Анализ дела «Китай антидемпинговые меры в отношении бесшовных труб из нержавеющей стали с высокими характеристиками из ес»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

АНАЛИЗ ДЕЛА «КИТАЙ — АНТИДЕМПИНГОВЫЕ МЕРЫ В ОТНОШЕНИИ БЕСШОВНЫХ ТРУБ ИЗ НЕРЖАВЕЮЩЕЙ СТАЛИ С ВЫСОКИМИ ХАРАКТЕРИСТИКАМИ ИЗ ЕС»
Амирбекова Алуа Шарипбеккызы
PhD докторант, L. LM, Юридический факультет, Казахский Национальный Университет имени аль-Фараби, Республика Казахстан, г. Алматы
ANALYSIS OF THE CASE & quot-CHINA — MEASURES IMPOSING ANTIDUMPING DUTIES ON HIGH-PERFORMANCE STAINLESS STEEL SEAMLESS TUBES FROM THE EU& quot-
A m irbekova A lua
PhD doctoral candidate, L. LM, Law department, Al-FarabiKazakh National
University, The Republic of Kazakhstan, Almaty
АННОТАЦИЯ
В данной статье рассматриваются материально -правовые вопросы антидемпингового дела «Китай — Антидемпинговые меры в отношении бесшовных труб из нержавеющей стали с высокими характеристиками из ЕС». Основываясь на Антидемпинговом соглашении и ее интерпретациях Третейскими группами и Апелляционным органом ВТО, автор анализирует возможное разрешение этого спора. В результате, комплекс предложенных мероприятий является эффективным для разрешения материально-правовых вопросов антидемпинговых споров Всемирной торговой организации.
ABSTRACT
The paper examines substantive matters of antidumping dispute & quot-China — Measures Imposing Anti-Dumping Duties on High-Performance Stainless Steel Seamless Tubes from the EU& quot-. Based on the Anti-Dumping Agreement and its interpretations by Panels and the Appellate Body of the WTO, the author analyzes the possible settlement of the dispute. As a result, proposed are effective dispute settlement measures on substantive matters of anti-dumping disputes.
Ключевые слова: антидемпинг- антидемпинговое дело- Антидемпинговое соглашение- ВТО- Китай- Европейский Союз.
Keywords: antidumping- antidumping case- the Antidumping agreement- WTO- China- European Union.
Основным цивилизованным методом решения международных проблем в эпоху глобализации является умелое использование возможностей постоянно действующих межправительственных организаций. Одним из таких учреждении является Всемирная торговая организация (ВТО), которая пережила несколько важных этапов реформирования в своем развитии и стала основным регулятором мировой торговли.
Вступление постсоветских республик в ВТО требует внимательного изучения опыта использования развитыми странами площадки ВТО для защиты своих интересов. Одним из активных игроков, который эффективно использует ВТО и реализует стратегию активной позиции, является Европейский Союз (ЕС).
Анализируя данный торговый спор, ставим задачу, юридически моделировать материально-правовое регулирование торговых споров в рамках ВТО и прогнозировать решение данного вопроса. Подобные разбирательства и прогноз действия субъектов международной торговли в условиях конфликта могут послужить основой планирования исковых дел в случае представления интересов отечественных товаропроизводителей.
Ответчиком в данном деле является Китай, новый игрок в антидемпинговом судебном процессе в ВТО, который инициировал за короткое время 200 антидемпинговых расследований против своих торговых партнеров [2]. Первый антидемпинговый иск в ВТО был подан в 2007 году, в первые годы членства в ВТО. Китай придерживался традиционного «мягкого» подхода в решении международных споров и редко использовал формальное разрешение споров. Однако постепенно такой подход начинает меняться, и Китай начал чаще использовать формальное разрешение споров и стратегию активной защиты [3].
В данное время Китай стал участником тринадцати антидемпинговых дел в ВТО (в шести как ответчик и в шести как истец). Три иска против Китая были решены в пользу истца и три других иска находятся на стадии рассмотрения. Однако зная все еще существующие пробелы в судебной практике Китая [4], нельзя исключать вероятность того, что это дело может быть решено не в его пользу.
Фактические обстоятельства
8 сентября 2011 г. Министерство коммерции КНР (Минком) сделало объявление о своем решении начать антидемпинговое расследование в отношении импорта некоторых бесшовных труб из нержавеющей стали с высокими характеристиками (БТНС) из ЕС и Японии. БТНС перечислены под Тарифами № 73 044 110, 73 044 910, 73 045 110 и 73 045 910 в соответствии с Таможенными импортными и экспортными тарифами КНР.
Минком КНР провел расследование с целью определения наличия демпинга и демпинговой маржи, наличия ущерба китайской отечественной отрасли при импортировании БТНС из ЕС, а также размера такого ущерба и причинно-следственной связи между демпингом и ущербом. По итогам расследования, 8 мая 2012 г. компетентный орган (КО) обнародовал предварительное решение.
8 ноября 2012 г. Минком обнародовало заключительное решение по антидемпинговому расследованию в отношении расследуемого продукта. По итогам расследования КО пришел к выводу, что в период расследования этого дела существовали демпинговые поставки указанной продукции, которые нанесли реальный ущерб соответствующей китайской отечественной отрасли, что указывает на причинную связь между демпингом и реальным ущербом [5]. Согласно этому решению, с 9 ноября 2012 г. при импортировании данного вида продукции из ЕС и Японии взимается антидемпинговая пошлина в размере с 9,2% по 14,4% сроком на 5 лет.
После введения антидемпинговых пошлин, 20 декабря 2012 г. Япония уведомила секретариат ВТО о просьбе проведения консультаций с Китаем.
Следом за Японией, 13 июня 2013 г. и ЕС попросил о проведении консультации с Китаем. Однако в ходе обеих консультации стороны не смогли достигнуть взаимоприемлемого решения и по просьбе Японии и ЕС были созданы Третейские Группы (ТГ) по каждому делу.
ЕС выдвигая исковое заявление, заявляет, что принятые меры не соответствуют [6]:
• статьям 1, 2. 2, 2. 4, 2.4. 2, 3. 1, 3. 2, 3. 4, 3.5 (материально-правовые вопросы) и статьям 6. 4, 6. 5, 6.5. 1, 6. 7, 6. 8, 6. 9, 7. 4, 12.2 и 12.2.2 (процедурные вопросы) Антидемпингового соглашения
• статье VI ГАТТ 1994.
Доводы сторон и рекомендации к возможному решению
1. ЕС указывает, что Китай нарушил ст. 2. 2, 2.2. 1, 2.2.1.1 и 2.2.2 АДС, потому что Китай не определил издержки производства и суммы административных, торговых и общих издержек на основе учетных документов и фактических данных экспортера или производителя, в отношении которого ведется расследование. В частности, суммы административных, торговых, общих издержек и прибыли, которые были рассчитаны Китаем, не соответствуют учетным документам и фактическим данным экспортера или производителя, в отношении которого ведется расследование.
Положения ст. 2.2. 1, 2.2.1.1 и 2.2.2 подчеркивают два элемента. Во -первых, издержки производства рассчитываются на основе учетных документов экспортера или производителя, в отношении которого ведется расследование, при условии, что такие документы соответствуют общепринятым в экспортирующей стране принципам бухгалтерского учета, и во -вторых, включаются те издержки, которые достаточно точно отражают издержки, связанные с производством и продажей данного товара. Первое условие довольно простое и означает, что расчет издержек должен быть основан на учетных документах экспортера или производителя при условии, что они соответствуют общепринятым принципам бухгалтерского учета в экспортирующей стране. Второе условие означает, что эти учетные документы
могут быть не учтены, если они не соответствуют с реальными понесенными экономическими издержками.
В деле США-Полупроводники динамической памяти с произвольным доступом (DRAM). ТГ сделала вывод, что требования первого предложения ст. 2.2.1. 1: «соответствуют общепринятым в экспортирующей стране принципам бухгалтерского учета» и «достаточно точно отражают издержки» применимые только к «учетным документам экспортера или производителя» [77].
Первое предложение ст. 2.2.2 Антидемпингового соглашения утверждает, что суммы административных, торговых и общих издержек, а также прибыли «должны быть» основаны на «фактических данных о производстве и продажах аналогичного товара в рамках обычного хода торговли, представляемых экспортером или производителем, в отношении которого ведется расследование». Статья не предусматривает возможности пренебрежения фактических сумм административных, торговых и общих издержек, и прибыли кроме ситуации, когда продажи находятся вне рамок обычного хода торговли. Если продажи сделаны вне рамок обычного хода торговли, компетентные органы могут пренебрегать такими фактическими данными.
ТГ в деле ЕС-Лосось (Норвегия) [8] объяснила как функционирует ст. 2.2. 1:
«она устанавливает методику определения, когда продажи по ценам ниже удельных могут рассматриваться как продажи вне обычного хода торговли по причине цены. Согласно этой методике, продажи по ценам ниже удельных могут быть признаны продажами вне обычного хода торговли, и тем самым не учитывается при расчете нормальной стоимости, когда продажи по ценам ниже удельных выполнены: (I) в течение длительного периода времени- (II) в значительном количестве- и (III) по ценам, которые не предусматривают возмещение всех расходов в течение разумного периода времени».
Методика, изложенная в первом предложении ст. 2.2.1 включает два условия. Во-первых, должно быть выявлено, что продажи по ценам ниже
удельных могут рассматриваться как продажи вне обычного хода торговли по причине цены. К О Китая должны определить продажи сделанные по ценам ниже «удельных (постоянных или переменных) издержек производства с добавлением административных, торговых и общих издержек». Во -вторых, КО должен «определить» выполнены ли «такие» продажи по ценам ниже удельных: (I) в течение длительного периода времени- (II) в значительном количестве- и (III) по ценам, которые не предусматривают возмещение всех расходов в течение разумного периода времени. Только те продажи по ценам ниже удельных, которые демонстрируют все три характеристики, могут рассматриваться как продажи вне обычного хода торговли по причине цены. В случае, если Китай сможет доказать, что продажи находились вне рамок обычного хода торговли, он может пренебрегать фактическими суммами административных, торговых и общих издержек. В случае если КО не сможет доказать, что продажи находились вне рамок обычного хода торговли, это будет означать, что Китай не определил издержки производства и суммы административных, торговых и общих издержек на основе учетных документов и фактических данных экспортера или производителя, в отношении которого ведется расследование и ведет к нарушению ст. 2. 2, 2.2. 1, 2.2.1.1 и 2.2.2 АДС.
2. ЕС сообщает, что Китай нарушил ст. 2.4 и ст. 2.4.2 АДС так как он не установил наличие демпинговой маржи на основе справедливого сравнения нормальной стоимости с экспортной ценой.
Ст. 2.4.2 АДС объясняет как КО должны действовать при установлении наличия демпинговой маржи. Согласно ст. 2.1 АДС товар рассматривается как являющийся предметом демпинга, т. е. как поступивший на рынок другой страны по цене ниже его нормальной стоимости, если экспортная цена данного товара, экспортированного из одной страны в другую, ниже сравнимой цены, устанавливаемой в рамках обычного хода торговли на аналогичный товар, предназначенный для потребления в экспортирующей стране.
Из формулировки этого предложения следует, что АДС касается демпинга товара и поэтому демпинговая маржа, к которой ссылается ст. 2.4.2 является
демпинговой маржой товара. Апелляционный орган (АО) в делах ЕС-Постельное белье [9] и США-Пиломатериалы хвойных пород [10] решил, что демпинговая маржа может быть установлена только для расследуемого товара в общем, но не может быть установлена для различных типов продукта, модели, или категории этого продукта.
В данном деле «продуктом» считаются бесшовные трубы из нержавеющей стали с высокими характеристиками. Таким образом, следует что, в соответствии со ст. 2.4. 2, Китай должен установить «наличие демпинговой маржи» для конкретного продукта — бесшовные трубы из нержавеющей стали с высокими характеристиками — а не для различных типов или моделей этой продукции.
Согласно ст. 2.4.2 наличие демпинговой маржи в ходе расследования обычно устанавливается на основе сравнения средневзвешенной нормальной стоимости со средневзвешенными ценами всех сопоставимых экспортных сделок, либо путем сравнения нормальной стоимости с экспортными ценами по конкретным сделкам. В рамках данного метода, КО обязаны сравнить средневзвешенную нормальную стоимость с средневзвешенной ценой всех сопоставимых экспортных сделок. Следует подчеркнуть, что ст. 2.4.2 о «всех» сопоставимых экспортных сделках.
Ст. 2.4.2 предусматривает сравнение средневзвешенной нормальной стоимости со средневзвешенными ценами всех сопоставимых экспортных сделок. АО в деле ЕС-Постельное белье отметил, что слово «сопоставимые» в ст. 2.4.2 не влияет, и никоим образом не уменьшает обязанность КО в установлении наличия демпинговой маржи на основе «сравнения средневзвешенной нормальной стоимости со средневзвешенной ценой всех сопоставимых экспортных сделок».
Слово «сопоставимый» означает «может быть сопоставлен». Таким образом «сопоставимые экспортные сделки» согласно ст. 2.4. 2, это экспортные сделки, которые могут быть сопоставлены. Стороны не могут ссылаться на то, что разные виды и модели продукта несопоставимы на основе различий, в
отношении которых не представляются доказательства их влияния на сопоставимость цен. Только в случае если компетентный орган докажет, что различия являются столь существенными, что не могут быть устранены путем поправок, разные виды и модели продукта могут рассматриваться как несопоставимые.
Определив рассматриваемый продукт и «аналогичный товар», сторона не может рассматривать некоторые типы и модели этого продукта как «несопоставимые» на основе различий. Все типы и модели, подпадающие под аналогичный товар, обязательно должны быть «сопоставимыми», и экспортные сделки, включающие эти типы и модели должны рассматриваться как «сопоставимые экспортные сделки» согласно ст. 2.4.2. Слово «сопоставимые» в ст. 2.4.2 относится как к общим, так и конкретным обязательствам КО при сопоставлении экспортной цены с нормальным значением.
Следовательно, сопоставление экспортной цены с нормальной стоимостью, которое не в полной мере учитывает цены всех сопоставимых экспортных сделок, не является «справедливым сравнением» экспортной цены с нормальной стоимости согласно ст. 2.4 и ст. 2.4. 2АДС.
3. ЕС поясняет, что Китай нарушил ст. 3.1 и 3.2 АДС, потому что не установил наличие ущерба, основываясь на положительном доказательстве и не предполагая объективное изучение объема демпингового импорта и влияния демпингового импорта на цены аналогичных товаров на внутреннем рынке. В частности, ЕС разъясняет, что в своем анализе ценового влияния, Китай не провел надлежащего анализа в отношении трех различных типов бесшовных труб из нержавеющей стали с высокими характеристиками (объектом исследования) и бесшовных труб из нержавеющей стали с высокими характеристиками продукта в целом. Китай неправильно сделал вывод, что исследуемые импорты имели общее значительное влияние на цены аналогичных отечественных товаров.
Согласно ст. 3.1 АДС установление наличия ущерба должно основываться на положительном доказательстве и предполагает объективное изучение (а)
объема демпингового импорта и влияния демпингового импорта на цены аналогичных товаров на внутреннем рынке, и (Ь) последующего влияния такого импорта на отечественных производителей таких товаров. Ст. 3.2 подробно описывает, относящееся к изучению объема демпингового импорта, и их влияние на цены внутреннего рынка.
Что касается ценового анализа, ст. 3.2 предусматривает, что КО должен рассмотреть, оказало ли одно из трех влияний демпингового импорта на цены внутреннего рынка, то есть: значительное ценовое занижение, значительное снижение цен, или значительное препятствие повышению цен.
Рассматривая иск ЕС согласно ст. 3.1 и ст. 3. 2, о соответствии качества доказательств Минкома КНР стандарту позитивного доказательства, и было ли изучение объема демпингового импорта и влияния демпингового импорта на цены аналогичных товаров на внутреннем рынке объективным, следует использовать решения дела США-Горячекатаная сталь. По этому делу АО решил, что направленность обязательств КО, согласно ст. 3. 1, заключается в требовании основывать свои решения на положительном доказательстве и провести объективное изучение. АО пришел к выводу [11]:
«…положительное доказательство связано с качеством доказательств на которые компетентные органы могут полагаться при принятии решении. Слово „позитивный“ означает, что доказательства должны быть утвердительными, объективными и поддающимися проверке, а так же должны быть достоверными».
АО отметил, что термин «положительное доказательство» направлено на факты подтверждающие установление ущерба, тогда как термин «объективное изучение» связан с процессом расследования. Кроме того, КО не имеют право проводить расследование в таком русле, когда после установления фактов или процесса оценивания вероятность выявления демпинга внутреннего рынка будет высока.
Что касается иска ЕС о ненадлежащем анализе ценового влияния, было несколько дел связанных с вопросом сопоставимости цен, по результатам
которых Орган разрешения споров (ОРС) решил, в какой степени ст. 3.2 требует от КО внесения изменений для учета различия рассматриваемых продуктов при анализе ценового влияния.
В деле ЕС-Трубы или трубопроводная арматура, ТГ отказалась целиком переносить более подробные методические обязательства ст. 2, касающиеся демпинга в положения ст. 3 в отношении анализа ущерба. По итогам было решено, что ЕС не нарушал ст. 3.2 и 3.1 не делая поправки для сопоставимости цен в сравнении с ценами продаж черносердечной и белосердечной арматуры в контексте рассмотреннего ценового занижения.
В деле Китай-Антидемпинговые и компенсационные пошлины на электротехническую трансформаторную сталь плоского проката [12] АО отметил, что КО должен рассмотреть «произошло ли значительное ценовое занижение демпинговым или субсидируемым импортом по сравнению с ценой аналогичного товара импортирующей страны». Таким образом, по отношению к значительному ценовому занижению, ст. 3.2 прямо устанавливает связь между ценой товара и аналогичного товара, требуя их сравнения. АО сделал вывод, что несостоятельность подтвердить сопоставимость цен не соответствует ст. 3.2 и согласился с выводом ТГ о том, что «как только делаются сравнение цен, возникает вопрос о сопоставимости цен».
Ссылаясь на это решение, ТГ в деле Китай-Рентгенологическое оборудование [13] пришла к выводу, что Минком не предпринял никаких шагов, для того чтобы обеспечить сопоставимость цен прежде чем приступать к сопоставлению в рамках своего анализа ценового влияния. Хотя у Минкома были данные указывающие на значительные различия в употреблении, физических характеристиках и ценах сравниваемых продуктов и в условиях, где Минком сделал вывод, что высокоэнергетические и низкоэнергетические сканеры воспринимаются потребителями как разные.
В связи с тем, что в деле рассматриваются три различных типа бесшовных труб из нержавеющей стали с высокими характеристиками, ТГ должна будет изучить различия в употреблении, физических характеристиках и ценах
сравниваемых продуктов и в условиях, к тому же эти различия должны быть значительными. В случае если Минком обладал данными указывающими на значительные различия сравниваемых продуктов, и не предпринял шаги, для того чтобы обеспечить сопоставимость цен прежде чем приступать сопоставлению в рамках своего анализа ценового влияния, скорее всего будет выявлено, что Китай действовал не в соответствии со ст. 3.1 и 3.2 АДС.
4. ЕС сообщает, что Китай нарушил ст. 3.1 и 3.4 АДС, так как в анализе влияния демпингового импорта на отечественную промышленность: (I) основываясь на позитивном доказательстве, не удалось добиться объективного изучения влияния демпингового импорта на внутренний рынок, основанной на объеме импорта и их влияние на цены- (II) не удалось оценить факторы, влияющие на внутренние цены и величину демпинговой маржи, и (III) не удалось объективно определить относительную значимость и важность приписываемого соответствующим экономическим факторам и индексам, и ошибочно пренебрег большинством тех факторов и показателей, указывая, что отечественной промышленности не был нанесен ущерб.
Ст. 3.4 требует от КО правильно установить наличие фактической основы для аргументированного и содержательного анализа состояния отрасли и установления вреда. В практике были случаи, когда различные КО использовали только те факторы вреда, которые причиняли ущерб и игнорировали или не обсуждали другие факторы, которые не указывали на ущерб [14]. Поэтому в процессе разрешения споров неоднократно возникал вопрос, должны ли эти 15 факторов вреда оцениваться в каждом случае и должна ли данная оценка включаться в окончательное решение.
В деле Тайланд-Двутавровая балка АО согласился с выводом ТГ, что каждый из индивидуальных факторов перечисленных в обязательном перечне факторов ст. 3.4 должны быть оценены КО.
Рассмотрение факторов ст. 3.4 обязательно, даже если будет выявлено, что определенный фактор не имеет доказательной силы в обстоятельствах определенной индустрии или определенного дела, и поэтому не имеет
отношения к решению. Кроме того, рассмотрение каждого фактора ст. 3.4 должно быть очевидным в окончательном решении [15].
Рассматривая пункт (II) заявления ЕС, следует отметить, что согласно нормам АДС, КО обязан оценить величину демпинговой маржи и оценить ее уместность и значимость, чтобы объяснить как оценка соответствующего фактора привела к определенному ущербу. Однако, простое перечисление маржи в «Окончательном решении» и определение демпинговой маржи в разделе «Демпинг» не является достаточным доказательством того, что величина маржи демпинга оценивалась в контексте рассмотрения состояния отрасли [13]. Безмолвие об уместности или неуместности данного фактора также не является достаточным [9].
В деле ЕС-Трубы или трубопроводная арматура АО согласился с тем, что некоторые из 15 факторов связаны между собой и что оценка определенных факторов могут неявно включить оценку другого фактора. АО отмечает, что в случае если ТГ способна найти в записях достаточные и достоверные доказательства об оценке фактора, чтобы убедиться в том, что фактор был оценен, будет зависит от конкретных обстоятельств каждого дела, если не было сделано отдельного протокола оценки этого фактора [16]. Следовательно, если ТГ сможет найти в записях достаточные и достоверные доказательства об оценке факторов, может решить, что Китай действовал в соответствии со ст. 3.1 и ст. 3.4 АДС и наоборот.
Что касается оценки «факторов влияющие на внутренние цены», то в делах Египет — Стальная арматура [17] и ЕС-Трубы или трубопроводная арматура [16] ТГ решили, что требование оценки «факторов влияющие на внутренние цены» неразрывно связано с требованием ст. 3.1 и 3.2 об объективном изучении и влияния демпингового импорта на цены аналогичного товара внутреннего рынка, который должен включать рассмотрение того, имело ли место значительное ценовое занижение или снижение или повышение цен. Резюмируя, пришли к выводу, что КО в своей оценке состояния отрасли должны в каждом случае включать ценовой анализ требуемый ст. 3.1 и 3.2.
Основываясь на этих решениях, следует прийти к выводу о том, что Китай должен был включить ценовой анализ в оценку состояния отрасли. В случае если этого не было сделано, то КО должен привести существенные доказательства.
В следующем пункте, ЕС заявляет, что Китаю не удалось объективно определить относительную значимость и важность приписываемых соответствующим экономическим факторам и индексам, и ошибочно пренебрег большинством тех факторов и показателей, указывая, что отечественной промышленности не был нанесен ущерб.
Следует отметить, что важность определенного фактора может различаться в каждом отдельном деле, поэтому КО должны оценить роль, уместность и относительную важность каждого фактора в конкретном исследовании. Если К О определяет, что некоторые факторы неуместны или не оказывают значительного веса в определении, то они не могут просто игнорировать такие факторы, а должны объяснить это, в своих заключениях о неуместности и незначительности таких факторов. Поэтому оценка уместности или существенности определенных факторов, включая те факторы, которые не считаются главными для решения, должны, по крайней мере, косвенно следовать из определения.
5. ЕС сообщает, что Китай нарушил ст. 3.1 и ст. 3.5 АДС, не проводя реального объективного исследования, основаное на позитивном доказательстве, не выявил причинно-следственную связь между исследуемым импортом и предположительном вредом отечественной отрасли. Китай определил, что предположительно демпинговый импорт причиняет вред, несмотря на отсутствие значительного увеличения объема демпингового импорта, основанное на неправильном ценовом анализе и некорректном анализе влияния, включая неправильную оценку всех относящихся к делу экономических факторов и показателей, связанных с состоянием данной отрасли. Кроме того, Китай не сделал объективное исследование других факторов помимо демпингового импорта, основанное на позитивном
доказательстве, которые в тот же период наносят ущерб отечественной отрасли, и неправильно приписал ущерб, наносимый этими факторами рассматриваемому импорту.
ЕС оспаривает определение причинно -следственной связи Китая в двух аспектах. Во-первых, ЕС отмечает, что доказательства, на которые ссылается Китай, не могут установить причинно -следственную связь между европейским импортом и предположительным ущербом для китайской отрасли. Во -вторых, ЕС поясняет, что Китай не рассмотрел другие факторы помимо европейского импорта, которые могли нанести ущерб. Таким образом, ЕС считает, что определение не было основано на позитивном доказательстве или объективном изучении причинно-следственной связи между демпинговый импортом и ущербом.
Согласно требованию ст. 3. 5, необходимо определить было ли доказано КО, что демпинговый импорт, как это определено в пунктах 2 и 4, причинил экономике определенный ущерб. Для рассмотрения этого вопроса следует изучить: (1) определение наличия причинно -следственной связи между демпинговым импортом и ущербом и (и) другие возможные причинные факторы.
В-первых, следует рассмотреть утверждение ЕС, что определение причинно-следственной связи между исследуемым импортом и ущербом не соответствует ст. 3. 5, поскольку доказательства, на которые ссылается Китай, не подтверждают этого определения.
Исходя из вышеназванных аргументов ТГ исследуя иск ЕС о ненадлежащем анализе ценового влияния согласно ст. 3. 2, и несоответствии определению согласно ст. 3. 4, может сделать вывод о том, что определение причинно-следственной связи между демпинговым импортом и любым вредом не соответствуют ст. 3. 5, если только КО не предоставят обоснованное и соответствующее объяснение причинно-следственной связи между ценами демпингового импорта и ущербом для отечественной промышленности.
Во -вторых, следует рассмотреть утверждение ЕС, что отсутствие учета Китаем демпингового импорта, не соответствует ст. 3.5 АДС.
Демонстрация причинно-следственной связи между элементами должна основываться на изучении всех относящихся к делу доказательств, имеющихся в распоряжении КО. КО должны изучить любые другие известные факторы помимо демпингового импорта, которые в тот же период наносят ущерб отечественной отрасли. Ущерб, наносимый этими факторами, не должен приписываться демпинговому импорту. Следует отметить что АДС требует, чтобы другие причины, которые нанесли ущерб экономике не были приписаны демпингу [18].
Ст. 3.5 соглашения не требует изучения какого-либо определенного фактора и не дает руководства КО по использованию методов оценки определения причинно-следственной связи и учета ущерба причиненного другими факторами. В деле США-Горячекатаная сталь АО решил, что при условии, если КО не приписывают ущерб других причинных факторов демпинговым импортам, они вольны выбрать методику, которая будет использована при изучении причинно-следственной связи между демпинговым импортом и вредом. Это решение было подтверждено также в деле ЕС-Трубы или трубопроводная арматура.
В деле Тайланд-Двутавровые балки [19] ТГ отметила, что текст ст. 3.5 ссылается на понятие «известные» факторы, помимо демпингового импорта которые в то же время наносят ущерб отечественной промышленности, однако не уточняет, как эти факторы «известны» или как должны стать «известными» КО. ТГ сделала вывод, что другие известные факторы будут включать факторы явно выдвинутые перед КО заинтересованными сторонами в ходе антидемпингового расследования, и что КО не обязаны искать такие факторы, по собственной инициативе.
В то время как перечисленные факторы в ст. 3.5 могут быть применимы ко многим случаям, то этот список содержит полезные рекомендации относительно других факторов помимо демпингового импорта, которые могут
причинить вред отечественной промышленности, но этот перечень не является обязательным. В деле Тайланд-Двутавровая балка ТГ отметила, что текст ст. 3.5 указывает, что список любых других известных факторов, перечисленных в этом положении является иллюстративным.
Ст. 3.5 обязывает КО рассматривать другие известные факторы и дает примерный перечень таких факторов. Кроме того, ст. 3.5 обязывает КО не приписывать ущерб, причиненный другими факторами к демпинговому импорту. Соответственно, изучение других факторов должно быть обязательным в документах, являющихся основанием для обзора ТГ. Если изучение других факторов является очевидным в окончательном решении Китая, ТГ может сделать вывод, что Китай действовал в соответствии со ст. 3.5. Однако при отсутствии соответствующих доказательств ТГ может решить что, определение причинной связи между демпинговым импортом и ущербом не соответствует обязательствами Китая согласно ст. 3.5 и ст. 3.1.
Некоторые эксперты считают, что дело по нержавеющим стальным бесшовным трубам связано с конфликтом Китая и ЕС по солнечным панелям и вину. Однако если в торговых спорах связанных с солнечными панелями и вином удалось прийти к компромиссу, то спор по стальным трубам не удалось урегулировать. На консультации между ЕС и Китаем не удалось удовлетворить интересы ЕС по поводу несовместимости китайских мер с правилами ВТО. ЕС считает, что введенные Китаем антидемпинговые меры не соответствуют правилам ВТО, так как допущены серьезные ошибки в процедурном и в материально-правовом плане и уверены в выигрыше.
Китай в свою очередь заявил, что в результате расследования был выявлен демпинг бесшовных стальных труб, который существенно причинял ущерб отечественной отрасли. Однако одного утверждения о надлежащем осуществлении расследования недостаточно. Китай должен представить существенные доказательства о надлежащем проведении антидемпингового расследования. В случае если Китай не предоставит такие доказательства, на основе проведенного анализа, можно предположить что Китай действовал не в
соответствии со статьями 2. 2, 2.2. 1, 2.2.1. 1, 2.2. 2, 2. 4, 2.4. 2, 3. 1, 3. 2, 3. 4, 3.5 АДС.
Список литературы:
1. Соглашение по применению Статьи VI Генерального Соглашения по Тарифам и Торговле 1994 (Марракеш, 15 апреля 1994). [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //base. garant. ru/2 541 158 (дата обращения: 11. 05. 2014).
2. Statistics // Antidumpingpublishing. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //www. antidumpingpublishing. com/statistics (дата обращения: 11. 05. 2014).
3. Hsieh P.L. China'-s development of international economic law and WTO legal capacity building// Journal of International Economic Law. — 2010. — № 13. — P. 997−1036. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //papers. ssrn. com/sol3/papers. cfm? abstract_id=1 685 663 (дата обращения: 11. 05. 2014).
4. Bourgeois J.H.J. China and the WTO Dispute Settlement Mechanism// Op. J. — 2011. — № 2. — P. 1−37. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //lider-lab. sssup. it/opinio (дата обращения: 11. 05. 2014).
5. MOFCOM Announcement № 72 of 2012 on the Final Ruling of the Antidumping Case against Imports of Certain High-performance Stainless Steel Seamless Tubes Originated in the EU and Japan: Ministry of Commerce of the People'-s Republic of China. November 8, 2012. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //news. alibaba. com/article/detail/policy/100 914 542−1-mofcom-announcement-no. -72−2012. html (дата обращения: 11. 05. 2014).
6. Request for consultations, China Measures Imposing Anti-Dumping Duties on High-Performance Stainless Steel Seamless Tubes (& quot-HP-SSST"-) from the European Union, WT/DS460/1 G/L/1030 G/ADP/D97/1. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL:
http: //www. wto. org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds454_e. htm (дата
обращения: 11. 05. 2014).
7. Panel Report, United States — Countervailing Duty Investigation on Dynamic Random Access Memory Semiconductors (DRAMS) from Korea, WT/DS296/R. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //www. wto. org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds296_e. htm (дата обращения: 11. 05. 2014).
8. Panel Report, European Communities — Anti-Dumping Measure on Farmed Salmon from Norway, WT/DS337/R. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //www. wto. org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds337_e. htm (дата обращения: 11. 05. 2014).
9. Appellate Body Report, European Communities — Anti-Dumping Duties on Imports of Cotton-type Bed Linen from India, WT/DS141/AB/R. [Электронный ресурс ] - Режим доступа. — URL: http: //www. wto. org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds 141_e. htm (дата обращения: 11. 05. 2014).
10. Appellate Body Report, United States — Final Dumping Determination on Softwood Lumber from Canada, WT/DS264/AB/R. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //www. wto. org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds264_e. htm (дата обращения: 11. 05. 2014).
11. Appellate Body Report, United States — Anti-Dumping Measures on Certain Hot-Rolled Steel Products from Japan, WT/DS184/AB/R. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //www. wto. org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds 184_e. htm (дата обращения: 11. 05. 2014).
12. Appellate Body Report, China — Countervailing and Anti-Dumping Duties on Grain Oriented Flat-rolled Electrical Steel from the United States, WT/DS414/AB/R. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL:
http: //www. wto. org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds414_e. htm (дата
обращения: 11. 05. 2014).
13. Panel Report, China — Definitive Anti-Dumping Duties on X-Ray Security Inspection Equipment from the European Union, WT/DS425/R. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //www. wto. org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds425_e. htm
14. Vermulst E. The WTO Anti-dumping Agreement: A commentary. New York: Oxford University Press, 2008. — 325 p.
15. Panel Report, Mexico — Anti-Dumping Investigation of High-Fructose Corn Syrup (HFCS) from the United States, WT/DS132/R. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //www. wto. org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds132_e. htm (дата обращения: 11. 05. 2014).
16. Appellate Body Report, European Communities — Anti-Dumping Duties on Malleable Cast Iron Tube or Pipe Fittings from Brazil, WT/DS219/AB/R. [Электронный ресурс ] - Режим доступа. — URL: http: //www. wto. org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds219_e. htm (дата обращения: 11. 05. 2014).
17. Panel Report, Egypt — Definitive Anti-Dumping Measures on Steel Rebar from Turkey, WT/DS211/R. [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //www. wto. org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds211_e. htm (дата обращения: 11. 05. 2014).
18. Van den Bosshe P. The Law and Policy of the World Trade Organization. Text cases and materials. 2nd ed. New York: Cambridge University Press, 2008. — 917 p.
19. Panel Report, Thailand — Anti-Dumping Duties on Angles, Shapes and Sections of Iron or Non-Alloy Steel and H Beams from Poland, WT/DS122/R. [Электронный ресурс ] - Режим доступа. — URL: http: //www. wto. org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds 122_e. htm (дата обращения: 11. 05. 2014).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой