Перспективы развития сотрудничества России и стран Европейского союза в области разработки совместных образовательных программ высшего профессионального образования

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИЗВЕСТИЯ
ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ № 24 2011
IZVESTIA
PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO PUBLIC SCIENCES № 24 2011
УДК 378. 014. 25 (470+4)
ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СОТРУДНИЧЕСТВА РОССИИ И СТРАН ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА В ОБЛАСТИ РАЗРАБОТКИ СОВМЕСТНЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ПРОГРАММ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
© В. В. АЛТУНИНА Некоммерческое негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Институт Европейская бизнес-школа-Калининград»
e-mail: valtunina@rambler. ru
Алтунина В. В. — Перспективы развития сотрудничества России и стран Европейского Союза в области разработки совместных образовательных программ высшего профессионального образования // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2011. № 24. С. 519−524. — Статья посвящена анализу возможностей и перспектив развития высшего образования России в контексте Болонского процесса. Рассматриваются различные аспекты сотрудничества России и стран ЕС, а именно: совместные программы и программы двойных дипломов.
Ключевые слова: Болонский процесс, совместная программа, программа двойного диплома.
Altunina V. V. — Prospects for the further development in cooperation between Russia and EU countries in devising joint degree programs in higher education // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im. i V. G. Belinskogo. 2011. № 24. P. 519−524. — The article gives an analyses the opportunities and possible ways for the further development of the higher education in Russia in the framework of Bologna process. Various aspects of co-operation between Russia and EU countries (joint programs and dual degree programmes in particular) are under consideration.
Key words: Bologna process, joint programmes and dual degree programmes.
Современный этап развития России характеризуется подъёмом национального образования, в первую очередь высшего, а также повышением роли негосударственного образования.
Современный мир — это мир профессиональный, в котором на первом месте стоят личностные качества, повышающие конкурентоспособность специалистов.
Образование является одной из важнейших подсистем социальной сферы государства, обеспечивающей процесс получения человеком систематизированных знаний, умений и навыков с целью их эффективного использования в профессиональной деятельности.
Образование в 21 веке характеризуется такими признаками, как:
• Демократизация: общедоступность высшего образования-созданиесистемынепрерывногообразо-вания.
• Диверсификация: многовариантная по содержанию, методам, формам, срокам и траекториям, личностно ориентированная система разноуровневых учебных заведений.
• Интернационализация: академическая мобильность учащихся и преподавателей- международ-
ное признание документов об образовании, учёных степеней и званий.
• Превращение образования в ключевой момент комплекса мер по поддержке развития научнотехнического прогресса, экономического роста и обеспечения занятости населения.
• Трансформация содержания, методов, ценностей, целей: отходя от традиционной школы, процесс учения становится творческим, личностно ориентированным- широкое распространение и внедрение полу-чаютобразовательныеиинформационныетехнологии.
• Коммуникации педагога и учащегося, ставших соучастниками единого образовательного процесса.
Изменение государственного политического устройства страны в 90-е годы позволило реализовать современные подходы к развитию современной системы образования.
Поэтому одной из актуальных образовательных задач, стоящих перед педагогическойнаукой и практи -кой, является совершенствование подготовки специалистов путём интеграции европейской и российской систем образования.
Как известно, идёт процесс глобализации, непростой в целом, в том числе и по отношению к образо-
ванию. Каковы жепервоочередныедействия, которые необходимо предпринять в самое ближайшее время для достижения задачи полноценного сотрудничества России с другими европейскими странами в рамках процесса создания единого университетского пространства?
Задача номер один — это тщательный анализ образовательных систем, существующих на сегодняшний день в России.
У тверждение, что наша система одна из лучших в мире, справедливо. Но так же верно и то, что страна меняется, и с ней должна меняться система образования.
Массовость высшего образования и, как следствие, рост его вклада в развитие экономики — основные побудительные мотивы глубокой модернизации образования стран Европы.
Участие России в этом процессе чрезвычайно важно. Столь желанное сближение России с Европой в первую очередь возможно именно в образовании и через образование. Российское образование по своим корням является европейским, а по сути — наиболее восприимчивой для передовых идей и опыта сферой.
Без серьёзных усилий с нашей стороны, выполняемых в рамках хорошо продуманной программы, не обойтись. Кое-что в этом направлении уже сделано. Россия недавно стала участником конвенции о признании документов об образовании стран Европейского региона, у нас успешно развивается двухуровневая структуравысшегообразования, вотдельныхвузахна-чался эксперимент по применению системы зачётных единиц (кредитов). Но необходимы дальнейшие шаги, связанные с завершением структурной перестройки.
Участие России в Болонском процессе следует рассматривать не только в контексте развития российской высшей школы, но шире — в контексте модернизации образования, в контексте внешнеполитического курса России, направленного на сотрудничество и интеграцию с европейскими структурами.
От участия в Болонском процессе выиграют не только ведущие вузы, но и все граждане — ведь целью процесса является повышение качества и конкурентоспособности высшего образования.
Центральные положения Болонской декларации могут быть сведены к следующим пунктам:
1. Создание системы академических степеней, которые были бы максимально сравнимы, в частности, за счёт повсеместного введения унифицированного приложения к диплому или эквивалентному ему документу по модели, предложенной ЮНЕСКО. Единая система академических квалификаций в «болонских» странах будет способствоватьформированию единого европейскогорынкавысококвалифицированноготру-да, а также международной конкурентоспособности европейского высшего образования как такового.
2. Переход на двухуровневую систему высшего образования: бакалавриат (не менее трёх лет) и магистратура. Завершение бакалавриата даёт право на занятие вакансий на европейском рынке труда, которые предполагают обладание законченным высшим профессиональным образованием.
3. Введение системы кредитов и отвечающих кредитам механизмов оценки. Система кредитов должна способствовать мобильности студентов, для которых желательным считается по крайней мере один семестр обучаться вне стен «своего» вуза, в том числе за границей, при возможности перезачёта результатов аттестации по прослушанным дисциплинам. Принцип мобиль-ностидолженраспространятьсянетолько на студентов, но и на преподавателей.
Благодаря исключительным достижениям последних нескольких лет процессы, происходящие в Европе, приобрели более конкретный характер, стали более полно отвечать реалиям стран Европейского союза и его граждан. Открывающиеся в связи с этим перспективы, наряду с углубляющимися отношениями с другими европейскими странами, обеспечивают ещё большие возможности развития. Тем самым, по общему мнению, мы являемся свидетелями возрастающего понимания все большей части политического и академического мира в потребности установления более тесных связей во всей развивающейся Европе, в формировании и укреплении её интеллектуального, культурного, социального и научно — технологического потенциала.
«Европа знаний» теперь уже широко признана как незаменимый фактор социального и гуманитарного развития, а также как необходимый компонент объединенияиобогащенияевропейскогогражданства, способного к предоставлению его гражданам необходимых сведений для противостояния вызовам нового тысячелетия одновременно с пониманием общности ценностей и принадлежности к общему социальному и культурному пространству.
Важность образования и образовательного сотрудничества в развитии и укреплении устойчивых, мирных и демократических обществ является универсальной и подтверждается как первостепенная, особенно в связи с ситуацией в Юго-восточной Европе.
Управление образованием осуществляется тем успешнее, чем активнее происходит взаимодействие образовательного процесса с общекультурными нормами, рекомендациями и моделями. Подобный обмен результативен как с содержательной, так и с организационно — структурной стороны образовательной деятельности.
Следует отметить, что в данной сфере нашего общества накопилось много трудностей как объективного, так и субъективного свойства, имеется множество предрассудков, тормозящих обновление и эффективность получаемых результатов. Историческая полоса произошедших перемен даёт основание для обобщений и выводов, а также обмена накопленным за эти годы опытом. «Высшая школа — отмечает директор Центра международного образования профессор Филипп Альтбах — традиционно рассматривается в качестве приносящей как „общественную“, так и „личную"пользу. Онадаётуникальную"продукцию“, а именно — знания, а также — дипломы, удостоверяющие возможность применения приобретённых знаний всовременномобществе. Такимобразом, онанаделяет
человека навыками, используя которые он может увеличить свои доходы и сделать успешную карьеру. В то же время высшее образование повышает уровень подготовки кадров, необходимых для обеспечения общественного развития и эффективной работы экономики.» Вот почему, по мнению учёного, ответственность засостояниеобразованиянесётне толькообщество, но и сами выпускники, которым высшее образование гарантирует более высокий доход и возможности.
Расхожая сентенция — «цели образования определяются социальным заказом» — означает, что интересы общества всегда выше интересов личности. Отсюда вытекают унифицированность, централизо-ванность и директивный характер внедрения любого компонентавсодержаниеобразования. Однакосовре-менное образование противопоставляет унифициро-ванностивариативность, всеобщемухарактерувнедре-ния — учёт региональной специфики, централизован-ности — общественную и педагогическую инициативу, директивности — демократизм.
В последние годы в отечественной системе высшего образования произошли существенные изменения, обусловленные трансформацией социальноэкономической и политической ситуации в стране, которые потребовали в свою очередь изменения образовательных стандартов, уровня и качества подготовки, изменения номенклатуры специальностей и подготовки специалистов, отвечающих современным требованиям. По всей видимости, традиционная система вузовского образования не в состоянии сегодня эффективно обеспечить не только сохранение, но и рост интеллектуального потенциала страны. Более того, вузы по большей части оказались не готовы переориентировать систему образования на качественное изменение форм и методов развития интеллектуального потенциала. Но главное заключается в том, что с изменением научной и образовательной системы современного общества изменится ориентация получения образования и развития науки. Решение данной противоречивой ситуации находится в изменении самого принципа развития образования и науки. Именно на этом пути могут быть найдены решения важней-шихсовременныхсоциально-экономическихпроблем, в частности связанных с обеспечением качественного образования, сохранением и развитием перспективных научных направлений.
Сохранение и развитие интеллектуального потенциала общества являются основным направлением развития любой цивилизованной страны. Оно рассматривается в качестве важнейшего фактора социальноэкономического развития, решения глобальных проблем, связанных с прогрессивным развитием того или иного общества. В силу этого во многих странах проблема роста интеллектуального потенциала отнесена к приоритетным областям в политике государств.
За годы перехода страны к новому экономическому укладу отечественная наука, включая науку системы образования, претерпела заметные изменения. Она стала более открытой и демократичной, исчез чрезмерный идеологический и административный
контроль. Вместе с тем в этой сфере жизнедеятельности общества накопилось немало проблем, к которым относятся:
1. Резкоесокращениебюджетногофинансирова-ния образования и науки.
2. Снижение престижа науки, старение научных и научно-педагогических кадров.
3. Отток квалифицированных научных и научнопедагогических кадров в коммерческие структуры и за рубеж.
4. Ухудшение материально-технической базы образования и науки.
5. Низкая инвестиционная и инновационная активность в освоении новых наукоёмких технологий, отсутствие навыков в коммерциализации научнотехнических разработок.
Эти проблемы не могли не повлиять на сниже-ниемасштабовпроведениянаучно-исследовательских работ, ослаблениесвязейвысшихучебныхзаведенийи научных учреждений системы образования с промышленностью, социальной сферой страны, отраслевой и академической наукой, снижение активности участия учёных высшей школы в решении проблем отраслей в силу их низкой инновационной восприимчивости и отсутствияэффективныхмеханизмоввовлеченияобъ-ектов интеллектуальной собственности системы образования в хозяйственный оборот страны.
РеформированиевысшейшколыРоссии, еёнауч-но-технической и инновационной сферы осуществляется в условиях острой ограниченности материальных, трудовых, финансовых и прочих видов ресурсов, свёртывания масштабов научной деятельности, проявления кризисных явлений в научно-образовательных организациях и отдельных сферах и направлениях науки и техники. Сохранение и развитие интеллектуального потенциала вузов России возможны в этих условиях только на базе селективной политики. Естественно, что при этом возникает необходимость создания специального механизма реализации селективной политики применительно к таким масштабным объектам, какими являются научная и инновационная сферы. Подобный механизмдолженобеспечитьобъективноерегулирова-ние использования достаточно значительных инвестиционных потоков и способствовать решению важной народнохозяйственной задачи сохранения и развития интеллектуального потенциала страны.
Учитывая все виды денежных и неденежных доходов, получаемых от образования, можно с определённой уверенностью утверждать, что образование обладает не только экономической, но и социальной эффективностью, однако это требует значительного усовершенствования форм и методов управления системой высшего образования на всех уровнях.
Введение международных стандартов профессионального образования осложняется различиям в системахуправленияпрофессиональнойподготовкой, разнообразием форм обучения и, наконец, особенностями экономики.
В странах с сильной централизацией, где монополия государства придаёт большой вес формально-
му образованию в системе сертификатов и дипломов, прослеживаетсявсёвозрастающаяэкономическаяэф-фективность профессионального образования.
В странах, характеризующихся децентрализацией, неоднородность требований к квалификации: несовместимость сертификатов, отсутствие единой аттестационной системы затрудняют оценку качества профессиональной подготовки, препятствуют географической мобильности работников.
В этой связи единые стандарты профессионального образования должны сыграть ключевую роль в упорядочиваниисистемыпрофессиональнойподготов-ки, повышения её эффективности как внутри отдельной страны, так и в рамках международного сообщества.
ГармоничноеразвитиеЕвропейскойпрофессио-нальной школы имеет важное значение для общества. Однако, говоряосближениипрофессиональныхшкол, следует в первую очередь ориентироваться на конечный результат — уровень и качество профессиональной подготовки, а не на технологию обучения, унифицировать которую в рамках Европейского сообщества невозможно, да и бессмысленно.
Анализсистем профессиональногообразования европейских стран показывает многообразие форм профессиональной подготовки, но повсюду в последние годы утрачивается тенденция к качественному улучшению непосредственно профессиональной подготовки: всё больше внимания уделяется общеобразовательной подготовке — научному базису профессиональной надстройки. Именно базис, по мнению европейских специалистов, обеспечивает большую подвижность, гибкость и приспосабливаемость профессионального образования в условиях научнотехнического прогресса.
Сложившаяся тенденция к повышению уровня общеобразовательной подготовки будет нарастать в связи с высокой технологичностью процессов в сфере индустрии. Это будет иметь социальные последствия: без работы в первую очередь окажутся лица с низкой квалификацией, узкой специализацией, низким общеобразовательным уровнем.
Уже в Болонской декларации появилось упоминание о совместных образовательных программах как важном средстве достижения гармонизации обще-европейскогообразовательногопространства. Следует отметить, что само это понятие — «совместная образовательная программа» — логически не предполагает, вопреки сложившемуся мнению, международного со-трудничествакаксвоейобязательнойхарактеристики- совместные программы могут быть и «внутренними».
Что дают совместные программы (СП)? Естественным образом способствуя мобильности студентов и преподавателей, СП вносят европейское измерение в образовательный процесс, прививаютнавыки работы в транснациональных компаниях и мультикуль-турных средах. Это — оченьважное, ноне самое важное достоинство СП по сравнению с «монопрограммами». Самое важное заключается в том, что СП дают возможность студенту получить те знания и навыки, которые он не получил бы в своём вузе (например, в
силу отсутствия современного оборудования, непред-ставленности в учебном плане соответствующих курсов и т. п.). Это и должно быть главным критерием при планировании СП: какую «добавленную стоимость» обеспечивает СП? Нельзя отрицать и варианта, когда ни один вуз из участвующих в СП не может в одиночку решить задачу, которая осознана как необходимая профессиональным сообществом или социумом в целом. Чаще всего в таких случаях речь идёт о мульти-дисциплинарных программах.
Рассмотрим некоторые из типов практикующихся СП. Достаточно часто, в особенности в условиях России и других постсоветских стран, создаются программы, которые можно назвать ассиметричными. Они разрабатываются совместно, но только или преимущественно одна из сторон (зарубежная для России и стран СНГ) присылает своих преподавателей, эта же сторона принимает студентов для включенного обучения, наконец, она же выдаёт дипломы (степени, сертификаты) российским выпускникам, в то время как её собственные выпускники аналогичных российских документов не получают. Понятно, что ассиметрич-ность объясняется финансовыми, языковыми и, отчасти, престижными соображениями, но в любом случае такие программы не являются подлинно совместными. В юридических терминах здесь идёт речь, скорее, о франшизе, когда одна из сторон даёт право другой пользоваться своими прерогативами (присваивать степени, звания и т. п.).
Необходимо различать следующие понятия: со-вместнаяпрограмма, совместнаястепень, двойнаясте-пень. Приведём развёрнутое определение совместной степени, выработанное первым стокгольмским семинаром, семинаром в Мантуе и одобренное Европейской ассоциацией университетов:
• предпочтителен вариант, когда совместная степень отражена в едином документе, выданном вузами-участниками в соответствии с национальными законодательствами-
• следует проводитьчёткое различиемеждупро-граммами, ведущими к совместной и двойной степени, с учётом целей учебных планов, моделей учебного процесса и защиты интересов обучающихся-
• участниками должны быть два или более вуза в двух или более странах-
• программы и интегрированные учебные планы разрабатываются или утверждаются совместно двумя или более вузами, что фиксируется в виде письменного двустороннего или многостороннего соглашения-
• при разработке СП должны самым тщательным образом оговариваться требования к итоговым знаниям и умениям выпускников- нагрузка студентов должна описываться в терминах зачётных единиц по типу ECTS- совместные степени и СП должны предполагать мобильностьстудентов, преподавателей и персонала-
• пребывание студентов в вузах-партнёрах должно быть соизмеримо по срокам-
• необходимо разрабатывать принципы и общие стандарты обеспечения качества на основе взаимного
доверия и признания национальных систем обеспечения качества-
• сроки обучения в вузах партнёрах и сданные там экзамены должны признаваться полностью и автоматически-
• следует полностью использовать механизмы, предполагаемые системой ECTS, и Приложения к диплому (Diploma Supplement).
Уже из приведённого определения видно, что совместная степень не есть автоматическое следствие СП. При широком (практически буквальном) пони-маниипоследнейэтоестественно. Представляется, однако, что в стремлении формализовать содержание и условия присвоения совместной степени отчасти утрачиваются содержательные аспекты. Действительно, как уже отмечалось выше, основной вопрос, возникающий при разработке соответствующих программ, это вопрос «зачем?» — какова «добавленная стоимость» выпускника благодаря участию в СП? С этой точки зрения мобильность, тем более строго соизмеримая, и пр. — всё это хорошо, но не абсолютно необходимо. Другой вопрос — «как, насколько?» — полностью ли студент одного вуза-партнёра выполнил те части общей программы, которые являются вкладом другого? Если один вуз заинтересован в СП, убедил другой вуз в том, что ему («другому») это тоже полезно, и оба могут поручиться, что студенты выполнили требования не только своего вуза, но и другого, условия для присвоения совместной степени налицо — такая СП всегда ведёт к совместной степени.
Каковы же место и роль двойных степеней, т. е. присвоения двух или более степеней разных вузов, участвующих в СП? Не является ли это просто своего рода коллекционированием документов об образовании?
Надо признать, что «коллекционирование» тоже отнюдь не бессмысленно — оно потенциально повышает конкурентоспособность на рынке труда. Но главный источник необходимости системы двойных степеней — расхождения в национальных законодательствах. Российская ситуация может служить здесь достаточно красноречивым примером. Как известно, в любом российском ГОС ВПО присутствуют федеральные — обязательные компоненты ГСЭ и ЕН. Едва ли целесообразно в обозримом будущем отказываться от этих блоков (циклов) — даже при значительной либерализации стандартов, необходимость в которой остро ощущается. Однако во многих странах высшее профессиональное образование не предусматривает такого рода блоков вообще. Из этого следует, что российские вузы при сотрудничестве с вузами таких стран никогда не смогут выработать единые совместные программы для бакалавриата — по крайней мере до тех пор, пока либо российские вузы не откажутся от циклов ГСЭ и ЕН, либо зарубежные вузы-партнёры не введут их. Следовательно, не будет и возможности присваивать совместные степени — если положить в основу определениесовместнойстепени, приведённое выше. Единственный выход в такого рода ситуациях -присвоение двух степеней, двух равнозначных доку-
ментов о высшем (дополнительном в случае аспирантуры) образовании.
Мировая практика свидетельствует, что совместные степени рассчитаны главным образом на магистратуру, где менее регламентирован формат учебной программы, а также на аспирантуру, где регламентации ещё меньше.
В любом случае, однако, представляется необходимым, чтобы национальные законодательства учитывали саму по себе возможность заключения дву- и многосторонних договоров между образовательными учреждениями, которые (договоры) вели бы к присвоению совместных степеней. Необходимо также явным образом оговаривать, регламентируется ли использование неродного языка как языка обучения. Естественные оговорки и изъятия должны быть предусмотрены для подготовки специалистов, связанных по роду деятельности со сферой национальной безопасности и т. п.
Вопросы, которые не регулируются законодательно, должны быть предметом взаимной договорённости сотрудничающих вузов. ВУЗ со сложившимися традициями, обладающий развитыми, сформировавшимися научными школами, скорее всего, согласится поддержать своим авторитетом совместную степень только в том случае, если будет уверенность, что обладатель степени в достаточной мере приобщился к традициям соответствующей научной школы. Ясно, что подобные проблемы не могут быть решены в рамках какого-либо типовогодокумента, они специфичны для конкретных сотрудничающих вузов.
Присвоение совместных степеней, несомненно, способствует преодолению национальной замкнутости, делает обладателя степени специалистом более широкого профиля и кругозора. Но надо учитывать и потенциальные минусы такого рода практики. Болонская декларация прямо указывает на разнообразие национальных культур Европы как на источник взаимо-обогащения и развития. Польза — несомненная — глобализации и европеизации не беспредельна- у каждой культуры есть своя, только ей присущая миссия, свой вклад в общечеловеческую сокровищницу, и утрата даже одной культуры под прессом глобализации — это трагедия всемирного масштаба.
Представляется, что обращение к столь широким философско-культурологическим аспектам, при обсуждениидостаточноузкогои, казалосьбы, «техни-ческого"вопроса, уместноидаженеобходимо. Тембо-лее, чтонеизвестно, гденаходитсятазолотаясередина, следуя которой, мы максимально используем плюсы глобализации и избежим её опасностей.
Программы двойных дипломов связаны с целями Болонского процесса и имеют возможность стать важнейшим элементом Европейского пространства высшего образования.
Совместные программы являются особенно эф-фективнымиинструментамиЕвропеизацииобразования.
Совместная программа в рамках болонского процесса требует:
• развитие совместной системы контроля качества-
• подготовки взаимного признания степеней и квалификаций-
• прозрачность (ECTS) —
• совместимость систем-
• участие студентов и сотрудников в международной академической мобильности.
Программа «двойного диплома» является:
• инструментом тактического и стратегического позиционирования университета-
• возможностью усиления ирасширения международной академической мобильности Восток-Запад-
• способом дальнейшего расширения имиджа университета и широким его участием в Европейском образовательном и научном пространстве-
• механизмом для повышения конкурентоспособности и авторитета университета.
В заключение целесообразно обрисовать некоторые фактические данные, относящиеся к развитию совместных учебных программ. Рассмотрим опыт Италии, где эта работа, пожалуй, приняла наибольший размах.
Все данные, приведённые ниже заимствованы из доклада сотрудницы Министерства образования, университетов и науки Италии Джерманы Вери, представленного на семинаре в Стокгольме.
Работа производилась в рамках первой программы интернационализации (высшего образования Италии), на выполнение программы было выделено
специальное финансирование объёмом в 5 млрд. лир. В программе участвовали 68 итальянских университетов, всего разрабатывалось477 проектов. Из проектов, получивших финансирование, 30% были ориентированы на получение совместных степеней, 70% - на получение двойных степеней- все проекты, предусматривающие совместные степени, относились к аспирантуре.
70% проектов характеризовались междисциплинарным подходом. В 80% случаев разрабатыва-лисьестественнонаучныепрограммы, срединихтакие, как биотехнологии, материаловедение, экология, науки о Земле.
Все программы были рассчитаны на 3 года. Среди них были как двусторонние программы (30%), так и трёх и многосторонние. Выделенное финансирова-ниеиспользовалосьдляобеспечениястуденческоймо-бильности (от 3 до 18 месяцев обучения в зарубежных вузах-партнёрах), дляоплатызарубежныхпреподава-телей, для развития курсов иностранных языков и др.
Как видно, в Италии были предприняты весьма значительные усилия, организационные и финансовые, для развития системы совместных образователь-ныхпрограмм-результатыкоторых признаныположи-тельными.
При этом следует отметить, что Италия — не самая богатая страна ЕС. Но чем беднее страна, тем больше она должна вкладывать в образование. Иначе шансы на победу над бедностью будут малы.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой