Перспективы реструктуризации металлургического производства в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

И.А. Буданов
ПЕРСПЕКТИВЫ РЕСТРУКТУРИЗАЦИИ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОГО ПРОИЗВОДСТВА В РОССИИ*
Современное состояние металлургического производства в России объективно подталкивает к проведению системных изменений в отрасли. Несмотря на то, что относительно других стран мира издержки по производству металла в России находятся на низком уровне, в 2010-е годы наблюдается стагнация выпуска продукции, а финансовое положение металлургических компаний оценивается как тяжелое. Процессы санации затронули предприятия черной и цветной металлургии. В 2013 г. было остановлено производство на Златоустовском металлургическом заводе, Амурстали, Уральском и Богословском алюминиевых заводах и др. [1].
Важным сигналом для всей металлургии стал спад в алюминиевой промышленности. Алюминиевые компании на протяжении длительного времени были лидерами по развитию. В 1990-е годы они первыми стабилизировали производство, а к началу 2000-х годов превысили показатели предреформенного уровня, став важным игроком на мировом рынке металла. Их опыт был использован в других отраслях металлургического комплекса и дал положительные результаты в 2000-х годах. Сокращение выпуска алюминия в стране, начавшееся еще в 2009 г., продолжилось в 2013 г. (-316 тыс. т) и ожидается в 2014 г. (-350 тыс. т). Происходит это в условиях, когда потребление алюминия на душу населения в России значительно (в 3−4 раза) ниже, чем в ведущих мировых экономиках.
Во всех отраслях металлургии ухудшаются финансово-экономические показатели компаний, в том числе и таких крупных, как Магнитогорский металлургический комбинат (убытки по итогам 2013 г. — 2,429 млрд долл.), Мечел (27,8 млрд руб.). В 2013 г.
Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 13−02−74).
доля убыточных предприятий в металлургии от общей численности превысила 34,3% (29,0% в 2012 г.), а в добыче металлических руд 41,7% (25,3% в 2012 г.) [2]. Если в ситуации 2009 г. кризисные процессы в отечественной металлургии можно было объяснить внешними причинами (спад внешнеторговых цен на железорудное сырье и металл в 2,1−2,8 раза, снижение мирового импорта на 30%, проблемы на финансовом рынке и другие негативные факторы), то в 2010-е годы цены на металл находятся на достаточно высоком уровне, производство и потребление металла в мире растет. В 20 092 012 гг. среднегодовые темпы прироста потребления стали в странах АСЕАН превышали 10%, за 2007−2013 гг. рост металлургического производства в 1,3−1,4 раза отмечен в КНР, Индии, Турции, Иране, Южной Корее [3]. Нет таких высоких темпов роста цен и спроса, как в 2000-е годы, но в целом ситуация достаточно стабильная и, как минимум, не хуже, чем в 1980—1990-е годы. Поэтому причины существующей ситуации в российской металлургии и их объяснение следует искать в отечественной экономике и в самой отрасли.
Проблемы металлургии, как и других производств комплекса конструкционных материалов России, носят общесистемный характер. Требуется устранить существующий парадокс, когда основные участники процесса оборота металла имеют положительный экономический результат от производства, а система в целом разорительна для страны. Технологический уровень не отдельных производств, а всей системы обращения металла в РФ не отвечает современным критериям эффективности. При низкой себестоимости металла его цена на внутреннем рынке нередко превышает мировой уровень, а в изделиях доминирует применение универсальной металлопродукции. На стыке металлургии и металлообработки теряется эффект от конструкционных решений по оптимизации веса изделий за счет сочетания различных материалов. Экономия при производстве металла дорого обходится потребителю, но еще большие потери происходят в сфере эксплуатации основных фондов, включая ремонт и ликвидацию последствий аварий. Об этом свидетельствуют издержки коммунальных служб
возникающие по причине использования вторичных труб (Санкт-Петербург, Великий Новгород, Псков и другие города), обрушения металлоконструкций под воздействием коррозии (Москва, Чусовой, Владивосток и другие) и другие факты применения дешевой металлопродукции, ставшие следствием поиска сиюминутной выгоды при принятии управленческих решений [4].
Предполагаемые в России макроэкономические изменения в отношении темпов и качества роста [5- 6] при параллельном изменении отраслевой среды (повышение значимости фактора сотрудничества компаний в конкурентной борьбе за потребителя) и мотивов поведения бизнеса (смещение приоритетов от зарабатывания прибыли к задачам ее эффективного использования) должны создать основу для решения проблем в отраслях и на товарных рынках. Так как предлагаемые учеными и правительственными структурами решения носят комплексный характер, то и их осуществление должно проходить в рамках единого механизма, определяющего логику прогнозных вариантов экономического развития. Успех в синхронизации данных процессов обеспечивает достижение поставленных на период до 2030 г. социально-экономических целей страны (в части повышения производительности труда, модернизации рабочих мест, роста эффективности производства) и служит предпосылкой позитивного развития отраслей [5]. Чтобы соответствовать перспективным задачам экономического развития страны, металлургия должна измениться как в производствено-технологическом, так и в функциональном отношении.
Логично предположить: если в рамках механизма экономического развития в стране не удается найти способы эффективного использования имеющихся в изобилии ресурсов, то еще большие трудности будут сопутствовать развитию с опорой на ресурсы, количество которых в России ограничено. Активная экономическая политика [6] ожидает от бизнеса большего, чем просто эффективное вовлечение природных ресурсов в народнохозяйственное использование. Работа с потребителями металла является необходимым условием расширения рынка сбыта. Отрасли, которые получают конкурентные преимущества, объективно обусловленные наличием запасов по-
лезных ископаемых, развитым производственным аппаратом, могут выступать в качестве драйвера успеха в процессе развития машиностроения, строительства, а, в конечном счете, и всей системы воспроизводства на основе отечественной ресурсной базы. Металлургия и другие отрасли, связанные с использованием природных ресурсов, формируют не только основные материальные затраты в обрабатывающей промышленности. От качества поставляемой металлопродукции зависят уровень затрат по их переработке, параметры создаваемых зданий и сооружений, машин и оборудования, их эксплуатационные характеристики (надежность, долговечность, ремонтоемкость).
Металлургия играла и продолжает играть особую роль в экономическом преобразовании страны [7]. Она с меньшими потерями, чем другие отрасли экономики, прошла период реформирования 1990-х годов и сумела использовать благоприятную конъюнктуру на мировом рынке в 2000-е годы для модернизации основных производств. Металлургическое производство России способно выполнить специфические функции в 2010-е годы, став одним из ключевых элементов процесса инвестиционного развития страны. Именно воспроизводственный аспект народнохозяйственного развития представляется важным при определении приоритетов отечественной металлургии.
На протяжении всего прогнозного периода за металлургией сохраняется функция ресурсного обеспечения инвестиционного процесса в стране, так как металл остается основным конструкционным материалом.
Качество отечественных инвестиционных ресурсов непосредственным образом будет связано с качеством металлопродукции. На протяжении 2000-х годов роль современных материалов при принятии проектных решений возрастает, и данная тенденция сохранится на обозримую перспективу.
Эффективность инвестиционного процесса во многом зависит от экономической политики, проводимой металлургическими компаниями. Доступность и цена исходных материалов — важная составляющая инвестиционных решений с точки зрения не только оценки выпускаемого продукта, но и организации производства. Создание цехов по доводке металла до необходимого уров-
ня качества возможно при металлургических или машиностроительных заводах, а также в виде самостоятельного бизнеса.
Связь металлургии с воспроизводственными процессами в экономике носит непосредственный характер. В процессе воспроизводства формируются потребности экономики в металле (для создания зданий и сооружений, машин и оборудования и др.) и образуются вторичные ресурсы от выбытия основных фондов, используемые в качестве сырья в металлургии. Особенности отечественной экономики 2000-х годов существенно ослабили связь между производством металла в стране и инвестиционным развитием экономики [7]. Металл экспортировался, а ресурсы для наполнения инвестиционных вложений в российскую экономику импортировались.
Ключевой проблемой инвестиционного роста 2000-х годов стала зависимость от поставок машин, оборудования, готовых изделий и комплектующих из-за рубежа. Металлургия является убедительным тому примером, так как около 90% основного технологического оборудования для модернизации производства и создания новых мощностей шло по импорту [8]. В целом по РФ поставки машиностроительной продукции и готовых металлоизделий по импорту оцениваются в 15 млн. т на сумму свыше 160 млрд долл. [9]. Это указывает на то, что в стране есть спрос на металл, который по тем или иным причинам отечественные производители не могут удовлетворить. Так как проблема импортозамещения вышла на первый план не только в машиностроении, но и в производстве конструкционных материалов, то бизнес-структурами были разработаны соответствующие программы. Успешно реализованы проекты производства труб большого диаметра, длинномерных рельсов, оцинкованного листа. Ряд комплектующих изделий для автомобилестроения стали выпускать отечественные предприятия [10]. Следует признать, однако, что, в лучшем случае, это обеспечивало сдерживание темпов роста импорта. На недостаточность усилий в данном направлении указывает продолжающееся увеличение импорта, который с 2009 г. по 2012 г., вырос по черным металлам с 3,6 млн. т до 6,5 млн. т, по металлоизделиям с 1,5 млн. т до 3 млн. т, металлосодержащей продукции с 5,6 млн. т до 13,1 млн. т [3].
Подчеркнем парадоксальность сложившейся в России ситуации в области внешнеторговых отношений, связанных с производством и использованием металла, ее отличия от процессов в экономиках других стран.
Для новых индустриальных стран ситуация с импортом металла и металлосодержащей продукции является следствием отсутствия базовых ресурсов и мощностей по их переработке. В 2000-е годы двукратный рост производства металла в Азии, на Ближнем и Среднем Востоке опережал рост импорта металла (на 30%), но отставал от темпов роста импорта металлосодержащей продукции в 1,5 раза [3].
В ЕС, США или Японии импорт становится объективным следствием низкой ценовой конкурентоспособности выпускаемого в этих странах металла, обусловленной высокими затратами по его производству. Цена импортируемой металлопродукции в данные страны была в 1,2−1,3 раза ниже, чем цены, по которым осуществлялся экспорт [3].
В России наблюдается избыток металлопродукции. В настоящее время из России экспортируется около 35 млн. т металлопродукции и свыше 30 млн. т сырья для ее производства, мощности по производству готовых металлических изделий и машиностроения загружены менее чем на 50%. В России проблема заключается не в том, что отечественные производители производят «дорогую» металлопродукцию (как это имеет место в промышленно развитых странах), а в том, что по тем или иным причинам они ее не производят.
В России при наличии ресурсов и спроса нет достаточного уровня коммерческой эффективности использования металлопродукции, доведения ее до уровня качественных параметров, соответствующих требованиям отечественных потребителей. Доля экспортных поставок в реализации чугуна, заготовок для переката (продукции внутриотраслевого потребления) превышает 90% товарного производства. В импорте значимую роль (свыше 60% в общей стоимости) играют прокат с покрытиями, металлоконструкции, другие виды готовых металлических изделий.
Если сравнить цены экспорта и импорта металлопродукции в России, то видно, что отечественные потребители приобре-
тают металл по ценам в два раза выше, чем те цены, по которым отечественная металлургия осуществляет экспортные поставки [3]. Понятно, что разница в ценах тонны металла является отражением разницы в качестве металлопродукции. Качество заключается не в химических или физических параметрах металла, а в его потребительской ценности, т. е. в уровне затрат, которые требуется осуществить потребителю, чтобы получить необходимое изделие. Напрашивающееся решение об углублении степени переработки базовых материалов в готовые металлические изделия на практике не выглядит столь однозначным, так как требует высокорискованных постоянных инвестиционных вложений.
Переход к новому уровню качества предполагает не только создание соответствующих производственных мощностей, но и их последующую модернизацию. Рост требований к качеству металла со стороны потребителей наблюдается на протяжении 2000-х годов. Их уже не устраивает тот сортамент, который считался лучшим еще несколько лет назад. Опыт применения материалов XXI в. характерен для создания олимпийских объектов (прокат, оцинкованный по специальным технологиям), для проектов развития транспортной инфраструктуры (длинномерные рельсы со специальной обработкой), для удовлетворения спроса нефтяных и газовых компаний (трубная продукция премиум класса). Отставание металлургии от изменений на рынке металла происходит не потому, что стали производить менее качественную металлопродукцию, а из-за опережающего роста требований к металлу со стороны потребителей. Если разница в качестве автомобилей, торговых и офисных помещений на бытовом уровне носит достаточно очевидный характер, то ассоциация с тем, что это следствие постоянного изменения качества материалов, как правило, отсутствует. Современному машиностроению, строительству нужны готовые металлические изделия, сварные конструкции, на производство и улучшение качества которых и ориентирована металлургия большинства стран мира. Границы металлургического производства и рынка металлов изменяются по мере развития технологического уклада экономики, и данный
факт необходимо учитывать при принятии стратегических решений по развитию отечественной металлургии.
Объемы добычи руды, производства чугуна, стали, проката уже не в полной мере отражают роль металлургии в современной экономике. Совершенствование агрегатов по выпуску готовых изделий идет непрерывно и во многих случаях требует радикальных изменений на производстве. Если для 1990−2000-х годов еще актуальными были задачи микролегирования, термоупрочнения, вакуумирования, горячего оцинкования, то в настоящее время это общепринятые технологии изготовления металлопродукции. Они определяют действующий стандарт качества, а приоритет получают процессы финишной обработки, придания специальных конструкционных и технологических свойств готовым изделиям.
Изменение требований к продукции металлургии, темпам ресурсосбережения и мобильности ресурсного обеспечения страны является объективным процессом на мировом рынке металла. Россия традиционно отстает от мировых лидеров именно в совершенствовании качества выпускаемой продукции, что и отражается на ее производственно-экономических показателях.
Данные о внешней торговле достаточно точно характеризуют успехи стран по углублению переработки металла, наращиванию стоимости выпускаемой продукции. Прирост стоимости экспортируемой продукции за 2000−2012 гг. по странам мира значительно варьировался: в США он составил 500 долл. /т, в КНР — 600 долл. /т, в Бразилии — 650 долл. /т, в ЮАР — 700 долл. /т, в ФРГ -1000 долл. /т [11]. Это свидетельствует и о том, что за 12 лет во многих странах прирост стоимости одной тонны экспортируемой продукции превысил среднюю цену экспортируемой из России металлопродукции (рис. 1) [3].
На стадии основного производства металла (заготовка для переката) цена продукции, находясь на уровне 500 долл., варьируется по странам мира в относительно небольших пределах (20−50 долл. /т), а после обработки и выпуска продукции машиностроения, цена металла в изделии находится на уровне 1500−30 000 долл. /т, т. е. варьируется по странам и видам изделий более чем в 20 раз.
Рис. 1. Дифференциация экспортных цен на металлопродукцию по странам мира в 2000 г. (3) и 2012 г. (Щ) (коды 72−73 ТН ВЭД)
При принятии решений о развитии следует исходить из того, что резервы повышения эффективности производства и использования металлопродукции надо искать не на стадии производства (снижая себестоимость), а на стадиях обработки металла (повышая качество продукции, улучшая ее потребительские свойства).
Несоответствие общемировым тенденциям создания специальных секторов углубленной обработки металла, обеспечивающих производство готовых изделий и интеграции металлургического производства в многопрофильные кластеры уже привело к утрате отечественными компаниями передовых позиций в мировой металлургии. Направления выхода из сложившейся ситуации достаточно очевидны.
Если для последних 20−25 лет диктат потребителя на рынке металла носил повсеместный характер, то в дальнейшем проблема технологического лидерства (переход к материалам, качество которых не может быть обеспечено современными крупнотоннажными агрегатами) определит характер рынка как рынка производителя. Вход на рынок металла уже не будет носить финансово-экономический (кредиты и цены) характер. Барьеры входа при позитивном развитии глобального рынка
приобретают научно-технический (новые технологии и продукты) и стратегический характер.
В современной металлургии возрастает роль специализированных производств по финишной обработке металла, обеспечивающих тем самым согласование производства и использования материалов в экономике. Опережающими темпами развиваются технологии, ориентированные на повышение качества готовых металлических изделий, их эксплуатационных характеристик (устойчивость к трению, коррозии, соответствие эстетическим требованиям).
Ограничения, которые следует учитывать при оценках развития металлургии на ближайшую перспективу (до 2020 г.), условно можно объединить в три блока: внешнеторговые процессы, проблемы отечественных лидеров и инвестиционной базы развития. Эти ограничения в совокупности и предопределяют низкие темпы роста металлургического производства в рамках действующего механизма.
Во-первых, продолжается снижение роли мировой торговли в процессах отраслевого развития. Диспропорции глобального рынка стимулировали восстановление производства металла в РФ в 1990-е годы. В это время на импорт в Китай и другие страны Юго-Восточной Азии работала значительная часть мировой металлургии. Ориентация компаний на дальнейшее усиление позиций на внешних рынках в 2000-е годы, прежде всего, США и стран ЕС, не принесла существенных результатов [7]. Не удалось продвинуться в сегменты рынка металла с высокой добавленной стоимостью, сократился экспорт готового проката, увеличилась доля в экспорте продукции начальных переделов (железная руда, чугун и др.). В 2010-е годы продолжится ликвидация существующих диспропорций на рынке металла в новых индустриальных странах. Прирост производства в них проходил при активном проведении политики импортозамещения. Доля экспорта в общем объеме производства металла за 2000−2012 гг. сократилась с 39,2 до 28,7%, т. е. вернулась к уровню 1980−1990-х годов [3]. Наиболее вероятно, что относительное снижение доли мировой торговли в общем объеме реализации металлопродукции продолжится и в обо-
зримом будущем. Трудности реализации отечественной металлопродукции на мировом рынке и удовлетворения спроса на специальные стали на основе импорта могут стать дополнительным стимулом для активизации действий бизнес-структур на внутреннем рынке.
Во-вторых, отмечается снижение роли действующих предприятий в формировании товарной продукции отрасли. В 2010-е годы наблюдается исчерпание традиционных ниш вложения капитала в металлургию. В 2000—2008 гг. среднегодовой прирост инвестиций в металлургию превышал 12%. В отрасли были завершены программы модернизации базовых производств основных предприятий (реконструкция доменных печей, замена мартенов, внедрение непрерывной разливки стали, создание мощностей по выпуску проката с покрытиями и труб большого диаметра). Данное положение получило отражение в прогнозах Правительства Р Ф. Если на период 2012—2015 гг. объем инвестиционных вложений в металлургию оценивается в 1,1 трлн. руб., то на период 2016—2020 гг. — только в 0,9 трлн. руб. [1]. В 2000-е годы возникли дополнительные ограничения на расширение инвестиционной деятельности в металлургии. В ходе институциональных изменений (на которые также пошли значительные инвестиции) сформированы ограничения на доступ к ресурсам, необходимым для развития металлургического производства. Месторождения и источники сырья переданы в собственность крупным компаниям, товарная продукция базовых переделов экспортируется, в том числе для переработки на зарубежных активах российских компаний. Например, по холдингу «Металлоинвест» запасы железорудного сырья превышают объем текущей добычи в 390 раз. Теоретически это означает, что свыше 95% природных ресурсов России, переданных в разработку компании, не будет вовлечено в производство как минимум до 2030 г. Наличие поставок ресурсов и полуфабрикатов на расположенные за рубежом предприятия, находящиеся в собственности металлургических компаний, предполагает ограничение на возможность их переработки в России. Так, выход европейской металлургии из кризиса будет способствовать росту ресурсных ограничений на отечественном рынке.
В-третьих, существуют проблемы в сфере отечественного проектирования, организации производства принципиально новых видов оборудования, где наблюдается утрата компетенций в создании специализированных активов. Обостряется проблема проектных заделов в сегменте производства прогрессивных видов металлопродукции, что ограничивает конкурентоспособность российской металлургии на глобальном рынке и создает проблемы удовлетворения спроса на внутреннем рынке. Металлургические компании и производители металлургического оборудования имеют ограниченный задел в инновационной сфере и вынуждены привлекать западные разработки. Формирование предпосылок для обеспечения потребностей в соответствующих инвестиционных ресурсах представляется первостепенной задачей. Они могут быть сконцентрированы в специализированных, подконтрольных государству структурах (Ростех, Газпромбанк, компании ОПК, ЦНИИчермет и др.) и выступать в качестве ключевого элемента системы инновационного развития металлургии на межкорпоративной основе. Генерируемые ими ресурсы и проекты на конкурентной основе могут предоставляться частному бизнесу. В ограниченные сроки трудно ожидать радикальных изменений, но необходимо ускорить разработку профильных программ развития тяжелого машиностроения, подключить к данному процессу зарубежные компании. Для многих западных компаний поставки оборудования стали значимой частью бизнеса (до 30% сбыта продукции), и в стратегиях своего развития они ориентированы на потребности России [8].
Есть несколько достаточно жестких текущих ограничений, оказывающих влияние на эффективность использования металла в стране, и, как следствие, на динамику металлургического производства. К их числу относятся вопросы ценовой доступности (качества) металлопродукции. Высокие цены приобретения металлопродукции ограничивают возможности расширения эффективного использования металла в России. Уровень транзакционных издержек при удовлетворении внутреннего спроса на металл определяется затратами на транспортировку, длительностью исполнения заказов, ценой креди-
тования оборотных средств, стоимостью услуг посредников. Данные о ценах потребления материалов в строительстве указывают, что их уровень выше, чем в других странах мира. В 2010-е годы отмечается тенденция роста разницы между ценами производства металла и его потребления. Например, по водогазопроводным трубам она достигает полутора раз, по арматуре 1,25 раза и т. д. (рис. 2) [2- 12].
Цена, руб. /т

Рис. 2. Динамика транзакционных издержек на рынке строительных материалов:
-¦- приобретение строительных материалов- -¦- цены производителей
Механизм приведения отечественных ресурсов к требованиям, установленным потребителями, проходит при активных изменениях в металлургии и металлопотребляющих отраслях. Развитие машиностроения при высоких темпах обновления продукции, так же как и строительства, требует повышения мобильности металлургии, ее возможностей по удовлетворению потребностей в металлопродукции широкого сортамента. Как показывает практика, чем выше темпы роста металлопотребляющих отраслей, тем ниже роль в обеспечении их металлом отечественных производителей (трехкратный рост выпуска легковых автомобилей практически не отразился на поставках отечественной металлопродукции). Переход на качественно новый уровень специализации и кооперации производства в машиностроении и строительстве наблюдается на протяжении
2000-х годов. В основе данного перехода — стремление к получению эффекта механизма рыночного взаимодействия. Новые бизнесы уже не обременены непрофильными активами, связанными с переработкой и обработкой материалов. Малые и средние заводы не стремятся создавать собственные мощности заготовительного производства (что соответствует принятым в мире подходам), следовательно, предъявляют спрос на металлопродукцию повышенной технологической готовности. Развитие осуществляется при высокой степени привлечения импортных материалов и комплектующих изделий. Есть изменения и в отечественном производстве и обработке металла.
1. В металлургии 2000-х годов достаточно оперативно прошла модернизация трубной промышленности, развитие производства металла с покрытиями, есть прогресс и в метизном производстве. Отечественные металлоторгующие организации расширяют производственные функции. Внедрение технологий повышения качества металлопродукции на основе финишной обработки осуществляется в производствах, максимально приближенных к конечному потреблению. Таким образом, позитивные изменения охватывают производства, ориентированные на основные виды сортамента и услуг по обработке и формообразованию продукции массового спроса.
2. В 2000-е годы в стране активно развивался бизнес, который занимался обработкой материалов. Повсеместное распространение получили ремонтные мастерские и другие производства, выполняющие слесарные, сварочные и кузнечные работы. Однако в своем развитии они ориентированы на цели поддержания (обслуживания) машин и оборудования, зданий и сооружений, используя для этого относительно простые средства производства. Ориентировочные оценки показывают, что они перерабатывают не меньше металла, чем крупные машиностроительные заводы страны, соответственно, 11 и 8 млн. т в 2010 г. [7]. Принципиально важным представляется использование существующего потенциала (прежде всего, трудового) для перехода экономики от модели поддержания изношенных основных фондов к модели их интенсивного обновления. На потенциальную возможность данного перехода указывает опыт
«Северстали» и ряда других компаний, которые на базе собственного ремонтного хозяйства смогли создать специализированное производство современного оборудования [8], перевести производство с восстановления изделий методами порошковой металлургии на обработку создаваемых металлоконструкций.
3. В России исторически было ограничено количество специализированных мощностей по обработке и формообразованию металлопродукции, необходимых для выпуска изделий и деталей в соответствии с требованиями машиностроения и строительства. Их число за 2000-е годы незначительно изменилось (около одной тысячи заводов), а падение товарного производства отливок, штамповок, поковок в натуральном выражении оценивается в 1,8−2 раза [12]. Многие производства вошли в состав крупных интегрированных компаний, что обеспечило их спасение в кризисных условиях. Однако высокие затраты капитала при наличии ограничений по доходности и при повышенных рисках реализации по сравнению с организацией выпуска продукции универсального назначения делают данное направление развития малопривлекательным для крупных интегрированных компаний. Есть отдельные успешные проекты, но в целом доходность производства готовых металлических изделий находится на относительно низком уровне (в среднем рентабельность в 3 раза ниже, чем по металлургии в целом) [12].
Переход к созданию самостоятельных специализированных производств по обработке материалов в соответствии с требованиями конечного потребителя объективно необходим. Вопрос их формирования в России требует поиска новых подходов. Специализированные производители, участвующие в данном бизнесе, вынуждены, с одной стороны, конкурировать с традиционными системами переработки металла, сохранившимися в рамках интегрированных производственных структур (заготовительные цеха), а с другой — с транснациональными структурами, предпочитающими комплектацию производства поставками по импорту. Рыночный механизм конкуренции в данном случае наталкивается на систему административно установленных связей. Следует учитывать и негативный отечественный опыт борьбы за качество на рынке металла.
Теоретически правильный маневр 1980-х годов, направленный на расширение производства высококачественной продукции с углубленной обработкой, уже обернулся крупными потерями для металлургических предприятий. В изменившихся экономических условиях 1990-х годов продукция конечных переделов оказалась невостребованной на рынке (спад в 5−10 раз), заводы по выпуску специальных видов металла («Красный Октябрь», Златоустовский металлургический завод и др.) и передельная металлургия (Новосибирский металлургический завод, «Амурсталь», «Серп и молот» и др.) вошли в кризисную полосу развития, а значительные финансовые ресурсы (около 25% отраслевых капитальных вложений) не принесли ожидаемой отдачи. Естественно, что бизнес относится к вложениям в повышение качества металлопродукции с осторожностью. При этом никто не отрицает потенциальную эффективность данного направления движения. Преодоление существующих ограничений развития становится уже не только задачей бизнеса, но и государственной экономической политики в целом.
Задача по выделению средств на наиболее эффективные направления продвижения в металлургии имеет различные решения в зависимости от прогнозируемых макроэкономических условий. В свою очередь, при принятии макроэкономических решений необходимо учитывать возможности бизнеса. Для стимулирования процессов на рынке металла возможно использование методов целенаправленной промышленной политики, которые будут способствовать решению возникающих проблем. Повышение доступности инвестиционных ресурсов и принятие специфических рисков государственными структурами способно привлечь внимание бизнес-структур к созданию межотраслевых демпферов и развитию специализированных производств.
Для 2000-х годов характерно использование управленческих ресурсов отечественных бизнес-структур для реализации проектов, инициируемых и финансируемых государством. Это достаточно действенный, но дорогостоящий и точечный механизм развития. Переход к массовым изменениям в системе ресурсного обеспечения реализации государственных программ постепенно ускоряется. Программный подход к развитию
ОПК распространяется и на сферу материалов. Наиболее вероятно, что в стране будет восстановлено производство специальных видов металлопродукции, необходимых для удовлетворения потребностей ОПК, для развития высокотехнологичных производств. В настоящее время очевидно, что новые госпрограммы (развитие Дальнего Востока, Северного Кавказа) должны включать блок инвестиционного обеспечения, включая поставщиков первого, второго (продукция инвестиционного назначения) и третьего (производителей материалов и металлоизделий) уровней. В регионах продолжается курс на создание мини-заводов на базе переработки вторичного сырья. Он дал положительные результаты. Тюменская, Смоленская, Калужская, Ивановская и еще более десятка областей создают региональную металлургию [1]. Существуют возможности для совершенствования рынка металла на основе расширения сферы применения механизма интеграции с глобальными компаниями. Привлечение зарубежных компаний к удовлетворению государственного спроса (прежде всего, на объекты инфраструктуры) возможно с учетом задач по созданию для этого соответствующей материальной базы на территории России. Кроме этого, необходимо расширить практику привлечения в Россию специализированных компаний, обладающих компетенциями в сфере металлообработки и выпуска продукции межотраслевого назначения, под перспективные проекты межгосударственного значения, как это осуществляется при производстве и обработке продукции из титана.
По совокупности принимаемых решений в области использования материалов государство может сформировать новый стандарт качества на рынке металла, который в дальнейшем будет распространен и на другие сегменты спроса. Более сложной проблемой является разработка и тиражирование новых видов металлопродукции. В настоящее время следует ориентироваться на наличие научно-технических заделов и опытных разработок, ориентированных на повышение качества металлопродукции. Это финишная обработка, технологии восстановления, гидрохимические процессы. Высокотехнологичные отрасли требуют специальных видов металлопродук-
ции, а ускоренное обновление массового производства предполагает мобильность ресурсного обеспечения. У России есть как фундаментальные заделы в данной области, так и опыт практического внедрения, но нет системы тиражирования имеющихся достижений. Принципиально важно создание механизма, который обеспечивал бы интеграцию новейших материалов в систему народнохозяйственного использования. При относительно малых объемах первоначального производства готовых изделий из металла существуют задачи их быстрого и массового распространения. Критически важные элементы системы использования металлопродукции требуют структур, обладающих соответствующими компетенциями. Малые и средние предприятия выступают проводниками технического прогресса в сфере материалов, но только в том случае, когда их количество достаточно велико и в процессе конкурентной борьбы за потребителя они готовы идти на риск. Металлообрабатывающие производства требуют постоянной модернизации в связи с изменением требований потребителей к качеству металлопродукции, а, следовательно, постоянных инвестиций и инноваций. Это достоинство для расширения потенциала развития, но очевидный минус с точки зрения стабильности.
Построение прогноза отраслевого развития может быть ориентировано на оценку перспектив действующих предприятий (консервативный прогноз), а может оценивать потребности экономики в металле, исходя из стратегических макроэкономических целей (форсированный вариант экономического развития страны) [5- 6]. Позитивное развитие экономики и металлургии в рамках варианта форсированного роста непосредственно связано с изменением воспроизводственных процессов в стране. В ходе ориентации на потенциальный спрос, выполнение возникающих функциональных задач металлургические компании получат импульс для позитивного развития и в процессе реструктуризации создадут его предпосылки для сопряженных отраслей экономики. Исходя из необходимости решения геополитических задач и увеличения емкости отечественного рынка специальной металлопродукции и готовых изделий из металла, формируются дополнительные требова-
ния развития научно-технического потенциала металлургии. Это основа для решения межотраслевых проблем совершенствования оборота металла в стране, повышения эффективности действующей системы.
Наиболее предсказуемыми являются перспективы инерционного развития металлургии, которые представлены в консервативном сценарии прогноза экономики России до 2030 г. (рис. 3) [5].
Раз
Рис. 3. Динамика добычи руды и производства металла в консервативном сценарии (2013 г. =1):
-¦- металлургическое производство и производство готовых металлических конструкций- -¦- добыча полезных ископаемых, кроме топливно-энергетических
При прогнозируемых макроэкономических условиях возможности дополнительного вовлечения ресурсов на переработку в металлургию будут ограничены, а переход к новому уровню качества выпускаемой металлопродукции представляется высокорискованным. Указанный в прогнозах Минэкономразвития и Минпром-торга рост выпуска металла в натуральном выражении, прежде всего, соответствует возможностям отрасли по наращиванию рудной базы, состоянию производственных мощностей и планам по развитию базовых переделов действующих металлургических компаний. Потенциал вовлечения ресурсов в обращение и роста эффективности металлургического производства используется в ограниченном масштабе, а основная нагрузка по экономии металла возлагается на машиностроение.
Инерция развития начала 2010-х годов, несомненно, влияет на процесс принятия инвестиционных решений по дальнейшему развитию металлургического производства и ведет к стагнации. В существующих макроэкономических условиях возникают проблемы с трудовыми ресурсами, транспортной инфраструктурой и сбытом производимой металлопродукции. Рост объемов производства в отрасли на основе увеличения вовлечения природных ресурсов в оборот неизбежно сталкивается с трудно преодолимыми ограничениями. Данная совокупность факторов не позволит значительно увеличить производство чугуна, стали, готового проката и труб в стране. Не менее рискованным представляется выход и на сегменты рынка металла углубленной переработки. Так, прогнозируется увеличение в структуре выпуска доли продукции с высокой степенью переработки с 30 до 34% к 2020 г. и до 40% к 2030 г. [13], что сохраняет за отечественной металлургией статус производителя полуфабрикатов. При этом наличие в металлургии устойчивых производственно-технологических комплексов, располагающих значительной ресурсной базой, не предполагает и сокращения производства.
При консервативном варианте в 2014—2030 гг. металлургия продолжит терять позиции на глобальном и внутреннем рынке (рис. 4).
%
Рис. 4. Доля Р Ф в мировом производстве стали в 1990—2030 гг. :
---фактические данные------ линейный тренд (консервативный
и инновационный варианты) — - логарифмическая функция (форсированный вариант)
В рамках сложившихся процессов сохраняется тенденция увеличения поставок в Россию материалов и металлосодержащей продукции по импорту. При инерционном развитии отечественного производства и при инновационных изменениях в мире металлургия может стать ограничителем экономического роста в России. Прогресс в наноматериалах и переход к принципиально новой технологической базе, обеспечивающей снижение затрат на вовлечение ресурсов, переработку сырья и производство металлопродукции, создают дополнительные угрозы не только для отечественной металлургии, но и для ресурсного обеспечения экономики страны в целом. Устранение данной угрозы и является основной народнохозяйственной целью реализации форсированного варианта развития металлургии.
Форсированный вариант предполагает слом существующих инерционных тенденций и базируется на ином подходе, чем при консервативном сценарии. Соответственно, для его реализации необходимы механизмы, принципиально отличающиеся от действующих в настоящее время и определяющих сложившиеся процессы. Дисбалансы в системе оборота металла в России могут быть устранены только при условии существенного повышения качественных характеристик выпускаемой металлопродукции в течение перспективного периода. Принципиальная разница между консервативным и форсированным сценариями получает отражение в динамике соотношения стоимостных и натуральных показателей производства в металлургии, т. е. в оценке эффективности выпускаемых тонн продукции. Рост цен на металл из-за повышения его качества отражает только часть эффекта от улучшения его потребительских свойств (эффект для производителя), так как основная выгода достается потребителю металлопродукции. Таким образом, рост качества сопровождается относительным удешевлением металла, что способствует расширению зон эффективного применения металла, стимулированию спроса.
Форсированный вариант развития металлургии ориентирован на ликвидацию отставания в эффективности использования металла в стране от передового мирового уровня, а, следовательно, на изменения технического уровня и структуры про-
изводства в соответствии с мировыми тенденциями. В зависимости от повышения эффективности использования металла в стране будут формироваться прогнозные темпы роста производства металлопродукции. Параллельно будет происходить расширение использования минерально-сырьевой базы страны. Именно высокая эффективность использования металла позволяет вовлекать в оборот руду с низким содержанием железа в США (24%) или Китае (32%) при доминировании на рынке Австралии и Бразилии (содержание железа в руде свыше 70%). Переход от производственной модернизации металлургии к функциональной модернизации (новым способам удовлетворения потребностей общества в материалах) будет носить постепенный характер, регулируемый действиями Правительства Р Ф.
Таким образом, необходимость форсированного развития металлургии исходит из представлений о том, что переход на новое качество материалов невозможен при помощи доминирующих в настоящее время технологий. Логика и количественные параметры прогноза базируются на следующей позиции: чем эффективнее использование металла в стране, тем выгоднее увеличение его производства. Именно данным обстоятельством объясняются низкие темпы роста производства в 2000-е годы и прогнозные параметры консервативного варианта, подготовленного Правительством Р Ф.
Подчеркнем, что форсированный вариант развития металлургии был реализован многими странами мира в ограниченные сроки. В достаточно сложных условиях привлечения ресурсов по импорту и реализации продукции на экспорт позитивный результат был достигнут Японией (1970-е годы), Южной Кореей (1980-е годы). В данном направлении движутся Турция, Вьетнам, Индия. Есть опыт КНР (1990-е годы), согласно которому путь от предприятий, построенных в 1950-х годах при поддержке СССР, до наиболее передовых в мире производств был пройден менее чем за 10 лет. Для того чтобы данный вариант развития был востребован, должны существовать необходимые предпосылки, например, определяемые задачами реиндустриализации экономики страны. Особенно эффективным форсированное развитие металлургии становится
при изменении технологического уклада в отрасли. Для Японии факторами успеха стали конверторы и непрерывная разливка, для Южной Кореи — высокопроизводительные станы, поверхностная обработка металла, внепечная металлургия, существенно улучшающие качество традиционной продукции.
Исходя из ориентиров форсированного варианта, рост выпуска товарной продукции металлургии в сопоставимых ценах в период до 2020 г. должен составить не менее 2-х раз, а к 2025 г. — не менее 3-х раз (к уровню 2013 г.) (рис. 5).
Раз
Год
Рис. 5. Динамика металлургического производства с учетом влияния ценового фактора в форсированном варианте (2013 г. =1):
---металлургическое производство и производство готовых
металлических изделий---добыча полезных ископаемых,
кроме топливно-энергетических- -¦- индекс качества, эф. т
Основное внимание привлекают три взаимосвязанных процесса, а именно повышение потребительской ценности металлопродукции, развитие внутриотраслевой кооперации производства и расширение вовлечения ресурсов в комплексную переработку.
1. Оценки потенциала приращения стоимости металла по мере углубления его переработки базируются на показателях дифференциации цен на металл, поставляемый на мировой рынок. Российская металлургия занимает нижний ценовой сегмент (около 600 долл. /т в 2012 г.). В период до 2020 г. целесообразно рассмотреть возможность перехода в средний ценовой сегмент (1100−1200 долл. /т), который занимают произво-
дители из ЮАР, Южной Кореи, Японии, Китая. К 2025 г. предполагается переход в высшую ценовую группу (свыше 1500 долл. /т), в которой доминируют страны ЕС, США. Переход к средней ценовой группе в полной мере соответствует уровню цен потребления металлопродукции на отечественном рынке (свыше 40 000 руб. /т), а из стран дальнего зарубежья импортируется в РФ продукция высшей ценовой группы (1650 долл. /т) [11]. Из России экспортируется продукция, как правило, перерабатываемая на металлургических производствах других стран. Существует задача создания аналогичных металлообрабатывающих производств в отечественной экономике. Это важно не из-за того, что для решения задач обеспечения потребностей экономики в металлопродукции сложно приобрести металл на мировом рынке или трудно приобрести соответствующий бизнес за рубежом, а в целях развития компетенций по выпуску продукции глубокой переработки в России.
2. Переход в новые ценовые ниши непосредственно связан с необходимостью структурно-технологических изменений в отечественной металлургии. Отечественные производители (металлургические комбинаты) производят и реализуют продукцию по ценам, соответствующим своим зарубежным аналогам (отклонение в пределах 5% по ключевым позициям экспорта), и требовать от них большего вряд ли уместно. Рост металлургического производства в 2020—2030 гг. будет обеспечен за счет новых секторов, осуществляющих приведение структуры выпуска металлопродукции к требованиям потребителей, на основе увеличения выпуска готовых металлических изделий. В рамках углубления переработки металла нужен переход от двухсекторной модели рыночных отношений (производство — потребление), к многосекторной модели, включающей разнообразные промежуточные производства со специальными функциями (формообразование, обработка, отделка поверхности). Это общемировая тенденция. Так, в ЕС и США металлургические производства являются не только основными потребителями чугуна и стали, но и готового проката, метизов, которые подвергаются углубленной переработке. В отечественной металлургии объем производства изделий дальнейшего передела
продолжает оставаться на крайне низком уровне (менее 25% от показателей 1980-х годов), так же как и показатели внутриотраслевых поставок металлопродукции.
3. По мере становления в России высокоэффективной системы использования металла будут созданы предпосылки для расширения вовлечения в производство ресурсов, использование которых в настоящее время экономически нецелесообразно (попутные компоненты, месторождения малой мощности и с бедными рудами). Отечественные металлургические компании значительно отстают от мировых лидеров по уровню диверсификации производства. Российская металлургия продолжает оставаться монопродуктовой отраслью, так как на долю попутной и сопряженной продукции приходится менее 20% от общего объема производимой продукции. В конце ХХ века у основных западных компаний металлургического профиля на выпуск металла приходилось только 30−50% товарной продукции. Изменения 2000-х годов в российской металлургии характеризовались наращиванием производства на металлургических заводах электро- и теплоэнергии, развитием сферы торговли и различного вида услуг (транспортных, строительных). Есть успехи и по развитию металлообрабатывающих и машиностроительных производств. Мобилизация потенциала качества роста, связанного с решением проблем комплексного использования сырья, утилизацией вторичных ресурсов, приведением структуры выпуска продукции в соответствие с требованиями внутреннего потребления, продолжится в 2020—2030 годах.
Таким образом, темпы роста металлургии будут увеличиваться в 2014—2030 гг. по мере роста эффективности использования металла в России. Основной вклад в формирование темпов роста в рамках позитивного прогноза будут вносить повышение потребительской ценности металла (потенциал роста 2−3 раза), рост числа производств, обеспечивающих обработку металла (потенциал роста от эффекта кооперации 1,5−1,8 раза), рост вовлечения в оборот новых ресурсов (на уровне не менее, чем по инерционному прогнозу — 18−20%).
Наиболее очевидные направления развития металлургического производства 2010-х годов в РФ, позволяющие обеспе-
чить прирост производства на основе устранения накопленных в стране диспропорций в сфере оборота металла, определяются тем, что из общего объема вовлекаемых в оборот ресурсов металлосодержащего сырья и металла более 65% направляется на экспорт (72% в 2008 г.). Так как в системе межотраслевого оборота в России доля труб, метизов, изделий дальнейшего передела превышает 40%, то увеличение внутреннего спроса будет способствовать росту выпуска продукции углубленной переработки. В настоящее время существует задача обеспечить переработку чугуна, стали и проката в готовые изделия в объеме 30−40 млн. т, в том числе переработку экспортируемых полуфабрикатов (10−12 млн. т). Выполнение функции утилизации вторичных ресурсов в рамках модели интенсивного обновления основных фондов потребует дополнительной переработки еще 10−12 млн. т сырья.
Особо отметим, что речь идет не о производстве металла (он уже производится), а о его обработке, использовании для удовлетворения народнохозяйственных потребностей. При отсутствии количественных ограничений со стороны базовых материалов проблема их углубленной переработки в РФ и проведения на этой основе политики импортозамещения все больше приобретает институциональный характер. Речь идет о создании специфической отрасли по производству продукции межотраслевого применения, которая должна объединить независимых производителей различного профиля (формообразование, обработка и финишная отделка), способных осуществлять углубленную обработку базовых материалов и обеспечить мобильность ресурсного обеспечения программ инновационного развития машиностроения. К 2030 г. производственная мощность специализированного сектора обрабатывающих производств комплекса конструкционных материалов должна превышать мощность базовых производств.
На риторический вопрос, куда использовать данный металл, при реализации форсированного сценария макроэкономического развития есть очевидные ответы.
Во-первых, значительная часть металлопродукции высокой степени обработки обеспечена уже существующим внутрен-
ним спросом и может быть реализована в рамках программы импортозамещения (15 млн. т). Соответствующие проекты разрабатываются отечественными компаниями.
Во-вторых, для реализации материалоемких государственных программ (ЖКХ, транспорт, ОПК) потребуются ресурсы со специальными свойствами, обеспечиваемыми процессами финишной обработки (долговечность, эксплуатационная надежность, коррозионная стойкость). Новые требования к создаваемым системам предопределяют необходимость использования современных конструкционных материалов и технологий. Исходя из соотношения выпуска массовой и специальной металлопродукции, а также учитывая существующее отставание от передового мирового уровня, прирост производства спецсталей, готового проката с покрытиями и других специальных видов изделий составит 3−5 млн. т.
В-третьих, обработка изделий с ориентацией на их доведение до требований конечных потребителей будет определяться масштабами становления новых машиностроительных и строительных предприятий, которые приходят на смену комбинированным производствам. Основными партнерами и поставщиками на рынках данной продукции выступают малые и средние инновационные предприятия. К 2020 г. их значение в РФ должно быть сопоставимо с ролью аналогичных компаний в промышленно развитых странах.
Таким образом, новым требованиям, определяемым логикой экономического развития страны в 2014—2030 гг., соответствует процесс формирования в металлургии новых видов производств по углублению переработки металлопродукции (прецизионное литье, штамповки, профили, метизы, металлоконструкции и т. п.), что позволит осуществить переход к производству деталей и изделий массового назначения, пригодных к непосредственному использованию в машиностроении без дополнительной обработки и отделки. Разработка технологий производства и использования принципиально новых материалов, подготовка соответствующей производственной базы в России необходима для решения проблем удовлетворения внутреннего спроса в долгосрочной перспективе. Реструктури-
зация отечественной металлургии и приведение ее облика к требованиям потребителей по качеству металлопродукции и мобильности удовлетворения спроса определяют процессы отраслевого развития на среднесрочную перспективу.
Литература и информационные источники
1. Министерство промышленности и торговли РФ. Официальный сайт: http: //www. minpromtorg. gov. ru/
2. Росстат. Официальный сайт. http: //www. gks. ru/
3. Steel Statistical Yearbook 2013. World Steel Association. — Brussels, Belgium, 2013.
4. Порфирьев Б. Н. Оценка и прогноз техногенных рисков долгосрочного экономического роста в России //Проблемы прогнозирования, 2013, № 4.
5. Министерство экономического развития РФ. Прогнозы социальноэкономического развития Российской Федерации и отдельных секторов экономики. www. economy. gov. ru/minec/activity/sections/macro/prognoz/
6. Перспективы развития экономики России: прогноз до 2030 года. Коллективная монография /Подред. акад. В. В. Ивантера, д.э.н. М.Ю. Ксе-нофонтова. М.: Анкил, 2013.
7. Буданов И. А. Устранение противоречий отечественного рынка металла в условиях кризиса //Проблемы прогнозирования, 2009, № 6.
8. Борисов В. Н., Буданов И. А., Моисеев А. К., Панфилов В. С. Необходимые условия модернизации российской обрабатывающей промышленности на примере тяжелого машиностроения // Проблемы прогнозирования, 2012, № 1.
9. Буданов И А., Устинов В. С. Процессы и механизмы перспективного развития комплекса конструкционных материалов России // Проблемы прогнозирования, 2013, № 1.
10. Борисов В. Н., Почукаева О .В. Состояние и перспективы инновационного развития машиностроения в 2010—2040 годы // В кн. Перспективы развития экономики России: прогноз до 2030 года. Коллективная монография /Под ред. акад. В. В. Ивантера, д.э.н. М. Ю. Ксенофонтова. М.: Анкил, 2013.
11. United Nations Commodity Trade Statistics Database http: //comtrade. un. org
12. Единая межведомственная информационно-статистическая система (ЕМИСС). http: //www. fedstat. ru/indicators/start. do
13. Стратегия развития металлургической промышленности России на период до 2020 года. Приказ Минпромторга Р Ф от 18. 03. 2009 N150.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой