Перспективы развития минерально-сырьевой базы газовой промышленности России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Геология


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОЙ БАЗЫ ГАЗОВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИИ
В. А. Скоробогатов, С. Н. Сивков, С. А. Данилевский (ООО «Газпром ВНИИГАЗ»)
Развитие минерально-сырьевой базы (МСБ) газодобычи — фундаментальное направление деятельности ОАО «Газпром» «на все времена».
Сырьевая база газовой отрасли промышленности России создавалась более 40 лет, сначала медленными темпами (до 1964−1965 гг.), а потом, с открытием Западно-Сибирской нефтегазоносной мегапровинции (ЗСМП), — стремительно до 1993−1994 гг. Активно воплощавшийся в практику лозунг последней трети XX века: «Сначала надо создать запасы, а потом уже думать, как их расходовать», в условиях существовавшей социально-экономической системы России имел огромное значение для быстрого роста разведанных запасов благодаря приростам в 1,6−2,2 трлн м3 и более в год и для обеспечения добычи на последующие два десятилетия вперед (1991−2011 гг.).
Во избежание ошибок и просчетов, чреватых крупными финансовыми и временными потерями («не туда шли… и нашли не то, что нужно… «), необходима разработка стратегически обусловленной концепции развития МСБ газовой отрасли промышленности России на среднюю (до 2020 г.) и дальнюю перспективу, в которой тактические задачи, стратегические цели и показатели были бы оптимально взаимоувязаны. Главная стратегическая цель развития МСБ — обеспечение разведанными запасами газа и жидких УВ (конденсата и нефти) ныне действующих и вновь формируемых крупных центров газодобычи на территории России и на шельфе арктических и дальневосточных морей.
За счет сырьевой базы, окончательно сформированной в России в последнее предкризисное десятилетие 1981−1990 гг., прежде всего на севере Западной Сибири (в Надым-Пур-Тазовском регионе (НПТР) и на п-ове Ямал) национальное производство газа «продержится» до 2021−2022 гг. Однако без активного воспроизводства разведанных запасов взамен отбираемых из недр объемов газа поддержание добычи даже на уровне 650−700 млрд м3/год станет невозможным. В этой связи новая Концепция развития МСБ до 2035 г., уточняющая разработанную в 2008—2009 гг. (с периодом действия 2010−2030 гг.) [1], обосновывает цели, задачи и наиболее эффективные направления проведения поисково-разведочных/геолого-разведочных работ (ПРР/ГРР) на газ (и нефть) для подготовки новых разведанных запасов УВ во всех перспективных регионах суши и на шельфе, обладающих реальными неоткрытыми (прогнозными) ресурсами.
Ныне действующие и новые крупные центры газодобычи, которые появятся к 2035−2040 гг., в том числе в совершенно не изученных областях Арктического и Дальневосточного шельфа, показаны на рис. 1. Необходимо подчеркнуть, что кроме Астраханского, Заполярного и Ямальского центров на суше, а также Штокмановского в Баренцевом море ни один из 15 других не обеспечен в полной мере необходимой сырьевой базой газо- и нефтедобычи. Даже базовые — крупнейшие из открытых месторождений — недоразведаны, не изучены их глубокие горизонты, недостаточно исследованы ареалы и месторождения-спутники и т. д. В равной степени это относится и к традиционным центрам — Надым-Пурскому и Оренбургскому.
Проблемы обоснования необходимости дальнейшего развития МСБ газа России и ОАО «Г азпром» в частности обсуждаются в работах [2−5]. Безусловным является тот факт, что во всех осадочных и нефтегазоносных бассейнах (НГБ) на суше России все уникальные по геологическим запасам месторождения (более 3,0 трлн м3 и 3,0 млрд т) уже выявлены, разведаны и находятся в интенсивной разработке (кроме Астраханского, в силу геоэкологических причин). Есть некоторая (невысокая) вероятность открытия подобных газосодержащих месторождений (одного-двух, вряд ли более) в пределах древней Сибирской платформы, если, конечно, известное Ковыктинское месторождение (запасы менее 2 трлн м3) не окажется в конечном итоге самым крупным из возможных, сохранившихся в ходе очень сложной геодинамической истории развития (многочисленные перестройки структурных планов, траппы — наземный вулканизм, разломообразование и др.).
Открытия также гигантских и сверхгигантских месторождений (более 300 и 1000 млрд т у. т.) в материковой части характеризуются средней и малой вероятностью для большинства НГБ в силу их высокой изученности и природно-генетических причин, и именно подобные месторождения становятся
Рис. 1. Главные центры по объему добычи и значимости для развития газовой промышленности России до 2040 г.
базовыми для добычи УВ. Массовые открытия гигантских, сверхгигантских и отдельных уникальных газосодержащих месторождений предстоят на Арктическом шельфе, изученность недр которого менее 5%, в отличие от высокой изученности сухопутных бассейнов (от 30−40 до 70−80% и более).
Концепция развития МСБ газодобычи России должна исходить, прежде всего, из необходимости прироста запасов там (в тех регионах и областях), где они нужнее всего (по тактическим периодам — 5, 10 лет), и из возможностей (ресурсных) обеспечения необходимых приростов с приемлемой экономикой поисково-разведочного процесса.
Нужнее всего запасы в районах с падающей и ограниченной добычей (в Западном Предкавказье, Оренбургской области, в НПТР и Томской области), где они будут востребованы в кратчайшие сроки. Однако реальные неоткрытые ресурсы УВ не позволяют надеяться здесь на крупные открытия, по крайней мере, на средних глубинах (до 3,0−3,5 км), а глубже господствующими становятся скопления в плотных низкопроницаемых резервуарах (нетрадиционные ресурсы газа и нефти).
Геологическое изучение недр осадочных бассейнов, поиски, разведка и освоение месторождений и залежей УВ на территории России (Европейские районы, Сибирь и Дальний Восток) проводятся более 150 лет, наиболее активно — в период 1950—1980 гг. Геолого-разведочными работами на нефть и газ было охвачено до 80% всей равнинной территории страны, перспективной для поисков и разведки УВС (вне горных сооружений). В Европейской части страны (суша) практически не осталось областей и районов, совершенно не опоискованных, т. е. не охваченных геофизическими исследованиями и бурением глубоких скважин. В Западно-Сибирской мегапровинции к таковым относятся отдельные зоны по периферии мегабассейна, вблизи линии выклинивания чехольных образований мелового и юрского возраста, а также восток и северо-восток Гыданской НГО. В пределах древней Сибирской платформы крайне слабо исследована вся ее северная половина в пределах Лено-Тунгусской провинции. Недостаточно изучены Енисей-Хатангский и Предверхоянский мезозойские прогибы, а также все межгорные впадины между р. Амур и Северным Ледовитым океаном (Зея-Буреинская, Момо-Зырянская, Чаун-Чукотская и др.). По глубине необходимо отметить высокую изученность до 4 км всех европейских областей и районов, кроме Коротаихинской впадины Предуральского прогиба. В Западной Сибири относительно хорошо изучены бурением глубины до 3,5 км повсеместно в Среднем Приобье и НПТР, до 3,0 км — Ямальского полуострова и Большехетской
впадины. То же относится и к Непско-Ботуобинскому и Камовскому сводам, а также к Иркутскому амфитеатру Сибирской платформы, где глубины до 3,0 км освоены бурением в большинстве районов и зон. По всем осадочным бассейнам, кроме Предкавказского, глубины 5−7 км практически не исследованы бурением (единичные параметрические и поисковые скважины).
Вместе с тем и до настоящего времени на суше России остаются обширные области, слабо изученные глубоким и, прежде всего, параметрическим бурением, в частности, глубокопогруженные горизонты нижнего мела и средней юры арктических областей ЗСМП, что затрудняет выбор объектов зонального уровня для проведения поисково-оценочных работ. Крайне слабо изучены бурением шельфовые области Баренцева и особенно Карского морей, совершенно не охвачен бурением восточно-арктический сектор морей.
После кризисного (во всех отношениях) периода 1991−2000 гг. поисково-разведочные работы на нефть и газ в последующее десятилетие «набирали обороты» крайне медленными темпами и проводились в районах и зонах газонефтедобычи. Это определяло не в последнюю очередь и низкий уровень воспроизводства МСБ (± 10% от добываемых объемов).
Основные проблемы, осложняющие производство ГРР в России для всех компаний-операторов в настоящее время, отражены на рис. 2.
Рис. 2. Проблемы развития геолого-разведочных работ на газ в России: современный этап
В рамках новой стратегии развития МСБ предполагается, что в предстоящие 25 лет расширится география поисков месторождений УВ, увеличится глубинность разведки и спектр направлений и объектов ГРР. К наиболее перспективным районам для развития и укрепления МСБ газо- и нефтедобычи в период 2011—2035 гг. относятся:
• на суше:
— арктические области Западной Сибири (Ямал, Гыдан, северный и восточный ареалы Большехетской впадины, северо-запад Красноярского края (левобережье эстуария р. Енисей)) —
— Западно-Енисейская область (между р. Енисей и границей с Пур-Тазовской НГО), восточная половина Пур-Тазовской области, Обь-Надымское междуречье-
— вся южная половина Лено-Тунгусской провинции (междуречья р. Енисея и Лены) —
— Енисей-Хатангский мегапрогиб-
— юго-западная (российская) часть Прикаспийской впадины-
— северные впадины Предновоземельского прогиба (Коротаихинская, Косью-Роговская) —
• на море:
— прибрежный шельф, губы и заливы Печорского, Карского и Охотского морей, шельф Черного и Каспийского морей-
— открытый шельф Баренцева и Карского морей-
— отдаленная перспектива — весь восточно-арктический сектор морей Северной Евразии (Лаптевых, Восточно-Сибирское и др.).
Основные пути (направления/источники) развития МСБ показаны на рис. 3.
Рис. 3. Пути (направления) развития сырьевой базы газонефтедобычи ОАО «Газпром» в России
Реализация всех трех направлений будет происходить в условиях конкурентной борьбы между крупными вертикально интегрированными нефтедобывающими (ВИНК), газодобывающими и независимыми компаниями — аутсайдерами и «имперских преференций» со стороны государства, с тем или иным участием зарубежных компаний.
Главные цели развития МСБ газодобычи в различных регионах России за счет производства ГРР:
• в старых (традиционных) регионах (Оренбургская область, Северный Кавказ, Тимано-Печорская провинция, НПТР, Томская область) — стабилизация добычи или сдерживание темпов ее падения вследствие истощения эффективных запасов-
• в Обской и Тазовской губах и на юге Гыдана — организация нового района добычи сеноманского газа для поддержания эксплуатационной «жизни» Ямбургского промышленного газодобывающего узла-
• на суше и ближнем шельфе Ямала — доразведка базовых месторождений и их морских продолжений к 2020 г., опоискование малоизученных зон на севере и юго-западе полуострова и глубин 3000−4500 м, прирост новых запасов газа в объеме не менее 2,5 трлн м3 для обеспечения стабильной газодобычи после 2030 г. -
• на Гыданском полуострове — полномасштабное опоискование нижнемеловой части разреза и среднеюрских горизонтов до глубины 4000 м с приростом разведанных запасов не менее 2,0 трлн м3-
• в Восточной Сибири — прирост новых запасов УВ в объеме не менее 6,0 млрд т у. т. (газа — до 80%) для организации масштабной добычи в рамках Восточной программы (доразведка открытых
месторождений, поиски и оценка новых крупных месторождений углеводородов всеми компаниями-операторами), в том числе ОАО «Газпром» — не менее 2,5 млрд т у.т. -
• в ареале Западно-Арктического шельфа — обеспечение запасами новых крупных центров газодобычи (после 2020 г. — в Баренцевом море, после 2025 г. — в Карском море) —
• в Охотском море — укрепление МСБ новыми открытиями с приростом не менее 1,0 трлн м3 разведанных запасов газа (на Присахалинском и Прикамчатском шельфах).
Принципы развития МСБ и прироста новых разведанных запасов УВ:
• в старых европейских и традиционных западно-сибирских районах газодобычи — чем больше, тем лучше, но не любой ценой- максимально возможная компенсация добычи в конкретных районах-
• в новых районах развития ГРР на суше (регионы Сибири и Дальнего Востока) — поиски, оценка и разведка наиболее крупных из оставшихся не открытыми месторождений УВ (чем удаленнее районы от действующей инфраструктуры, тем крупнее должны быть месторождения, прогнозируемые к открытию) —
• на шельфе арктических морей — опоискование наиболее крупных (по перспективным ресурсам УВ) объектов, максимально приближенных к береговой линии для обеспечения планируемой добычи в 2031—2050 гг.
В рассматриваемый период Западно-Сибирская нефтегазоносная мегапровинция (ЗСМП) останется одним из основных регионов проведения поисково-разведочных работ на газ (север) и нефть (центральные и западные районы).
Основой стратегии развития ГРР для укрепления сырьевой базы газодобычи России до 2035 г. будет являться освоение остаточного углеводородного потенциала (без добычи и запасов С1+С2) недр ЗСМП (суша и шельф Карского моря) в силу следующих причин:
1. Мегапровинция, приуроченная к одноименной молодой плите, уникальна по разведанным запасам и неоткрытым (предполагаемым) — перспективным и прогнозным — ресурсам газа и конденсата и является одной из ведущих в мире по запасам и ресурсам нефти. В недрах северной части мегапровинции сформировался крупнейший в мире узел газонакопления в терригенных толщах, ограниченный трендом месторождений Медвежье — Ямбургское — Заполярное — Губкинское — Ямсовейское, с центром — уникальным по запасам газа месторождением Большой Уренгой. Арктические районы мегапровинции изучены недостаточно, особенно по средним и нижним горизонтам осадочного чехла (низы мела, юра, доюрские породы).
Современная сейсмобуровая (геолого-геофизическая) изученность осадочного чехла (до кровли средней юры) оценивается по Ямальской НГО на уровне 55−60%, Гыданской — 30−35%, Карского моря, включая губы и заливы, — менее 5%. Слабо изучены средние и нижние горизонты неокома на Гыдане и в шельфовых зонах, весь юрский продуктивный комплекс повсеместно.
2. Генетические условия в нижнемеловых и юрских толщах севера мегапровинции обусловили формирование и сохранность преимущественно газосодержащих скоплений, вследствие чего газовый потенциал осадочного чехла намного превосходит нефтяной потенциал, что и подтверждается современным размещением УВ-скоплений и соотношением между геологическими запасами газа и жидких УВ в открытых месторождениях. Будущие открытия вряд ли существенно изменят отношение газ/нефть в начальных запасах (с учетом накопленной добычи) арктических областей ЗСМП [2−4].
3. Осадочный чехол северных и арктических областей Западной Сибири обладает колоссальным УВ-потенциалом (в первую очередь за счет его газовой составляющей), обусловленным развитием огромных масс ОВ как рассеянного, преимущественного гумусового и лейптинито-гумусового состава, так и концентрированного, в виде углей и углистых сланцев. Потенциальные ресурсы свободного газа Ямальской, Южно-Карской и Гыданской областей в сумме, по оценке 2010 г., достигают 68−70 трлн м3. Геологические ресурсы в плотных низкопроницаемых газонасыщенных коллекторах сопоставимы с традиционными газовыми ресурсами и составят главный объект изучения, освоения и промышленного использования в 2026—2050 гг. и в последующий период сначала на суше, а в дальнейшем — и на шельфе.
4. Арктические области Западной Сибири (Ямал, Гыдан, шельф Карского моря) — стратегический резерв развития МСБ и добычи природного газа России. Изучение и освоение углеводородного, прежде всего, газового потенциала недр этих областей будет активно продолжаться до 2050−2060 гг., а глубоких горизонтов — и до последних десятилетий XXI в.
5. Промышленное освоение громадного газового потенциала недр арктических областей Западной Сибири является транснациональной задачей и потребует объединения финансовых возможностей, использования новейших технических средств (на суше и особенно на море) и инновационных технологий целого ряда крупнейших отечественных и транснациональных компаний-операторов.
Концепция изучения и освоения УВ-потенциала Гыданской области, Обской и Тазовской губ Карского моря сводится к следующему:
• до 2020 г. — поиски и разведка УВС в нижнемеловой части разреза, где может быть получен максимальный эффект в виде новых разведанных запасов преимущественно газа. Необходимо предусмотреть бурение до горизонтов средней юры (Ю2-Ю4) только единичных поисковых скважин и только на самых крупных поднятиях (до глубин 3,4−3,8 км, ниже — ресурсы в низкопроницаемых резервуарах) —
• в 2021—2030 гг. — массовое бурение глубоких скважин со вскрытием среднеюрского разреза на 400−500 м (до горизонтов Ю6−7) —
• с 2031 г. — опоискование низов юры, зоны контакта (НГЗК) и начало изучения доюрских осадочных комплексов пород.
В табл. 1 приведена экспертная оценка рисков при проведении ГРР в Западно-Сибирской мегапровинции.
Таблица 1
Особенности геологических условий, повышающих риски низкой эффективности ГРР в арктических районах Западной Сибири
в период 2011—2030 гг.
Малоизученные районы суши и шельфа Степень риска Геологические причины (согласно прогнозу)
Северные и восточные районы п-ова Гыдан Высокая Малоперспективны сеноман и апт
Средняя Относительно невысокие перспективы неокома
Обская и Тазовская губы Средняя Пониженная перспективность неокома-апта
Высокая В юре вероятны нетрадиционные ресурсы газа
П-ов Ямал Средняя Высок риск пониженной газонефтеносности неокома в зонах впадин и прогибов
Высокая В юре — преимущественно нетрадиционные ресурсы газа («плотный» газ)
Ближний шельф Карского моря Средняя Сеноман средне- и малоперспективен (в целом)
Малая Неоком-апт — высокоперспективные объекты
Повышенная Высок риск бесперспективности нижних горизонтов неокома
Очень высокая* В юре вследствие жестких термобароглубинных условий -низкопроницаемые газонасыщенные коллекторы (нетрадиционные ресурсы газа)
* По отношению к залежам «нормального» газа.
Вторым главным стратегическим направлением развития МСБ газа на суше является освоение УВ-потенциала древней Сибирской платформы, которое будет продолжаться всю первую половину XXI в. Вместе с тем реализация этого направления характеризуется большим спектром рисков и неопределенностей, главные из которых — геологические.
Оптимальный алгоритм очередности проведения ГРР на Сибирской платформе:
• доразведка Чаяндинского НГКМ и месторождений-сателлитов в его ареале-
• доразведка Ковыктинского ГКМ и месторождений-сателлитов-
• доразведка месторождений Юрубчено-Тохомской зоны и всего ареала Камовского свода-
• поиски и доразведка месторождений вдоль трасс строящихся и проектируемых нефтегазопроводов, в том числе в ареале Присаяно-Енисейской впадины, на юго-востоке Якутии и др. -
• освоение ресурсного потенциала перспективных зон, расположенных севернее территорий современного лицензирования юга Сибирской платформы (северо-западные области Лено-Тунгусской провинции в 2026—2035 гг.).
На рис. 4 показаны основные регионы и перспективные литолого-стратиграфические объекты проведения ГРР в России до 2040 г. Поисково-разведочные работы в европейских регионах страны, проведение которых рационально до 2025−2030 гг. для доизучения остаточного УВ-потенциала их
недр, представляются как тактическое направление развития сырьевой базы газодобычи. Ожидаются новые открытия исключительно мелких месторождений и залежей УВ и ежегодные приросты на уровне нескольких миллионов, реже — нескольких десятков миллионов тонн условного топлива в каждом из регионов. Суммарный прирост запасов кат. В+С1 до 2030 г. по традиционным районам га-зонефтедобычи вряд ли превысит 400−500 млн т у.т. (суша), а с учетом выхода с ГРР в малоизученные районы — до 0,9−1,0 млрд т у.т. (газа больше, чем нефти).
Рис. 4. Основные регионы и перспективные литолого-стратиграфические объекты проведения геолого-разведочных работ на газ в 2011—2040 гг. (с учетом степени значимости и геологических рисков)
В предстоящие 25 лет наибольшие объемы капитальных затрат и ГРР в физическом выражении должны быть проведены в континентальных областях России (Сибирь и Дальний Восток), а относительно невысокие приросты новых запасов УВ по регионам суши должны компенсироваться значительными открытиями и приростами на шельфе.
При планировании развития МСБ газовой промышленности в Арктике и на Востоке страны необходимо придерживаться «пошаговой стратегии» освоения УВ-потенциала шельфовых областей:
• ближняя перспектива: вначале разведка и освоение прибрежной части акваторий, прежде всего месторождений типа суша/море, в том числе перспективных площадей Тазовской и Обской губ (центр, север) — до средних глубин и неокомских горизонтов (2,3−3,0 км), Присахалинского шельфа, Печорского моря-
• средняя перспектива: поисково-оценочные работы на наиболее крупных, максимально перспективных площадях, умеренно (на 20−40 км) удаленных от берега (Приямальский, Причерноморский и Прикамчатский шельф), для определения масштаба открытия месторождений, освоение которых возможно в краткие сроки-
• дальняя перспектива: постановка масштабных поисково-разведочных работ во всем ареале открытого шельфа западно-арктического сектора морей на самых «выигрышных» объектах (в плане открытий и новых приростов разведанных запасов УВ).
В разных областях и регионах России, а также на шельфе существуют свои критерии поисковой крупности предполагаемых месторождений (по конечным — в результате ПРР — запасам газа). Это демонстрирует табл. 2.
Таблица 2
Критерии поисковой крупности (по уровню «отсечения» ожидаемых запасов месторождений) в средней перспективе (2011−2020 гг.) с учетом реальной подтверждаемости перспективных ресурсов и удаления (100 км) от действующих
и строящихся ГТС
Прогнозируемые Северное Орен- Шельф
запасы газ, а (В+С,), млрд м3 Предкав- казье Повол- жье бургская обл., Коми НПТР Ямал Гыдан Восточная Сибирь Охотского моря Карского и Баренцева морей
100−300 + + /-?
30−100 + + +/-? -
10−30 + + + /-? + /•?
3−10 + + +/-? + /-?
1−3 + +/-? + /-?
0,5−1,0 + /•?
(-) поиски «временно» нецепесообразны
Например, предполагаемое (реально) месторождение с прогнозируемыми запасами в 5 млрд м3 представляет несомненный поисковый интерес во всех европейских регионах и областях (до глубин не более 4,0 км) и совершенно не интересно для Гыдана и тем более — в Восточной Сибири (по крайней мере, еще не менее 20 лет).
Важнейшим моментом в выборе наиболее эффективных направлений ГРР при их планировании и проведении является прогнозирование на основе геолого-имитационного моделирования открытий гигантских и уникальных месторождений УВ в целом и газо содержащих, в частности. Подобный уточненный прогноз дается в табл. 3.
Таблица 3
Вероятность открытия новых гигантских1, сверхгигантских2 и уникальных3 газосодержащих месторождений по регионам России
(суша и шельф)
Количество предполагаемых гигантских месторождений Вероятность открытия
Суша
Европейские районы России Прикаспийская впадина. 2−3 гигантских в пограничных с Казахстаном районах низкая
Сибирь
Западная Сибирь Ямал + Гыдан. 5−6 месторождений (по 200−400 млрд м3 каждое) высокая
Сибирская платформа 2−3 сверхгигантских (1,0−2,5 трлн м3), 9−10 гигантских (300−700 млрд м3) высокая
Енисей-Хатангский прогиб 2 (300−400 млрд м3) средняя
Шельф
Западно-Арктический сектор (включая губы и заливы) 4−5 сверхгигантских и уникальных (от 1,0 до 3,5 трлн м3) средняя
11−12 гигантских (300−1000 млрд м3) высокая
Восточно-Арктический сектор 7−8 гигантских (300−700 млрд м3) высокая
Охотское море 2−3 гигантских (300−500 млрд м3) высокая
1 Запасы & gt- 300 млрд м3.
2 Запасы 1,0−3,0 трлн м3.
3 Запасы & gt- 3,0 трлн м3.
Всего прогнозируется 44−50 месторождений в диапазоне крупности 300−3500 (до 4000) млрд м3 и не менее 115−120 крупнейших по геологическим запасам (101−300 млрд м3).
Дальнейшее развитие МСБ за счет прироста разведанных запасов УВ в ходе поисково-разведочных работ в средней и дальней перспективе в России, в том числе по предприятиям ОАО «Газпром», должно обеспечить:
• восполнение (в значительной степени) отборов новыми приростами в районах современной газодобычи или тяготеющих территориально к действующей ЕСГ-
• организацию новых центров добычи УВ в Арктике, Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, включая шельфовый ареал о. Сахалин-
• формирование и развитие сырьевой базы по масштабной добыче жидких УВ, прежде всего, нефти в Печорском море, на севере Западной и на юге Восточной Сибири-
• разработку разноуровневой целевой инвестиционной стратегии освоения ресурсов УВ-
• создание контролируемой МСБ для добычи УВ за рубежом.
В мировой и отечественной нефтегазовой геологии (НГГ) наука всегда опережала практику (ПРР) на несколько лет или даже десятилетий [6].
В ближайшие годы научное обеспечение развития МСБ газонефтедобычи должно быть направлено на выполнение следующих исследований:
• переоценку прогнозных ресурсов УВ-сырья, в том числе с целью обоснования лицензионной деятельности-
• корректировку направлений ГРР и стратегии развития МСБ на дальнюю перспективу (до 2050 г.) —
• создание новой методологии прогноза и поиска месторождений УВ-
• совершенствование методов геолого-технологического моделирования и оценки запасов, в том числе адаптированных под новую международную кластеризацию ресурсов и запасов.
В итоге достаточное целевое финансирование НИОКР в области НГГ должно обеспечить значительное повышение эффективности и результативности поисков и разведки новых месторождений и залежей УВ за счет повышения качества и снижения сроков бурения и испытания скважин, выполнение физических показателей, прежде всего, прироста разведанных запасов газа, конденсата и нефти.
Любая стратегическая Программа, если она принята и утверждена (на какой-то период ее действия) — не догма, а руководство к действию — это совокупность стратегических целей (целевых показателей) в качественном и количественном выражении, к выполнению которых надо стремиться, но при этом всегда помнить, что в точности она не будет выполнена никогда (всегда будет существовать интервал неопределенности и выполнимости по всем результирующим показателям).
Очевидна необходимость корректировки Программы каждые пять лет, включая развитие ее концептуальных основ.
Список литературы
1. Скоробогатов В. А. Концепция развития минерально-сырьевой базы газовой промышленности России и ОАО «Газпром» до 2030 г. с учетом расширения географии геолого-разведочных работ / В. А. Скоробогатов, Ю. Б. Силантьев, С. Н. Сивков // XIII Координационное совещание ОАО «Газпром». — М.: ИРЦ Газпром, 2008. — С. 35−43.
2. Скоробогатов В. А. Обоснование наиболее эффективных направлений развития поисковоразведочных работ предприятиями ОАО «Газпром» на суше и шельфе России с целью расширенного воспроизводства минерально-сырьевой базы Общества в 2011—2020 гг. и на период до 2030 г. /
B.А. Скоробогатов и др. // XII Координационное геологическое совещание. — М.: ИРЦ Газпром, 2007. — С. 162−173.
3. Вовк В. С. О соотношении газа и нефти в недрах морей Северной Евразии / В. С. Вовк,
C.М. Карнаухов, В. А. Скоробогатов // Мировые ресурсы и запасы газа и перспективные технологии их освоения (WGRR-2010): тезисы докладов II Международной научно-практической конференции 28−29 октября 2010 г. — М.: Газпром ВНИИГАЗ, 2010. — С. 15−16.
4. Коваленко В. С. Арктические районы Западной Сибири: запасы и ресурсы углеводородов, проблемы поисков, разведки и освоения месторождений газа и нефти / В. С. Коваленко, В. А. Скоробогатов, Л. В. Строганов // Новые идеи в геологии и геохимии нефти и газа. К созданию общей теории нефте-газоносности недр. — Кн. 1 / Под ред. Б. А. Соколова, Э. А. Абля. — М.: ГЕОС, 2002. — С. 233−237.
5. Данилевский С. А. Развитие сырьевой базы газонефтедобычи ОАО «Газпром» в северных районах Надым-Пур-Тазовского региона и на Гыдане до 2030 года / С. А. Данилевский и др. // Проблемы ресурсного обеспечения газодобывающих районов России до 2030 г.: сб. науч. тр. — М.: Газпром ВНИИГАЗ, 2010. — С. 8−11.
6. Тер-Саркисов P.M. Проблемы подготовки сырьевой базы и задачи газовой геологии и геофизики на рубеже веков / Р.М. Тер-Саркисов и др. // Газовая геология России. Вчера. Сегодня. Завтра. -М.: ВНИИГАЗ, 2000. — С. 56−63.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой