Анализ экспрессии генов пролиферации и апоптоза в зависимости от статуса рецепторов стероидных гормонов при раке молочной железы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Перейти в содержание Вестника РНЦРР МЗ РФ N12
Текущий раздел: Молекулярная медицина
Анализ экспрессии генов пролиферации и апоптоза в зависимости от статуса рецепторов стероидных гормонов при раке молочной железы Боженко В. К. 1, Харченко Н. В. 2, Запиров Г. М. 2, Кудинова Е. А. 1, Троценко И. Д. 2, Солодкий В. А1.
1 — ФГБУ «Российский научный центр рентгенорадиологии» Минздравсоцразвития Р Ф, г. Москва.
2 — кафедра онкологии и рентгенорадиологии РУДН
Адрес документа для ссылки: http: //vestnik. rncrr. ru/vestnik/v12/papers/bozhenko1_v12. htm Статья опубликована: 25 октября 2012 года
Контактная информация:
Рабочий адрес:
1 117 997, Москва, ГСП-7, ул. Профсоюзная, д. 86, ФГБУ «РНЦРР»
2 117 198, Москва, ул. Миклухо-Маклая ул., 6, г. ФГБУ ВПО РУДН
Боженко Владимир Константинович — д.м.н., проф., руководитель клиникодиагностической лаборатории ФГБУ РНЦРР, 117 997, г. Москва, ул. Профсоюзная, д. 86, 89 037 996 484, vbojenko@mail. ru
Харченко Наталья Владимировна — д.м.н., проф., зав. кафедрой онкологии и ренгенорадиологии РУДН, 117 198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, nkharchenko@mail. ru
Кудинова Елена Александровна — к.м.н., зав. клинико-диагностической лаборатории ФГБУ РНЦРР, 117 997, г. Москва, ул. Профсоюзная, д. 86, ФГБУ РНЦРР Минздравсоцразвития, ekudinova@mail. ru
Запиров Гаджимурад Магомедович — к.м.н., доц. кафедры онкологии и рентгенорадиологии РУДН, 117 198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, zapirov@mail. ru
Солодкий Владимир Алексеевич — ч. -корр. РАМН, проф., директор ФГБУ «Российский научный центр рентгенорадиологии» Минздравсоцразвития России, 117 997, Москва, ГСП-7, ул. Профсоюзная, д. 86, ФГБУ «РНЦРР», mailbox@rncrr. rssi. ru, +7 (495) 334-79-24
Контактное лицо:
Троценко Иван Дмитриевич — ассистент кафедры онкологии и ренгенорадиологии РУДН, 117 198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, +7(903)510−13−59, trotsenkoivan@mail. ru
Резюме
Активность апоптоза и пролиферации контролируется внешними и внутриклеточными сигналами, в частности, поступающими в клетку через рецепторы. Для молочной железы такими рецепторами являются рецепторы эстрогена, прогестерона, С-erbB2. Нами показано, что экспрессия маркеров апоптоза отличается в образцах рака молочной железы в зависимости от статуса рецепторов стероидных гормонов. Результаты корреляционного анализа свидетельствуют об изменении роли рецепторов в контроле пролиферативной активности злокачественной клетки.
Ключевые слова: пролиферация, апоптоз, экспрессия генов, рецепторы
Gene expression analysis of apoptotic and proliferative activity in breast cancer depending on estrogen and progesterone receptor status.
Bojenko V.K. 1, Kharchenko N.V. 2, Kudinova E.A. 1, Zapirov G.M. 2, Trotsenko I.D. 2, Solodkij V.A.
1 — Federal State Enterprise «Russian Scientific Center of Roentgen radiology» of Russian Health and Social Development Ministry, Moscow
2 — Oncology department of People Friendship University of Russia
Summary
In normal cell, apoptosis and proliferation are strictly controlled by intra- and extracell mechanisms. These signals interfere with cell pathways through cell receptors, estrogen, progesterone,erbB2 receptors in the case of breast cancer. Based on our investigation we showed that expression of apoptotic and proliferative genes is different in breast cancer depending on status of hormone receptors. Besides correlation analysis shows different role of cell receptors in proliferation control in normal breast and cancer tissue.
Key words: proliferation, apoptosis, gene expression, cell receptors Оглавление:
Введение
Материалы и методы Результаты Обсуждение Список литературы
Введение
Активность пролиферации и апоптоза в нормальной ткани контролируется как внутренними, так и внеклеточными механизмами, что является основой поддержания
динамического равновесия и структурного постоянства тканей. Регуляция этих процессов посредством внешних стимулов осуществляется через активацию различных тканеспецифических клеточных рецепторов. Для эпителия молочной железы такими рецепторами, в частности, являются рецепторы эстрогена (РЭ), прогестерона (РП), эпидермального фактора роста (Her2/neu). Показано, что определение уровня экспрессии этих рецепторов имеет важное клиническое значение при определении прогноза рака молочной железы, выборе тактики терапии и, косвенно, является маркером дифференцировки злокачественных клеток.
В данной работе проведен сравнительный анализ экспрессии генов контроля пролиферации (KI67, CCNB1, AURKA) и апоптоза (BIRC5, NDRG1, BCL2, BAG, TERT) при раке молочной железы в зависимости от статуса рецепторов стероидных гормонов, рутинно определяемого в клинической практике методом иммуногистохимии, а также выполнен корреляционный анализ экспрессии генов пролиферации и дифференцировки (ESR, PGR, С-erbB2) в морфологически неизмененной ткани и в образцах РМЖ.
Перейти в оглавление статьи & gt->->-
Материалы и методы
Всего было исследовано 114 образцов ткани молочной железы, из них 57 образцов рака молочной железы (РМЖ) I-IV стадии и 57 образцов неизмененной ткани молочной железы в качестве контрольной группы. В группу больных раком молочной железы вошли больные в возрасте от 36 до 87 лет, средний возраст составил 57,2±11,6 лет. По гистологическому строению в 63% случаев опухоль представляла собой инфильтративный протоковый рак. Более чем в 70% размер первичной опухоли не превышал 5 см. Регионарные и отдаленные метастазы отсутствовали в 54,4 и 93%, соответственно.
После экспертного патоморфологического анализа образец ткани рака молочной железы и образец морфологически неизмененной ткани (МНТ) ипсилатеральной молочной железы (наличие элементов терминальной протоково-дольковой единицы, отсутствие клеток опухоли и пролиферативных изменений) на расстоянии не менее 3 см от края опухоли помещали в РНК-стабилизирующий раствор. Выделение РНК проводили согласно инструкции с помощью наборов реагентов для выделения РНК RNeasy Plus Mini Kit (Qiagen, USA). Реакцию обратной транскрипции ставили, используя наборы НПО «ДНК Технология» согласно инструкции. Уровень экспрессии генов определялся с использованием наборов производства фирмы НПО «ДНК-Технология» согласно инструкции производителя и оценивался в относительных единицах по сравнению с
уровнем экспрессии референсных генов, которыми в исследовании являлись GUSB, B2M, HPRT, TBP и ABL.
Статистическую обработку результатов исследования проводили в программе 8іаі8ой БіагівІїса 6.0 с использованием методов непараметрического анализа.
Перейти в оглавление статьи & gt->->-
Результаты
Мы провели сравнительный анализ экспрессии генов в образцах РМЖ в зависимости от наличия или отсутствия экспрессии рецепторов эстрагенов (РЭ+ или РЭ- по результатам иммуногистохимического исследования). Статистически значимые отличия получены для мРНК этих рецепторов-?Ж, PRG, а также для ингибитора апоптоза BCL2 ^ = 0,019) и проапоптотического активатора каспаз NDRG1 (Р = 0,032). Кроме того, определяется увеличение уровня экспрессии для гена, кодирующего протеолитический белок CTSL2 при уровне достоверности (Р = 0,0827) — значения экспрессии всех перечисленных генов были выше в группе с высоким уровнем экспрессии рецептора (ЭР+) (Таблица 1).
Табл. 1. Уровень экспрессии генов в ткани опухоли в зависимости от статуса рецепторов эстрогена по данным иммуногистохимического исследования
n РЭ- n РЭ+ РЭ- РЭ+ P
BCL2 19 38 413,0000 1240,000 0,19 488
NDRG1 19 38 677,0000 976,000 0,32 930
ESR 19 38 312,0000 1341,000 0,52
PRG 19 38 378,0000 1275,000 0,3 406
CTSL2 19 38 653,5000 999,500 0,82 719
При анализе экспрессии генов относительно экспрессии рецепторов прогестерона (по данным иммуногистохимического исследования РП+ и РП-) для мРНК рецепторов эстрагенов -ESR и прогестерона- PGR была отмечена аналогичная картина (Р = 0,1 для обоих случаев), помимо этого отмечалось изменение экспрессии BAG (P = 0,047) и TERT (P = 0,038), а также отмечена тенденция к увеличению экспрессии для мРНК NDRG1 (Р = 0,0593). Также как и в предыдущем случае, экспрессия всех описанных генов была выше в группе РП+ (Таблица 2).
Табл. 2. Отличия экспрессии генов в ткани опухоли в зависимости от статуса рецепторов прогестерона по данным иммуногистохимического исследования
n РП- n РП+ РП- РП+ P
BAG 21 36 489,0000 1164,000 0,47 127
NDRG1 21 36 723,0000 930,000 0,59 308
TERT 15 29 421,0000 569,000 0,38 697
ESR 21 36 356,0000 1297,000 0,28
PRG 21 36 350,0000 1303,000 0,18
Результаты сравнительного анализа экспрессии генов относительно статуса рецепторов стероидных гормонов свидетельствуют об изменении экспрессии генов контроля апоптоза (NDRG1, BCL2, BAG, TERT) в зависимости от рецепторного фенотипа опухоли. Однако сделать заключение о направленности изменений апоптотической активности на основании полученных результатов сказать сложно, т.к. и про и анти-апоптотические гены повышают свою активность в группе с повышенным уровнем экспрессии рецепторов (РП+, РЭ+).
Далее мы провели анализ корреляций экспрессии генов в морфологически неизмененной ткани молочной железы и в образцах рака молочной железы. Для группы генов дифференцировки в морфологически неизмененной ткани характерно наличие умеренной корреляции внутри группы. Экспрессия ESR помимо корреляции с ССNB1, коррелировала с PGR (0,56, р& lt-0. 05), С-erbB2 (0,42, р& lt-0. 05). Большее количество корреляций отмечено для PGR: положительная с KI67 (0,39, р& lt-0. 05), CCNB1 (0,50, р& lt-0. 05), GRB7 (0,47, р& lt-0. 05), С-erbB2 (0,37, р& lt-0. 05). Экспрессия С-erbB2 положительно коррелировала с экспрессией генов пролиферации AURKA, CCNB1 (0,25−0,40, р& lt-0. 05 (Таблица 3).
Табл. 3. Корреляция уровня экспрессии генов пролиферации и дифференцировки в неизмененной ткани молочной железы при РМЖ
KI 67 AURKA CCNB1 ESR PGR С-erbB2 GRB7
KI67 1,00 0,54* 0,71* 0,21 0,29* 0,14 0,11
AURKA 0,54* 1,00 0,60* 0,24 0,21* 0,44* 0,31*
CCNB1 0,71* 0,60* 1,00 0,44* 0,46 0,35* 0,52*
BIRC5 0,64* 0,75* 0,59* 0,26 0,28* 0,33* 0,27*
• - отмечены коэффициенты корреляции, уровень значимости которых не менее 0,05.
По результатам корреляционного анализа в образцах РМЖ наблюдается сохранение положительной корреляции экспрессии ESR с экспрессией PGR (0,7, Р & lt- 0. 05), однако наблюдаемая ранее корреляция с экспрессией CCNB1 исчезает. Наиболее интересные изменения наблюдаются для PGR, С-erbB2 и GRB7, для которых статистически значимые корреляции с экспрессией генов кластера пролиферации, характерные для морфологически неизмененной ткани практически исчезают, а для PGR достоверно сменяются на отрицательные. PGR оказался единственным геном, для которого характерна подобная закономерность изменения экспрессии (таблица 4).
Таблица 4. Корреляция экспрессии генов пролиферации и дифференцировки в ткани
РМЖ
Ген KI67 AURKA CCNB1 ESR PGR С-erbB2 GRB7
KI67 1,00 0,69* 0,76* - 0,16 — 0,34* - 0,19 0,18
AURKA 0,69* 1,00 0,79* 0,00 — 0,15 0,00 0,09
CCNB1 0,76* 0,79* 1,00 — 0,04 — 0,19 — 0,27* - 0,02
BIRC5 0,83* 0,78* 0,86* - 0,15 — 0,31* - 0,19 0,15
• - отмечены коэффициенты корреляции, уровень значимости которых не менее 0,05.
Перейти в оглавление статьи & gt->->-
Обсуждение
Метаболическая активность эпителия молочной железы тесно связана с восприятием внешних сигналов, действие которых опосредовано через взаимодействие, в частности, с рецепторами эстрогена, прогестерона, факторов роста и т. д. Физиологическая пролиферация протоковых и дольковых элементов молочной железы активируется под воздействием эстрогена [1]. БЬокег В Б описал корреляцию экспрессии рецепторов эстрогена и К 67 по данным иммуногистохимического исследования в неизмененной ткани молочной железы [2]. При более детальном изучении взаимодействия процессов пролиферации и экспрессии рецепторов стероидных гормонов с использованием методов иммуногистохимии было выявлено, что экспрессия рецепторов эстрогена и прогестерона в нормальном эпителии молочной железы осуществляется в клетках, негативных при окрашивании антителами к К 67 [3]. По существующей сегодня теории экспрессия рецепторов эстрогена клетками люминального эпителия непосредственно не связана с активацией пролиферации этих клеток, они выступают в роли & quot-сенсоров"-, осуществляя паракринную регуляцию пролиферации в ответ на присутствие гормональных стимулов.
Активация пролиферации покоящихся клеток требует достаточно сильного воздействия факторов роста, в основном эпидермального фактора роста для преодоления точки рестрикции и выхода из фазы G0. Синтез EGF активируется присоединением амфирегулина к рецепторам определенных клеток стромы молочной железы. А непосредственный синтез амфирегулина осуществляется активированными эпителиальными клетками, несущими рецепторы эстрогена [5]. Длительное воздействие высоких концентраций активных форм эстрогена на рецептор-положительные клетки (физиологические условия для этого создаются в пубертатном периоде и периоде беременности) приводит к накоплению факторов роста и митогенов в окружении рецептор-положительных клеток, что и является сигналом пролиферации [6]. В нашем исследовании наблюдалась положительная корреляция экспрессии рецепторов эпидермального фактора роста С-erbB2 и генов кластера пролиферации KI 67, AURKA, CCNB1 в морфологически неизмененной ткани. Ряд авторов считают, что отрицательная корреляция пролиферативной активности основной массы клеток терминальной протоково-дольковой единицы с экспрессией рецепторов эстрогена рецептор-положительными клетками при отсутствии внешних гормональных влияний является закономерным явлением [7]. В нашем исследовании подобная тенденция была отмечена в морфологически неизмененной ткани больных, оперированных по поводу фиброаденомы — экспрессия KI 67, AURKA и CCNB1 обратно пропорционально коррелировала с эксперссией рецепторов эстрогена.
Согласно принятой на сегодняшний день теории описанные выше закономерности исчезают в клетках предраковых и злокачественных образований за счет активации экспрессии рецепторов эстрогена пролиферирующими клетками опухоли. Khan описал повышение экспрессии рецепторов эстрогена в морфологически неизмененной ткани больных, оперированных по поводу рака молочной железы, также описано повышение экспрессии рецепторов эстрогена на начальных этапах развития протоковой гиперплазии с последующим проградиентным увеличением экспрессии по мере прогрессирования заболевания до рака in situ [8].
В нашем исследовании эта закономерность была отражена наличием положительной и статистически значимой корреляции экспрессии мРНК рецепторов эстрогена и прогестерона с экспрессией генов кластера пролиферации в образцах морфологически неизмененной ткани, полученной от больных, оперированных по поводу рака молочной железы. Однако достоверных отличий экспрессии эстрогена при сравнении групп образцов неизмененной ткани, полученной при операции по поводу фиброаденомы и по
поводу рака молочной железы, получено не было. Но в этих двух группах статистически достоверно отличилась экспрессия рецепторов прогестерона и С-erbB2.
В настоящее время, данные о влиянии прогестерона на процессы метаболизма клеток эпителия молочной железы противоречивы. В исследованиях in vivo, на животных моделях наблюдалась активация пролиферации эпителия молочной железы под действием экзогенного эстрадиола, при отсутствии реакции на прогестерон. Также при наличии определенных доказательств прогестерон опосредованной активации некоторых пролиферативных внутриклеточных каскадов, в частности ядерного фактора каппа-В [9], в экспериментах с накаутированными по гену рецептора прогестерона мышами, наблюдалось нормальное развитие молочных желез. С другой стороны, существуют некоторые клинические доказательства положительного влияния прогестерона на пролиферативную активность клеток. По результатам биопсии ткани молочной железы, полученной от женщин в постменопаузе, пролиферативная активность морфологически неизмененного эпителия терминальной протоково-дольковой единицы, оцененная по иммуногистохимической экспрессии Ki 67, была выше у женщин, получавших гормонозаместительную терапию комбинированными эстроген-гестагеновыми препаратами по сравнению с женщинами, получавшими только эстроген. Аналогичные результаты о влиянии экзогенного прогестерона на пролиферацию эпителия молочной железы были получены и в других исследованиях [9]. Они косвенно доказывают положительное влияние прогестерона на пролиферативную активность клеток. Однако следует отметить, что влияние прогестерона на клетки-мишени, вероятно, может осуществляться по двум различным сценариям: пиковые дозы гормона активируют пролиферацию, тогда как продолжительное воздействие прогестерона обладает наоборот ингибирующим эффектом [10].
В проведенном нами исследовании для экспрессии прогестерона отмечено несколько закономерностей: во-первых, наличие статистически достоверного повышения экспрессии в морфологически неизмененной ткани, полученной при операциях по поводу рака молочной железы по сравнению с неизмененной тканью образцов при фиброаденоме и, во-вторых, наличие положительной корреляции экспрессии рецепторов прогестерона с циклином В и отрицательной корреляции с опухолевым суперссором PTEN в морфологически неизмененной ткани образцов рака молочной железы. Особенный интерес в отношении рецепторов прогестерона представляет корреляция с экспрессией циклина В. В исследованиях описано положительное влияние другого представителя семейства циклинов — циклина D1 на регуляцию экспрессии рецепторов прогестерона.
Эти факты, наряду с косвенными доказательствами влияния прогестерона на пролиферативную активность эпителия молочной железы и связь с повышенным риском развития рака молочной железы, могут свидетельствовать о ремоделировании механизмов, опосредованных активацией рецепторов прогестерона в морфологически интактном эпителии молочной железы при наличии злокачественного заболевания.
Если вернуться к модели развития эстроген-зависимого рака молочной железы, то в большинстве исследований можно обнаружить, что ремоделирование активности рецепторов эстрогена происходит по механизму переключения на потенциирование пролиферативной активности, что можно отнести к ранним проявлениям малигнизации [11]. Подобные закономерности наблюдались в нашем исследовании при сравнении экспрессии генов пролиферации в группах морфологически неизмененной ткани образцов фиброаденомы и рака молочной железы: отрицательная корреляция экспрессии
рецепторов эстрогена с CCNB1 в неизмененной ткани при фиброаденоме сменялась положительной в образцах неизмененной ткани при раке молочной железы.
В целом, при анализе изменения экспрессии рецепторов эстрогена и прогестерона в морфологически неизмененной ткани молочной железы при фиброаденоме и при раке молочной железы складывается следующая картина: отрицательная корреляция
экспрессии рецепторов эстрогена и прогестерона в неизмененной ткани при фиброаденоме, вероятно связанная с наличием опосредованного механизма активации пролиферации, сменяется сильной положительной корреляцией с циклином В, который можно рассматривать в качестве маркера митотической активности, в неизмененной ткани при раке молочной железы, что вполне соответствует современным представлениям о прогрессировании эстроген-зависимого рака молочной железы. При этом можно сделать следующее замечание: во всех приведенных выше исследованиях оценка экспрессии стероидных гормонов и пролиферативной активности проводилась с использованием иммуногистохимических методов. Метод ИГХ, в отличие от использованной в нашем исследовании ОТ-ПЦР, является значительно менее чувствительным, что, вероятно, и является причиной выявления характера патологических изменений на уровне экспрессии белков уже на стадии образования морфологических изменений, в частности, протоковой гиперплазии, тогда как в нашем исследовании изменение молекулярного фенотипа наблюдается еще в морфологически интактной ткани.
Появившаяся тенденция зависимости пролиферации от экспрессии рецепторов стероидных гормонов на этапах, предшествующих морфологически определяемой малигнизации, в нашем исследовании сменяется исчезновением корреляции между экспрессией рецепторов стероидных гормонов и пролиферативной активностью
морфологически злокачественных клеток рака молочной железы. Отдельно следует отметить появление обратной корреляции между экспрессией рецепторов прогестерона и генов кластера пролиферации Ш 67, AURKA, СС1. Хотя повышение экспрессии рецепторов стероидных гормонов при раке молочной железы, а также их корреляция с клинико-морфологическими особенностями заболевания и влияние на прогноз описано в большом количестве исследований [11], возможных объяснений полученным нами результатам найти не удалось. Не исключено, что исчезновение корреляции является следствием проявления фундаментального свойства автономизации метаболизма опухоли, отсутствия необходимости существования внешних стимулов для активации пролиферации, что было описано еще в середине прошлого столетия. При этом факт повышенной экспрессии рецепторов стероидных гормонов клетками опухоли остается неясным.
В результате проведенного анализа литературы и сравнения с результатами проведенного нами исследования можно сделать следующие предположения, дополняющие концепцию гормон-зависимого канцерогенеза при раке молочной железы: во-первых, изменение контроля пролиферативной активности эпителия протоково-дольковой единицы, вероятно связано с ремоделированием не только активности рецепторов эстрогена, но и прогестерона, что подтверждается появлением положительной корреляции с экспрессией циклина В в образцах неизмененной ткани при раке молочной железы- во-вторых, морфологические изменения при различных формах гиперплазии являются следствием нарушения биологического контроля внутриклеточных процессов (в частности, пролиферации), что происходит задолго до появления морфологических изменений, и именно поэтому морфологическая оценка локальной распространенности опухоли явно недостаточна для определения ее границы с интактной тканью.
Дальнейшие исследования закономерностей изменения молекулярного фенотипа при гиперпролиферативных процессах молочной железы позволят уточнить закономерности между появлением свойств автономизации опухоли, влиянием этих изменений на окружающую ткань и возможными причинами низкой эффективности гормонотерапии или таргетной терапии для конкретных клинических вариантов опухоли.
Работа была поддержана грантом Минобрнауки № 16. 512. 11. 2093.
Перейти в оглавление статьи & gt->->-
Список литературы:
1. Боженко В. К., Кудинова Е. А., Мельникова Н. В., Близнюков О. П. Анализ пролиферативной активности и апоптоза при гиперпластических процессах молочной железы. // Вестник РНЦРР, т. 10, http: //vestnik. rncrr. ru/vestnik/v10/papers/bozhe1_v10. htm
2. Korach K.S., Couse J.F., Curtis S.W., Washburn T.F., Lindzey J., Kimbro K.S., Eddy E.M., Migliaccio S., Snedeker S.M., Lubahn D.B., et al. Oestrogen receptor gene disruption: molecular characterization and experimental and clinical phenotypes// Recent Prog. Horm. Res., 1996, v. 51, p. 159−168.
3. Mallepell S, Krust A., Chambon P., Brisken C. Paracrine signaling through the epithelial estrogen receptor alpha is required for proliferation and morphogenesis in the mammary gland. // Proc. Natl. Acad. Sci. USA, 2006, v. 103, p. 2196−2201.
4. Shoker B.S., Jarvis C., Clarke R.B., Anderson E., Hewlett J., Davies M.P., Sibson D.R., Sloane J.P. Estrogen receptor-positive proliferating cells in the normal and precancerous breast. //Am. J. Pathol., 1999, v. 155, p. 1811−1815.
5. Clarke R., Howell A., Potten C., Anderson E. Dissociation between steroid receptor expression and cell proliferation in the human breast. // Cancer Res., 1997, v. 57, p. 4987−4991.
6. Booth B.W., Boulanger C.A., Anderson L.H., Jimenez-Rojo L., Brisken C., Smith G.H. Amphiregulin mediates selfrenewal in an immortal mammary epithelial cell line with stem cell characteristics. //Exp. Cell Res., 2010, v. 316, p. 422−432.
7. Wilson C.L., Sims A.H., Howell A., Miller C.J., Clarke R.B. Effects of oestrogen on gene expression in epithelium and stroma of normal human breast tissue. //Endocr-Relat. Cancer, 2006, v. 13, p. 617−628.
8. Russo J., Ao X., Grill C., Russo I.H. Pattern of distribution of cells positive for estrogen receptor alpha and progesterone receptor in relation to proliferating cells in the mammary gland. //Breast Cancer Res. Treat., 1999, v. 53, p. 217−227.
9. Balvinder S. Shoker, Christine Jarvis, Robert B. Clarke, Elizabeth Anderson, Joanne Hewlett, Michael P. A. Davies, D. Ross Sibson, John P. Sloane. Estrogen receptor-positive proliferating cells in the normal and precancerous breast. //The American journal of pathology, 1999, v. 155, p. 1811−1815.
10. Mallepell S., Krust A., Chambon P., Brisken C. Paracrine signaling through the epithelial estrogen receptor alpha is required for proliferation and morphogenesis in the mammary gland. // Proc. Natl. Acad. Sci. USA, 2005, v. 103, p. 2196−2201.
11. Elizabeth Anderson. The role of oestrogen and progesterone receptors in human mammary development and tumorigenesis. //Breast Cancer Res., 2002, v. 4, p. 197−201.
12. Khan S.A., RogersM.A., Obando J.A., Tamsen A. Estrogen receptor expression of benign epithelium and its association with breast cancer. //Cancer Res., 1994, v. 54, p. 993−997.
13. Allred D.C., Mohsin S.K., Fuqua S.W. Histological and biological evolution of human premalignant breast disease. //Endocr. Relat. Cancer, 2001, v. 8, p. 47−61.
Перейти в оглавление статьи & gt->->-
КБК 1999−7264 © Вестник РНЦРР Минздрава России © Российский научный центр рентгенорадиологии Минздрава России

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой