Иммиграция немецких евреев в США в 20-х 80-х гг. Xix в

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЯ
ББК 63. 3(0)
ИММИГРАЦИЯ НЕМЕЦКИХ ЕВРЕЕВ В США В 20-Х — 80-Х ГГ. XIX В.
Л. В. Гринь
THE GERMAN JEWS IMMIGRATION IN USA IN THE TWENTIES -EIGHTIES OF THE XIX-TH CENTURY
L. V. Grin
Статья посвящена иммиграции немецких евреев в США в 20-х — 80-х гг. XIX в. Автор рассматривает причины, характер данного иммиграционного потока, численность, социальный состав, территорию расселения, основные занятия немецких евреев в США. Особое внимание уделяется процессу адаптации иммигрантов в Новом Свете, их участию в общественной жизни американского общества, взаимоотношениям с представителями других еврейских иммигрантских групп.
The article is devoted to the German Jews immigration in USA in the twenties-eighties of the 19-th century. The reasons and character of this immigration flow, its popularity, the social structure, locality, the primary occupation of the German Jews in USA are given. The main attention is paid to the adaptation process of the immigrants in the New World, their participation in the social life of Americans and relations with other Jewish immigrant groups.
Ключевые слова:
немецкие евреи, иммиграция, адаптация, реформистский иудаизм, антисемитизм, ассимиляция.
КеутеоМ":
German Jews, immigration, adaptation, Reform Judaism, Anti-Semitism, assimilation.
Американская еврейская этническая общность формировалась из нескольких иммигрантских групп, представлявших еврейские этнические общности разных стран мира. Основными еврейскими иммигрантскими группами в США явились испано-португальская, немецкая и восточно-европейская. Наиболее вескими причинами иммиграции евреев в Соединенные Штаты стали антиеврейское законодательство, имевшее место в ряде стран Европы, а также экономический, политический и религиозный (христианский) антисемитизм. Помимо этих негативных факторов наступление в 1815 г. в Европе политической реакции и экономической депрессии побудило значительное число немецких евреев, разуверившихся в возможности добиться полного равноправия и эмансипации, устремиться в Америку. Кроме того, золотая лихорадка середины XIX в. привела многих евреев в Калифорнию. Если в 1790 г. в США насчитывалось 2,5 тысячи, а в 1826 г. — 6 тыс. евреев [1], то в 1840 г. их уже было 15 тысяч, в 1850 г. — 50 тысяч, а в 1877 г. — 250 тыс. человек. Всего с 1815 по 1890 гг. в США прибыло порядка 200 тыс. немецких евреев [2]. Евреи эмигрировали, прежде всего, из Баварии, Бадена, Вюртенберга и района г. Позен (ныне Познань, Польша), а также из Чехии и Венгрии, включая Словакию. Приток евреев из Центральной Европы в США достиг пика в начале 1850-х гг. в связи с усилением реакции после поражения революций 1848−1849 гг., сопровождавшейся восстановлением и даже ужесточением ограничительных антиеврейских законов, а также общим ухудшением экономической ситуации на европейском континенте [3].
Подавляющее большинство еврейских иммигрантов прибывали группами, нередко с раввинами, говорили в быту на немецком языке и долгое время сохраняли приверженность германской культуре. В целом переселение немецких евреев в США носило постоянный характер, в отличие от сезонных общеевропейских потоков.
В 1820—1870-х гг. расселение евреев происходило на всей современной территории США — от Атлантического до Тихого океана, с наибольшей концентрацией на востоке страны. В 1830—1840-х гг. большие группы евреев проживали в городах, расположенных по берегам Великих Озер, — в Буффало, Детройте, Кливленде, Милуоки и Чикаго (в котором уже к концу 1850-х гг. насчитывалось 1 500 евреев, составлявших почти 15% городского населения, а к 1880 г. — около 10 тысяч). К середине XIX в. евреи жили также в десятках вновь созданных городов и поселений вдоль рек Охайо и Миссисипи, включая такие важные центры, как Цинциннати (в 18 501 860-х гг. второй по численности еврейского населения город страны), Луисвилл, Миннеаполис, Сент-Пол, Сент-Луис и Новый Орлеан. Немало евреев проживало и в городах так называемого хлопкового пояса — рабовладельческих штатов юго-востока США. Наиболее быстрый рост еврейского населения был отмечен на тихоокеанском побережье страны, особенно в Калифорнии: если до начала золотой лихорадки здесь практически не было евреев, то к 1860 г. в Сан-Франциско и лагерях золотодобытчиков их насчитывалось до 10 тыс. человек. Крупнейшей общиной в стране оставалась нью-йоркская: в этом городе в 1878 г. проживало 60 тыс. евреев (около 4% всего населения). Заметно выросло также еврейское население Филадельфии (с 500 человек в 1820 г. до 12 тысяч в 1880 г.) и Балтимора (со 125 человек в 1825 г. до 8 тысяч в 1860 г.). В то же время в некоторых портовых городах Атлантического побережья, например в Чарлстоне, где еще в 1800-х гг. еврейская община считалась крупнейшей, самой культурной и зажиточной в Америке, число евреев сократилось. В столице США Вашингтоне в 1869 г. было около 300 еврейских семей. Среди отдельных штатов к концу периода (данные на 1877 г.) самым многочисленным было еврейское население Нью-Йорка (80 565 человек), Калифорнии (18 580 человек), Пенсильвании (18 097 человек) и Охайо (14 581 человек) — наименьшее число евреев отмечалось в штатах Аризона (48 человек), Южная Дакота (10 человек) и Северная Дакота (9 человек) [4].
Основным занятием новых иммигрантов, составивших в середине XIX в. подавляющее большинство еврейского населения США, была мелкая торговля вразнос — педдлинг. Еврейский педдлинг зачастую был единственным способом товарообмена на вновь присоединенных к США обширных территориях Среднего и Дальнего Запада, где практически отсутствовало регулярное транспортное сообщение, и сыграл значительную роль в их освоении и развитии. Еврейские торговцы доставляли поселенцам ткани, табак, различные промышленные изделия, закупали у них кожи, меха и другие товары, производившиеся в фермерском хозяйстве. Нередко педдлеры торговали и с индейцами. На рабовладельческом Юге США после гражданской войны 1861−1865 гг. и освобождения негров-рабов, вызвавшего кризис плантационного хозяйства и связанной с ним системы коммерческих отношений, евреи-торговцы внесли решающий вклад в создание новой системы поставок промышленных и колониальных товаров в сельскую местность. Несмотря на трудности и опасности, сопряженные с торговлей вразнос (педдлеров часто грабили, а иногда и убивали), значительной части новых иммигрантов она дала возможность скопить капитал, необходимый для открытия собственного дела. Многие педдлеры посте-
пенно переходили к торговле с фургона, открывали магазины, снабжавшие других педдлеров оптовыми партиями товаров, а некоторые становились в итоге крупными коммерсантами, предпринимателями, финансистами. Например, Леви Штраус, уроженец Баварии, прибывший в США в 1848 г. и начавший свою карьеру в качестве педдлера на золотых приисках Калифорнии, основал всемирно известную фирму по производству джинсов и другой готовой одежды «Ливайс», принесшую ему многомиллионное состояние. Из педдлеров вышли основатели семьи промышленников Гуггенхайм, международного банкирского дома Зелигманов и другие создатели крупных компаний. Семьи педдлеров, ставших оптовыми торговцами или владельцами магазинов и осевших в городах, образовали ядро многих новых еврейских общин Среднего и Дальнего Запада, а также Юга США. По мере хозяйственного развития новых территорий, строительства сети шоссе и железных дорог мелкая торговля вразнос стала терять свое былое значение, и уже в 1870-х гг. число евреев, занимавшихся ею, заметно сократилось.
Помимо педдлинга, важным занятием евреев США в 1820—1870-х гг. было ремесло, в особенности портняжное дело и изготовление табачных изделий- некоторые приобретали участки земли и становились фермерами. В последней трети XIX в. немецкие евреи были заняты в качестве инженеров, изобретателей, техников в вагоностроении, черной металлургии, текстильной, лакокрасочной, пищевой промышленности, городском строительстве, торговле, финансах. Из их среды вышли крупные предприниматели и банкиры, положившие начало таким финансовым династиям, как Уорберги, Лимены, Куны, Лебы и другие, вошедшие в конце XIX в. в верхушку американского истеблишмента. Евреев, занимавшихся свободными профессиями, было сравнительно мало. Лишь в медицине их вклад стал весьма заметным уже в середине XIX в. Один из изобретателей ларингоскопа, А. Якоби, известен ныне как «отец американской педиатрии" — окулист М. Хейс принял в 1847 г. участие в создании Американской медицинской ассоциации. Д. Л. М. Пейсотто, хазан (кантор) синагоги Шеэ-рит Исраэль, редактировал «Нью-Йоркский медицинский и врачебный журнал» [5].
В 1860—1870-х гг. евреи впервые начали выходить на ведущие позиции в художественной литературе США (Эмма Лазарус), изобразительном искусстве (портретисты Л. Л. Кохен, Т. С. Моиз, Дж. Х. Лазарус, Т. Э. Розенталь, Ш. Н. Карвальо, участник экспедиции Дж. Ч. Фремонта, открывшей в 1853 г. новый проход через Скалистые горы- гравер М. Розенталь, автор серии литографий на темы гражданской войны и портретов участвовавших в ней военачальников- исторический живописец Г. Х. Мослер) и музыке (Л. Дамрош стал в 1873 г. первым дирижером Нью-Йоркского филармонического оркестра).
Уже в 1820-х гг. почти на всей территории США были полностью отменены законы и правила, ограничивавшие права евреев. В 1825 г. в Законодательном собрании штата Мэриленд обсуждался законопроект, разрешавший евреям занимать официальные должности и освобождавший их от принесения христианской присяги- в связи с этим разгорелась публичная дискуссия о том, должно ли американское государство быть сугубо христианским. В итоге законопроект все же был утвержден. После этого статья, согласно которой губернатором и депутатом законодательного собрания мог быть лишь протестант, сохранилась в конституциях только двух штатов — Северной Каролины (отменена в отношении евреев в 1858 г.) и Нью-Гемпшира (действовала до 1877 г.). Однако в этих штатах евреев было очень мало (к 1877 г. соответственно 820 и 150 человек) [6].
Несмотря на достижение равноправия, в 1820—1850-х гг. еврейское население США в основном оставалось на периферии политической жизни страны. Лишь немногие евреи — большей частью ассимилированные и не входившие в общины — избирались муниципальными советниками, депутатами законодательных собраний штатов. В сенат конгресса США лишь в 1845 г. прошел первый еврей, Д. Л. Юли (от штата Флорида), который был сенатором до 1851 г. и в 1855—1861 гг.- Э. Б. Харт стал в 1851 г. членом палаты представителей от штата Нью-Йорк. Евреи, как правило, не участвовали в борьбе между противниками рабовладения (аболиционистами) и его сторонниками, во многом определявшей ход внутриполитического развития страны в 1840-х и особенно в 1850—1860-х гг. Влиятельные духовные лидеры американского еврейства — раввин А. М. Вайз, раввин И. Лизер, раввин С. М. Айзекс — не высказывались по этому вопросу. Но были и исключения: так, в январе 1861 г., когда в связи с избранием А. Линкольна президентом и выходом ряда рабовладельческих штатов из Союза вопрос о рабстве приобрел особую остроту, раввин М. Дж. Рэфалл из Нью-Йорка издал галахическое постановление, в котором, вопреки утверждениям аболиционистов, доказывал, что Пятикнижие и еврейская традиция в целом в принципе не запрещают рабство (при этом он указал, что отношение плантаторов к африканцам как к неодушевленным орудиям труда противоречит библейским заповедям). С суровой критикой постановления М. Дж. Рэфалла выступили раввин М. Хейлприн из Нью-Йорка и раввин Д. Эйнхорн, живший в Балтиморе (рабовладельческий штат Мэриленд) — последний едва не подвергся за это линчеванию и был вынужден бежать из города. В число сторонников рабовладения входили Дж. Ф. Бенджамин (в сентябре 1861 г. стал военным министром Конфедерации рабовладельческих штатов, а в 1862—1865 гг. занимал пост ее государственного секретаря, то есть министра иностранных дел) и Д. Л. Юли, избиравшийся депутатом парламента Конфедерации [7].
Непосредственное участие в Гражданской войне 1861−1865 гг. приняли около 10 тыс. евреев- из них около 7 тысяч воевали в армии северян, около 3 тыс. — на стороне Юга. К концу войны в федеральной армии было 9 генералов, 18 полковников, 9 подполковников, 40 майоров, 205 капитанов и 325 лейтенантов еврейского происхождения. Свыше 500 евреев погибли в боях, некоторые были награждены- сержант Л. Капелес стал в 1864 г. первым евреем, получившим почетную медаль Конгресса (самая высокая в США награда). В федеральной армии с 1862 г. существовал институт военных раввинов, приравненных по статусу к капелланам. Еврейские коммерсанты, предприниматели, банкиры сыграли важную роль в материальном снабжении войск северян и финансовом обеспечении военных операций. Особенно значителен был вклад семьи Зелигман, разместившей в Европе облигации, выпущенные федеральным правительством. Военные поставки способствовали становлению ряда еврейских фирм: к примеру, компании по производству готового платья смогли значительно увеличить свои обороты благодаря крупным заказам на пошив обмундирования [8].
В 1843 г. немецкие евреи основали Бнай Брит (Сыновья Завета), первое и сначала тайное, по образцу масонского, общество взаимной помощи, в 1852 г. — еврейскую Больницу горы Синай в Нью-Йорке. К 1880 г. уже существовала обширная сеть их общинных институтов — синагог, религиозных школ, культурных обществ, больниц, домов для престарелых, приютов для сирот, филантропических организаций [9].
Иудейские общины в Северной Америке появились еще в XVII в. и до начала XIX в. служили единственной формой групповой идентификации евреев. Однако их функции ограничивались богослужениями, регистрацией рождений, браков, смер-
тей и в целом были сходны с функциями протестантских конгрегаций. При синагогах велось религиозное обучение, а также имелись организации взаимопомощи. В первой половине XIX в. в США начилась реформа иудаизма, привнесенная в Америку немецкими иммигрантами. Основная тенденция к либеральной версии иудаизма была нацелена на адаптацию религии к нормам жизни Нового Света, где евреи имели возможность быть полноценными американскими гражданами. Реформаторы поставили целью изменение устаревших церковных обрядов и ритуалов, добились отказа от богослужения на иврите, соблюдения ряда религиозных предписаний, в том числе некоторых субботних запретов и диетарных правил (кашрут). Были внесены изменения в службу литургии и декоративное украшение храма, как стали называть синагоги. В нем ввели орган и хор, службу на английском языке, сократили длительность утренней субботней службы и отменили сегрегацию женщин [10]. Часть реформаторов перешла к пересмотру некоторых традиционных догматов и внесла новые теологические формулировки в курс религиозного обучения. Наиболее радикальные из них объявляли евреев не нацией, а религиозной группой, видя «богоизбранность» таковых в выполнении универсальной религиозной миссии, а не в сохранении изолированности национальной группы. «Америка — наша земля обетованная, и Вашингтон — наш Сион» — таков был их лозунг [11].
Все эти изменения преследовали цель приспособить иудаизм к нуждам еврейской буржуазии в США, поскольку соблюдение всех традиционных предписаний значительно ограничивало её экономическую деятельность. Высокую активность сторонников реформации иудаизма можно объяснить угрозой быстрой ассимиляции немецких евреев в США. В середине XIX в., в условиях неразвитости структуры этнической общины и неприспособленности иудаизма к американскому быту, многие евреи утратили еврейскую идентификацию, приняв христианство, вступив в смешанные браки или просто потеряв какие-либо контакты с еврейскими религиозными или светскими организациями.
Первый реформистский приход был основан в Чарлстоне, штат Северная Каролина, в 1824 г. Движение окончательно укоренилось с созданием в Нью-Йорке реформистской синагоги Эману-Эль Реформферайн. Главной фигурой в деле развития учреждений американского реформистского иудаизма являлся раввин Исаак Мейер-Вайс. К 1880 г. реформистский иудаизм стал синонимом американского иудаизма. Принципы этого движения были сформулированы Питтсбургской платформой в 1885 г. [12], а еще ранее, в 1873 и 1875 гг., появились его главные учреждения — Союз американских еврейских приходов и Еврейский союзный колледж. Постепенно реформистский иудаизм в своей практике отказался от традиционного еврейского вероучения и обрядовой практики. Таким образом, приспосабливая иудейскую религию к условиям американского капиталистического общества, реформизм стремился помешать ассимиляции, сохранить влияние иудаизма на еврейское население США. К 1880 г. из примерно 200 американских еврейских общин страны лишь 12 были консервативными (в том числе испано-португальские общины Нью-Йорка и Филадельфии) или строго ортодоксальными [13].
В 1830—1840-х гг. при многих синагогах США начали работать школы, в которых преподавались как еврейские предметы, так и общие науки. Однако в 1850-х гг. ситуация резко изменилась в связи с фактическим выходом государственных и муниципальных школ из-под контроля христианской церкви, что позволило евреям, даже религиозным, посылать своих детей в эти учебные заведения. В результате к
1860 г. сложилась новая структура образования, во многом сохраняющаяся до сих пор: большинство еврейских детей изучают общие науки в государственных или частных средних учебных заведениях, а еврейские предметы — в вечерних или воскресных общинных школах. В середине XIX в. возник также целый ряд еврейских культурно-просветительных организаций, среди которых выделялась Еврейская молодежная ассоциация, основанная в 1854 г. в Балтиморе и вскоре распространившая свою деятельность на всю страну. В 1860—1870-х гг. появились и первые еврейские высшие учебные заведения. В 1867 г. хазан, писатель и просветитель Ицхак Лизер основал в Филадельфии Маймонидиз колледж (просуществовал до 1873 г.), из стен которого вышли первые раввины, получившие подготовку на территории США. В 1875 г. по инициативе А. М. Вайза в Цинциннати был основан Еврейский союзный колледж — старейшее из ныне существующих еврейских высших учебных заведений США, крупнейший теологический центр реформизма.
Одновременно с развитием системы еврейского образования в США началось становление еврейской периодической печати на английском и — в меньшей степени — на немецком языках. В 1823—1825 гг. С. Джексон, первый еврейский типограф в Нью-Йорке, выпускал ежемесячник «Джу». Популярностью пользовался ежемесячный журнал «Оксидент», выходивший в 1843—1868 гг.- его основателем, издателем, а зачастую и единственным сотрудником был И. Лизер. В 1845 г. он опубликовал манифест, в котором призывал организовать Еврейское издательское общество с целью публикации работ, необходимых для просвещения евреев и для борьбы с ревностными христианскими миссионерами [14]. Вскоре Лизеру удалось учредить такое Общество, и оно опубликовало 14 выпусков, приблизительно по 125 страниц в каждом. Первым в США еврейским еженедельником стал «Асмониен» (редактор Р. Лайон), выходивший в Нью-Йорке в 1848—1858 гг. Среди издателей и редакторов еврейских журналов преобладали известные раввины, духовные лидеры общин. Так, А. М. Вайз с 1854 г. выпускал в Цинциннати ежемесячник «Исраэлайт» с приложением «Дебора» на немецком языке, Дж. Экман в Сан-Франциско — «Сан-Франциско глинер» (с 1856 г.), Д. Эйнхорн в Балтиморе — «Синай» (на немецком языке- с 1856 г.), С. М. Айзекс в Нью-Йорке — «Джуиш мессенджер» (с 1857 г.) [15].
Американизировавшаяся ранее испано-португальская аристократия с недоверием и определенной степенью высокомерия относилась к немецким евреям, которые не только отличались от нее в этническом и религиозном отношениях, но и находились значительно ниже по своему социальному положению: большинство новых иммигрантов были мелкими торговцами и ремесленниками [16].
Испанские и португальские евреи жили замкнуто, обособленно от окружающего мира высокой степенью ортодоксальной религиозности. Немецкие же евреи вели более светский образ жизни и при этом соблюдали основные требования еврейской религии. Религиозный склад жизни обеих групп еврейского населения в Америке различался: у немецких евреев религиозная жизнь была сильно реформирована, в то время как испанские и португальские евреи не поддавались влиянию каких-либо реформ.
Отношения между двумя группами были не особенно доброжелательными. Их отчужденность и враждебность доходили до того, что испанские и португальские евреи считали несчастием или серьезной семейной трагедией, если их дети вступали в брак, вопреки воле родителей, с сыном или дочерью немецкого еврея. Нередко фанатические родители соблюдали при этом траурный обряд «Шиве», который соблюдается только после смерти или крещения близкого родственника. Так силен был
антагонизм между двумя ранними группами еврейского населения в Америке. Впоследствии, при переселении в Америку огромного количества восточноевропейских евреев, ситуация повторилась, но с точностью до наоборот. Отношение немецких евреев к выходцам из России было холодным и недоброжелательным, они рассматривали русского или польского еврея как отсталый, некультурный и нецивилизованный элемент. В свою очередь восточноевропейские евреи высмеивали напыщенный тип немецкого еврея- они называли его ироническим именем «ягуд», характеризуя этим ассимилировавшегося немецкого еврея, подражающего окружающему национальному большинству [17].
В 1820—1850-х гг. антисемитизм не имел в США широкого распространения- его проявления, как правило, были чисто словесными. Случаи дискриминации (например, при найме на работу) касались главным образом недавних иммигрантов, не успевших адаптироваться в стране. Некоторые протестантские организации пытались вести среди евреев миссионерскую работу, однако она не принимала агрессивных форм и почти не дала результатов: ассимиляционные процессы в среде еврейства США были обусловлены почти исключительно его прогрессирующей интеграцией в светском американском обществе, восприятием ценностей и образа жизни этого общества, которое в целом не отвергало евреев. Однако уже в годы гражданской войны положение начало меняться к худшему. В штатах Конфедерации военные неудачи и потери, снижение жизненного уровня спровоцировали на завершающем этапе боевых действий широкую антисемитскую кампанию, охватившую главным образом небольшие города- одной из главных ее мишеней стал Дж. Ф. Бенджамин, которого обвиняли в измене, стремлении нажиться на войне и т. д. В северных штатах антисемитские инциденты происходили значительно реже, однако здесь, в отличие от Юга, их инициаторами в некоторых случаях становились официальные власти, прежде всего военные. В декабре 1862 г. генерал У. С. Грант (в 1864—1865 гг. — главнокомандующий федеральной армией, в 1869—1877 гг. — президент США), возглавлявший военную администрацию округа Теннесси и Кентукки, подписал приказ, начинавшийся словами: «Евреи как класс, нарушающий все правила торговли, изданные департаментом финансов и властями округа, изгоняются настоящим распоряжением из округа в течение 24 часов». Хотя уже в январе 1863 г. по личному распоряжению А. Линкольна этот приказ был отменен, он вошел в историю США как самый суровый ограничительный акт, направленный исключительно против евреев [18].
После окончания боевых действий, несмотря на общее улучшение обстановки в стране, антисемитизм продолжал усиливаться. Евреев, даже очень богатых, не принимали во многие новые элитарные клубы, включая гимнастическое общество «Турнферайн», объединявшее тех, чьим родным языком был немецкий. В ряде мест евреям пришлось создавать собственные клубы. Наиболее крупный инцидент, связанный с социальной дискриминацией евреев, произошел в 1877 г., когда несколько человек, в том числе Дж. Зелигман, возглавлявший крупную международную финансовую компанию, не были допущены в фешенебельный отель в курортном г. Сарато-га (штат Нью-Йорк). Последовавшие за этим протесты еврейских организаций, поддержанных либеральной прессой и даже некоторыми христианскими священниками, не привели к улучшению ситуации. Конечно, американский антисемитизм был обусловлен притоком большого числа евреев, которые представляли чужую для англо-американцев культуру и к тому же концентрировались в больших городах, то есть в очагах социально-экономической напряженности. И все же, за редким исключением,
враждебность по отношению к евреям по-настоящему не оказывалась в фокусе политической и идеологической борьбы. Традиционная для Америки этика терпимости и плюрализма не позволяла антисемитизму выйти за рамки социальной сферы.
Таким образом, немецкие евреи оказали большое влияние на развитие общей американской жизни, а также специфически еврейской жизни в США. Они заняли видное место в экономической, политической и духовной жизни Америки, не пропорционально своему ограниченному числу. Одновременно немецкие евреи способствовали развитию еврейской общинной жизни. Они построили великолепные синагоги, основали большие еврейские лечебницы, которые приобрели впоследствии хорошую репутацию в медицинском мире, богатые еврейские благотворительные учреждения, а также некоторые специальные еврейские учреждения научного и просветительного характера. После обоснования в США немецкие евреи пополнили ряды американских служащих, людей свободных профессий, а также стали оказывать воздействие на многие сферы американской интеллектуальной жизни.
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Davidovicz L. S. On Equal Terms: Jews in America, 1881−1981. №w York, 1982. P. 167.
2. American Jews / a Reader. Ed. M. Sklare. New York, 1979. P. 10.
3. Stern-Taeubler S. The Motivation of the German Jewish Emigration to America in the Post-Mendelssohnian Era // Essays in American Jewish History (To Commemorate the Tenth Anniversary of the Founding of the American Jewish Archives under direction of J. R. Marcus). Cincinnati, 1958. P. 247−250- Kompert L. Off to America! // The Jew in the Modern World: а Documentary History / Ed. by P. R. Mendes-Flohr- J. Reinharz. New York, Oxford, 1980. P. 366−367.
4. Краткая еврейская энциклопедия. Общество по исследованию еврейских общин. Еврейский университет в Иерусалиме. Иерусалим, 2003. Т. 8. С. 326−327.
5. Нитобург Э. Л. Евреи в Америке на исходе XX века. М., 1998. С. 7- Zweigenhaft R. L., Domhoff G. W. Jews in the Protestant Establishment. №w York, 1982. P. 10−14- Rosenberg S. E. The New Jewish Identity in America. №w York, 1985. P. 52.
6. Краткая еврейская энциклопедия… С. 331−333.
7. Дубнов С. М. Новейшая история еврейского народа от французской революции до наших дней. М., 2002. Т. 2: Эпоха первой реакции (1815−1848) и второй эмансипации (18 481 880). С. 387−388.
8. Foner P. The Jew in America'-s Struggle for Democracy // Our people: the Jews in America. Nw York, 1944. P. 62−77.
9. Davidovicz L. S. Op. cit. P. 35.
10. Рогов С. М. Сионизм и американская еврейская община в политической жизни США. М., 1980. Ч. 1. С. 36−37- Телушкин Р. Й. Еврейский мир: важнейшие знания о еврейском народе, его истории и религии. М., 1997. С. 330−334.
11. Guttman А. The Jewish Writer in America: Assimilation and the Crisis of Identity. New York, 1971. P. 19.
12. Конференция раввинов-реформистов. Питтсбургская платформа // Евреи в современном мире. История евреев в новое и новейшее время: антология документов. М. — Иерусалим, 2006. Т. 2. С. 325−327.
13. Краткая еврейская энциклопедия. С. 337−338.
14. Айзек Лизер. Еврейское издательское общество Америки // Евреи в современном мире. С. 314−317.
15. Краткая еврейская энциклопедия. С. 340−341.
16. Рогов С. М. Указ. соч. С. 14.
17. Фишман Д. Э. История евреев в Новое время // От Авраама до современности: лекции по еврейс. истории и лит. М., 2002. С. 281.
18. Краткая еврейская энциклопедия. С. 343−344.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой