Перспективы развития особых экономических зон в России.
Особые экономические зоны в мировом хозяйстве

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИННОВАЦИИ № 6 (93), 2006
ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ОСОБЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗОН В РОССИИ Особые экономические зоны в мировом хозяйстве
Гуриева Лира
доцент Северо-Осетинского государственного университета им. К. Л. Хетагурова, зам. директора Агентство поддержки малого и среднего бизнеса Республики Северная Осетия-Алания
Укрепление позиций большинства развитых и развивающихся стран в конце ХХ-начале XXI века на мировом рынке предопределил выбор таких социально-экономической моделей развития, которые в наибольшей степени способствовали их интеграции в мировую экономику и росту конкурентоспособности в определенных отраслях мирового хозяйства и на определенных сегментах глобального рынка. Существенный вклад в развитие национальных экономик практически всех стран, составляющих первую треть известных рейтингов конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности, внесли особые, или как их обычно называют, свободные экономические зоны.
Под свободными экономическими зонами принято понимать часть национальной территории (иногда выделенной из общей таможенной черты государства), имеющую расширенную самостоятельность в решении хозяйственных вопросов, особый режим управления и преференциальные условия экономической деятельности для национальных и иностранных предпринимателей. Свободные экономические зоны (СЭЗ) создаются для привлечения местного и иностранного капитала, расширения экспорта, увеличения валютных поступлений, получения доступа к новым технологиям, улучшения состояния платежного баланса и, в конечном счете, для развития национальной экономики и ее более эффективной интеграции в мировую. Через международное разделение труда и более тесную интеграцию в мировые хозяйственные связи, свободные зоны выполняют задачи, определяемые стратегией экономического развития той или иной страны. В настоящее время пока нет единого мнения по определению и типологии национальных экономических зон, при этом реальное наполнение понятия «специальная или особая экономическая зона» меняется в зависимости от специфических условий каждой страны. Вместе с тем в современной практике мирового хозяйства существует более 1500 особых экономических зон различного типа, которые можно классифицировать по целому набору признаков: по характеру деятельности или функциональному предназначению- по степени интегрированности в мировую и национальную экономику- по отраслевому признаку- по характеру собственности, по масштабам деятельности и размерам привлеченного капитала, по уровню конкурентоспособности, по количеству и степени сложности используемых технологических цепочек и др. Достаточно многообразна и организационно-функциональная структура особых
экономических зон. Поскольку каждая зона, как правило, обладает характерными признаками нескольких разновидностей, российскими авторами предлагаются многообразные классификации зон, где выделяются от 6 до 25 видов СЭЗ1. Несмотря на различия в названиях и организационно-функциональном назначении, свободные экономические зоны обладают рядом общих признаков, позволяющих классифицировать их в четыре группы: зоны свободной торговли, экспортно-производственны зоны, технико-внедренческие зоны и зоны специального назначения (табл. 1).
Зоны свободной торговли, или вольные гавани — первый исторический тип особых экономических зон — появились в Западной Европе еще в конце VIII века. Они создавались с целью развития внутренней и транзитной торговли, активизации внешнеторговых операций и способствования либо развитию промышленности, ориентированной на экспорт, либо импорту определенных товаров и услуг. Сначала такие зоны формировались преимущественно в морских портах, затем — в крупных речных, позже в международных аэропортах.
На территории современной зоны свободной торговли производится погрузка, разгрузка, перегрузка, хранение, сортировка, маркировка и продажа товаров, организуются выставки товаров и торги, ремонтируются суда, представляются различные услуги, связанные с внешнеторговой деятельностью и пр. Особый преференциальный режим на их территории создается, главным образом, упрощением всех таможенных формальностей, отменой таможенных пошлин, налога на добавленную стоимость (НДС), образуемую в результате доработки и переработки товаров на территории зоны, или освобождением от НДС и его возвратом для товаров (услуг, связанных с обработкой этих товаров) при ввозе их в зону, возможностью ввоза и вывоза любого товара независимо от его природы, количество, происхождения, места производства или назначения и без ограничения времени его нахождения в зоне свободной торговли, различными субсидиями и пр.
Вплоть до третьей четверти ХХ века количество (и разновидности) зон свободной торговли в мире ежегодно росло, интегрируя национальные экономики в мировую и существенно увеличивая объем экспорт-
1 А. Н. Кудинов и Е. А. Лурье выделяют 6 типов свободных экономических зон, Я. Д. Вишняков и Т. А. Илюшникова — 25 типов СЭЗ. См.: Кудинов А. Н., Лурье Е. А. Новая региональная политика и ее инновационные ориентиры/ Инновационное развитие регионов Сибири. Материалы Межрегиональной научно-практической конференции. 28 февраля -1 марта 2006 г. Ч.1. Красноярск, 2006- Вишняков Я. Д., Илюшникова Т. А. Глобальный экономический кризис и пути выхода из него: экологоэкономические и управленческие аспекты //Менеджмент в России и за рубежом. 2001. № 5. С. 64.
Таблица 1
Типы, разновидности и количество особых экономических зон в мире
Тип особой (свободной) экономической зоны Разновидности зон Количество зон
1990 г. 2003 г.
Зоны свободной торговли (ЗСТ) свободные таможенные зоны, «дьюти-фри», комплексные зоны, зоны совместного предпринимательства 400 410
Экспортнопроизводственны зоны (ЭПЗ) промышленные, предпринимательские 300 около 450
Технико -внедренческие зоны (ТВЗ) научно-промышленные парки, научные парки, технопарки, зоны развития высоких технологий 400 более 470
Зоны специального назначения (ЗСН) туристическо-ререационные, оффшорные, ЭКОЛОГО-экономические и др. 100 около 180
ИТОГО ЗОН 1200 1510
Источники: Бюрго Ж. Свободные экономические зоны как средство экономического развития // Регион: экономика и социология. 1995. № 1- Гагут Л. Д. СНГ: Новый путь развития в XXI веке. М.: Русь, 2000- Зименков Р. И. Свободные экономические зоны. М.: ЮНИТИ, 2005- Кудинов А. Н., Лурье Е. А. Новая региональная политика и ее инновационные ориентиры//Инновационное развитие регионов Сибири. Материалы Межрегиональной научно-практической конференции. 28 февраля -1 марта 2006 г. Ч.1. Красноярск, 2006. С. 11.
ных операций. В последние десятилетия наиболее широкое распространение в мире получили зоны «дьюти-фри» — специальные магазины беспошлинной торговли, расположенные практически во всех крупных аэропортах континента, а традиционные свободные таможенные зоны в последнее десятилетие постепенно перерастают в комплексные зоны и их разновидности. Комплексные зоны позволяют шире использовать возможности мирового хозяйства в целях развития депрессивных регионов и реструктуризации национальной экономики. Так, предпринимательские зоны в истощающихся угольных бассейнах Англии — Йоркшире и Мидлене — позволили преодолеть экономический спад, создать новые производства и оживить хозяйственную деятельность региона посредством предоставления национальным предпринимателям финансово-кредитных и налоговых льгот на каждое вновь созданное рабочее место.
Сегодня ЗСТ в основном сконцентрированы в индустриально-развитых странах: в США действует более 180, в Европе насчитывается около 130 таких зон2 и около 100 зон приходится на остальной мир.
Под влиянием изменений в мировой экономике и международной торговле прослеживается эволюция организационно-функциональных форм СЭЗ. По общему признанию, она ориентирована от более простых форм, связанных, в основном, с торговлей товарами, к более сложным, ориентированным на производство массовой потребительской продукции, разработку и производство научно-технических товаров, предоставление различного рода услуг. Именно поэтому в последние десятилетия зоны свободной торговли не получили дальнейшего развития в США и странах Западной Европы. С начала 1990-х здесь, в основном, создаются разновидности технико-внедренческих зон и зон специального назначения, органично интегрирующих научную, промышленную, частично экономическую и региональную политики в инновационную политику, нередко именуемую «новой экономической географией» (New Economic Geography). New Economic Geography — относительно новое понятие в мировой экономике, связанное с экономикой пространственного развития — отражает стратегию повышения эффективности инновационных активов, находящихся на территории региона одной или нескольких стран и вовлекаемых в систему глобальных обменов.
Экспортно-производственные зоны, направленные на развитие промышленного производства, ориентированного на экспорт, свое наибольшее распространение получили в развивающихся странах. Открыв зону экспортного производства, страна создает значимые налоговые и таможенные преимущества для конкрет-
ного вида (видов) отраслей и производств. Очевидно развивающиеся страны по сравнению с развитыми, помимо указанных, обладают существенными ресурсными преимуществами: значительно более дешевой рабочей силой, электороэнергией, водой и др. В начале 1990-х гг. там действовало более 300 зон, а к концу десятилетия еще около 100 зон находились на стадии обустройства и более 50 — на планово-подготовительной стадии3.
В мире созданы и функционируют несколько национальных моделей экспортно-производственных зон, однако самой эффективной оказалась азиатская модель развития, логика которой прослеживается на примере развития экспортно-производственных зон Тайваня — первой азиатской страны, приступившей к созданию особых экономических зон. Концепция экспортно-производственных зон появилась здесь в начале 1960-х гг. В то время основную часть тайваньского экспорта составляла сельскохозяйственная продукция. В стране не было инфраструктуры, необходимой для промышленного развития. Чтобы улучшить инвестиционный климат и ускорить индустриальное развитие, в первую очередь развить обрабатывающую промышленность, правительство отвело часть территории страны под экспортно-производственные зоны, где предполагалось создать производственную инфраструктуру и ввести упрощенную процедуру осуществления инвестирования наряду с предоставлением налоговых льгот. Закон о создании экспортно-производственных зон и управлении ими был принят парламентом Тайваня в январе 1965 г. Первая зона площадью около 68 га была создана в 1965—1968 гг. рядом с портом Гаосюн, следующие две — в Нанцу (98 га) и Тайдуне (26 га) — начали функционировать в 1969 г. К концу 1990-х гг. были
2 Гагут Л. Д. СНГ: Новый путь развития в XXI веке. М.: Русь, 2000.
3 Вишняков Я. Д., Илюшникова Т. А. Глобальный экономический кризис и
пути выхода из него: эколого-экономические и управленческие аспекты /
/Менеджмент в России и за рубежом. 2001. № 5. С. 63.
ИННОВАЦИИ № 6 (93), 2006
ИННОВАЦИИ № 6 (93), 2006
Таблица 2
Экспортно-производственные зоны в странах АСЕАН
Страна Тип зоны Специализация зоны Страны- основнье инвесторы
1. Гонконг вся территория -свободный порт производство электроники Великобритания, Китай, США
2. Индия 7 ЭПЗ пошив одежды Индия, Великобритания
3 Индонезия 26 ЭПЗ производство электроники, пошив одежды Япония, Великобритания, Сингапур, Нидерланды
4. Иран 14ЭПЗ пошив одежды Иран
5. Малайзия 15 ЭПЗ производство электроники Япония, Сингапур, США, Великобритания
6. Непал 13ЭП пошив одежды Индия, Непал
7. Пакистан 15 ЭПЗ пошив одежды Пакистан
8. Сингапур 25 промышленных зон производство электроники и химических товаров Великобритания, Япония, США
9. Таиланд 5 ПЗЭ и 4 специализированных зоны производство электрооборудования Япония, США, страны ЕС
10. Турция 14 3ЭП швейное производство Турция, Германия, Италия, Франция
11. Филиппины 110 ЭПЗ производство электрооборудования Япония, США
12. Шри -Ланка 8 ЭПЗ швейная и пищевая промышленность, производство ювелирных изделий Япония, Китай, Южная Корея, Индия, Австралия, ФРГ, Великобритания
Источник: Transnational corporations and export competitiveness //World investment report 2002. Geneva, 2003. P. 215.
созданы еще три специальные зоны в Чжундао, Чжен-гуне и Сяокане4. Сейчас в этой маленькой стране действует 7 экспортно-производственных зон. Предприятия в ЭПЗ Тайваня освобождаются от таможенных пошлин на импорт сырья, материалов, запчастей, компонентов и оборудования, ввозимых для использования зарегистрированными здесь предприятиями. Кроме того, предоставляются «налоговые каникулы» сроком до пяти лет в отношении подоходного налога с предприятий.
Опыт Тайваня был настолько впечатляющим5, что его зоны стали своеобразной моделью для других стран Азии. Наибольших успехов в проведении экспортной политики с использованием свободных зон достигли Китай, Сингапур, Южная Корея, Малайзия и Гонконг. За годы своего существования зоны экспортного производства во всех без исключения странах Азии развивались более быстрыми темпами, чем национальная экономика в целом6. По данным 2002 г., только в странах — членах Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) их насчитывалось свыше 250 (см. табл. 2).
Об эффективности ЭПЗ свидетельствует опыт первой зоны Китая Шэньчжэнь, созданной в 1980 году. Через 5лет деятельности зоны объем выпуска промышленной продукции в стоимостном выражении превысил тот же показатель 1979 г. в 40 раз, а через 7 лет в 90 раз. До создания зоны Шэньчжэнь был рыбацким поселком с населением в 20 тыс. человек, через 5 лет это был индустриальный центр с населением в 1 млн. человек, через 8 лет с населением в 5 млн. чел. За 5 лет в экономику зоны были вовлечены иностранные инвестиции на сумму около 6 млрд. долларов.
Через привлечение иностранного капитала в ЭПЗ и встраивание в мировые производственные цепочки транснациональных корпораций (ТНК) азиатс-
кие страны в исторически короткий период прошли путь глубокой интеграции в мировую экономику. Так, на долю экспортно-производственных зон пяти азиатских стран (Южная Корея, Малайзия, Сингапур, Тайвань и Гонконг) приходится более 80% промышленного экспорта всех развивающихся стран7. А Китай превратился в мировую фабрику, производящую широкую потребительскую линейку товаров, нередко имеющую лучшее в мире соотношение «цена-качество». По данным Leather International, из 9, 367 млрд. пар обуви, произведенной в мире в 2003 г., 7 млрд. пар или 85% всего мирового объема обувной продукции произведено в Китае. Вместе с тем экспортное производство не позволяет китайским производителям присваивать всю созданную на предприятиях страны добавленную стоимость. Так, Германия выпускает 70% обуви под немецкими марками в Китае. Но при этом 75% добавленной стоимости оседает в Германии — стране держателе бренда и осуществляющей дизайн, конструирование моделей, изобретение новых технологических приемов, маркетинг и сбыт. И только 25% добавленной стоимости остается в Китае — производителе обуви8.
Технико-внедренческие зоны, известные в мире как технопарки, научные парки, научно-промышленные парки и технополисы, впервые появились в США. В них ведется разработка принципиально новых технологий, материалов и товаров, осуществляется экспериментальное малосерийное производство наукоем-
4 Гагут Л. Д. СНГ: Новый путь развития в XXI веке. М.: Русь, 2000.
5 http: //www. technopark. al. ru/europe/structure/
6 Зименков Р. И. Практика создания и функционирования свободных экономических зон в Азии //Инвестиции. 2006. № 5.
7 Karlinsky R. Speeding the Gains from Globalization: What Can Be Learning
from Value Chan Analysis? IDS Working Paper 110. Sussex, UK, 1999.
8 http: //www. chinatorch. com/stipark/english/
кой продукции. По общему признанию, технопарки являются наилучшей формой интеграции образования, науки и производства и относятся к разряду региональных научно-промышленных комплексов. Они являются одним из механизмов реализации государственной инновационной политики и составляют важный инфраструктурный элемент национальных инновационных систем. Миссия технопарка — обеспечение инновационного развития национальной и региональной экономики посредством создания особого режима управления и преференциального инвестиционного климата для национальных и иностранных предпринимателей. Создание технико-внедренческих зон явилось во многих странах серьезным стимулом к активизации региональной инвестиционной политики, разработке стратегий социально-экономического развития. Смысл инновационной стратегии заключается в формировании и капитализации интеллектуальной собственности в любых возможных формах. Это могут быть договоры по продаже инновационных товаров и услуг, лицензий и патентов и даже целых инновационных бизнесов. Так или иначе, инновационные стратегии, разработанные и реализованные в регионах с высоким инновационным потенциалом, являются инструментами, которые оказывают эффект мощного «рычага» на всю экономику региона.
Специфика льгот, предоставляемых в технопарках по сравнению с другими особыми экономическими зонами, состоит в том, что делается акцент на поощрении малого венчурного бизнеса. Налоговые, кредитные и административные льготы призваны облегчить деятельность этих фирм, на первоначальных, наиболее рискованных стадиях. Вводится упрощенная процедура регистрации компаний, создаются административные структуры, занимающиеся организационными проблемами малых фирм. Приток капитала извне, создание в технопарках инвестиционных фондов, финансирующих усилия многих небольших фирм, способствуют эффективной передаче технологических наработок для массового промышленного освоения. На льготных началах сотрудникам фирм предоставляются консультации ведущих ученых, научная аппаратура, библиотечные фонды университетов, помещения в аренду. Участвуя в совместных коммерческих проектах, университеты — резиденты зоны имеют существенный источник доходов, средство обеспечения занятости молодых исследователей, аспирантов и студентов-выпускников.
Национальные модели технико-внедренческих зон
Все известные технопарки, по нашему мнению, можно условно свести к пяти моделям: американской (США, Великобритания, Бельгия, Франция), японской (Япония, некоторые парки Индии и Китая), европейской (Германия, Швеция, Италия, Испания), азиатской (Индия, Сингапур, Тайвань, Гонконг, Индонезия, Малайзия), израило-скандинавской (Израиль, Финляндия, Ирландия, Шотландия, Исландия) и смешанной (Чили, Мексика, Россия). Появление национальных моделей технико-внедренческих зон обусловлено историей раз-
вития научных парков. В целом можно выделить следующие этапы развития технопарков:
1. 1950−1970-е годы, когда возникло большинство научных парков на их «родине» — в США, и появились зачаточные их формы в некоторых западноевропейских странах.
2. 1970−1980-е годы, с начала которых стало формироваться «второе поколение» технопарков в США, и появились технопарки в большинстве развитых стран Европы.
3. 1980−1990-е гг., когда появились технопарки и в стра-
нах, где их раньше не было (Японии и других странах Дальнего Востока).
4. С начала 1990-х гг., когда многообразие парков по-
полнилось новыми их разновидностями в странах Азии (азиатская модель), в Израиле и странах Скандинавского полуострова (израило-скандинавская модель), в индустриальных странах Южной Америки и странах с переходной экономикой (смешанная модель).
Американская модель технопарков. В США, а также странах Западной Европы -Великобритании, Бельгии и Франции, следующих американской модели, в настоящее время выделяются три типа научных парков: научные парки в узком смысле слова- исследовательские парки, отличающиеся от первых тем, что в их рамках новшества разрабатываются только до стадии технического прототипа- инкубаторы (в США) и инновационные центры (в Великобритании и Западной Европе), в рамках которых университеты «дают приют» вновь возникающим компаниям, предоставляя им за относительно умеренную арендную плату землю, помещения, доступ к лабораторному оборудованию и услугам.
Крупнейший из научных парков США — Стэнфор-дский (штат Калифорния). Первоначально он был расположен на землях университета, сдаваемых в аренду сроком на 51 год высокотехнологичным компаниям, взаимодействующими с Стэнфордским университетом. Парк был объявлен заполненным в 1981 году — 80 компаний и 26 тысяч занятых. Рядом создавались новые, вместе они образовали уникальное по своим масштабам и возможностям научно-промышленное поселение — Силиконовую Долину США. К началу 2000-х гг. Силиконовая Долина протянулась на 40 км от города Сан-Хосе на юго-западе до Пало-Альто на северо-западе США. Современная территория Долины включает 30 городов и часть 4 графств-районов, вмещает штаб-квартиры более 7000 технологически высокоразвитых компаний, предоставляет 1,35 млн. рабочих мест и является местом проживания 2,5 млн. человек. Это крупнейшая в мире технико-внедренческая зона. Благодаря образованию Силиконовой долины в штате Калифорния произошла смена экономического уклада с аграрного на электронный. А в 1990-х годах был осуществлен переход от экономики высокотехнологичных производств к экономике, основанной на знании.
Самыми крупными технико-внедренческими зонами Европы являются научные парки Кембриджского университета (Англия), технозона Левен-ла-Нев и центр полупроводников ШЕС (Бельгия) — технопарко-вая зона София-Антиполис под Ниццей (Франция) —
ИННОВАЦИИ № 6 (93), 2006
ИННОВАЦИИ № 6 (93), 2006
Зона научных и технических нововведений и производства (ZIRST) в Гренобле.
Примеры исследовательских парков, занятых преимущественно фундаментальными и прикладными научными исследованиями — Центр Иллинойского Технологического Института (США), в котором на землях университета находятся не предприятия и лаборатории собственно промышленных компаний, а исследовательские институты некоммерческого характера, тесно связанные с промышленностью- сеть Некоммерческих Исследовательских институтов США (Non Profit Research Institutes of USA), в которую входят семь крупных макрорегиональных Исследовательских институтов, осуществляющих научные исследования и разработки для нужд американских компаний и Пентагона- частный исследовательский центр США с бюджетом около 68 млн. долларов в год- старейший исследовательский парк Шотландии — Херит-Уоттский в Эдинбурге — единственный на конец 1990-х гг. в Европе, где разрешено только проведение научно-исследовательских работ и запрещено массовое производство.
С начала 1980-х гг. в США, а затем и в Великобритании, Франции и Бельгии получила распространение новая для этих стран разновидность технопарков, ориентированная на нужды мелких высокотехнологичных предприятий, — инновационные инкубаторы или как их называют в Европе — инновационные центры. Задача инкубатора — соединять идеи и изобретения с национальным капиталом и предпринимателями, привлекать общественные и частные фонды, чтобы обеспечить «стартовый период» новым технико-внедренческим компаниям. Функции инновационных центров охватывают различные стадии инновационного процесса, в особенности стимулирование перехода от экспериментального производства к коммерческому освоению новой продукции. Для этого не всегда требуется создание новых компаний. Часто инновационные центры оказывают исследователям-предприни-мателям помощь в продаже лицензии на новый продукт уже действующим производителям. Так, во Франции действует около 30 инкубаторов, которые называют мини-питомниками. Они представляют собой технически хорошо оснащенные организации, укомплектованные квалифицированными специалистами, которые помогают желающим начать свое дело, консультируют их при разработке бизнес-плана, содействуют поиску необходимых кадров. Значительная часть современных инновационных центров находятся в ведении местных властей, а более крупные входят в Европейскую сеть с базой в Брюсселе. Она объединяет более 40 инновационных центров. Связывая инновационные центры разных стран, Европейская сеть облегчает фирмам межстрановую торговлю технологиями и формирует единое научно-инновационное пространство Евросоюза.
Японская модель научных парков в отличие от американской предполагает строительство совершенно новых городов — так называемых технополисов, сосредотачивающих научные исследования в передовых и пионерных отраслях, а также наукоемкое промышленное производство. Технополис (technopolise: от греч. techne — мастерство и polis — город) — это форма
территориальной интеграции науки, образования и высокоразвитого производства, представляющая собой единую научно-производственную и учебную, а также жилую и культурно-бытовую зону, объединенную вокруг научного центра, обеспечивающую непрерывный инновационный цикл на базе научных исследований. Японский технополис — это город, в котором «критическая масса» образования, науки, техники, наукоемкого бизнеса, рискового капитала порождает «цепную реакцию» научной и деловой активности международного, глобального масштаба.
Национальный проект «Технополис» был принят к реализации в Японии в 1982 году. Для создания технополисов было избрано 19 территориальных зон, равномерно разбросанных по четырем островам. Закон оговаривал условия создания технико-внедренческой зоны. Технополисы должны были удовлетворять следующим критериям: быть расположенным не далее, чем в 30 минутах езды от своих «городов-родителей» (с населением не менее 200 тысяч человек) и в пределах одного дня езды от Токио, Нагои или Осаки- занимать площадь меньшую или равную 500 квадратным милям- иметь сбалансированный набор современных научнопромышленных комплексов, университетов и исследовательских институтов в сочетании с удобными для жизни районами, оснащенной культурной и рекреационной инфраструктурой- быть расположенными в живописных районах и гармонировать с местными традициями и природными условиями.
Японские технополисы в полной мере выполнили свою миссию: за двадцать лет своего существования на их территории было создано и реализовано более половины всех японских инноваций, при этом каждый из технополисов имеет свою специализацию и особенности организации исследований и создания технологий. Самый известный из них научный город Цукуба (в Японии его называют «город мозгов») расположен в 35 милях к северо-востоку от Токио. В нем живет более 150 000 человек, работающих в 50 государственных исследовательских институтах и 2 университетах. В Цукубе находятся 30 из 98 ведущих государственных исследовательских лабораторий Японии, что делает этот городок одним из крупнейших научных центров мира. В отличие от классических технополисов, главная цель которых — коммерциализация результатов научных изысканий, предполагающая специализацию на прикладных исследовательских работах, Цуку-ба — город фундаментальных исследований, и роль частного сектора в нем невелика.
Строительство японских технополисов было профинансировано на региональном уровне — за счет местных налогов и взносов корпораций. Ядром ряда технополисов (Хиросимы, Убе, Кагосимы) являются научные городки типа Цукубы. Некоторые довольствуются расширением научных и инженерных факультетов местных университетов. Большинство технополисов Японии создали центры «пограничной технологии» — инкубаторы совместных исследований и венчурного бизнеса.
Европейская модель технопарков. В 1970-е годы в целях сокращения технологического разрыва, обозначившегося в экономических отношениях центров мировой силы, Западная Европа предприняла шаги для
Рис. 1. Структура европейского технопарка9.
укрепления своего научно-технического потенциала, включавшие, в частности, создание целой сети технопарков, которые стали возникать в конце 70-х годов прошлого столетия. В Германии такие структуры начали появляться лишь с 1983 г., но их развитие шло довольно быстро: в 1998 г. насчитывалось более 20 технопарков. Бурное развитие технопарков в Европе приходится на 1980−1990-е годы, когда количество технопарков возросло почти в 10 раз по сравнению с предыдущим десятилетием. Кроме того, в Европе насчитывается 20 центров новой промышленной технологии, не связанных с конкретными университетами. Широкое распространение особых зон в Европе и большое разнообразие их организационных форм объясняется и тем, что технопарки способствуют воплощению различных интересов в районах с различными условиями. А это не только распространение и внедрение новых достижений науки и техники. Технопарки решают задачи, связанные с перестройкой промышленных структур, с мобилизацией местных ресурсов и скрытых возможностей, с выполнением строгих экологических требований, с производством конкурентоспособной продукции и многие другие. Европейские технопарки обеспечивают условия для реализации всех стадий инновационного процесса от разработки и экспертизы новшества до выпуска образца товарного продукта и его реализации. Они могут быть центрами обучения предпринимателей, технологического трансферта, а также местом сервисной службы оказания широкого спектра услуг. Современная европейская модель технопарка предполагает наличие здания, предназначенного для размещения в нем десятков малых фирм (это способствует формированию большого числа новых малых и средних инновационных предприятий, пользующихся всеми преимуществами системы коллективных услуг), наличие нескольких учредителей и управляющей структуры (рис. 1). Эта модель ориентирована, в первую очередь, на привлечение национального частного капитала в целях внедрения инноваций и трансфера передовых технологий и в значительной степени определяется интеграционными процессами — главной тенденцией экономического развития стран ЕС.
Так, В Германии знаменитый исследовательский институт имени Макса Планка открыл центр по распространению новых технологий, который при поддержке венчурного капитала способствовал созданию почти сотни новых технологических компаний, часть которых расположена в Восточной Германии- голландский гигант Royal Philips Electronics открыл в г. Эйндховене, ранее голландской провинции, новую сверхчистую лабораторию для производства полупроводников. Далеко за пределы технологической зоны «ушли» национальные компании София -Антрополис. Способствуя интеграции исследований в Европе,
Финляндия в 2003 году объявила о намерении начать вручать международную награду размером в 1 млн евро «за технологические разработки, способствующие улучшению качества жизни».
С конца 1980-х гг. в новых индустриальных странах Азии формируется отличная от предыдущих азиатская модель технопарков, объединяющая функции классического технопарка и оффшорной зоны — территории, осуществляющей регистрацию иностранных компаний, на деятельность которых распространяется льготный режим налогообложения. В основе азиатской модели инновационного развития лежит опыт развития бизнеса оффшорного программирования Индии. Развитию индийского оффшора в конце 1980-х гг. способствовали бурно растущая потребность в большом количестве нерегулярных, разовых или специальных программных работ и критическая нехватка инженеров электронной промышленности в развитых странах. В это время правительство Индии ввело систему государственных льгот и гарантий инвесторам в программистские фирмы и создало для их размещения оффшорные зоны и инкубаторы с сильно упрощенными госрегулированием и таможенным режимом. Инвестиционный эффект проявился достаточно быстро: в 1999 г. доходы Индии от экспорта информационных технологий составили 2,7 млрд долл., в 2000 г. — 4 млрд долл., в 2004 г. — более 15 млрд долл. К 2008 году доля Индии на мировом рынке программных услуг, потенциальная емкость которого оценивается в 140 млрд долл., достигнет 30% или примерно 40 млрд долл., что вполне сопоставимо с доходами от экспорта российской нефти и газа в 2000—2005 гг.
В начале 1990-х гг. индийскую модель инновационного развития, символом которой является техниковнедренческая зона Бангладора, скопировали в отдельных технопарках Китая, Тайваня, Сингапура, Индонезии, Малайзии, ряда других стран Азии. Наиболее успешные азиатские технопарки быстро интегрировались в международные производственные цепочки ведущих ТНК, а затем, по законам отраслевой диффузии инно-
9 Сергиенко Я., Френкель А. Венчурные инвестиции и инновационная активность //Вопросы экономики. 2006. № 5. С. 120.
ИННОВАЦИИ № 6 (93), 2006
ИННОВАЦИИ № 6 (93), 2006
ваций, развитие перекинулось на сопряженные с 1 В сектора экономики и тем самым способствовало бурному развитию в этих странах высокотехнологичных производств, контролируемых ТНК.
Один из крупнейших азиатских научных парков находится на Тайване в городе Синьчжу. Он был образован в конце 1980-х гг. на базе двух национальных университетов. В нем работает около 60 тыс. ученых и квалифицированных специалистов. Здесь базируются научно-исследовательский институт промышленной торговли, объединенная корпорация по разработке микроэлектроники, тайваньская компания по производству полупроводников, научно-исспедова-тельский институт электроники, центр развития биотехнологий. Кроме того, в технопарке расположены отделения более чем 100 промышленных корпораций, из которых свыше половины — филиалы ведущих ТНК промышленно развитых стран, главным образом из США. Объем экспорта технопарка в общем экспорте страны превышает 7%10.
Главная проблема азиатской модели развития -высокая зависимость бизнеса от производственных заказов, так как страна-производитель не формирует мировой инновационный рынок, а принимает его, следуя за спросом ТНК. Кроме того, ТНК также как и в случае экспортно-производственных зон, в техниковнедренческих зонах стран Азии оставляют лишь часть добавленной стоимости. Демпингуя цены на экспортируемую развивающимися странами продукцию, ТНК присваивают большую часть доходов от технологической ренты и обрекают производителей на роль аутсайдеров мирового инновационного рынка. В связи с неравным ценообразованием только за период 19 851 995 гг. цены на «азиатскую продукцию» упали по сравнению с ценами на продукцию развитых стран чуть ли не на 25%. Так, цена полупроводниковых чипов типа DRAM, производство которых сосредоточено, в основном, в странах Восточной Азии, в течение 1990-х годов упала с 50 долл. за штуку до 2 долл. Исследования показывают, что цены на компьютеры, телевизоры, телефоны, бытовую электронику, произведенных в развивающихся странах и продаваемых на мировом рынке, быстро и постоянно снижаются, особенно если принять во внимание их непрерывное совершенствование11.
Однако в последнее десятилетие в Азии появились Национальные технико-внедренческие зоны, деятельность которых сосредоточена не на продаже высокоинтеллектуального труда, а на создании интеллектуальной собственности. Активную роль в стимулировании их развития играет государство. Оно фактически финансирует первоначальное обустройство технопарков. Государство оказывает помощь в разработке текущих и перспективных программ НИОКР, в их материальном и кадровом обеспечении, в разработке, организации и управлении научной деятельностью, в информационном обеспечении. Приоритет отдается уникальным разработкам, прокладывающим путь техническим нововведениям в таких областях, как микроэлектроника, информатика, биотехнология, генная инженерия, создание новых материалов и др. Только в Китае насчитывается более 50 подобных технопарков. Они действуют в рамках государственной программы «Факел» и наце-
лены на структурную перестройку экономики12. Для привлечения местных инвесторов в эти технопарки Правительство Китая в законодательном порядке ввело ряд существенных налоговых и финансовых льгот.
В отличие от азиатской, израильско-скандинавская модель инновационного развития основана на экспорте готовых продуктов и новых технологий на международный рынок, то есть предполагает прямую конкуренцию с ТНК. Страны, развивающие инновационную сферу по этой модели, — Финляндия (технологии мобильной связи), Норвегия (экология и технологии энергосбережения) — Исландия (биотехнологические проекты) — Шотландия (Биоцентр «Рослин» под Эдинбургом, где была клонирована овечка Долли, технозоны компании 1^е1), ряд других стран. Тем не менее, образец Израиля стал классическим. В основе израильской модели лежит венчурная индустрия. Венчурные фонды в этой стране реализуют наиболее рискованные проекты, а показатель средней стадии венчурного финансирования составляет здесь 1,413, а в технологическом центре Херцелия из средств различных венчурных фондов проекты нередко финансируются «с нуля».
Своим существованием венчурный бизнес в Израиле напрямую обязан государству: в 1992 г. правительство Израиля в лице Министерства промышленности и торговли приступило к реализации программы Yozma, в рамках которой было создано десять венчурных фондов. Обязательным условием финансирования фонда со стороны государства было наличие в нем одного израильского частного и одного известного на рынке венчурных операций зарубежного партнера, который принимал на себя обязательства по обучению местных инвесторов методикам и принципам осуществления рыночного финансирования инновационных компаний, а также управления фондом. Вложения распределялись следующим образом: 8 млн долл. приходилось на государство, 12 млн долл. — на частных партнеров. В случае банкротства фонда государственные вложения возврату не подлежали, при успехе же частные инвесторы могли выкупить долю государства за 8 млн долл. плюс 7% прибыли на нее. Иными словами, при 60% вложений частным инвесторам гарантировалось свыше 90% дохода от реализации
10 Свободная таможенная зона — таможенный режим, при котором иностранные товары размещаются и используются в пределах территории особой экономической зоны без уплаты таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость, а также без применения к указанным товарам запретов и ограничений экономического характера, установленных в соответствии с законодательством РФ о государственном регулировании внешнеэкономической деятельности, а российские товары размещаются и используются на условиях, применяемых к вывозу в соответствии с таможенным режимом экспорта с уплатой акциза и без уплаты вывозных таможенных пошлин.
11 Общее финансирование особых экономических зон из федерального бюджета планируется в размере 80 млрд. рублей (Зоны назначены // Эксперт. 2005. № 46. С. 10.) — финансирование зон из федерального бюджета в 2006 г составит 8,4 млрд. рублей («Особистам» открыли финансирование/ Экономика и жизнь. 2006. № 3. С. 2.), а общий объем финансирования, по оценкам Минэкономразвития Р Ф, достигнет в 2006 г. 15 млрд. долларов (Имамутдинов И., Медовников Д. Нэп для инно-ваторов//Эксперт. 2006. № 6).
12 Мовилы В. Экономические основания разработки заявок на создание ОЭЗ ту-
ристско-рекреационного типа / Материалы международной конференции «Особые экономические зоны туристско-рекреационного типа — предпосылки, опыт создания, содержание деятельности». Липецк, 27 июня 2006.
13 На экономическом форуме Давос-2006 Министр экономического развития РФ Г. Греф провел успешные переговоры с представителями 14 международных корпораций, которые проявили высокий интерес к участию в особых экономических зонах России в форме технологических инвестиций (Титов Д., Аккерман Е. Инновационный бронепоезд стоит на запасном пути /Экономика и жизнь. 2006.№ 5. С. 1.). Это позволило министру заявить о том, что 75% резидентов ОЭЗ будут составлять филиалы крупных транснациональных компаний (Титов Д. Малым мало не покажется /Экономика и жизнь. 2006. № 12. С. 36.)
Таблица 3
Особые экономические зоны Российской Федерации (на 1 июля 2006 г.)
Месторасположение зоны Тип зоны Специализация зоны Бюджетное финансирование, % Налоговые преференции
Санкт-Петербург технико- внедренческая информационные технологии Федеральный — 50, городской — 50 1. Снижение на территории техниковнедренческих зон ЕСН до 14% 2. Все издержки на НИОКР можно будет списать на себестоимость 3. Компании в ОЭЗ смогут беспошлинно осуществлять внешнеэкономические операции 4. Компании в ОЭЗ смогут пользоваться льготами по налогам на имущество и землю 5. Резиденты ОЭЗ в течение 5 лет освобождаются от уплаты всех местных налогов: на землю, на имущество, транспортного, а также налога на прибыль в той части, которая идет в региональные бюджеты (на 1. 01. 2006 г. — 4 процента из 24).
Москва (Зеленоград) технико- внедренческая нанотехнологии, микроэлектроника и электроника Федеральный — 50, городской — 50
Дубна (Московская область) технике-внедренческая ядерные и физические технологии Федеральный — 70, областной — 17,7 местный — 12,3
Томск технико- внедренческая биотехнологии, новые материалы и нанотехнологии федеральный — 74, областной — 22, местный — 4
Елабуга (Татарстан) промышленно- производственная производство автокомпонентов и высокотехнологич еской продукции нефтехимического направления федеральный — 49, республиканский — 51
Грязи (Липецкая область) промышленно- производственная высокотехнологическое машиностроение федеральный — 49, областной-51
программы. До начала 1997 г. все инвестиции в венчурные фонды не подлежали налогообложению, а частные лица, не являющиеся профессиональными инвесторами, дополнительно освобождались от налога на доход с капитала при продаже акций израильских высокотехнологичных компаний.
В обмен на «финансовый рычаг» западные инвесторы создали условия для проникновения израильских компаний на международные рынки венчурного капитала, обучив их ведению высокотехнологичного бизнеса. За короткий период капитал фондов Yozma достиг 2,9 млрд долл., причем в восьми фондах доля государства была выкуплена частными инвесторами. По данным российской ассоциации венчурного финансирования, суммарный объем инвестиций, прямо или косвенно инициированных в результате реализации программы Yozma, в 1993—2000 гг. составил около 12 млрд долл., а число израильских компаний на NASDAQ в 2005 г. составило около 1000: после США и Канады они занимают там третье место. В 2000 г экспорт Израиля готовых технологических продуктов составлял около 15 млрд долл., а к 2006 г. экспорт составил более 30 млрд долл. Предпочтение израильско-скандинавской модели в том, что она создает возможность достижения национального лидерства на мировом рынке инноваций, так как национальные компании, занятые разработкой новых технологий, не следуют за рынком, они сами создают его: формируют новые потребности и удовлетворяют их. Самый яркий пример — деятельность компании №Ыа (технологическая зона №Ыа^а^ в Финляндии).
Особые экономические зоны в России: модели возможного развития
Этап экономического роста в России в 2000—2006 гг. характеризуется быстрым наращиванием экспорта и капвложений, началом многих инвестиционных проектов, существенным повышением эффективности бизнеса, однако для формирования стратегических конку-
рентоспособных позиций России в больших открытых рынках достигнутых темпов и качества роста недостаточно, поэтому важнейшей стратегической целью страны Президентом Р Ф В. В. Путиным названа задача перевода экономики на инновационный тип развития.
На достижение этой цели направлена современная государственная научно-техническая и инновационная политика, механизмы и технологии управления, к числу которых относятся развитие инфраструктуры инновационной деятельности- государственно-частное партнерство при реализации крупных инвестиционных проектов- создание особых экономических зон — территорий с высокой концентрацией научно-технического потенциала. По сути, особые экономические зоны России (ОЭЗ) являются развитием идеи формирования региональных инновационных систем, реализованной при создании технопарков, наукоградов, инновационно-технологических центров и центров трансфера технологий, и состоящей в том, чтобы сконцентрировать наукоемкие проекты в одном месте, обеспечив для их развития специальные условия.
В соответствии с Федеральным законом от 22 июля 2005 г. № 116 -ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации», в январе 2006 г. в шести регионах России началось создание особых экономических зон, которые, согласно планам Минэкономразвития Р Ф, должны начать функционировать к концу 2007 г. Законом предусмотрено создание двух типов особых экономических зон: промышленно-производственных и технико-внедренческих. Решение о создании ОЭЗ принимает только Правительство Р Ф, которое и определяет виды деятельности, осуществление которых разрешено на ее территории. Отбор заявок на создании ОЭЗ осуществляется на основе конкурсных заявок. Зоны создаются сроком не более, чем 20 лет, имеют существенные налоговые (табл. 3) и таможенные преференции. В частности, в ОЭЗ устанавливается таможенный режим «свободная таможенная зона"14.
14 Выдержки из интервью с М. В. Рычевым (Имамутдинов И., Медовников Д. Нэп
для инноваторов//Эксперт. 2006. № 6. С. 53.)
ИННОВАЦИИ № 6 (93), 2006
ИННОВАЦИИ № 6 (93), 2006
Рис. 2. Организационный механизм управления особой экономической зоной
Считаем, в концепции ОЭЗ заложен новейший механизм привлечения крупных прямых инвестиций и перевода российской экономики на инновационный путь развития. Стратегические преимущества проекта «Особые экономические зоны», наряду с существенным финансированием зон из средств государственного бюджета, состоят в намерении значительно более широко использовать косвенные меры стимулирования развития инновационной деятельности, кратном снижении административных барьеров, а также применении конкурентных механизмов отбора места и специализации зон. При этом технико-внедренческие зоны в ближайшей перспективе могут стать основой вполне современной инфраструктуры, необходимой для реализации крупных межрегиональных, национальных и международных научно-инвестиционных проектов.
Безусловным преимуществом ОЭЗ является проектная организация управления развитием зон: при Минэкономразвития Р Ф образовано Федеральное агентство по управлению ОЭЗ (ФАУ ОЭЗ). В регионах созданы территориальные органы ФАУ ОЭЗ. Объединение усилий сразу нескольких российских федеральных министерств (Минэкономразвития, Минобрнауки, Минпромэнерго и Минсвязи), региональных органов управления и бизнеса — необходимое условие и залог достижения высоких результатов реализации закона «Об особых экономических зонах в РФ». Единой структуры управления закон не прописывает, поэтому российскими экспертами разрабатываются различные схемы. Наиболее предпочтительный вариант, по нашему мнению, предлагает Виктория Мовилы 16 (рис. 2).
Однако, несмотря на заложенную в законе возможность формирования на базе зон крупных центров регионального инновационного роста и потенциальную возможность построения на их основе каркаса конкурентоспособной национальной инновационной системы России, в этой инициативе государства просматривается ряд системных просчетов.
Во-первых, в реализации закона нет стратегической последовательности, уже сейчас на стадии запуска очевидна размытость долгосрочных критериев приоритетности. Глава Минэкономразвития России Герман Греф способствует тому, чтобы привлечь в ОЭЗ иностранные инвестиции и технологии 17, что, по сути, означает выбор азиатской модели инновационного развития экономики. Однако зоны создаются «в целях развития обрабатывающих отраслей экономики, высокотехнологичных отраслей, производства новых видов продукции» (статья 3 ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации»), то есть для продвижения на мировой наукоемкий рынок российских инновационных продуктов и технологий, решения стратегической задачи формирования конкурентоспособной национальной инновационной экономики (логика скандинавско-израильской модели инновационного развития).
15 Рубан О. Резиденты русского хай-тека //Эксперт. 2003. № 20.
16 С 1989 по 2002 гг. за рубеж уехали более 20 тыс. ученых и около 30 тыс. работают за границей по временным контрактам. Это составляет около 5−6% кадровой численности научного потенциала страны, однако уехавшие являются, как правило, наиболее конкурентоспособными учеными, находящимися в самом продуктивном возрастном интервале (Стратегия развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года. С. 10). По разным оценкам, финансовые потери от «утечки мозгов» только в первые годы российских реформ составили 30 млрд долл. Общие потери России от «утечки национального интеллекта» за 1990−2005 гг. оцениваются до 250−300 млрд долл.
17 Каневская П. Минобразования отпустило «мозги"/Известия. 2004. № 221 от 26 ноября. С. 8.
В качестве аргументов движения по азиатскому пути высказываются следующие соображения:
1. Россия сегодня значительно отстает от уровня мировой технологической инновационной культуры-
2. В стране отсутствует достаточное количество инновационных проектов с хорошим инвестиционным потенциалом-
3. В рамках ОЭЗ ограничены возможности запуска «конвейера по регулярному производству сильных инновационных бизнесов», поэтому необходимо, как это сделали Китай и Индия, привлечь в особые экономические зоны компании с мировыми брендами в целях выхода через эти транснациональные компании на мировые рынки18.
Действительно, большинство развивающихся стран, включая Китай, Индию, Тайвань и Южную Корею, вышли к концу ХХ века на мировой высокотехнологичный рынок через включение в транснациональные производственные цепочки, копируя передовые зарубежные технологии. Однако организация высокотехнологичного производства ТНК предполагает участие развивающихся стран в наименее выгодных звеньях глобальных производственных цепочек. Так, центры управления самыми прибыльными знаниеемкими операциями этих цепочек — начальной (НИОКР, предпроизводственные проектные работы, развитие технологий) и конечной (маркетинг, брендинг, дистрибьюция) стадий — расположены в развитых странах, а собственно производство — промежуточная стадия транснациональных цепочек -размещается, обычно под контролем ТНК, в развивающихся станах. Такая организация и управление мировыми производственными цепочками позволяет развитым странам обеспечивать не только текущую (за счет технологического лидерства), но и стратегическую (путем концентрации на разработке и внедрении новейших технологий, прогрессивным накоплением человеческого капитала и созданием новых рынков и рыночных ценностей) конкурентоспособность на перспективных мировых рынках. В то же время конкурентоспособность развивающихся стран достигается на уже существующих рынках путем минимизации издержек производства стандартной продукции с помощью быстро устаревающих иностранных технологий, полученных вместе с иностранными инвестициями или по иностранной лицензии. Опыт развития этой группы стран показывает, что при прочих равных условиях в рамках азиатской модели складывается низкая защищенность от ценовой конкуренции, прежде всего, со стороны более бедных стран с еще более низкими издержками производства. Эффективный с точки зрения лидерства по издержкам азиатский путь поддержания международной конкурентоспособности с более широкой социально-экономической точки зрения — тупиковый путь развития стран и целых регионов, ведущий к «обедняющему» экономическому росту даже в самых высокотехнологичных отраслях, усилению зависимости станы от конъюнктуры на мировых рынках и политики транснациональных корпораций.
Анализ развития особых экономических зон показывает, что несмотря на бесспорные преимущества, азиатская модель обрекает развивающиеся страны на «до-
Технические науки- Гуманитарные науки- ^
4,30% ' і °
Медицинские науки-
3,60% ~Г —
Общественные науки-______
1,70%
Сельскохозяйственные науки- 0,60%
-------------------------1
Естественные науки- 77%
Рис. 3. Распределение российских исследователей, работающих за рубежом (данные 2003 г.)
гоняющее» технологическое развитие и лишает их стратегической конкурентоспособности.
Представляется, что использование в организации высокотехнологичных зон модели развивающихся стран является для России не лучшей альтернативой развития, поскольку более слабые позиции России в технологическом оснащении производства, чем в ряде развивающихся стран, а также масштабах НИОКР и маркетинге инноваций, чем в развитых странах, компенсируются более сильными позициями нашей страны в уровне научно-технологической подготовки: по общему признанию, квалификация российских ученых и инженеров выше не только, чем в Южной Корее, Тайване, Китае и Индии, но ряде стран ЕС. Об этом свидетельствуют различные оценки уровня национального интеллекта19, масштабы 20 и структура отечественной научной «утечки мозгов» 21 (рис. 3).
Против предпочтения азиатской модели развития говорит и десятилетний опыт создания в России чисто технологических (производственных) компа-ний22. Кроме того, привлечение в ОЭЗ г. Дубны и г. Зеленограда (специализация этих зон напрямую связана с микроэлектроникой) компаний, владеющих мировыми брендами в виде технологий, не является гарантией автоматического выхода в самые перспективные секторы мирового высокотехнологичного рынка, так как в представительствах мировых микроэлектронных фирм действуют жесткие инструкции — ограничения на продажу в Россию определенных типов микросхем и новых технологий23. Самые лучшие и
18 Попыток создания чисто технологических компаний в России было немало. Из тех, кому это удалось, можно назвать немногих «Лабораторию Касперского» (антивирусные программы), Cybico (беспроводные игрушки для подростков), Parallel Graphics (VRLM- браузер). Все эти компании решали свои задачи по-разному: Cybico перенесла свою штаб-квартиру в Чикаго и наняла себе президента-американца с большим опытом работы в индустрии, а также укомплектовала американцами весь отдел продаж и рекламы. Успех компании Parallel Graphics обусловлен тем, что изначально она позиционировалась как СП с Silicon Graphics. Поэтому история «Лаборатории Касперского» наиболее показательна. Хотя ее продукт был ничуть не хуже популярных антивирусов от Symantec и McAfee, рыночная доля компании составила не 30−35%, как у конкурентов, а всего 0,5%. Причина тому — отсутствие опыта работы и связей на международном рынке. Будь у основателей компании в конце 1990-х достаточно средств (несколько сотен тысяч долларов) для полноценного продвижения продукта — многомиллионный мировой рынок антивирусных средств выглядел бы сегодня совсем по-другому (Амосов Ю. Силиконовая тайга //Эксперт. 2001. № 6. С. 86.)
19 Антонец Е. О необходимости приоритетного развития производства микроэлектроники в России // Вопросы экономики. 2005. № 9.
20 Дагаев А. Рычаги инновационного роста // Проблемы теории и практики управления. 2000. № 5. С. 75.
21 Беспалов В. А. Перспективы развития Зеленоградского инновационно-технологического центра. М.: МИЭТ, 2005.
22 Бурсак. А. Гонка за микрочипами //Секрет фирмы. 2006. № 28. С. 9.
23 «Регионы, не успевшие до 20 мая 2006 г. подать заявки на создание ОЭЗ, могут не тревожиться — конкурсы по созданию ОЭЗ будут проводиться регулярно. … На подходе законопроект по туристско-рекреационным зонам: этот документ может быть принят в ближайшее время. Продолжается работа над законопроектом по портовым зонам» — из выступления Г. Грефа на первом Международном форуме «Особые экономические зоны Российской федерации — задачи, возможности, перспективы», который провели Министерство экономического развития и торговли РФ, Федеральное агентство по управлению особыми экономическими зонами, Торгово-промышленная палата РФ, Центр международной торговли. (Москва, 16−17 мая 2006 г.)
ИННОВАЦИИ № 6 (93), 2006
ИННОВАЦИИ № 6 (93), 2006
эффективные разработки развитые страны «придерживают» исходя из соображений международной конкуренции и геополитики.
Таким образом, применение стратегий встраивания ОЭЗ в существующие международные технологические цепочки или копирования в технико-внедренческих зонах продукции ТНК грозит консервацией технологического отставания России от сообщества развитых стран.
Израильско-скандинавская модель для России, безусловно, предпочтительнее, так как дает возможность использовать национальный интеллектуальный капитал наиболее эффективным способом, с максимальной добавленной стоимостью. Кроме того, во-первых, в России больший, чем в Израиле и станах Скандинавии объем рабочей силы (это дает возможность достижения эффекта «экономики масштаба») — во-вторых, сегодня Израиль и скандинавские страны, как США в начале 1990-х гг., уже подошли к своему «интеллектуальному лимиту». Россия вполне может перерасти всех конкурентов на определенных нишах мирового рынка инноваций просто за счет того, что наш интеллектуальный потенциал значительно выше, даже после «утечки мозгов». При этом главная трудность следования израильской модели, по нашему мнению, — эффективный инновационный маркетинг. Поскольку инновации нужно выводить на международные рынки, задача постановки конкурентного маркетинга становится критической, причем на всех стадиях — от разработки до продажи продукта и послепродажного обслуживания.
В этой связи считаем, что наилучшие возможности для выхода на мировые рынки резидентам ОЭЗ открывают международные стратегические альянсы, направленные па создание новых инновационных продуктов и технологий (научно-исследовательские и научно-производственные альянсы), а также их вывода на рынок (маркетинговые альянсы). В последнее десятилетие эта форма международной кооперации и сотрудничества получила широкое распространение: к середине 1990-х гг. в мире насчитывалось свыше 10 тыс. международных технологических альянсов24. В становом контексте в мире преобладают альянсы между партнерами из США и Западной Европы, а в структурном международные альянсы отражают динамику пятого технологического уклада: более четверти из них связаны с совместной реализацией проектов в области микроэлектроники, вычислительной техники, автоматизации промышленного производства и технологий телекоммуникаций, а в последние годы стремительно растет число альянсов в области биотехнологий и новых материалов. Российский опыт эффективной научно-исследовательской и научно-производственной кооперации с лидерами мирового рынка инноваций пока не столь значителен, однако накоплен он, в том числе, и в Зеленограде25. Участию в высокотехнологичных международных альянсах российских партнеров может способствовать и заключенный в Европе «Договор о стратегическом сотрудничестве России и ЕС по созданию Общего европейского экономического пространства» (май 2005 г.), нацеленный на создание четырех общеевропейских пространств: свободы и правосудия- внешней безопасности общеевропейской
экономики- научных исследований, образования и культуры.
Развивать технико-внедренческие зоны, по нашему мнению, следует, выстаивая российские транснациональные цепочки, включающие либо НИОК и собственно производство, либо производство и комплекс маркетинга, либо все три стадии производства инновационной продукции.
Вполне реальным представляется и формирование транснациональной модели развития зон по образцу российской компании «Ситроникс» (входит в АФК «Система»). В 2003 г. АФК «Система» купила чешскую компанию Strom Telecom — крупного европейского поставщика решений для операторов связи. В 2006 г. концерн «Ситроникс» за 152 млн долл. приобрел 51% акций греческого производителя телекоммуникационного оборудования Intracom Telecom и заключил стратегический альянс с компанией STMicroelectronics -одним из крупнейших в мире производителем полупроводников. Соглашение предусматривает передачу «Ситрониксу» технологий производства микросхем с топологическим размером 0,18 мкм, а также взаимодействие двух компаний в проектировании, научных разработках, маркетинге и продаже продукции в России. Предусмотренный в рамках альянса объем инвестиций со стороны «Ситроникса» составит около 150 млн долл. Доступ к 0,18-микронной технологии позволяет концерну создать единую производственную цепочку от проектирования микросхем до выпуска готовой продукции26.
Вместе с тем вполне логичным, а в ряде случаев наиболее предпочтительным направлением развития проектируемых к созданию туристско-рекреационных и портовых зон, о скором появлении которых заявил глава Министерства экономического развития и торговли РФ Г. Греф27, является азиатская модель организации особых экономических зон, предполагающая встраивание в мировые туристические маршруты и перевозки. В XXI веке эти отрасли вошли в топ-листинг самых быстрорастущих секторов мировой экономики, а их удельный вес в ВВП развитых стран измеряется двузначными цифрами. Безусловно, формирование и развитие новых типов зон будет способствовать кратному росту объема и качества услуг рекреации и перевозок. Здесь у России серьезное стратегическое превосходство и хорошие перспективы: в области перевозок эти возможности обусловлены выгодным географическим положением страны между Востоком и Западом. Еще в начале 1990-х гг. группа российских экономистов под руководством академика Д. С. Львова разработала известную стратегию социально-экономического развития России, в основе ко-
24 Дагаев А. Рычаги инновационного роста // Проблемы теории и практики управления. 2000. № 5. С. 75.
25 Беспалов В. А. Перспективы развития Зеленоградского инновационно-технологического центра. М.: МИЭТ, 2005.
26 Бурсак. А. Гонка за микрочипами //Секрет фирмы. 2006. № 28. С. 9.
27 «Регионы, не успевшие до 20 мая 2006 г. подать заявки на создание ОЭЗ, могут не тревожиться — конкурсы по созданию ОЭЗ будут проводиться регулярно. … На подходе законопроект по туристско-рекреационным зонам: этот документ может быть принят в ближайшее время. Продолжается работа над законопроектом по портовым зонам» — из выступления Г. Грефа на первом Международном форуме «Особые экономические зоны Российской федерации — задачи, возможности, перспективы», который провели Министерство экономического развития и торговли РФ, Федеральное агентство по управлению особыми экономическими зонами, Торгово-промышленная палата РФ, Центр международной торговли. (Москва, 16−17 мая 2006 г.)
торой лежала идея создания воздушного транспортнологистического коридора между производящими товары восточно-азиатскими и потребляющими их западно-европейскими странами. Реализация стратегии позволила бы России (за счет 50−60 кратного сокращения времени товаров в пути) стать главным мировым «перевозчиком» и способствовала бы (через развитие авиастроения) подъему российской промышленности и науки.
В области туризма и рекреации наши стратегические перспективы обусловлены богатейшим разнообразием природно-рекреационных и культурно-исторических возможностей. Целебные свойства российской природы (особенно девственной) и неповторимой культуры, сочетающей многообразие эпох и народов, при правильном позиционировании и организации туристско-рекреационных зон позволят уже в ближайшей перспективе создать на их основе новые центры мирового туризма28 и рекреации. Однако следует отметить, что разрешение туристических зон таит в себе опасность размывания целевых государственных финансов в регионах, где практически отсутствуют факторы конкурентного развития туризма. Ведь, как справедливо указывают В. Мовилы и Д. Ялов, «если в регионе до этого туризм практически не развивался, то только с помощью создания особой экономической зоны ситуацию кардинально не изменить"29. Кроме того, уже сейчас очевидны некоторые проблемы формирования туристско-рекреационных зон России: отсутствие общенациональных критериев отнесения российских регионов к зонам туризма и рекреации мирового, национального, межрегионального, регионального и локального значения- отсутствие национальных туристско-рекреационных стандартов, пр.
Еще одним просчетом ФЗ «Об особых экономических зонах РФ» мы считаем требование закона о создании зон только на пустующих территориях (статья 5). Это априори отсекает возможность использования имеющейся хорошо развитой системы коммуникаций и инновационной инфраструктуры, в том числе той, в развитие которой уже инвестировали крупные компании, с целью получения синергетического эффекта развития- ведет к чрезмерному удорожанию инфраструктурной части проектов30 — существенно снижает инвестиционную привлекательность зон для многих российских инвесторов.
Кроме того, на территории зоны законом «запрещено размещение объектов жилищного фонда» (статья 4, п. 4). Этот законодательный пробел не учитывает наличие важнейшей проблемы российской науки -проблемы жилищного обеспечения молодых ученых и в принципе противоречит мировой практике органи-
зации территорий с высокой концентрацией высоких технологий. В условиях формирующегося глобального научного пространства доминирующими факторами выбора места работы ученого является не только достойная заработная плата и материальные условия собственно научно-инновационной деятельности (по этим показателям мировая наука все более превращается в транснациональную корпорацию с разбросанными региональными филиалами), но и среда обитания, которая становится неотъемлемой частью регионального научно-технологического кластера. Как правило, технико-внедренческие зоны представляет собой компактные научно-технологические поселения, городки, где созданы максимально благоприятные условия для жизни, труда, отдыха, образования, удовлетворения культурных потребностей и т. д. Следовательно, особые экономические зоны России сегодня в принципе не привлекательны для российских ученых международного уровня.
И, наконец, последнее — закон вышел с незначительными поправками редакции 2002 года, он не содержит даже общей оценки регионального опыта инновационного развития в 2002—2005 гг., а потому априори не нацелен на решение накопившихся проблем организации конкурентоспособных региональных инновационно-промышленных кластеров.
Таким образом, реализация Федерального закона «Об особых экономических зонах» несет в себе как стратегические возможности перевода российской экономики на инновационный путь развития, так и угрозы окончательной потери инновационно-технологической конкурентоспособности страны, закреплении за Россией в XXI веке статуса «страна-аутсайдер мирового инновационного рынка». Правительство России должно пересмотреть тактику реализации закона в части функционирования технико-внедренческих зон и сконцентрировать усилия всех стейкхолдеров инновационного развития в ОЭЗ на синтезе научно-промышленной, экономической и региональной политики с тем, чтобы зоны стали основой формирования конкурентоспособной национальной экономики.
28 На первом Международном форуме «Особые экономические зоны Российской федерации — задачи, возможности, перспективы» прошли презентации целого ряда проектов новых зон, претендующих на государственную поддержку (всего 30 субъектов РФ). Проект создания туристско-рекреационным зоны представил даже такой малопривлекательный с туристической точки зрения «угольный» регион как Кемеровская область. Не успел — не опоздал /Экономика и жизнь. 2006. № 20. С. 3.
29 Мовилы В., Ялов Д. Обмен опытом по подготовке заявок на ОЭЗ / Первый Международный форум «Особые экономические зоны Российской федерации — задачи, возможности, перспективы». Москва, 16−17 мая 2006 г.
30 По оценкам Министерства экономического развития и торговли, создание инфраструктуры одной зоны будет стоить 100−150 млн. долларов. Данные о затратах на создание технопарков, являющихся аналогами российских технико-внедренческих зон, за рубежом свидетельствуют о том, что там расходы были значительно ниже: в США и Великобритании для развития технопарка средней величины требуется 10−12 млн. долларов, а в Польше — около 100−200 тыс. долларов.
Пишите! Почтовый адрес: 197 022, г. Санкт-Петербург, ая 66
E-mail: transfer@eltech. ru Звоните! Телефон: (812) 234 09 18, 234 66 58 Заходите! Электронная версия:
http: //innov. eltech. ru
ИННОВАЦИИ № 6 (93), 2006

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой