Urology. 1998. Vol. 51. P. 33−38.
5. Усов А. В., Семкин Б. В., Зиновьев Н. Т. Переходные процессы в установках электроимпульсных технологий. СПб.: Наука, 2000. 160 с.
6. Бощенко В. С. Гудков А. В., Тилашов Э. М., Афонин В. Я. Результаты использования нового контактного электроимпульсного литотриптора «Уролит» при дроблении камней мочеточника и мочевого пузыря // Медицинский вестник Башкортостана. 2007. № 2. С. 34−35.
7. Treatment of mid and lower ureteric calculi: extracorporeal shock-wave lithotripsy vs laser ureteroscopy: A comparison of costs, morbidity, and effectiveness / A. F. Bierkens,
A. J. M. Hendrikx, J. de La Rosette [et al.] // Br. J. Urol. 1998. Vol. 81. P. 31−35.
8. Афонин В. Я. Электроимпульсное контактное дробление камней мочеточника и мочевого пузыря: автореф. дис. … канд. мед. наук. Саратов, 2009.
9. Гудков А. В., Бощенко В. С., Афонин В. Я. Контактная электроимпульсная литотрипсия // Урология. 2009. № 2. С. 32−37.
10. Holmium: YAG laser lithotripsy for upper urinary tract calculi in 598 patients / M. Sofer, J. D. Watterson, T. A. Wollin [et al.] // J. Urol. 2002. Vol. 167. P. 31−34.
Translit
1. Martov A. G., Safarov R. M., Guwin B. L., Kudrja-vcev Ju. V. Sravnitel'-naja harakteristika jeffektivnosti i bezo-pasnosti primenenija razlichnyh tipov kontaktnyh litotripterov // Plenum pravlenija Rossijskogo obwestva urologov. M., 1998. S. 312−313.
2. Optimal method of urgent decompression of the collecting system for obstruction and infection due to ureteral calculi / M. S. Pearle, H. L. Pierce, G. L. Miller [et al.] // J. Urol. 1998. Vol. 160. P. 1260−1264.
3. Jung P., Wolff J. M., Mattelaer P., Jakse G. Role of lasertripsy in the management of ureteral calculi: experience with alexandrite laser system in 232 patients // J. Endourol. 1996. Vol. 10. P. 345−348.
4. Safety and efficacy of the Alexandrite laser for the treatment of renal and ureteral calculi / M. S. Pearle, S. M. Sech, C. G. Cobb [et al.] // Urology. 1998. Vol. 51. P 33−38.
5. Usov A. V., Semkin B. V., Zinov’ev N. T. Perehodnye processy v ustanovkah jelektroimpul'-snyh tehnologij. SPb.: Nauka, 2000. 160 s.
6. Bowenko V. S. Gudkov A. V., Tilashov Je. M., Afonin V. Ja. Rezul'-taty ispol'-zovanija novogo kontaktnogo jelektroimpul'-snogo litotriptora «Urolit» pri droblenii kamnej mochetochnika i mochevogo puzyrja // Medicinskij vestnik Bashkortostana. 2007. № 2. S. 34−35.
7. Treatment of mid and lower ureteric calculi: extracorporeal shock-wave lithotripsy vs laser ureteroscopy. A comparison of costs, morbidity, and effectiveness / A. F. Bierkens,
A. J. M. Hendrikx, J. de La Rosette [et al.] // Br. J. Urol. 1998. Vol. 81. P. 31−35.
8. Afonin V. Ja. Jelektroimpul'-snoe kontaktnoe droblenie kamnej mochetochnika i mochevogo puzyrja: avtoref. dis. … kand. med. nauk. Saratov, 2009.
9. Gudkov A. V., Bowenko V. S., Afonin V. Ja. Kontaktnaja jelektroimpul'-snaja litotripsija // Urologija. № 2. 2009. S. 32−37.
10. Holmium: YAG laser lithotripsy for upper urinary tract calculi in 598 patients / M. Sofer, J. D. Watterson, T. A. Wollin [et al.] // J. Urol. 2002. Vol. 167. P. 31−34.
УДК 616. 62−006. 6−073. 75 (045) Оригинальная статья
оценка возможностей магнитно-резонансной диффузионно-взвешенной визуализации с подавлением Фонового сигнала тела (DwIBS) в диагностике рака мочевого пузыря
В. М. nonKoe — ректор ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В. И. Разумовского Минздравсоцразвития России, заведующий кафедрой урологии, доцент, кандидат медицинских наук- М. Л. Чехoнацкая — ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В. И. Разумовского Минздравсоцразвития России, заведующая кафедрой лучевой диагностики и лучевой терапии, заведующая отделом лучевой диагностики НИИ фундаментальной и клинической уронефрологии, профессор, доктор медицинских наук-
В. В. Зуев — ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В. И. Разумовского Минздравсоцразвития России, ассистент кафедры лучевой диагностики и лучевой терапии- А. Н. noнукалин — ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В. И. Разумовского Минздравсоцразвития России, кафедра урологии, доцент, кандидат медицинских наук- Ю. Е. Ни^льский — ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В. И. Разумовского Минздравсоцразвития России, ассистент кафедры лучевой диагностики и лучевой терапии.
MAGNETIC RESONANCE DIFFUSION-WEIGHTED WHOLE-BODY IMAGING (DWIBS)
IN bladder cancer DIAGNOSTICS
V. M. Popkov — Rector of Saratov State Medical University n.a. V. I. Razumovsky, Head of Department of Urology, Assistant Professor, Candidate of Medical Science- M.L. Chekhonatskaya — Saratov State Medical University n.a. V. I. Razumovsky, Head of Department of Roentgen Diagnostics, Professor, Doctor of Medical Science- V. V. Zuev — Saratov State Medical University n.a. V. I. Razumovsky, Department of Roentgen Diagnostics, Senior Research Assistant- A. N. Ponukalin — Saratov State Medical Uni-
Saratov Journal of Medical Scientific Research. 2G11. Vol. 7, № 4.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой